Pandora Hearts RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Столица Лебле » Трущобы


Трущобы

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Старая часть города, где нет места роскоши и пышности жизни. Уличные воришки, мошейники, иногда даже головорезы слишком часто ошиваются в тёмных переходах здешних улиц, чтобы простой человек мог спокойно расхаживать, не опасаясь на свой кошелёк или шею. Тут люди не живут, а просто пытаются выжить.

0

2

Начало игры

19 Июля, Вторник, после полудня. Ветрено, без осадков. Достаточно холодно для летнего месяца.

Темные переулки, провонявшие отбросами и немытыми телами бездомных бродяг, обшарпанные стены домов, покосившихся от времени и отсутствия ремонта, грязные, мерзкие лица бесчисленных столичных воров, хулиганов, попрошаек, пьяниц и просто ублюдков, готовых за мелкую монету огреть по голове всякого неудачливого прохожего, которого только по незнанию могло занести сюда, – то место, где при должном умении можно надолго исчезнуть с глаз или же наоборот – привлечь к себе внимание. Причем не всегда ненужное – особо не скрываясь, открыто демонстрируя свое презрение к жителям этой части города, но всем своим поведением излучая только уверенность и жестокость к тем, кто посмеет приблизиться, Шарлотта провела в этих замызганных кварталах уже несколько дней. Привлечь к себе внимание - абстрактная, но имеющая смысл цель. Чье внимание - можно было только догадываться.
«Мерзко, противно, грязно», - без тени эмоций на лице, Шарлотта подбирала эпитеты, соответствующие этому месту, каждый раз, когда одна из ее чудесных алых туфель оказывалась в луже. Не наступать в них было чрезвычайно сложно – они были повсюду. Об их происхождении можно было только догадываться, ведь дождя не было давно, но от этого становилось только противней. «Как представишь, откуда могла взяться эта жидкость под ногами – становится дурно…», - в такие моменты лицо девушки все же кривилось от отвращения, и ей до чертиков хотелось убраться отсюда подальше. Какими бы не были цели, но грязные подворотни – не самое подходящее место для прогулок молодых леди, пусть даже давно не носящих пышные платья, не посещавших балы и ненароком побывавших в Бездне.
Когда очередной заваленный мусором переулок был позади, Шарлотта остановилась в тени одного из домов. Строение выглядело гораздо менее убогим в сравнении с теми, на которые Лотти любовалась буквально полчаса назад – сегодня она подобралась ближе к оживленным, центральным кварталам города. Чем ближе к центру, тем меньше подозрительных типов кругом и тем больше шанс постоять спокойно какое-то время, погрузившись в размышления. Алый плащ скрывал ее внешность от ненужных взглядов, а уверенность движений предостерегала от опрометчивых поступков всех возможных претендентов на внезапную смерть от кинжала Шарлотты.
Переулок оказался на удивление тих и пустынен. Только в его противоположном конце в куче тряпья «отдыхал» какой-то пьяница. Это немного сбивало с толку – в конце концов, несмотря на близость к центру и дневное время суток, для городских трущоб здесь было слишком пустынно и странно, действительно странно тихо... «Или я просто настолько устала от этого места, что во всем ищу подвох и повод убраться отсюда поскорее». Шарлотта не боялась за свою безопасность – она умела постоять за себя, да и свойственная Посланникам Бездны способность быстро восстанавливаться после любых ранений давала ей значительное преимущество. В крайнем случае, вариант «бежать» в поисках более выгодной позиции тоже рассматривался, к тому же, Лотти знала, что Карма, ее союзница, тоже где-то в городе. Баскервилли нечасто действовали в одиночку, обычно стараясь держаться группой. Поэтому причину своей тревоги Шарлотта не понимала, но обезопасить себя было всегда полезно.
Отточенное, верное движение – в руках, будто из ниоткуда, появляется кинжал. Лотти пару секунд помедлила, всматриваясь в каждую тень этого тихого переулка, - ничего бросающегося в глаза, но изменять принятое решение было не в ее привычке. Один шаг, второй, третий – легкий стук каблучков. Здесь даже луж нет – поэтому ничто не омрачает скрытое капюшоном личико девушки, на котором нет обычного безумного выражения, ведь сейчас нет смысла играть – жертва совсем рядом и совершенно не собирается сопротивляться. Одно верное движение – одной головной болью меньше.

Отредактировано Charlotte Baskerville (2010-12-03 00:25:27)

+1

3

Брейк мотался по трущобам уже больше трех дней. И это начинало надоедать. Шляпник не отличался особой брезгливостью или требовательностью к условиям жизни - он воин, а не аристократ, хоть по нему и не скажешь. Но все же местные "достопримечательности" не были чем-то особенно приятным.
Контрактор с вежливым интересом оглядел разлегшегося посреди лужи оборванного бродягу. Не то чтобы Ксарксиса так уж интересовала местная... ммм, фауна, но отдельный её представитель разлегся прямо на пути контрактора, и это не слишком устраивало последнего. Первого, впрочем, тоже - кровь на свалявшихся волосах быстро проясняла ситуацию. Сам виноват, в общем. Будет в следующий раз думать над тем, кого хочет ограбить, если останется такая функция у организма, конечно. Внешность хрупкого ухоженного юнца отнюдь не означает соответствующее внутреннее содержание. Счастье бродяги, что Брейк просто не стал марать клинок, лишь огрев тростью, и то не очень сильно. По его меркам.
Пожав плечами, словно отнекиваясь, мол, не моя вина, Шляпник безо всякий эмоций перебрался через лужу, использовав горе-грабителя заместо кочки. Сам контрактор, кстати, умудрился остаться безукоризненно чистым даже в своей совершенно не располагающей к тому "маскировке". Опыт.
Нож, без особых проблем вырванный из слабых пальцев бродяги, Ксарксис пару раз задумчиво крутанул в тонких пальцах. Не его специализация, но все же баланс отвратительный, рукоять неудобная, а сталь хрупкая. На боевой этот хлам уж никак не тянет. Да и человек, его взявший, явно совершенно не умеет подобным пользоваться и к тому же нездоров, слишком неровные и разболтанные движения - разрушенные вхлам нервы. Алкоголь или еще какая дрянь. Господи, куда этот мир катится.
Пару секунд подумав, контрактор наклонился и быстрым, равнодушным движением провел лезвием по шее там, где под кожей пульсировала артерия. К сожалению, а может, и к счастью, гуманностью по отношению к людям, пытающимся его убить, Брейк никогда не отличался. Хотя здесь еще как посмотреть. Все равно это уже не человек, а ходячий труп. Для него так даже лучше.
Некто в Пандоре когда-то нервозно пошутил, что не знает, кого больше бояться - так и лезущих из Бездны Цепей с прилагающимися к ним контракторами-нелегалами или одного Брейка. Что ж, в каждой шутке есть доля шутки. Это был весьма своеобразный и явно не понятый бы Пандорой гуманизм Шляпника. По счастью, в организации об этом вряд ли кто-то узнает, да и что-то расследовать при обнаружении тела никто не будет. Никому пьяница с перерезанной глоткой не нужен, спишут на обычную уличную драку или что-то в этом духе и забудут.
Дурная пародия на оружие Брейку была задарма не нужна, но все же ножик молодой человек, быстро вытерев об одежду, сунул во внутренний карман. Зачем лишний раз провоцировать еще кого-то на такие же попытки легкого заработка. Вышвырнет где-нибудь подальше.
Слухи - весьма ненадежный источник информации, к нему не стоит лишний раз обращаться. Но иногда лучше перестраховаться. Сплетни о людях в алых плащах, начавших появляться здесь, были как раз из таких. Не оправдаются - слава богу. Но вот если они окажутся хоть отчасти правдивы... прозевать их было бы очень невесело.
Тень стен, ранее неохотно выпустившая из своих щупалец щуплую фигуру, укутанную в рваное тряпье, с жадностью вновь поглотила её, скрывая от посторонних взглядов. Единственный глаз из-под челки цепко следил за каждым движением вокруг.
Зрение резануло тревожно-красным. Ну наконец-то. Честно говоря, Шляпник уже мечтал об этом, лишь бы наконец отсюда смотаться. Хотя проблемы фигура в алом плаще обещала в будущем крупные.
Тонкая ладонь вынырнула из темноты, перехватывая и резко выворачивая девичью ручку с сжатым в ней кинжалом. Слуха коснулся отчетливый треск костей - похоже, контрактор сломал девице запястье.
- Сюрприз, - радостно улыбнулся молодой особе Брейк из-под козырька скрывающей слишком броские белоснежные волосы кепки. И было в этой улыбке что-то... скверное. Как у акулы, заметившей в воде потенциальный ужин.
У контрактора было очень плохое настроение.

0

4

Инстинкт редко подводил Шарлотту. Если уж переулок показался не самым безопасным, значит, он действительно таил в тенях высоких зданий какую-нибудь жутко неприятную пакость, которая обязательно вышла бы всякому неосторожному прохожему боком. Или не всякому. И даже необязательно неосторожному.
Несколько стремительных шагов до предполагаемой жертвы – и чем ближе, тем больше усиливается тревога. Шарлотта уже не вглядывается в каждую тень и не высматривает любой намек на движение – ее заботит только человек, развалившийся прямо в луже, странно тихий, с окровавленной головой… Еще один, последний шаг – и девушка замечает, что кровь на волосах этого, очевидно, неудавшегося грабителя или жертвы кого-нибудь подобного еще не успела высохнуть, а лужа под ним имеет соответствующий темно-алый оттенок. Множество мыслей пронеслось в голове за те несколько секунд, пока Лотти была еще охотником, а не жертвой, и только одна – «так легко меня поймать?..» - когда нежная кожа запястья ощутила бесцеремонное и весьма болезненное прикосновение.
Однако последовавший за этим неприятный хруст сломанных косточек оказался недостойным внимания девушки. Она только едва заметно поморщилась, когда нормальный человек, по меньшей мере, скривился бы от жуткой боли в запястье. Тот факт, что ее вот так просто застали врасплох, был во множество раз важнее: «Меня, выжившую в Бездне, меня, когда моей ловкости и изворотливости можно позавидовать, меня…» Удивлению Шарлотты не было предела, поэтому все прочие эмоции на пару секунд отошли на второй план. На пару секунд, достаточных, чтобы почувствовать, как маленький кинжальчик выскальзывает из безвольных пальцев, чтобы услышать странно довольное «сюрприз», чтобы понять, что косточкам потребуется время, чтобы срастись… Чтобы, здраво оценив ситуацию, широко улыбнуться в своей обычной сумасшедшей манере – и пожалеть о том, что капюшон скрывает ее чудную улыбку от глаз загадочного человека, рискнувшего вторгнуться в личное пространство леди Баскервилль.
Увы, но из-за резкого движения просторный капюшон не только скрыл ее личико, но и лишил возможности видеть «собеседника», а шевелить второй рукой было себе дороже – кто же знает, каким запасом умственных способностей и адекватности обладает этот мастер-шпион, умудрившийся остаться незамеченным до последней секунды. Не хотелось  лишиться второй руки, если вдруг желание видеть воспримут как попытку сопротивления.
- Да вы чертовски необходительны с дамами, - до противного сладкий голос, слегка растягивающий гласные, - вас не учили хорошим манерам?
Ни тени страха, ни нотки паники – только уверенность, насмешка и терпеливое ожидание подходящего момента: ведь кинжал совсем рядом, на земле, а Леон готов явиться по первому зову. Но пока в этом не было нужды – раз Шарлотту не прирезали сразу, значит, от нее живой чего-то хотят.

0

5

Любой нормальный человек уже с воем катался бы по земле. Сломанные кости - это очень больно, Ксарксис это знал по собственному невеселому опыту. Девица же даже не дернулась. А ведь контрактор к тому же отнюдь не церемонился с поврежденной рукой, с силой сжимая обмякшую под пальцами кисть - и прикосновение, самое мимолетное, к которой сейчас должно вызывать вспышки острейшей боли.
Значит, перед ним не нормальный человек. Или нормальный, но не человек.
Брейк с любопытством оглядел свою "добычу". Надо же хоть посмотреть, ради чего он три дня шлялся по этой помойке. "Находка" оказалась молодой девушкой с просматривающейся даже под плащом изящной фигуркой (мелькающего под алыми полами в мгновения, когда плащ хоть немного распахивался, вполне хватало, чтобы воображение дорисовало остальное, и картинка выходила весьма соблазнительная), нежно-розовыми длинными волосами, даже с виду мягкими и шелковистыми, и красивым личиком. Тут же обезображенным кривой, полубезумной ухмылкой.
"Неплохо, " - почти с уважением отметил контрактор, заглядывая буквально в капюшон девушки и отвечая Баскервилль не менее чокнутой улыбкой. У него опыт в гримасничании был достаточный, чтобы по достоинству оценить "коллегу по цеху", но переплюнуть в пугающих усмешках Безумного Шляпника - задачка не из легких.
- Увы, - притворно грустно согласился Брейк, - Меня учили больше тому, что опасному человеку нужно сразу вспороть брюхо, вне зависимости от того, какого он пола.
Слова были чистой правдой. Он же воин и слуга. Если человек угрожает жизни хозяина или твоей собственной (а умирать он не имеет никакого права - его подзащитные не выживут: в большинстве случаев смерть "телохранителя" равносильна смерти его подопечных), то уже неважно, женщина это или мужчина, старик или ребенок, незнакомец или твой самый близкий друг. Просто опасность должна быть устранена.
- А что же дама, - Последнее слово, отчетливо выделенное интонацией, прозвучало с неприкрытым сарказмом, - забыла в таком необычном месте? Любит гулять по подворотням с кинжальчиком и резать бродяг?
Брейк чуть потянул на себя все еще зажатую в пальцах тонкую руку, заставляя девушку чуть наклониться, и, приблизившись к аккуратному ушку, в пол-голоса предупредил:
- Вызовешь Цепь - больше её не увидишь.
От прежней дурашливости не осталось и следа.
- А сейчас ты мне расскажешь, какого черта вы тут ошиваетесь... иначе тебе будет очень больно.
Часть сознания Ксарксиса искренне надеялась на отрицательный ответ.

+1

6

Слишком самоуверенно и навязчиво. Шарлотта должна была сразу догадаться, что человек, умудрившийся так запросто ее поймать, не мог быть обычным бродягой или головорезом, покусившимся на «лакомый кусочек», разгуливающий по темным переулкам столицы. Все они – безмозглые, грязные, никчемные людишки – только и делали, что шарахались в стороны, стоило только сверкнуть лезвию кинжала, а капюшону – открыть кровожадную улыбку Баскервилль. Были, конечно, уникумы, но они кончили свою полную риска жизнь в канаве с перерезанным горлом. Достойный конец для таких тварей.
Сейчас же – случай из ряда вон. Крупная птица, не иначе, причем решившая, что хрупкая с виду девица сначала согнется от боли, а потом под угрозами ответит на любой вопрос… «Опрометчиво. И чересчур нагло». Да, запястье ныло, но это была не та боль, из-за которой стоило показывать свою слабость. Терпели и не такое. К тому же, немного времени – и все кости встанут на место, перелома – как не бывало. Только бы не дать понять, что рука вот-вот вновь придет в норму…  Лотти нарочно скривилась, когда ее бесцеремонно дернули вперед за покалеченное запястье.
- Раз в месяц обязательно развлекаю себя такими прогулками, - если бы можно было назвать голос «кисло-сладким» - приторным, но с едкими, невыносимо «кислыми» нотками сарказма, - а вы, видимо, тоже грешите подобным…
Легкий кивок в сторону распластанного в собственной крови, смешанной с местной грязью, тела.  Кажется, беднягу огрели по голове как следует – чтобы раз и навсегда. Отброс общества стал таковым в прямом смысле. Ликвидировать на своем пути весь мусор – знакомая позиция…
Шарлотта, справедливо решив, что человек, настолько уверенный в себе, не дернется в панике от одного только ее движения, медленно подняла руку и скинула с головы капюшон. Уж очень было любопытно, что это за фрукт такой неожиданно встретился ей в столичной помойке. Несколько мгновений Лотти внимательно изучала этого человека: на первый взгляд, ничем не отличающийся от других представитель дна общества . «Что ж, неплохо подобрал костюмчик… Только все остальное выдает тебя с потрохами».
Среди обитателей этого района города не было тех, кто держался бы столь уверенно. Все они только делали вид: некоторые считали себя хозяевами мира сего и ходили, вздернув нос так, что он едва не задевал низкие потолки местных таверн и уж наверняка собирал все верхние части дверных косяков. Среди обитателей этого района не было тех, кто застал бы Шарлотту врасплох. Кто изучал бы ее столь пристально и без тени страха. Кто безапелляционно заявил бы, что вызывать Цепь – себе дороже… «Неужели Пандора?»
Внезапная мысль поразила своей простотой и точностью – кто же еще, как не Пандора! Человек определенно знал, с кем имеет дело (пусть и не до конца осознавал всю критичность ситуации, бедняга). Внезапное озарение пробудило жуткое желание «поиграть», как любила Лотти, когда попадался интересный… соперник. Улыбка леди Баскервилль стала зловещей, пробирающей до дрожи, а ее взгляд маньяка встретился со странным, не менее чокнутым взглядом человека в сером, чей единственный видимый из-под челки глаз был пугающе красного цвета. Разумеется, пугал он только людей неискушенных.
- Заманчивое предложение – сделать мне больно, - Шарлотта даже облизнулась, предвкушая интересный разговор, и подалась вперед, - у меня будет выбор, или способ останется на ваше усмотрение?
Где-то в глубине души Шарлотта понимала, что этот человек не зря явился один. Он либо очень силен, либо не хочет, чтобы об этой встрече знали другие прихвостни правительства, либо и то, и другое. Неутешительно, но не страшно – договориться можно всегда. Тем более, если это будет выгодно обоим.

+2

7

Похоже, непроверенную пока информацию (недостаток данных, с этими чокнутыми мало кто по своей воле хочет пересекаться, да и они на контакт не особо идут) про удивительно высокий болевой порог Баскервиллей можно было подтверждать официально. Гримаска боли на миловидном личике была весьма натуральна... была бы натуральна. Для глубокой царапины. Но не для выворачиваемых сломанных конечностей. Теперь было бы интересно проверить слухи про нереальную живучесть.
- Самозащита, не более, - отмахнулся от ответного выпада Шляпник. Что для самообороны ему вполне хватило бы и оглушить горе-грабителя, а добил он его уже из соображений гуманности, Брейк предпочел не уточнять. Больно эта гуманность смахивала на попытки замаскировать собственное желание убить. Возможно, в этом тоже была доля правды.
Во всяком случае, предупреждение – не угрозу, а именно предупреждение относительно Цепи, угрожают в этом мире либо клинические идиоты, либо слабаки, возможностей которых все равно не хватит ни на что более пустых слов, - кажется, было воспринято вполне серьезно. Хорошо. Использовать лишний раз свои возможности контрактора Ксарксису не улыбалось. Цепь-то девицы он, скорее всего, прикончит, но очередного приступа от перенапряжения совсем не хотелось. Это даже не столько больно, сколько противно, когда от груди, точно от проклятой метки, по телу расходится сковывающая все мышцы судорога, не дающая даже рукой пошевелить свободно. Ощущение собственной слабости вообще на редкость отвратно, особенно когда ты привык к своему превосходству. Избаловал его своей силой Шляпник, но и расслабиться не дает. Сохраняет баланс, зараза.
- Любите, когда Вам причиняют боль? Тогда мы определенно подружимся, - улыбнулся Брейк. Не то, чтобы он был таким уж извергом… но Ксарксису нравилось делать больно тем, кого угораздило вызвать его злобу. Это вызывало моральное удовлетворение. Баскервилли в этом рисковали поставить абсолютный рекорд, особенно если вспомнить, что у Брейка имелись определенные подозрения на тему связи с ним некоторых очень ему неприятных членов герцогских домов. То есть они сливались в одном пункте.
Садист и мазохист. Любопытно.
Нож, тот самый, паршивенький, вошел под ребра девушки на удивление легко для такого некудышного оружия. А вот поворота в ране он уже не выдержал, судя по отчетливому треску. Хрупкая сталь все же сломалась. Лезвие, судя по всему, осталось в ране.
- Не заговаривай мне зубы. Ты отвечаешь или я ловлю следующую крысу, прирезав первую.
Интересно, это будет для неё чем-то стоящим или очередной царапиной.
Видел бы кто эти его эксперименты – самого прибил бы… он ведь рискует угробить потенциальный источник ценной информации. Но девица сама отчетливо нарывалась на такое отношение, да и любопытство пересилило осторожность.
- И да, следующий способ Вы, леди, можете выбрать самостоятельно, - с мягкой улыбкой, словно только что ничего и не произошло, кивнул контрактор, небрежно выбрасывая куда-то на землю оставшуюся в ладони рукоять ножа.

+1

8

Ощущать свое превосходство и непоколебимую уверенность в том, что никакая зараза и никакая мразь не в состоянии прервать жизнь любого из Баскервиллей, всегда было приятно. Иногда – до безумия, и безотчетные и абсолютно неадекватные поступки совершались сами собой, а провокационные речи словно произносились кем-то другим, но почему-то губами Шарлотты... И Лотти уже привыкла к этому странному чувству, когда остатки здравого смысла, безнадежно запрещая лезть на рожон, разлетаются в пух и прах, а их место тут же занимает дикое, необузданное желание… Желание испытать судьбу, подразнить своих врагов и показать им, что отчаянные попытки прирезать  Посланников Бездны – бесполезны. Безумная, нескончаемая игра со смертью, из которой никогда не выходила победителем эта черная с косой.
Так и сейчас: вызывающее поведение, едкие реплики, неописуемое, просто-таки клиническое сумасбродство… И к чему это привело? Как и всегда - острая боль, вымученная насмешка и совершенно ненужная мысль: «Блузка-то белая… И дырку придется заштопать…». Больно? Чуть-чуть. Страшно? Совсем нет.
Однако же вошедший под ребра небольшой нож оказался гораздо действенней сломанного запястья: как-никак, сломанные конечности – не такая уж редкость, а вот продырявленная не самым чистым ножичком нежная, гладкая кожа молодой леди… В другом месте, в другое время и при других обстоятельствах Шарлотта скривилась бы, только представив себе эту картину.  Теперь она оказалась непосредственно участницей этого вероломного действа, испоганившего чудесную блузку и изуродовавшего ее изумительное, несравненное тело. О том, что может остаться шрам, Лотти старалась не думать. Да и странно это было – размышлять о своей внешности, когда надо изображать отчаянно умирающую... В конце концов, оставшееся в ране лезвие ножа приносило не самые приятные ощущения.
- Долго ловить будешь, дорогой друг, - хрипловато и язвительно, зажимая свободной, здоровой рукой мерзкую рану, - и еще пожалеешь, что угробил такую прелесть, как я…
Что бы сделал на ее месте простой смертный?
Словно не удержавшись-таки от слабости и боли на ногах, Лотти с тихим полувсхлипом-полувздохом обмякла, обессилено падая на колени. Упасть ничком и окончательно вымазаться в грязи (а заодно и в крови убитого пьяницы) не позволило сломанное запястье, которое все еще сжимал этот человек в сером. Полы алого плаща разметались полукругом, скрывая лужу крови, мелкий мусор грязного городского переулка, кинжал, который Шарлотта выронила, когда ее ручку немилосердно вывернули…  Совсем не то, что должен скрывать плащ Баскервиллей. Мусор, грязь, кровь, покалеченное тело…  Только на мгновение Лотти закусила губу, сдерживая стон то ли разочарования, то ли боли. И этого мгновения было достаточно, чтобы снова нацепить ту противную, чересчур широкую улыбку, на этот раз слишком напряженную, всю сумасшедшую прелесть которой портил взгляд, в котором нежданно-негаданно проглянула серьезность.
- Зря стараешься, милый, - Шарлотта пошевелилась, приподнимая голову и прямо глядя на этого хладнокровного, судя по всему, члена «Пандоры», жалкого служку герцогских домов – и поморщилась от боли, которую приносило лезвие после каждого неосторожного движения, - не хочешь попробовать предложить что-нибудь взамен за столь ценную информацию?..
Лотти отняла руку от раны и взглянула вниз – ее кровь, противная, липкая, раздражающая одним своим видом… Надо было поскорее вытащить лезвие, иначе она потеряет много крови и потом долго проваляется без сознания, ослабевшая, но, безусловно, все равно живая. Ну как она быстро восстановится с этой железякой внутри?
Нащупала рану, стараясь делать это как можно незаметнее – будто бы просто зажимает ее в надежде остановить кровь, а затем – и обломанное лезвие ножичка. Немного усилий, осторожности и терпения… Только в голову лезут опять ненужные мысли: «И откуда у слуги герцогских Домов такая дрянная вещица?..»

+1

9

Может, он перестарался, пришла наконец в светлую голову склонившегося над девушкой Брейка не менее светлая мысль. Или леди - очень убедительная артистка. Судьба девицы его совсем не интересовала, что ему до Баскервиллей. Сдохнет один-другой - всем только лучше станет. Но эта юная (относительно) особа была его потенциальным источником информации, и этот "родник" было бы неплохо оставить в сознательном состоянии хотя бы пока он не сможет выбить из неё все, что нужно. А если учесть, что на эту семейку у Ксарксиса имелись определенные виды... в общем, наверное, он в самом деле переборщил. Чуть-чуть.
Нет, не перестарался. В следующий раз нужно будет попытаться примерить на себя роль Охотника за головами и перерубить её её хорошенькую тонкую шейку. Может, выйдет. А если нет... а что, безголовое живое тело - это весело.
Контрактор придавил ботинком к земле странно-розоватые густые волосы, пачкая пряди уже начавшей спекаться кровью недавно прирезанного пьянчуги, и присел на корточки, брезгливо почти отбрасывая тонкое неестественно вывернутое запястье.
В ладони словно сама собой возникла трость, ранее удачно спрятанная в тени стен.
- И что же ты хочешь за это?.. - вкрадчиво осведомился Шляпник, взглядом единственного глаза впиваясь в лицо девицы. То, что она сама это предложила, втайне порадовало Брейка. Если Баскервилль самой что-то нужно и она готова пойти на сотрудничество, это существенно упрощает его задачу. Главное теперь воспользоваться этим осторожно... а то как бы результаты "обмена" не оказались менее ценны, чем то, что Ксарксис отдаст. Девушка производила впечатление опасного и неглупого оппонента, подобные вещи ощущаются в каждом слове и взгляде. Заключать сделки с такими людьми всегда нужно очень осторожно.
Даже интересно, что ей может быть нужно. От такой равно можно было ожидать требование как о самой секретной информации, какой только располагает "Пандора", так и что-нибудь совершенно неординарное. Женщины - существа загадочные. Женщины, чуток двинутые Бездной и прожившие не один десяток лет, загадочны и непредсказуемы втройне.
Цепкие тонкие пальцы с силой впились в подбородок девушки, заставляя её смотреть точно в сверкающий из-под белой челки единственный насыщенно-алый глаз.
- Итак?..

0

10

Медленно покидающее рану лезвие помогало весьма реалистично кривиться от боли. Баскервилли, конечно, в каком-то смысле гордились своим высоким болевым порогом и выживаемостью, но даже на них возраст накладывал определенный отпечаток. Как выяснилось, чем старше Баскервилль, тем сильнее он чувствует боль, однако она (как, например, от удара кинжалом в живот) не идет ни в какое сравнение с той, которую ощущает обычный человек. И уж тем более простой смертный вряд ли решился бы на то, что задумала Шарлотта, вынимая остатки ножичка из раны. Хотя… Кто знает, может, это опять взыграла неадекватность молодой леди Баскервилль?
Из-за смеси чувств, вызванной окончательным и не самым приятным падением на колени перед этим человеком, ее чудесными волосами, придавленными грязным ботинком к не менее грязной земле, небрежно отброшенным в сторону сломанным запястьем, которое от резкого движения кольнуло болью,  но которое, кажется, потихоньку начало обретать чувствительность, Лотти прослушала заданный ей вопрос. Отвлеклась, прислушиваясь к своим ощущениям, гадая, какими частями тела она может воспользоваться, а какие пока еще не в порядке. «Непозволительная невнимательность к противнику, заканчивай с этим». Впрочем, когда чужая рука резко вздернула подбородок Баскервилль, красноречивый взгляд алого глаза ее оппонента не оставил сомнений в сути вопроса. 
Признаться, Шарлотта была удивлена, что этот человек так легко согласился торговаться. Она ожидала приставленного к горлу кинжала, возникшую из ниоткуда Цепь или какую-нибудь уловку, не оставляющую ей другого выбора, кроме одного, стандартного: смерть или ответы на вопросы. Однако странного вида трость, которую незнакомец выудил из темноты, наводила на размышления. Следовало быть осторожнее, аккуратнее, следовало не дать повода усомниться в том, что она готова обменяться сведениями. Что она слаба, что пойдет на уступки в обмен на жизнь, что… Но ее порой неудержимая страсть к риску, ее безбашенность могли помешать сыграть эту роль загнанной в угол овечки – Шарлотта хорошо это понимала, уже наступала на эти грабли, однако… Страсть к риску, да?
- Не расскажете ли сказку о Трагедии столетней давности?  - широко распахнутые, подведенные черным глазки Лотти смотрели прямо в единственный видимый из-за челки глаз человека, которому было бы неплохо поучиться хорошим манерам. При всем желании она не могла сдержать насмешливую, полубезумную ухмылку.
- Только такую, которой я еще не слышала. В обмен я… - Красивое личико исказилось от боли, а бесполезная пока рука со сломанным запястьем непроизвольно дернулась – выскользнувшее из раны в животе лезвие ножа принесло мало облегчения. - …Я отвечу на ваш вопрос. Или вопросы, как знать...
«Расскажу сказку взамен», - мелькнуло в голове, и Шарлотта снова мерзко улыбнулась красноглазому. Она продолжала держать руку на ране, плашмя прижимая к ней вытащенное лезвие. Пока еще было рано показывать характер и действовать – был шанс получить кое-какую информацию. Так почему бы не воспользоваться им? Эта… встреча могла принести выгоду обоим. Ну, или только одному – в худшем случае.

0

11

Наверное, соглашаться так поспешно было не лучшим решением. Ксарксис даже мысленно поморщился. В этом, судя по паузе (в которую девушка совершенно точно анализировала информацию, не иначе), она могла углядеть долю слабости. И не так уж была бы далека до истины, если подумать. Брейк мог победить, но это бы ему дорогого стоило, почти наверняка, если бы собеседница вызвала Цепь. Именно для того, чтобы оградить её от этой самоубийственной для них обоих глупости, молодой человек так старательно и выводил Баскервилль из боеспособного состояния, не давая продохнуть, просто не позволяя и задуматься об этом решении. А теперь, учуяв слабину, она может рискнуть на неё надавить... Твари всегда чуют такие вещи, вот только, к сожалению, не всегда понимают их природу и некоторые нюансы.
Хотя, возможно, он себя и просто накручивает. Напряжение последних дней в целом и последних минут в частности уже отчетливо сказывалось.
Стареет он, что ли... два раза подряд уже неплохо так лопухнуться - такое на его памяти случалось впервые лет с девятнадцати. Тогда его проколы кончились очень печально, и эта перспектива удручала.
- А не получу ли я другую сказку взамен? - Эта мысль настолько напрашивалась самой формулировкой, что не отгадать её было сложно. Не пойдет. Сейчас Брейку нужна была точная информация, а не очередная ложная дорожка, ведущая в тупик или, того хуже, просто в никуда. Тупик хоть можно опознать, уткнувшись в него лбом, а по второму типу ложного пути можно идти бесконечно.
- Мисс Баскервилль, - Лицо молодого человека озарила теплая улыбка, никак не вяжущаяся с колючим взглядом. Глаза цвета замерзшей крови - это страшно, - Признаюсь честно. Вы мне нужны. И я, очень может быть, нужен Вам не менее, а то и больше.
Голос звучал дурашливо-заговорщицки, вот только слова были слишком опасными, чтобы воспринять это как шутку.
- Вам нужен человек в Пандоре? - Тонкие пальцы рассеянно подцепили перепачканную в крови розовую прядку и принялись нежно перебирать волосы, - И не последний среди людей организации, отнюдь... Я могу стать таким человеком. Но взамен мне нужен человек среди Баскервиллей.
Такие женщины не умеют довольствоваться местом рядового бойца. Весь разговор она вела себя словно королева, разговаривающая с низшим существом, её недостойным, несмотря на то, что была втоптана в грязь, причем буквально, серьезно ранена и вообще-то практически в заложниках. Чем больше Ксарксис следил за ней, тем больше понимал, что так просто её упускать будет непростительным расточительством. У Баскервиллей, судя по всему, отсутствовала четкая иерархия, был Глен и были его слуги. Но даже при таком раскладе не может существовать абсолютного равенства среди последних, кто-то будет харизматичнее, сильнее как личность - и он будет стоить большего внимания, чем остальные.
Она была именно такой.
- Будем друзьями? - по-детски беззаботно предложил контрактор.
Пока ему хватит и её согласия. Просто соглашение о сотрудничестве - подобная встреча вряд ли могла дать большее. А там... а там посмотрим...

Отредактировано Xarxes Break (2011-02-16 22:34:42)

+1

12

Чувствительность сломанного запястья медленно, но верно возвращалась. В этот раз кости срастались быстрее обычного – видимо, перелом был не таким критичным, как показалось сначала. Шарлотта осторожно пошевелила пальцами, оценивая их способность к быстрым и ловким движениям, и невольно усмехнулась – еще несколько минут, и она сумеет подобрать валяющийся под плащом кинжал достаточно быстро, а лезвие в другой руке, испачканное ее собственной кровью, послужит временным оружием, если вдруг только сросшиеся кости подведут.
Однако этот странный человек начал говорить не менее странные вещи. Лотти не думала, что он купится на ее предложение обменяться сказочками – он не казался настолько наивным, а она, в свою очередь, не была настолько наивна, чтобы всерьез положиться на возможность услышать какую-нибудь занимательную историю. Баскервилль просто пыталась выиграть время, чтобы позволить своему телу вновь обрести обычную подвижность, не причиняющую боли. Только теперь, судя по всему, ей это не требовалось больше.
- Друзьями? Человек в Пандоре? Предлагаешь мне… - слова словно вырвались сами. Шарлотта не успела как следует оценить предложение, взвесить все «за» и «против», обдумать, найти подходящий колкий ответ… Откровенного предложения о сотрудничестве она ожидать не могла. Подумаешь, случайная встреча, единичный обмен информацией, который больше не повторится. Ну, порезвились чуть-чуть, сломали даме запястье, прокололи даме животик… А дама уже собиралась ответить чем-нибудь похожим. Странный красноглазый человек, в чьих способностях не приходилось сомневаться, разрушил все ее планы на ближайшие несколько минут их совместного существования. Разрушил с громким треском, почти грохотом, оглушив ее настолько, что она открыто показала свое удивление и забыла поморщиться от боли, которую должна была приносить кошмарная рана под ребрами. Еще одно неприятное упущение в списке всех неприятных упущений, которые Шарлотта умудрилась допустить сегодняшним вечером.
- Значит, человек среди Баскервиллей в обмен на... - не договорив, девушка окинула оценивающим взглядом своего оппонента, будто бы прикидывая, сгодится ли он для той работенки, которую леди Баскервилль для  него припасла. То тряпье, в которое вырядился этот член Пандоры, явно было обычным маскарадом. Но кого обманут лохмотья? Его хитрость, умение вести... беседу с применением оружия, его цепкий, внимательный и прямой взгляд и уверенность слов и движений... Шарлотта сама была неплохой актрисой и не отрицала наличия таких способностей у других, но почему-то была уверена, что его предложение – абсолютно откровенно, а утверждение, что он далеко не последний человек в Пандоре, не было похвальбой или попыткой убедить и обмануть, но было констатацией факта. Приятно, когда с тобой говорят открыто и честно. И не втыкают в тело разнообразные острые предметы.
Оценив открывающиеся возможности и богатый список неприятностей, который может принести подобная «дружба», Шарлотта улыбнулась этому красноглазому типу. И даже почти без безумства, только слегка насмешливо, чтобы не строил наивных предположений о ее доверчивости. Согласиться просто так было бы слишком опрометчиво, но и отказываться не стоило – предложение было заманчивым, пусть и опасным. Лотти тут же вспомнила Винсента, который умудрялся работать на два... Нет, пожалуй, на три фронта. Чем этот человек хуже Найтрея? Чем опаснее? Дополнительный источник информации полезен всегда, а убедиться в ее правдивости поможет Винсент. Но в крайнем случае – уж очень он раздражал Шарлотту в последнее время, пусть она и не показывала этого открыто.  А может, он окажется даже полезнее Винсента? Информацию о Посланниках Бездны нетрудно подтасовать, хотя, скорее всего, необходимости в этом не будет  – Баскервилли сами знают не так много, как хотелось бы. Просто следуют приказам.
- Хотите сотрудничать? С одним условием, мой загадочный друг. Вы отпустите меня сейчас, не задавая лишних вопросов. – Лотти не была уверена, что находится в том положении, чтобы ставить условия, но из принципа не могла согласиться вот так просто. «Дружба» накладывала определенные обязательства, а раз уж сегодня Шарлотта так удачно оказалась пострадавшей стороной, то почему бы не пойти ей навстречу?
- Пожмем руки?.. – улыбка, насмешливый блеск в глазах, испарившиеся остатки безумства – леди Баскервилль была серьезна как никогда. А то, что она протянула молодому человеку руку, которую он сам сломал, но которая вновь обрела подвижность, было своеобразным жестом доверия с ее стороны. Опрометчивого, безумного доверия, ведь она собиралась неожиданно воспользоваться снова здоровой рукой. И только сознательно лишив себя этой возможности, Лотти невольно напряглась: если ее обманывают, то придется туго. Но руку не опустила и взгляда не отвела. Ошибка за ошибкой, но будь что будет. Не впервой.

Отредактировано Charlotte Baskerville (2011-02-18 23:06:07)

+1

13

Явное удивление девушки послужило сигналом тому, что в этот раз короткая речь явно достигла цели. Брейк даже позволил улыбке на мгновение окраситься торжеством. Вот теперь разговор приобрел нужное направление.
Ему в самом деле нужна информация. Стабильно, оперативно и из первых рук, а не через месяц после того, как она устареет, и через десятую голову. Эта юная леди могла её предоставить. Конечно, отнюдь не факт, что она будет говорить правду... но, если принимать её данные с учетом этого фактора и сопоставлять с тем, что дает Пандора, из этого тоже можно извлечь пользу, и порой немалую. А если учесть, что он выглядит предателем организации (никто другой в своем уме не выдаст идею о сотрудничестве с Баскервиллями), Ксарксису может обломиться и что-то действительно любопытное.
Всерьез о предательстве "Пандоры" Шляпник пока не думал. Ему там было комфортно и удобно, но если эта работа превратится в балласт - она потеряет смысл. От того, что мешает в пути к своей цели, нужно избавляться, Брейк всю жизнь руководствовался этим принципом и искренне считал его верным. Вот только... кое-что мешало. Кое-кто.
...В любом случае, ему нужна эта связь. А действовать лучше по ситуации.
- Как скажите, юная леди, - улыбнулся контрактор. Возможно, это было слишком рискованно. Даже почти наверняка было. Но так рискнуть стоило. А если это окажется ошибкой... что ж, тогда её последствия в первую очередь его и ударят в итоге. Не в первый раз ему расплачиваться за свои глупости.
"Надо же. Уже зажила?" - Чертовски любопытные способности. Ну да ладно, это сейчас неважно. Просто очередная пометка в мыслях - все пригодится. Контрактор обхватил тонкую кисть девушки и первым делом помог подняться. Почти физически ощутил рядом холодную сталь ножа, видимо, спрятанного где-то в складках плаща. Рефлексы норовили заставить оттолкнуть и сразу схватиться за меч, но этот порыв Ксарксис подавил. Доверие за доверие. Возможно, глупость, и она ему аукнется, но если сейчас не получится создать хотя бы иллюзию какой-то миролюбивости - плакали все результаты этой дикой беседы.
Куда там кэрролловскому безумному чаепитию... такой сумасшедший разговор уважаемому Чарльзу Людвиджу не снился.
Брейк с невольной осторожностью (все же странновато было смотреть на совершенно спокойно работающую полчаса назад собственноручно сломанную кисть) пожал изящную длинную ладонь. Кажется, у него на руке после этого осталась кровь. Неудивительно. Веселое начало сотрудничества, ничего не скажешь.
- Рад, что мы нашли общий язык.
Пожалуй, на сегодня хватит. Конечно, стоило бы разузнать, почему, собственно, Баскервилли здесь ошиваются, но этим можно заняться и позже, злоупотреблять сразу же полученными возможностями не стоит. Пора сворачивать лавочку и разбегаться. Еще заметит кто-нибудь лишний... проблем потом не оберешься. А это можно вытянуть из нежданной "сообщницы" и позже.
- ...Но теперь я вынужден Вас покинуть. Боюсь, меня скоро хватятся.
Не скоро, его и отправляли сюда, прекрасно зная, что все это может сильно затянуться, но повод удобный.
Только что-то он забыл. Ах, да...
- Ксарксис Брейк, - коротко бросил Шляпник через плечо, отвернувшись и направляясь в сторону ближайшей оживленной улицы.
Одно дело сделано. Неплохо.
[Библиотека]

Отредактировано Xarxes Break (2011-05-22 21:15:18)

0

14

Еще одно удивление, еще одна неожиданность. Правда, не такая ошеломляющая, как предложение о сотрудничестве, но все-таки Шарлотта ожидала подвоха. Хоть какого-то. Вместо него – торжествующая улыбка на губах человека, который явно добился, чего хотел, который доволен результатами этой неожиданной встречи. Доволен и не скрывает этого, а Лотти все еще опасается, что втянула сама себя в то, что может обернуться круто не только для нее, но и для остальных Баскервиллей – если вдруг правда об этой «дружбе» выплывет наружу и с ее стороны, и в Пандоре. Впрочем, жизнь члена Дома Баскервилль всегда была полна риска, поэтому Шарлотта не привыкла долго жалеть о содеянном и тщательно анализировать поступки. Мнимое бессмертие закрывает глаза на истинную жестокость реального мира, учит преуменьшать степень риска… И удивляться, когда становится поздно.
Шарлотта медленно поднялась с колен – рана еще давала о себе знать ноющей болью. Доверительный жест поддержки со стороны этого человека заставил леди Баскервилль невольно усмехнуться: это ведь такой шанс воспользоваться случаем – и проколоть ненавистного прислужника четырех Домов! Но шанс был упущен еще пару минут назад, когда она согласилась сотрудничать. Какие бы слухи о бесчувственности и безнравственности Баскервиллей не ходили, элементарные понятия о чести и честности были у каждого из них – просто проявлялись специфически. Так, чтобы было удобно.
- Взаимно. И стоило это малой крови, к счастью, - насмешливая улыбочка снова появилась на губах, исказив черты лица девушки, – ни одна из ее улыбок не обходилась без безумных искорок во взгляде. Что именно она имела в виду – себя ли, окровавленную, или этого пандоровца, который тоже получил бы свое – можно было только гадать.
Судя по всему, от Шарлотты больше ничего не требовалось. Немного странно – ему достаточно одного ее согласия? Но она не могла не воспользоваться случаем уйти сейчас – слишком много времени Лотти провела здесь, а впереди ее ждал новый день. И, возможно, новые знакомства… Не менее интересные знакомства. Поэтому Шарлотта ответила молчанием, когда ее новый «друг» объявил о необходимости возвращаться туда, откуда пришел. К своей Пандоре, герцогским Домам, этим ничтожным… На миг внутри все дрогнуло – она опять в красках представила себе, что же будет, узнай другие, что Шарлотта начала двойную игру. Но как дрогнуло – так и забылось.
- Ксарксис Брейк… - тихо мурлыкнула Лотти себе под нос, глядя в спину удаляющегося молодого человека. Такое колючее имя, наверняка, как и сам его носитель… Колючее, не слишком приятное слуху, но и по-своему интересное – в самый раз для такого, как он. Имя, которое стоит запомнить и уже никогда не забывать – слишком ценное приобретение.
Лотти еще постояла некоторое время, посматривая по сторонам, вглядываясь в каждую тень, – она и теперь ожидала подвоха. Но раз ничего необычного – можно возвращаться: Шарлотта подняла свой кинжал, накинула на голову капюшон и запахнула плащ поплотнее – стало прохладно, а она заметила это только сейчас. Развернулась, направившись в противоположную Брейку сторону – в самое сердце трущоб, где ее должна была ждать Лили. Рука все еще сжимала не слишком острое лезвие ножа, но недолго – эта игрушка не смогла нанести ей смертельную рану – значит, она ничего не стоит. Несколько шагов – и остатки ножичка полетели в кучу мусора. Вместе с остатками боли под ребрами.

-----------> Заброшенный дом в сердце трущоб

Отредактировано Charlotte Baskerville (2011-02-28 17:54:06)

+1

15

<----Рыночная площадь.
Когда точка «Трущобы» была достигнута, Мария выдохнула и прижалась плечом к стенке, тяжело дыша. Ноги начинали подкашиваться, но она, мотнув головой, заставила себя продолжить путь. Она обернулась – сзади никого не было. Его нет? Скорее всего, забросил эту идею куда подальше. Предчувствие опасности отступило и сердце медленно возвращалось к обычному ритму. Мария сунула руку под плащ, проверяя, ничего ли она не потеряла. Во время краткой пробежки  она слышала, будто что-то упало. Или же показалось?
Сглотнув, она поправила капюшон плаща и вернулась к кварталу, который вел в трущобы. В темноте что-то блестело. Еще раз сунула руку в карман плаща – из мешочка выпала монета, а за ней просились и другие.
-Черт, - с легкой злостью произнесла про себя Мария. – Так ведь все свое «богатство» растеряю.
Она подошла к блестящему кружку и наклонилась, чтобы его подобрать, но чья то рука в перчатке успела схватить его перед самым носом девушки. Отойдя на шаг и взглянув на недоброжелателя, Миллер побледнела. Это был тот же человек в форме, что схватил её за плечо.
-Вот же..
Пока она тянула руку к монете, он успел схватить и её саму. Это было настолько неожиданно, что Миллер даже не успела её отдернуть.
-Отпустите…меня, - сказала она, пытаясь вырваться из хватки.
  Хватка была довольно крепкой, к тому же, когда девушка пыталась отойти назад, её тянули на себя. Свободной рукой ей ничего не оставалось, как нащупать свою верную подругу дней суровых и, вынув её из ножн, резко взмахнуть, отпугивая недоброжелателя. Отрезать руки или конечности она еще не была готова морально, а вот напугать или заставить выполнить свои требования-  вполне. Возможно, навыки владения шпагой были еще не совсем великолепны, но надежды во время обучения она подавала неплохие. Приятно было как-то раз услышать о том, что она сможет постоять за свою госпожу.
Даже юные леди бывают опасны.

0

16

<-----Рыночная площадь

Блейз не то, чтобы спешил, однако и не особенно тормозил по ходу погони. В какой-то момент, когда, казалось, фигура исчезла из виду, он даже подумал, что зря затеял это все. И выбираться из трущоб не самое приятное занятие. Да, в этот момент он уже успел слегка оглядеться и понять, куда занесла его нелегкая. А нелегкая была к нему явно не слишком благосклонна, потому что любой человек, в достаточной степени длительно проживавший в Лебле, прекрасно понимал, что воры и мошенники убегают в трущобы не потому, что там светло, чисто и прекрасно. Совсем не потому. У этого есть две причины: во-первых, там легко потеряться, а во-вторых, что более неприятно, у них там могут найтись подельники и защитники. И если подобных защитников там будет достаточно, то никакое благородство уже не поможет...
Об этом Грей подумал, когда уже шел по трущобам, выискивая хоть какой-то след пропавшего вора. Именно в этот момент на глаза ему попалась монета, сверкнувшая в грязи мостовой трущобной улицы. Выводы были просты: монета поблескивает, значит, новая; монету не завалило грязью, значит, упала не так давно; монета все еще лежит и ее никто не подобрал,  значит, упала не просто недавно а буквально только что. И тот, кто ее обронил, все еще недалеко. А с учетом того, что монеты в трущобах - редкость, значит, ее будут обратно искать. А если не будут, то... какая разница? Где упала одна, там упадет и вторая - в бюджете нашего вора, оказывается, неплохая дыра! И этим стоило воспользоваться. И в тот момент, когда Грей уже подходил к монете из-за своего поворота, она заметил и фигуру вора в плаще, который монету так же приметил. Ну, молодец. Так тебя поймать даже проще.
И в тот момент, когда девушка, а тут не понять, что это девушка, было уже невозможно. Платье все-таки мужчины не носят. Хотя бывают такие, которые пытаются обмануть таким образом...
Так вот, в тот момент, когда вор протянул руку к монете, Блейз, реакция которого была в разы лучше хотя бы по причине его постоянной физической подготовки и определенной сытости, правой рукой подхватил монету, а левой в то же мгновение схватил вора за руку.
А уж когда вор попросил отпустить, сразу стало понятно, что это все-таки девушка. Девушка-девушка, а можно с Вами познако...ого! Шпага в ее руке даже почти внушила Грею праведный ужас. Он даже подумал было, что стоит девушку отпустить с миром. Но увы. Правая рука у молодого человека была свободная, так что он был даже в выигрышной позиции.
- О, дорогая, меня этим не напугать, - ухмыльнулся Блейз, голубой глаз его недобро сверкнул. Он не любил, когда ему угрожают. Терпеть не мог, - опусти булавку.
Однако правая рука у него легла на эфес собственной шпаги, и молодой человек был готов в любой момент выхватить свою "булавку" и ответить на возможный выпад. Хотя ощущение у него было, что девушка фехтовать не умеет. Ну откуда у девушки из трущоб такие умения, действительно? Посему Грей был расслаблен несколько больше, чем было необходимо для серьезного ответа на возможный выпад.

0

17

Maria Miller

"Булавку?!"
Если бы не данное неприятное положение, Мария оскорбилась бы. Впрочем, она чувствовала себя задетой до глубины души прямо сейчас и морально готовила себя к тому, что придется ранить этого борца за справедливость. Не сказать, чтобы от этой идеи ей становилось на сколько бы то ни было лучше, но другого выхода не было. Кроме того, Мария считала своим долгом отплатить за это унизительное название, которое незнакомец посмел дать ее шпаге.
Кричать что-то, подобное фразе "да как вы смеете!", Мария не стала и просто недовольно сжала губы, поудобней перехватив меч. Вот уж нет, кричать она точно не будет, кому это надо?
Девушка дернулась еще раз - для проверки, но все попытки, как и прежде, оказались тщетны. Зато почти упал капюшон, что тоже не добавляло радости и в без того безрадостную ситуацию.
- Отпустите, иначе... - Мария хмуро и очень серьезно смотрела мужчине в лицо, пытаясь придумать, что она, собственно, может сделать с минимальными жертвами с обеих сторон.
Идея пришла за короткую заминку, во время которой Мария успела попытаться наступить на ногу, обутую в сапог. Ну конечно же! Если сказать это достаточно убедительно, то все может получиться…
- Иначе я вас убью! - нашлась Мария; она сказала это так горячо и отчаянно, как только могла.
Конечно, никого она убивать не собиралась не только сейчас, но и во всем обозримом будущем. Мысли о подобных вещах и вовсе вызывали у нее неприятные чувства.
Тем не менее, Мария снова подняла шпагу и направила ее в плечо мужчины - быстро, резко и очень решительно. Одновременно же девушка опять попыталась вызволить свою руку, но уже не из желания освободиться: она же сказала, что собирается убивать? Теперь нужна веская причина, по которой Мария не попадет этому незнакомцу прямо в сердце. Вряд ли она не сможет жить, если вдруг случайно прикончит этого мужчину, но несколько ночей ей точно предстоит видеть кошмары и быть мучимой совестью.

0

18

А вообще-то Блейз очень добрый и вежливый. Ну, как добрый... просто он предпочитает не убивать, а насмехаться. И... как вежливый... просто он предпочитает сначала предупредить, а уже потом наказывать. Очень даже тактично предупредить. Например, вот так: "Уважаемый, я планирую Вас наказать! Предпочтительна порка". Ну или как-нибудь еще. Все зависит от того, с кем в тот или иной момент имеет дело мужчина.
А еще... а еще Блейз терпеть не мог, когда ему угрожают. Вне зависимости, считает он человека за противника или нет. Хотя бы потому, что угроза должна быть действительной. Просто, иначе какой смысл угрожать, если впоследствии ты не можешь эту угрозу воплотить в жизнь? М? Вот-вот! Никакого! И вот именно сейчас Блейз искренне считал, что девушка зря это сказала. Для того, чтобы убить его, ей надо было внезапно оказаться мастером фехтования хотя бы на уровне самого Грея. Если не лучше.Тем более что держал он ее за правую руку и искренне сомневался, что она способна серьезно орудовать шпагой еще и левой рукой. И вообще шпага в ее руке казалась ему странной игрушкой, которая явно не девичья...
А уж когда девушка внезапно решила на него напасть... тем более из такого... явно невыгодного положения...
Другое дело, что и для него самого не было особенно удобно атаковать или защищаться в таком положении. Однако как-то быть проткнутым так глупо мужчине совершенно не хотелось, так что он сделал единственное, что, на его взгляд, было верным. Точнее, как... он отпускать девушку не собирался, однако отвести от себя шпагу он планировал.
- Да, дорогая, конечно! - выдал молодой человек, нездорово ухмыльнувшись, на ходу уже почти вытаскивая шпагу, - уже бегу на тот свет.
А вообще не мешало бы у нее эту самую шпагу забрать. Но это он сделает в другой раз, потому что сейчас Грей уже держался за эфес своей и отводить от себя удар шпагой было гораздо удобнее.
Что он и сделал: резким движением он вытащил шпагу из ножен. Собственно, именно этим маневром Грей и отвел удар девушки, упершись эфесом в направленное в плечо лезвие и чуть отклонившись в другую сторону. Причем отклонился-то он как раз по той самой причине, что девушка так неумело пыталась вырвать свою руку, и мужчина, увлеченный ее движением, подался слегка вперед.
Но долго давать ей подобную фору он не собирался, тем более маневр с отводом ее шпаги в сторону удался. А теперь надо было обезвредить противника. Следующим после парирования движением был резкий рывок девушки за руку на себя, одновременно с этим выводя руку со шпагой так, словно он собрался блокировать банальный удар сверху вниз. Другое дело, что этот самый сделанный им рывок должен был заставить теперь уже девушку податься вперед и фактически напороться на лезвие его шпаги. С учетом наличия одежды на противнике, максимум, лезвие только порежет эту самую одежду, не поранив саму девушку. А если уж у нее такая же хорошая реакция, как и уверенность, то она успеет поставить свою шпагу блоком на его. Если сможет, тогда можно и шпаги скрестить, и показать ей, что такое настоящее фехтование.
Уж что-что, а фехтовать маркиз Грей умел виртуозно.

Отредактировано Blaze Gray (2012-03-26 23:33:11)

+1

19

Maria Miller

Марии было страшно настолько, насколько может быть страшно в данном положении девушке с нормальным психическим состоянием.
Ответных движений от противника Мария ожидала, но все же надеялась, что обойдется без этого. В конце концов, она не хотела насилия, ей нужно было убежать.
Мария охнула, когда ее удар отклонили - достаточно умело, как она смогла понять. Разом стало гораздо страшнее, чем было до этого. Девушку повело было в сторону, следом за шпагой, но ее и вовсе схватили за руку и дернули.
- Да что вы!.. - взвизгнула Мария, но так и не закончила предложение.
Меч противника был направлен в нее.
"Главное, - подумала Мария на удивление хладнокровно, - не показать, что я боюсь".
Наотмашь ударив шпагой, Мария чуть не ткнулась лицом в грудь незнакомца, прогнулась в спине и зажмурилась - движение корпуса вперед остановить не получилось. Послышался лязг металла о металл, но перед этим девушка почувствовала, как треснул край плаща. Надеяться на то, что ткань порвалась от резкого рывка вперед, не приходилось.
Мария тут же шарахнулась в сторону, удерживая мечи скрещенными - правда, лишь кончиком шпаги. Вроде, битвы, как таковой, еще не было, но девушка уже дышала так, будто пробежала огромное расстояние. Она сверкнула глазами, больше не пытаясь вырваться и чувствуя, как сильно колотится сердце.
Скользнув лезвием шпаги по мечу, Мария опять сделала выпад, на этот раз, чтобы оттолкнуть оружие противника, и тут же вскинула руку с собственным, готовясь защищаться. Ей казалось, что такая тактика будет в разы проще простого нападения - по крайней мере, ей уже показали, что ее удары могут парировать.

Отредактировано PANDORA HEARTS (2012-04-09 01:01:25)

0

20

3 игровой день.
21 июля, утро, 6:00 - 12:00.
Тепло и солнечно.

Начало игры.

Линда ненавидела душную погоду, а еще - эти улицы. За достаточно приличные годы прожитой жизни она привыкла ко всему, даже к грязным переулкам со снующими туда-сюда крысами. И все же она предпочла бы обитать в более пригодных для людей местах.
Ну, хорошо, в пригодных для людей, имеющих достаточно уважения к собственным персонам.
Между тем, она шла именно по тому самому району Лебле, где промышляли всякого рода люди падшие. Сейчас Линда обитала в небольшом домике, стоявшем на, если можно так сказать, границе района приличного и неприличного. Дом, разумеется, ей не принадлежал, да и не мог принадлежать - местечко, любезно предоставленное нынешним ухажером, оставляло желать лучшего, но все же было практически собственным углом.
За всю свою жизнь Линда вообще свыклась с мыслью, что хорошо уже тогда, когда есть кровать с чистым постельным бельем, вода для умывания и сменная одежда. И, конечно же, еда.
Именно за ней направлялась Линда, негромко стуча низкими каблуками по каменной дороге и обмахиваясь веером. Мужчины провожали ее взглядами, хоть Риверсонг надела достаточно скромное платье, что одновременно и радовало, и вызывало беспокойство. Конечно, если кто-то попытается затащить ее в подворотню с какими бы то ни было грязными помыслами, Чаки не оставит мерзавца в живых, но хотелось бы обойтись без подобных крайностей.
"Чего-то не хватает", - вдруг поняла Линда, но продолжила идти вперед.
Через несколько шагов она осознала, что, собравшись идти на рынок, совершенно позабыла о корзине. Остановившись, женщина досадливо хлопнула себя по бедру и сильнее замахала веером, недовольно поджав губы. Возвращаться назад отчаянно не хотелось, но у нее не было выбора.
Решив идти немного другим путем, сокращая расстояние, Линда развернулась и быстро застучала каблучками.
За первым же поворотом Линда замерла, изумленно глядя перед собой. Какой-то мужчина, достаточно высокий и широкий в плечах, дрался на мечах с девочкой. Нахмурившись, женщина почти решила, что это не ее дело - "Ведь день на улице, нельзя показывать Чаки днем", - как вдруг узнала девчонку. Это была Мария, с которой Риверсонг была знакома вскользь, буквально едва-едва, но вполне достаточно, чтобы попытаться помочь.
Линда рванула вперед, складывая веер и сердито раздувая ноздри.
- Что здесь происходит? - громко и строго спросила она, для пущей суровости хлопнув веером по раскрытой ладони. - А ну-ка немедленно прекратите! Как вы вообще можете поднимать руку на женщину?
Обращалась Линда, разумеется, к незнакомцу. Она быстро встала на приличном расстоянии от дерущихся, причем так, чтобы видеть лицо молодого человека, а не Марии.
- Какая невоспитанность! - припечатала Линда, уперев руки в боки. - Что вам сделала бедная девочка, из-за чего вы теперь пытаетесь заколоть своим мечом?

+1

21

В своей победе Блейз не сомневался нисколько. Стоило начать хотя бы с того, что он держал шпагу в правой руке, в то время как его оппонентка, схваченная за руку, держала оружие в левой. Хоть и вела она себя при этом крайне уверенно, сомневаться в ее проигрыше не приходилось.
Хотя, если уж быть до конца честным, то Грей даже немного корил себя за то, что вытащил шпагу и не обошелся просто захватом. Сейчас он был уже четко уверен в том, что вполне мог обойтись обычным захватом. Девочка явно была испугана и пугать ее еще больше было просто кощунственно со стороны взрослого мужика. Но досада досадой, а дело уже сделано. И бросить шпагу в пыль, чтобы захватить девушку рукой, Блейз был не в состоянии - все-таки это очень важная для него шпага, а вокруг трущобы, как никак...
Его противница провела маневр, чтобы просто оттолкнуть шпагу Грея от себя, и он не сильно этому препятствовал, тем более что она теперь не пыталась вырвать свою руку из его практически мертвой хватки.
- Дорогая, я не собираюсь тебя убивать, - произнес Блейз, не опуская, но и не поднимая шпагу выше, - тебе надо всего лишь вернуть деньги.
Он был готов парировать любой следующий возможный удар. И его не сильно беспокоило то, что она снова попытается сбежать. С учетом того, как она дышит, ей бегать еще недолго. А он - мужик тренированный. И сейчас у него одышки пока еще не было даже. Только чуть быстрее билось сердце.
И тут... на тебе! Как снег на голову посреди лета...
- А ну-ка немедленно прекратите! Как вы вообще можете поднимать руку на женщину? Какая невоспитанность! Что вам сделала бедная девочка, из-за чего вы теперь пытаетесь заколоть своим мечом?
Поначалу Блейз даже не увидел появившуюся из переулка женщину. И даже успел в первую секунду начать себя корить, что, дурак такой, настолько увлекся погоней и игрой с воровкой, что перестал следить за подходами. А ведь это трущобы. И он бы не удивился даже, если бы сейчас его внезапно окружили толпы сброда. Да-да, особые стереотипы человека дворянской крови никуда от Грея не делись с утерей отцовского титула. Он все так же верил, что в трущобах живут тысячи нищих калек, которые ничего, кроме разбоя и грабежа, не умеют. А тут на тебе - звонкий женский голос, который, к слову, не так уж и плох...
Грей ненадолго увел взгляд к защитнице воровки, но после снова вернул его своей противнице - не дай бог, та попробует снова что-нибудь учудить. Например, ткнуть его шпагой, чтобы отпустил. Но он же мужик, он не отпустит!
- И Вас я тоже счастлив видеть, - произнес Грей, почти на женщину уже не глядя, - я преследовал и поймал за руку воровку. И сейчас собираюсь забрать у нее деньги, добытые у пожилой леди столь нечестным трудом.
Но вообще обращаться к женщине в трущобах на "Вы" было для Грея очень странным. И все же... он потом приглядится и решит, как стоит разговаривать с этой внезапной новой собеседницей, а пока...
- Видишь, дорогая, тебя еще и так нечестно защищают, - заметил деланно огорченно Блейз, - давай ты не будешь расстраивать своих защитников и все вернешь?

0

22

Maria Miller

- Я не могу вам их вернуть! - зло ответила Мария.
Ведь она не врала и действительно не могла, ей они были в разы нужнее.
Противник не двигался, словно бы выжидал следующего шага Марии. Девушка волновалась все больше и больше, но продолжала упрямо хмуриться и сжимать губы.
Голос за спиной показался знакомым. Мария дернулась было, чтобы оглянуться, но услышала лязг металла и остановилась. Еще не хватало из-за чьего-то вмешательства потерять деньги или, что хуже, жизнь.
Мужчина отвлекся, но тут же посмотрел на Марию вновь. Девушка скрипнула зубами - как нехорошо, а она ведь готова была уже пнуть его в колено, раз от шпаги нет никакого прока.
- Видишь, дорогая, тебя еще и так нечестно защищают, давай ты не будешь расстраивать своих защитников и все вернешь?
Мария сглотнула. Плевать ей было на защитников, к тому же, она даже не видела, кто пытается вступиться за нее, но ситуация начинала по-настоящему напрягать. Смерти Марии не хотелось, да и тюрьма казалась не слишком хорошим вариантом.
- Отпустите меня, и я отдам деньги, - решилась, наконец, Мария и так расстроилась от собственных же слов, что поспешно отвела взгляд в сторону. Теперь было не понять, что глупее - Миллер или ситуация.
По крайней мере, она всегда сможет украсть еще. Конечно, не сегодня, после такой неудачи, когда Марии пришлось не только побегать с добытым сомнительным богатством, но и едва ли не драться на мечах.
Мария быстро глянула на незнакомца и попыталась медленно отвести свою шпагу в сторону, показывая тем самым, что драться более не намерена.

0

23

Линда строго и очень недовольно щурилась. Экий хам - взял, сцапал девочку, да еще и драться ее заставляет!
К тому же, что совсем оскорбило женщину, - на нее саму, на Линду Риверсонг, бросили только какой-то короткий быстрый взгляд!
"Наглец", - она горделиво приподняла подбородок и сжала в руках веер так сильно, что он едва не хрустнул.
- И Вас я тоже счастлив видеть, я преследовал и поймал за руку воровку. И сейчас собираюсь забрать у нее деньги, добытые у пожилой леди столь нечестным трудом.
На какие-то доли секунд Линда перестала сердито раздувать ноздри и смотреть на молодого человека с откровенной недоброжелательностью. Пожалуй, действительно не стоило влезать в ситуацию, не разобравшись в ней до конца. Хоть она и знала Марию, но знакомство их было едва ли не "шапочное", поэтому ручаться за то, что девочка не станет воровать у кого-то деньги или делать что-либо предосудительное, Линда не могла.
Тем не менее, Риверсонг сама не являлась положительной во всех отношениях женщиной, да и не могла назвать себя хоть сколько-нибудь хорошей, положа руку на сердце.
Практически сразу Линда опять нахмурилась и красиво скривила губы - так, словно тренировалась это делать несколько дней подряд, не отходя от зеркала.
- Даже если она и украла, это значит, что у девочки не было иного выбора, - упрямо ответствовала женщина. - У людей, между прочим, бывают разные проблемы, особенно у тех, которые живут здесь. Опустите ваше оружие немедленно!
- Видишь, дорогая, тебя еще и так нечестно защищают, давай ты не будешь расстраивать своих защитников и все вернешь? - заговорил мужчина, обращаясь к Марии.
Линда открыла веер и начала обмахивать свои лицо и грудь быстрыми нервными движениями. Вот же незадача - похоже, Мария действительно украла деньги, а теперь не хочет их отдавать. И не сказать, что это было таким уж странным, ведь никто, ни один вор не пожелал бы признать факт кражи, если он только не окончательно сошел с ума.
- Отпустите меня, и я отдам деньги, - Линде показалось, что девочка сама испугалась собственных слов.
Вмиг почувствовал столько сочувствия, сколько не испытывала за все те пару минут, что ей пришлось стоять здесь, Линда сложила веер и широко распахнула глаза.
- Ах!.. - выдохнула она, подскочила к мужчине и цапнула его за рукав, пытаясь повернуть и заглянуть в лицо. - Вы видите? Она готова отдать то, что украла, перестаньте мучить бедную девочку!
Линда бросила быстрый взгляд на скрещенные мечи, потом на Марию, серьезную и потерпевшую страшную неудачу, а после снова принялась пялиться на незнакомца.

0

24

- Невозможного не существует! - бодро объявил Блейз, которого уже начала порядком раздражать ситуация. Это называется, получил несколько часов, чтобы прогуляться по городу и купить любимых булочек. И тут на тебе! Счастье есть, даже в двух экземплярах! И где счастье-то? В трущобах! Ну это же надо было, а! Но, впрочем, делать нечего. Все равно уже влез, куда не особенно просили...
С другой стороны он все-таки сотрудник органов правопорядка, хоть и несколько необычных органов. Печени там, например, или почки... впрочем, Пандора вполне могла сойти за мозг. Но не за сердце, это определенно. Между тем разворачивающиеся события как не забавляли, так забавлять и не начали. И это сильно печалило мужчину. Гораздо забавнее было бы, если бы, например, леди, которая девушку защищает, тоже выхватила шпагу и они устроили бы показательный спарринг на троих. Другое дело, что побеждать в бою женщин - дело позорное. Хуже этого может быть только проигрыш женщине. Да и вообще... тот факт, что Блейз оголил шпагу, внезапно начал Грея смущать. Он же мог логично догадаться, что девочка слабо умеет орудовать тем, что держит в руке. И он ведь мог обезоружить ее и так. Но зачем-то достал свою.. ох, какой позор!
Быстрым движением, даже не придерживая ножен, Блейз убрал шпагу, продолжая смотреть на Марию. Дело в том, что он совсем не хотел бегать просто так. Ну, пробежка по утрам это, конечно, замечательно, но все-таки зазря оказаться в трущобах - это очень печально.
- Леди, выбор есть всегда, - мрачно объявил Грей, которому по жизни обычно очень везло. Но этого знать не обязательно. Тем более двум девушкам в закоулках города.
- Хорошо! - молодой человек внезапно сжалился над воровкой и решил проявить благородство, - я отпускаю тебя. Ты возвращаешь мне половину того, что украла, а вторую половину... будем считать, что я пожертвовал деньги в фонд неимущих.
Да, манерами, когда Блейз разговаривал с кем-то ниже его по статусу, мужчина не блистал. И все же... благородство есть благородство. А теперь... девочка, если она гордая, вернет все. Если умная, вернет половину и убежит. Если глупая, то попытается убежать.
И чтобы предупредить такой возможный исход, Грей резко притянул девушку к себе и почти на ухо негромко произнес:
- Не пытайся сбежать сразу. Я умею ломать шею двумя пальцами, - шепот прозвучал крайне угрожающе.
В общем-то Блейз шутил. Шутки у него никогда не отличались добротой. Тем более шутки, в которых от шутки есть лишь малая доля.
После этих слов, Грей взглянул на защитницу воровки еще раз и произнес:
- Видите? Все. Отпускаю, - с этими словами он отпустил девушку, которую все это время держал за руку. Однако взгляд своего единственного глаза он все-таки вернул воровке, дабы та действительно не рискнула просто сбежать. Он очень не любил, когда его обманывают, и наказывал это очень жестоко.

0

25

Maria Miller

Страх практически пропал. Теперь, когда за Марию заступалась неизвестная женщина - может, даже леди, - бояться не было смысла. по крайней мере, можно было надеяться, что незнакомец, так рьяно борющийся за правильность поступков и прочее, что можно привязать к данной ситуации, не станет убивать кого бы то ни было на глазах очевидцев.
Да и, в конце концов, Марии ничего не будет стоить украсть еще.
"Глупая, надо было сразу отдать ему все и уйти, чтобы он наконец-то отвязался".
- Леди, выбор есть всегда.
Мария скривила губы - у нее обычно выбора либо не было, либо приходилось выбирать из двух зол меньшую. Например, как сейчас.
- Хорошо! Я отпускаю тебя. Ты возвращаешь мне половину того, что украла, а вторую половину... будем считать, что я пожертвовал деньги в фонд неимущих.
Мария недоверчиво уставилась на мужчину. С чего он передумал, понять было невозможно. Конечно, вероятнее всего, ему просто надоело возиться с юной воровкой. Если же на ситуацию повлияло появление неожиданной заступницы, то... впрочем, значения это не имело, Мария все равно не собиралась ее благодарить.
Мужчина дернул Марию на себя и прошипел угрозу. Девушку передернуло, и она уставилась блюстителю порядка прямо в глаза с мрачным упрямством.
- И не думала, - сквозь зубы процедила Миллер.
Отпустив ее, мужчина продолжил следить взглядом. С каменным выражением лица Мария достала из-за пазухи деньги, одновременно пряча шпагу. Освободившейся рукой девушка загребла небольшую часть монет, которая была немногим меньше половины, и сунула ее в карман, а оставшиеся деньги вложила в руки мужчине.
- Неимущие вам благодарны, - оповестила она, присев в легком, скорее, символическом реверансе.
Мария повела плечами, глянула на женщину, но так и не смогла вспомнить, как ее зовут. Возможно, она просто встречалась Миллер где-нибудь на улице.
- Спасибо, - все-таки поблагодарила Мария.
Не теряя больше не минуты и боясь, что мужчина передумает, Мария пошла прочь, спеша скрыться за каким-нибудь из ближайших домов. Шагов через пять она и вовсе пустилась бежать, не оглядываясь на то.ч то происходит у нее за спиной.

0

26

Мужчина наконец-то убрал шпагу, и Линда отступила назад, выжидая развязки событий: что бы дальше ни происходило, по крайней мере, не прольется ничья кровь. Хоть сама Риверсонг не была примером милосердия и добросердечности, лишние кровопролития никогда не доставляли ей удовольствия.
Марии была предложена достаточно удачная альтернатива решения проблемы. Линда кивнула, будто по-настоящему была причастна к разворачивающейся ситуации, будто не просто проходила мимо и вмешалась, а была здесь изначально.
Будто бы она была близка с кем-то из этих двоих, чего ни разу в жизни не случалось и вряд ли случится. С Марией все понятно, она, возможно, мелькнет как-нибудь в поле зрения Линды, когда будет случайно проходить мимо или попадет в какую-то неприятность, о которой будут трезвонить даже в таком низком обществе, в котором они обе вертелись. Другое дело этот мужчина - он попросту правилен, до той самой степени, что кто-то определенно доверил бы ему если не жизнь, то какое-то важное решение. Такие, как он, в трущобах бывают редко, когда их приводит долг. И таким, конечно же, не нужны барышни легкого поведения в числе знакомых.
Не то чтобы по Линде было заметно, как она, так сказать, проводит свое свободное время, но, как ей казалось, что-то из этого разряда невозможно скрыть.
Девочку отпустили, но убежать она не поспешила. Мужчина что-то сказал ей, но Линда не вслушивалась.
В какой-то миг Риверсонг решила для себя, что, случись сейчас что-то плохое, она позовет Чаки. Хотя чего его звать, когда он явно где-то поблизости - Линда никогда еще в последнее время не теряла ощущения его незримого присутствия. Как ангел-хранитель, только со своими профессиональными особенностями.
- Видите? Все. Отпускаю, - оповестил мужчина.
- Вижу, - согласилась Линда, внимательно глядя на Марию.
Та отдала часть денег, а после быстро сбежала. Перед этим она поблагодарила Риверсонг, но у Линды сложилось впечатление, что это "спасибо" было вымученным.
"Устала, бедная девочка", - решила для себя женщина и улыбнулась в спину воровке.
Линда перевела взгляд на оставшегося поблизости мужчину. Она наконец-то открыла веер и пару раз обмахнула им лицо - все-таки погода была невыносима.
- Вы очень благородно поступили, - сказала Линда, складывая веер и сжимая его в обеих ладонях. Она улыбнулась так, будто от поступка мужчины зависела ее собственная судьба.
Линда взглянула на руки незнакомца, задумавшись. Она не чувствовала своей вины, но хотелось быть хотя бы чуточку положительной.
- Раз я влезла в это, - сказала Линда, дернув выбившуюся из косы прядь, - я должна вернуть вам ту часть денег, которую забрала девочка. Негоже мне будет встрять в эту вашу ситуацию и уйти, ничего толком не сделав.
Не сказать, чтобы у Риверсонг было много денег, но она точно могла сказать, что знает, где и как достать ту часть, которую она собиралась отдать.

0

27

Если бы не факт внезапной заступницы эта девочка обязательно ответила бы Грею за такое неподобающее леди поведение. И за то, что так двинула ему под дых тоже. Это было неприятно и оно несколько запомнилось мужчине. И ничего удивительного в этом, естественно, не было. Все-таки отчасти это было уязвленное самолюбие.
Он получил деньги от девушки и потом уже спокойно проследил взглядом за тем, как она быстро убегает.
"Отлично," - пронеслось в голове молодого человека, - "вот я отпустил воровку. В принципе, конечно, я не занимаюсь обычно такими делами. Мне не до этого. Но... что бы сказать... ладно, скажу им, что она выкинула кошелек, потому что перепугалась погони... может быть, оно сойдет за правду..."
Он бегло просмотрел количество денег, добавил туда монету, а после ссыпал все в мешочек, который подобрал во время погони. Тот был весь в грязи, что только подтверждало версию Блейза, будто вор выбросил деньги. Хотя самому Грею это казалось совершенно абсурдным. Но делать нечего. Он же отпустил девчонку, не так ли? Так что нечего жаловаться. Хотя он и не жаловался, не так ли?
После он дополнил мешочек монетами из своего кармана и теперь уже получил возможность оглядеть свою внезапную собеседницу. При условии, что должен был сделать это уже давно. В трущобах леди не ходят, не так ли? Значит, эта дама не была из благородных наверняка и, возможно, жила где-то неподалеку. До того Грей как-то об этом совсем не подумал. А стоило бы. Потому что в таком случае он ведь мог даже не обратить внимания на возмущения сией девушки, не так ли?
Но подумал об этом пандорец несколько позже, чем должен был. Но корить себя за это он не торопился. Девушка, что стояла перед ним была красива, и не отметить это он попросту не мог. А уж как она улыбалась. В этот момент Блейз подумал, что, наверное, будь она дамой благородной, он бы за ней приударил и, возможно, потом еще и женился. Все-таки выглядела она крайне обольстительно. А раз живет она в трущобах, то вряд ли откажется от внезапного общения с кем-то хоть чуть-чуть выше ее собственного положения.
- Это моя профессия, - усмехнулся Грей, оглядывая девушку голубым своим взглядом единственного глаза. А потом, не реагируя на ее слова о том, чтобы возместить ущерб, он чуть поклонился, - мое имя Блейз Грей, и я к вашим услугам.
Теперь уже улыбнулся сам мужчина. Улыбаться умел и он. Благо сам парень видный, да еще и с боевым ранением. Женщины обычно таких любят, и Блейз не раз этим пользовался.

+1

28

Линда внимательно следила за мужчиной - за тем, как он пересчитал монеты и добавил туда свои, будто и не слышал ее предложения. Женщина повела плечом и не стала спорить. Она с детства привыкла пользоваться удачными возможностями, а раз есть шанс оставить при себе деньги, то от него нельзя было отказываться.
Расправившись с подсчетами, незнакомец стал разглядывать Линду. К этому Риверсонг тоже привыкла, к тому же, считала подобные разглядывания вполне нормальными. По большей части, она зарабатывала деньги именно своей внешностью, чего не стыдилась. Линда, в свою очередь, стала пристальней присматриваться к мужчине, даже без лишнего стеснения пялилась на его повязку на глазу.
"Интересно, он действительно одноглазый или повязка исключительно для создания образа?"
Линда знала мужчин, которые не только без острой надобности носили повязки на глаз, но и рисовали шрамы. Это могло показаться нелепым, но Риверсонг настолько свыклась с любовью отдельных персон привлечь к себе лишнее внимание, что воспринимала подобные глупости со спокойствием и равнодушием.
- Это моя профессия, мое имя Блейз Грей, и я к вашим услугам.
Линда с откровенным кокетством похлопала ресницами. Этот Грей явно осознавал, что имеет интересную внешность, как и Риверсонг осознавала собственную привлекательность.
"И кто кого перефлиртует?" - весело подумала женщина.
Сделав легкий, но словно бы замедленный и задумчивый книксен, Линда улыбнулась. Она очень надеялась, что этот переход со строгости на едва ли не перемигивание не выглядит слишком нелепым.
"Он не может быть нелепым", - самоуверенно подумала Риверсонг. В собственном актерском таланте она сомневалась не больше, чем в своей внешности.
- Линда Риверсонг, - представилась Линда.
Отпустив юбку, женщина погладила веер и хлопнула по мешочку с деньгами, прикрепленному к поясу. Несколько монет стукнулись друг о друга с негромким звоном.
- И я очень надеюсь, что мне не придется прибегать к тем самым услугам, которые вы предоставляли женщине с пропавшим кошельком, - продолжила Риверсонг. - Очень не хотелось бы в одночасье потерять деньги.

0

29

Для Грея в резком переходе интонаций разговора ничего особенного не было. Хотя бы потому, что факт раздражения совсем недавно благополучно смылся с места преступления. Впрочем, на сей момент Блейз даже не жалел о том, что отпустил девчонку. Ибо получил возможность пообщаться с красивой женщиной. А такого молодей человек упускать не любил. И если бы успел заранее нагрубить, то наверняка бы упустил свой шанс. Шанс чего? Это уже другой вопрос. Безусловно, ничего серьезного, тем более сразу, он не планировал. Однако...
Женщина есть женщина. И женщину нужно уважать любую, если она способна соответствовать этому уважению. Исходя из того, какой сейчас предстала перед пандоровцем, Линда Риверсонг вполне способна была поддержать эту ауру очарования, которая появилась у нее сразу же, как только раздражающий фактор в лице мелкой воровки скрылся с глаз.
Итак, о чем тут речь? О том, что встретились две страсти. В том смысле, что рыжий в волосах - это все-таки цвет особенный. И таких людей не очень-то и много. По крайней мере, с настоящим насыщенным рыжим, а не таким подобием, которое и цветом-то назвать язык не поворачивается.
Впрочем, вот оно, прекрасие. Прямо перед Блейзом сейчас, чем Блейз, безусловно, был очень даже доволен.
Левая бровь Грея взметнулась вверх, когда он усмехнулся, уловив движение веера девушки и этот прозрачный намек, который можно было понять как угодно. Однако молодой человек предпочел выбрать наиболее благоприятный для себя вариант. И, судя по взгляду девушки, он выбрал верный вариант, точнее расценил его как верный.
- О, я еще не закончил оказывать ей услугу, - женщина заставила Блейза задуматься. Действительно, не может та пожилая леди долго ждать, пока ей вернут деньги. Хотя, конечно, Грей мог вернуть в участок попросту, а там леди получит свой кошелек обратно. Тут проблема небольшая. С другой стороны лучше было вернуть ей лично. Вот ведь вопрос, - могу ли я осведомиться о ваших планах? - легкая и в то же время лучезарно-обольстительная улыбка могла заставить думать двояко, - быть может, я составлю вам компанию, дабы подобная услуга вам не понадобилась?
О, да... знала бы это девушка сейчас, что ей планирует составить компанию "потерянный" герцог...

0

30

На сходство цветов волос Линда не обратила должного внимания, ее взгляд продолжала привлекать повязка на глазу Блейза. Спрашивать было неловко, особенно на таких началах общения. Это было бы подобно вопросу о возрасте по отношению к любой женщине - так она считала.
- О, я еще не закончил оказывать ей услугу.
Линда улыбнулась. Конечно, станет и столь вежливый молодой мужчина бросать старушку на полпути? Или не старушку, это не имело значения, просто Блейз так и представлялся Риверсонг стоящим рядом с пожилой женщиной и обещающим сделать все, что в его силах.
- Могу ли я осведомиться о ваших планах? Быть может, я составлю вам компанию, дабы подобная услуга вам не понадобилась?
Грей улыбался так, будто уже догадался о профессиональной деятельности Линды и готов бы стать одним из источников ее дохода. Но женщина знала, что скрывается не просто хорошо, а превосходно, и с первого взгляда невозможно понять, что она бытует содержанкой у различных мужчин вот уже несколько лет к ряду.
Значит, Блейз ничего не знал и действительно был доволен общением, а не рассчитывал на какие бы то ни было специфические умения с ее стороны.
Линда одернула себя, попытавшись перестать искать повсюду двойное дно.
Она приблизилась к Блейзу и взяла его под локоть, неотрывно глядя в глаза.
- Я направлялась на рынок за продуктами, но каким-то странным образом умудрилась забыть дома корзину, поэтому решила срезать путь и попала в эти места. И я была бы вам очень благодарна, господин Грей, если бы вы сопровождали меня и не дали в обиду, случись что плохое, - Риверсонг открыла веер и обмахнула им лицо, не отводя взгляда от лица Блейза. Мысленно она аплодировала себе, ведь теперь можно было подумать, что она по-настоящему приличная женщина. Дом на границе с трущобами не так клеймил, как проживание в самих трущобах.

0


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Столица Лебле » Трущобы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC