Pandora Hearts RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Найтрей » Комната Винсента


Комната Винсента

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Просторное помещение с большими, но плотно зашторенными окнами. На полу валяются наполовину выпотрошенные игрушки. В углу - огромная кровать под балдахином. В центре - столик и несколько удобных кресел.

0

2

Коридоры Пандоры<------
20 Июля
12-17 часов.
Погода:
По сравнению со вчерашним днем потеплело, но по-прежнему пасмурно. Ближе к вечеру ожидается дождь.

Со всеми делами на сегодняшний день Винсент разобрался и спокойно вернулся в поместье. Было довольно тихо, и кажется, младший Найтрей отсутствовал. Отсутствие Эллиота его никаким образом не задевало, так как потерять его из  виду было проще всего  - стоило младшему Найтрею засесть в библиотеке, как в окопе, казалось, будто его вообще нет. В своей комнате Винсент чувствовал себя более спокойно, хотя вспышек гнева было не избежать, но все они были направлены либо на невинных плюшевых зверей и на хрупкую Эхо, не смеющую даже увернуться. Он чувствовал легкую усталость, и сел в кресло, прикрыв на несколько секунд глаза. Они должны вот-вот достигнуть Сабрие. Под "они" Винсент имел ввиду Баскервиллей,которые отправились в Сабрие.
Винсент улыбнулся. Ничего кошмарного, отходящего от плана не должно было произойти, а учудить что-то Лотти не даст. Лотти… Усмехнувшись, Винсент откинул распотрошенную игрушку, тут же развалившуюся кучкой своих плюшевых внутренностей на полу. Лотти была умницей, которую Винсент очень ценил, и был уверен, что никому спуску она не даст, да и добьется своей цели. Встав к окну, он посмотрел на картину за ним, полностью погруженный в свои планы и мысли. Потом как-то вспомнилось, что у двери стоит Эхо, и Винсент повернулся, улыбаясь ей.
-Не стой на пороге, - приказ.
Повернувшись вновь к окну, и помолчав еще минут семь, он разорвал тишину – Эхо ведь всегда молчала, если ее не спрашивали.
-Никаких писем,приглашений,ответов и прочей бумажной ерунды не приходило в последние дни?
От кого ждать ответа? От Гила? Винсент усмехнулся своим мыслям, надеясь, что этот пафос с букетом и спрятанным в нем письмом дорогому брату не надоедает, а наоборот приносит хоть какие-то положительные эмоции.

0

3

~Hачало игры~

В глубине тёмной комнаты, в большом мягком кресле, с выражением утомления прикрыв глаза восседала одинокая фигура господина, погружённого в размышления. Как всегда, он никак не отреагировал на появление в его комнате Эхо, то ли потому что был слишком занят своими мыслями, то ли потому, что  считал что для такой как Эхо будет за много чести, если он её поприветствует, и просто не обращал на неё внимания. Девушка молча стояла у двери, даже не пытаясь выдать своего присутствия. На лице – повседневная маска каменного безразличия, глаза пусты и не выражают ничего, кроме некой отрешённости, руки опущены и покорно сложены перед собой. На самом же деле, девушка немного нервничала,когда находилась рядом с Винсентом. Нет, не сильно. Совсем чуть-чуть. Ведь как и все остальные, Эхо не могла знать, что твориться в голове её господина, и под час он был весьма непредсказуем, вспыльчив и эмоционален. И конечно же, расплачиваться за все невзгоды жизни и неудачные поворoты судьбы приходилось именно Эхо. Но молчание Винсента Найтрея нисколько её не угнетало, наоборот, ей было спокойнее когда он не замечал её, или, во всяком случае, делал вид что не замечает. Это означало, что в данный момент ей не грозит стать боксёрской грушей для распалившегося из-за неудачно сложившихся обстоятельств господина. Девушка как раз отвлеклась от мыслей о работе, когда их водоворот постепенно начал уносить её в другую сторону и она задумалась о своём дневнике и о том, что собиралась туда записать, но тут господин наконец заметил её, и обратился:
-Не стой на пороге.
Девушка покорно сделала пару шагов вглубь комнаты, не нарушая вновь образовавшегося молчания. Тут Винсент снова выпал из реальности, а Эхо старательно отгоняла вызванные таким отношением эмоции и чувства раздражения, которые никак не могли обернуться добром. В очередной раз убедив себя что всё так, как  и должно быть, и большего она всё-равно не достойна, девушке легко удалось победить эту минутную слабость, снова вернув душевное равновесие.

Дневник.

12.20. – Винсенто-сама снова начал часто выпадать из реальности и надолго уходить в себя. Видимо грядёт что-то серьёзное и опасное.

Сделав этот вывод, Эхо решила что обязательно запишет его в свой дневник. Чуть позже. А сейчас, вернувшись наконец в суровую реальность, господин соизволил-таки обратиться к ней:
- Никаких писем,приглашений,ответов и прочей бумажной ерунды не приходило в последние дни?
- Жалобы крестьян за повышение оброка считаются? – поинтересовалась Эхо, прекрасно понимая что никакого отношения к тому, что на самом деле имел в виду Винсент, это не имеет. Но что поделать? Этих бумаг было пруд пруди, каким бы хорошим не был господин, а жалоб черни не оберёшься.

+2

4

- Жалобы крестьян за повышение оброка считаются? - спросила Эхо.
Винсент посмотрел на нее, прищурившись, и сжав ножницы крепко в руке. После, закрыв глаза, он покачал головой,отложив их,словно взяв себя в руки.
-Меня не интересует такая ерунда, - сказал он. - Прекрасно знаешь, как ответить "крестьянам". Как только освободишься – займешься всем этим.
Ответ его немного был грубым, и он фальшиво улыбнулся, хотя обмануть Эхо такой слабоватой  улыбкой было невозможно. О, Эхо. Или все же Шум? Или же Цвей Баскервилль? Нельзя было сказать, что она действительно  безразлична Найтрею. Эхо была полезна, до поры до времени.  А Шум была довольно милой, и, кажется, души в Винсенте не чаяла. Девушка была полезна, пока не начинала думать своей головой. В последнее время она будто менялась. Иногда во взгляде появлялось что-то другое, иногда она словно задумывалась о чем-то. Пару раз ослушивалась приказов, что выводило из себя. Неужели, однажды произойдет бунт? На этих мыслях он попытался не засмеяться, ибо это было абсурдно по его мнению. Он медленно подошел к Эхо, наклоняясь и крепко обнимая её, словно куклу. Хотя, почему «словно»? Если бы она была человеком, она бы сбежала, или начала сопротивляться. У нее ведь даже лицо кукольное - без особых эмоций, словно навсегда застывшее.
-О чем же ты думаешь, Эхо? – сладкий тон срывается с губ. – Расскажи мне. Что с тобой происходит? Почему ты не слушаешься приказов, и срываешь мои планы?
Винсент сжимает ее в объятиях еще крепче, дав понять, что он совершенно серьезен, и ему интересно знать ответ. А точнее, он раздражен, от того что желаемого он не в результате не получает. Неужели придется выбивать из нее всю эту дурь? Чтобы больше таких нелепостей не происходило.
Заметив, что он продолжает сжимать ее все сильнее, Винсент останавливается, понимая, что перегибает палку. Не стоит убивать столь ценную вещь, когда она еще может пригодиться в быту.

Отредактировано Vincent Nightray (2011-03-08 01:45:05)

+1

5

Несмотря на полумрак, царившей в комнате Винсента, от проницательных и внимательных глаз Эхо не ускользнул тот жест, c которым он на неё посмотрел. Девушка почувствовала лёгкое напряжение в теле, но после, когда Винсент отложил в сторону острый предмет , который в любую минуту мог стать опасным оружием в руках господина, Эхо вновь расслабилась. Не трудно было догадаться, что её ответ вызвал раздражение. Но колкий вопрос, который мог показаться насмешкой из уст другого человека, девушка задала на полном серьёзе и без каких-либо задних мыслей.
- Меня не интересует такая ерунда. Прекрасно знаешь, как ответить "крестьянам". Как только освободишься – займешься всем этим.
- Слушаюсь, господин, - всё так же спокойно и смиренно отвечала девушка. Кому как не ей было известно о том, как сильно Винсент ценил душевное равновесие, хрупкое здоровье и необходимый каждому человеку полноценный отдых, поэтому не перетруждал себя подобной работой, которая могла сказаться на его состоянии, оставляя разбираться с ней Эхо. Но девушке было  даже интересно читать эти письма. Пусть простолюдины далеко не все были настолько грамотны, что бы передать всю суть дела красиво, ясно и точно, но ей казалось, что письма отражают частичку их характера. Из-за не знания этикета, манер и правописания, каждый пытался писать так, как он умеет. Поэтому, Эхо считала, что каждое письмо отражает частичку того или иного человека. Это было любопытным. Даже в таком скучном и рутинном деле, девушка находила для себя какую-то пользу.
Но пока Эхо размышляла по этому поводу, Винсент встал со своего роскошного кресла и медленно к ней подошёл. Но из-за того, что она позволила себе думать об отвлечённых вещах в присутствии господина, она не заметила, как он к ней подошёл, поэтому, когда он обнял её, не ожидавшая таких больших перемен в реальном мире, девушка сделала маленький шажок назад, одной ногой.
Что это? Что я делаю? Господин сейчас точно разозлиться... Нет, Эхо не хочет, что бы её наказали...
В ответ на её поспешное, рефлекторное действие, жалобно пискнула игрушка-пищалка, жестоко разорванная и валявшаяся у неё под ногами (да, даже такие великие изобретения уже существовали в те времена). Сказать по правде, этот звук произвёл на Эхо огромное впечатление, и не удержавшись, желая снова услышать этот трогательный писк, она снова наступила на игрушку. Впечатление было немного похоже на то, что она ощущала на фестивале с Озом. Что-то похожее на «веселье». Что-то вроде «забавно».
Жаль, что Джанта не такой функциональный... невольно подумалось девушке.
- О чем же ты думаешь, Эхо? – голос с немного слащавыми нотками, принадлежавший Винсенту, вернул девушку в реальность, заставив почувствовать небольшое смущение и страх. Теперь она не сомневалась, что из-за её выходки он будет в ярости. Точнее, её выходка могла быть последней каплей в глубокой чаше весов терпения господина, которая переполнялась каждый раз, стоило ей сделать что-то не так. Девушка почувствовала, как господин прижимает её всё сильнее, и ей это показалось нехорошим знаком. – Расскажи мне. Что с тобой происходит? Почему ты не слушаешься приказов, и срываешь мои планы?
Это был очень провокационный вопрос. Во-первых, девушка никак не могла сказать господину, что в данный момент размышляла о многофункциональности плюшевых игрушек. Во-вторых, не могла ответить на последний вопрос,просто потому, что сама не понимала что с ней происходит, но не было никаких сомнений, что такое действие произвело на неё общество Оза Безариуса. А говорить об этом ей тоже никак не хотелось. В третьих, она не могла проигнорировать вопросы господина и тем самым уйти от ответа.
- Простите, Винсенто-сама, - тихий, но ровный и спокойный голос девушки нарушил небольшую паузу. – Я... Я не знаю, что со мной происходит. Но этого больше не повториться.
Хотя в последнем она уже была не уверена. С одной стороны – она душой и телом принадлежит дому Найтреев, с другой – что-то из самой глубины души стало медленно подниматься и беспокоить её. Оно не давало ей чётко и ясно мыслить, отбросив все чувства на задний план. И этим что-то был протест.

Отредактировано Echo Zwei Baskerville (2011-03-08 18:46:06)

+2

6

Эхо некоторое время молчала, и это слегка напрягло Винсента.
-Простите, Винсенто-сама, Я... Я не знаю, что со мной происходит. Но этого больше не повториться.
Винсент посмотрел в ее глаза, будто пытаясь понять – лжет она или нет, чтобы уже и решить, что делать с ней дальше. Отпихнув ногой противно пищащую игрушку, он улыбнулся, будто все понял и все его устраивает.
-Соберись, и не делай больше ошибок. Я надеюсь на тебя,Эхо.
На самом деле, улыбка скрывала раздражение и злость,  и быстро мелькающие мысли в его голове. Он отпустил Эхо, и сделал шаг вперед, будто захотел вновь вернуться к окну, но тут же развернулся, и ударил Эхо по лицу. Ни одну девушку он бы не смог ударить, а тем более по лицу, но Эхо была слугой, и никто ее за человека и личность не считал. Правда, калечить девочку Винсент не хотел. Раны хоть и заживали быстро, но на время приходилось выводить ее из игры. Игра не должна затягиваться, иначе можно не успеть сделать решающий ход. Прошло уже довольно много времени. Пора делать следующий ход.
Винсент повернулся к Эхо. Она лежала на полу, словно тряпичная кукла и, дрожа, пыталась встать, зная, что за разлеживания на полу ее по головке не погладят. Посмотрев на все это без особых эмоций на лице, Винсент дождался пока Эхо встанет, и ударил ее снова. И для верности еще один раз, чтобы из глупой головы вылетели все глупые мысли. Жестоко, зато верно.
-Эхо.. – тихо произнес он. -Знаешь, что я подумал?  То, что ты водишься с Озом Безариусом… сказывается на тебе не очень хорошо, как я и думал. Неужели он так на всех отрицательно действует? Пожалуй, тебе стоит подумать о своем поведении. Подумать о том, кого слушать, а кого нет. Что стоит делать, а что нет. Что стоит говорить, а где лучше промолчать. Понимаешь намек?
Взяв ножницы, он воткнул их в игрушку, распарывая той живот. Что игрушки, что люди после потрошения становились неинтересными, и больше раздражали. Решившись все же не ходить вокруг да около, Винсент приказал Эхо:
-Мне нужна Шум, - громко сказал он.-Поменяйся с ней местами.
Шум нужна сейчас больше чем Эхо. Хотя бы, никаких проблем с ней некоторое время не будет. Да и сила Цвей пригодится в Сабрие Лотти и остальным.Поглядев на борьбу Эхо с самой собой же, ему показалось это довольно забавным. Шум была довольно необычной, не такой как другие люди с раздвоениями личности, от которых было больше хлопот, чем пользы. Эхо всего лишь отзвук Шум,кажется. Цвей Баскервилль...

0

7

Боль. Короткая, но резкая, что на секунду даже темнело перед глазами.
-Соберись, и не делай больше ошибок. Я надеюсь на тебя,Эхо.
Сопровождавшая слова улыбка была очередной фальшью. Но девушку не удивила эта резкая перемена. Она не чувствовала ни радости от «тёплых» слов, ни обиды или огорчения от следующих действий. Лишь тупая боль.
Ноги подкосились и встреча с твёрдой поверхностью пола оказалась неизбежной.
Боль...но...
Не важно. Нужно встать. Больно ли, жарко ли, холодно ли – эти факторы не должны иметь никакого влияния на неё. Но из-за дрожи во всём теле, Эхо поднималась с трудом. Как бы не воспринимала это сама девушка, как бы не относилась к побоям – тело всячески сопротивлялось, и дрожь возникнувшая в нём никак не хотела проходить. Когда она наконец поднялась, последовал ещё один удар, вновь вернувший её на пол и в это нелепое положение. Беда никогда не приходит одна – это Эхо прекрасно знала, и если уж господин решил всё же преподать своей слуге урок, то это серьёзно. Последний удар. На этот раз он уже дожидался, пока она поднимется.
Ничего. Эхо привыкла.
- Эхо.. – девушка подняла взгляд на господина, не решаясь встать. Как всегда, стеклянные глаза выражали холодное спокойствие и отрешённость. Первые муки боли были подавлены и выглядела она так, будто бы ничего и не произошло. Только покрасневший участок кожи на щеке свидетельствовал о жестоком поступке Найтрея. Величественная фигура господина, возвышавшегося над ней, в полумраке комнаты усыпанной шкурой убитых плюшевых животных, придавала ему в глазах Эхо сходство с королём викингов, или ещё каким-нибудь воинственным вождём скандинавского племени. Разве что шлема с рогами не хватало, да и логово вождя было устлано мехом диких зверей, а не внутренностями плюшевых зайцев и кроликов. Хотя, распотрошённые игрушки тоже отлично смотрелись, придавая общей картине эпичности.
Данное сравнение  пришло в голову бедной девочки только лишь потому, что было необходимо сохранить спокойствие и не давать волю эмоциям, а в такие моменты приходилось думать о чём-то отвлечённом. Например, что она гуляет сейчас по красивому саду, и это колючая ветка роз больно ударила её по щеке.
- Знаешь, что я подумал?  То, что ты водишься с Озом Безариусом… сказывается на тебе не очень хорошо, - тем временем продолжал Винсент. Водишься? Я виделась с ним от силы два раза... С недоумением подумала девушка, но мыслей своих озвучивать не стала. - Пожалуй, тебе стоит подумать о своем поведении. Подумать о том, кого слушать, а кого нет. Что стоит делать, а что нет. Что стоит говорить, а где лучше промолчать. Понимаешь намек?
Девушка кивнула головой в знак согласия и смирения, не решаясь ответить что-либо ещё, и медленно поднялась с пола в очередной раз. Но следующие слова  ранили Эхо куда больше, чем удары господина.
- Мне нужна Шум. Поменяйся с ней местами.                   
Она не знала, почему ощущает такое сильное чувство несправедливости и обиды, когда он приказывает ей пустить Шум. Возможно, в его тоне есть что-то, что говорит «ты мне не нужна». Хоть Эхо и прекрасно понимала, что он всего лишь отголосок той, что живёт внутри неё, всё-равно... всё-равно ей было больно. Но без лишних возражений, она попыталась разбудить Шум, который пока дремал на периферии её сознания. К удивлению девушки, он не появлялся. По неизвестным причинам, Шум, всегда рвавшийся наружу, не хотел выходить.

Проснись! Тебя зовёт Винсенто-сама!.. вновь ощущая лёгкое раздражение, пыталась воззвать к ней Эхо.

Ахахах! Бака Эхо! А если я возьму и не появлюсь, интересно, он тебя ещё раз ударит? Ахахах! Шум эта ситуация явно забавляла и судя по всему, не особо торопилась выполнять поручение, желая насолить своей второй половине.

Расплачиваться придётся не только мне... Так что выходи!

Вот именно! Мне ещё терпеть боль моего тела, которое пострадало из-за тебя! Арр, бака Эхо! Как же я зла!

Голос Шума становился всё громче и громче, в итоге, заполнил всё сознание, и девушка не слышала ничего больше, кроме этого звенящего голоса. Как... Больно... Голова словно пылала в огне, а искры сыпались из глаз. Не в силах сдерживать себя, Эхо схватилась за голову, но постепенно перед глазами начало темнеть, пока вовсе не растворилось в чёрном, засасывающем водовороте пустоты.

Ещё немного помучив свою жертву, Цвай наконец заняла своё место. Глаза загорелись задорным огоньком, сменив оживлением то безразличное выражение лица, которое было так характерно для Эхо,а на губах заиграла ехидная усмешка.
- Винсенто-самаа!!! – радостно воскликнула Цвай, бросившись на шею Найтрею, едва не задушив того в объятьях,  сопровождая всё  это гомерическим хохотом. – Я так рада.. вас видеть! Вы не представляете, как это ужасно находиться взаперти! Почему вы столько времени  не позволяли мне появляться?
Сияя от счастья, Цвай отпустила из своих маленьких, но цепких ручонок шею Винсента, и принялась кружиться вокруг себя, продолжая смеяться. Возможно, такое поведение могло показаться странным... Но просто никто не  понимал, какого это быть заточённым в собственном теле и не иметь возможности им управлять, а наблюдать за всем со стороны.
Девушка неожиданно остановилась, резко замолчав, посмотрев на Винсента круглыми от удивления глазами. Несмотря на то что Эхо с Шумом поменялись, физическая боль в теле осталась, а нежная кожа девушки всё ещё помнила недавние удары. Как... Раздражает... Бака Эхо! Моё драгоценное тело снова пострадало из-за неё!
- Больно, - обиженно надув губки, обратилась к Винсенту девушка. Но спустя буквально несколько минут, на лице вновь появилась довольная ухмылка во все её сияющие тридцать два зуба.
– Так что вы хотели, Винсенто-сама? - вкрадчивым, сладким голосом спросила Цвай, чуть сощурив глаза. Она прекрасно знала, что просто так  звать её он бы не стал. У него к ней явно есть дело, с которым Эхо не смогла бы справиться сама.

Отредактировано Echo Zwei Baskerville (2011-03-09 00:00:45)

+1

8

В комнате наступила тишина, и слышно было лишь громкое дыхание Эхо, которая боролась с Шум, явно не испытывая удовольствия от этой борьбы. Она изредка поднимала на него взгляд, и если бы Винсент был более мягким, ему бы, наверное, стало жалко бедняжку Эхо. Увы, сочувствием Винсент не отличался, а если что касалось его плана – могло показаться, что ничего человеческого в нем вообще нет. Так все и должно быть, она ведь слуга. Ни на возраст, ни на пол не обращалось внимание. Разрешалось все, кроме убийства. Убийство бы повлекло за собой нехорошие последствия и слухи, поэтому обычно старались ненужных слуг отправлять на верную смерть. Не сказать, что Эхо была все же бесполезной. Но какая польза от нее, например, сейчас? Когда она лежит и держится за голову, пытаясь противостоять самой себе и приказу господина?
Наконец, Цвай заняла свое законное место. В глазах был ехидный огонек, то, что нравилось Винсенту в Шум – стремление к чему-то, задорность. Лицо более не было таким безразличным, не выражающим никаких чувств – теперь это было лицо не куклы, а живого человека, пусть немного со своими странностями. Странностями Шум был довольно громкий истерический хохот, распущенность, любовь к хаосу и страданиям других людей, любовь к игре над чувствами, постоянная активность и бодрость. Иногда казалось, будто эти двое живут не в одном теле, а в разных телах. Настолько были не похожи Шум и Эхо. Шум позволяла себе намного больше и изредка перегибала палку, за что и платила серьезными ранами, которые, правда, быстро заживали на ее теле. Как долго ты сидела взаперти, Шум? Нет, Цвай.
- Винсенто-самаа!!! –воскликнула она, кинувшись на шею Винсенту. – Я так рада.. вас видеть! Вы не представляете, как это ужасно находиться взаперти! Почему вы столько времени  не позволяли мне появляться?
Винсент улыбнулся, обнимая девочку и чувствуя что та его вот вот задушит от большой любви.
-Ты ведь у меня плохая девочка. Я тебе говорил, что ты временно наказана. И прекрасно знаешь за что - мягко произнес Найтрей.
К тому моменту Цвай уже отпустила Винсента, дав ему вдохнуть кислорода полной грудью, а сама же начала кружиться вокруг себя, смеясь. Чудесная. Такой ты мне больше нравишься. Вдруг, Шум остановилась и посмотрела на Винсента удивленными глазами. Винсент вопросительно наклонил голову, глядя на неё.
- Больно, - обиженно надула губы Цвай, но спустя секунды опять заулыбавшись.
Так было быстрее. Меньше слов – больше дела.
– Так что вы хотели, Винсенто-сама? – сладко спросила Цвай, явно понимая, что он, Винсент, не посмотреть на нее решил.
Найтрей усмехнулся и подозвал ее к себе, сгребая в крепкие объятия.
-Я хочу, чтобы ты сходила кое-куда, - тихо сказал он ей. – Ты знаешь это место, как и все Баскервилли. Сабрие. Я бы хотел, чтобы ты отправилась туда и помогла другим. Твоя помощь им…мне очень нужна.
Улыбнувшись, он легко поцеловал Цвай в лоб:
-Я надеюсь на тебя, Цвай. Побудь хоть немного хорошей девочкой, и сделай то, о чем я прошу.
Посмотрев на Шум, он обнял ее покрепче и добавил:
-Тебе стоит переодеться, - усмешка, ведь Цвай это знает. – И постарайся в этот раз не делать глупостей, а то придется вновь тебя наказать.

Отредактировано Vincent Nightray (2011-03-09 01:02:13)

0

9

Сабрие? – протянула девушка, на секунду задумавшись. - Лотии? Она попала в беду?
Конечно же, кому ещё могла понадобиться помощь Цвай,  как не Баскервиллям? В любом другом случае понадобилась бы Эхо. Поэтому, девушка решила что помощь нужна Шарлотте, которая стояла во главе их группы. Она тепло относилась к ней и готова была помочь вне зависимости от того, было этом приказом или нет. Спустя мгновение, на обеспокоенном лице вновь засветилась лукавая улыбка.
– Хах, без проблем! Если Винсент говорит, что нужно пойти в Сабрие, с радостью пойду туда!
Непринуждённым тоном и  с детской непосредственностью смело заявила Цвай, которая как всегда была прямее линейки, без смущения, чисто и искренне выражая свои чувства. Она в ответ обняла Найтрея, прижавшись к его широкой и тёплой груди. Казалось, она хоть на край света пойдёт, стоит ему только сказать... Главное, чтобы не просил уйти. Чтобы не просил вернуть Эхо. Зачем ему Эхо? Ведь у него есть она, Цвай. Она ведь намного лучше. Она ведь сделает всё ради Винсента. Ну, практически.
- Я надеюсь на тебя, Цвай. Побудь хоть немного хорошей девочкой, и сделай то, о чем я прошу.
На душе стало теплее от этих слов и неприятные мысли о второй личности тут же испарились, уступив место решимости и готовности выполнить любую просьбу. Она подняла голову, заглянув Винсенту в глаза, словно пытаясь убедиться в искренности его слов. Ведь для неё они имели особое значение. В прочем, каждому и любому необходимо быть нужным и полезным дорогому человеку. Даже просто чувствовать себя нужным, чувствовать, что живёшь не просто так, а с какой-то целью. Поцелуя в лоб было достаточно, что бы Цвай поверила его словам, и, расплывшись в озорной улыбке, девушка вновь прижалась щекой к груди Найтрея.
- Тебе стоит переодеться. Верно, никто не должен заметить или узнать...И постарайся в этот раз не делать глупостей, а то придется вновь тебя наказать.
- Я справлюсь! - но, она всегда так говорила. К сожалению, Цвай не всегда была в состоянии трезво и объективно оценить свои возможности и силы противника. Поэтому, порученные задания не всегда могли увенчаться успехом.
Девушка лукаво взглянула на Винсента, выскользнув из его крепких и тёплых объятий, что, по правде говоря, ей не очень-то хотелось делать. Пройдя к большому шкафу сделанному из дорого тёмного дерева, Цвай открыла его дверцу с красивой, рельефной резьбой,  и лёгким движением руки выудила оттуда фамильный плащ Баскервиллей. Она хранила его в комнате Винсента, так как всё-равно кроме них здесь редко кто появлялся, даже прислуга сюда не заходила прибираться. И уж тем более никто не смел хозяйничать  в апартаментах господина Найтрея. Поэтому, переживать по поводу того, что в комнате Винсента обнаружат фамильную вещь Баскервиллей было напрасным.
Нисколько не смущаясь присутствия мужчины в комнате, что в те времена считалось признаком страшной распущенности и дурного воспитания, Цвай, стоя к нему спиной, начала переодеваться. Оставив лишь лёгкую, белую рубашку, девушка накинула на плечи тяжёлый, бордовый плащ полностью скрывавший её всю, и капюшон, закрывший половину её лица. Последний штрих – украшение, которое Цвай повесила на переднюю прядь, и её преображение было завершено. Едва слышно хихикая, девушка развернулась к Винеснту.
- Вы отправитесь вместе со мной? - глаза, горящие надеждой, вопросительно смотрели на стоящего перед ней Найтрея.

Отредактировано Echo Zwei Baskerville (2011-03-10 18:19:39)

0

10

-Сабрие? – протянула Шум. - Лотии? Она попала в беду?
-Надеюсь, что пока что нет, - усмехнулся Винсент.
Надеюсь, что пока что нет. Надеюсь, что пока...
– Хах, без проблем! Если Винсент говорит, что нужно пойти в Сабрие, с радостью пойду туда!
Девочка прижалась к Винсенту, крепко обнимая его. Винсент же улыбнулся, будто знал уже все наперед. Очередной ход приближает шах и мат. Найтрей знал, что в отличие от Эхо - на Шум повлиять невозможно. Скорее она повлияет на других чем кто-то заставит ее думать по иному. Все же, она любила играть чувствами людей, заставлять их сомневаться, направлять оружие на близких. Странно, что такая цепь внешне выглядела довольно мило, а причиняла столько страданий. Есть мнение, что все цепи Воля Бездны создает жуткими и внешне мало привлекательными, вроде тех, что заключают незаконные контракты со страждущими. Хотя, ее действия предсказать невозможно. Обиженная эгоистичная Воля Бездны.
- Я справлюсь! - бодро сказала Шум,отправляясь переодеваться.
Шум никогда не сомневалась в своих силах. Точнее, она, скорее всего не хотела расстроить Винсента. Винсенту так казалось. Поэтому, он и не спешил ее останавливать. Говорят ведь, стимул дает силы. И этот стимул был для нее хорошим "пинком", отчего она редко разочаровывала Найтрея. Тихо вздохнув, Винс присел в кресло, задумчиво глядя на спину Шум. Нехорошо было смотреть на даму в неглиже, даже со спины, но Шум совершенно не стеснялась, а возможно просто плевала на это с высокой колокольни. Так или иначе, в комнате был лишь один Винсент, а тот как-то не умел краснеть. Говоря же о том, как вот просто так плащ лежал в комнате, казалось бы, открой шкаф - да вынь? Все было просто - на его комнату уже давно махнули рукой. Нельзя было конечно вывесить его на виду - мог без предупреждения зайти Эллиот или Гилберт, которым знать такое было, не стоило. Эхо часто боялась заглянуть в шкаф, чтобы не давать Шум лишний раз захватить ее тело. Винсенту вообще никогда не нравилось, когда пытаются копаться в его вещах, будь то вещи материальные, или же.... Шум развернулась, с улыбкой смотря на Винсента, и он тут же ответил ей тем же.
- Вы отправитесь вместе со мной? - спросила Шум,явно желая услышать положительный ответ.
Винсент вздохнул, поднявшись с кресла и подойдя к ней. Потрепав девочку по волосам, он тихо сказал:
-Нет,Шум.
Сдержав паузу, Винс добавил:
-Но я обещаю явиться после вашей победы. В более..нейтральное место. Напомни Лотти об этом.
Лотти, догадайся присмотреть за еще одной бойкой леди. Вспомнив, что на шее еще два чуда, которые могут заиграться, он незаметно помрачнел. Не сказать, что этот рассадник ему не нравился. Все же, в таком обществе было куда комфортнее. Цветник, ей богу. За окном становилось все пасмурнее. Казалось, к дождю.

0

11

- Нет,Шум. Но я обещаю явиться после вашей победы. В более..нейтральное место. Напомни Лотти об этом.
Девушка разочаровано взглянула на Винсента, явно огорченная тем, что он не сможет отправиться вместе с ней. Тем не менее, она тут же попыталась улыбнуться, утешая себя мыслью, что он потом присоединиться к ним, чуть позже.
- Хорошо, тогда я отправлюсь прямо сейчас, - недолго думая прежде чем принять это решение, весело сказала Цвай. Вот кто точно не любил откладывать дела в долгий ящик, так это она. Она была скора как в суждениях и действиях, так и на расправу. Ещё одно не самое лучшее качество её характера. Но перевоспитать эту оторву было невозможно, всё-таки, несмотря ни на связывающие её цепи контракта, ни на узы семейства Баскервиллей и привязанность к дорогим людям, она была слишком независима и упряма как бронебойный танк.
Девушка, словно мотылёчек подлетела к Винсенту и легко чмокнула на прощание в щёку. Затем, оказавшись у высокого окна, широко, но аккуратно и бесшумно, открыла его, и так же легко выпорхнула наружу, растворившись в спустившихся на землю сумерках. Почему Цвай воспользовалась в качестве выхода окном, а не как все нормальные люди, дверью? Всё очень просто. Будет плохо, если кто-то в особняке увидит как член семьи Баскервиллей выходит из личных покоев Винсента Найтрея, поэтому, ей было необходимо выйти незамеченной. Чем меньше ненужных свидетелей - тем лучше. Окна комнаты, всегда находящейся в полумраке, а значит, не особо привлекающей внимание, выходили в сад, высокие деревца и кустарники которого практически доставали до окон, и в нём легко было скрыться, не привлекая внимания. Да и сыну герцога было проще объяснить, а точнее придумать невероятную и увлекательную историю о том, как в его комнату проник враг, если кто-то вдруг спросит что Баскервиллям понадобилось в его комнате.
По знакомому, уже выученному пути, оставаясь невидимой для глаз стражи и простого наблюдателя, Цвай  достигла ограды и легко перепрыгнув через неё скрылась в темнеющем лесу, окружающий особняк Найтреев.

------->>>Уничтоженная Сабрия / Заброшенное поместье

Отредактировано Echo Zwei Baskerville (2011-03-12 18:31:08)

0

12

- Хорошо, тогда я отправлюсь прямо сейчас.
Хорошая девочка.
Винсент улыбнулся, чувствуя, как на душе стало чуть легче. Впрочем, в Эхо он не сомневался. Его она слушалась всегда. А еще владела хорошей чертой характера для слуги - не откладывала дел, а делала их сразу. И делала качественно. Цвай же успела подлететь к Винсенту и чмокнуть на прощание в щеку. Тот проводил ее взглядом, не считая нужным сказать что-то еще, как обычно говорят. На удачу например. Госпожа удача, слава богу, была на их стороне. Пока что. Во всяком случае, так думал Винсент. Закрыв окно, он глянул на опустевшую комнату и честно говоря, предпочел бы увидеть сегодня для полного счастья еще и Гилберта. Это было скорее мечтой, чем действительностью. Проще было найти его, чем дождаться. Вздохнув, Винсент задумчиво качнул головой. Пора бы и делом заняться. Последнее время, по его мнению, он занимался какой-то ерундой. Надо было взять себя в руки и уже творить дела. Хорошие или плохие, неважно. Приложив палец к губам, он задумался. Информация. Точно. В библиотеке Найтреев эти исторические данные не хранятся, иначе дело было бы проще. Придется наведаться в людное место. Хотя... Винсент глянул в окно, за которым было не так уж и солнечно, да и вообще все предвещало плохую погоду. Думаю не так людно, как обычно. Хитро улыбнувшись, он взял с собой пистолет и ножницы. Оружие носить не запрещалось. Мало ли что, а ты безоружен. Непорядок. Погода оставляла желать лучшего, но как и Цвай, не стоило оставлять дела на потом.
Библиотека

0


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Найтрей » Комната Винсента


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC