Pandora Hearts RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Вне времени » AU. Жених жаждет крови или невеста никого не будет убивать!


AU. Жених жаждет крови или невеста никого не будет убивать!

Сообщений 1 страница 30 из 88

1

Время:
Время года: ранняя весна.
Дата: 10 марта.
Погода: Холодно - градусов около десяти мороза. Не похоже на весну ни капли.
Протяженность мероприятия: с 10 часов 10 марта до 10 часов утра 11 марта включительно.
Место:
Поместье Найтрей, конкретнее - парадный (бальный) зал и банкетная комната. Комнаты жениха и невесты. Спальня молодоженов (по желанию). Гостевые комнаты. Библиотека.
Действующие лица:
Жених:  Gilbert Nightray
Невеста: Charlotte Baskerville
Гости: (всех желающих кинуть маячок мне в ЛС)
Со стороны жениха:
Elliot Nightray
Morgan Blackstone
Oz Vessalius
Alice
Vincent Nightray
Taileen Barma

Со стороны невесты:
Elizabeth Baskerville
Описание:
*Все действие развивается через полгода после событий, до которых дошла манга, и носит кодовое название "Гил вспомнил все". Включая те моменты, которые они втроем с Джеком и Лотти проводили в поместье Баскервиллей. Те веселые светлые деньки, наполненные серебряным смехом девушки, которая без устали играла с маленьким мальчиком, или же мальчиками - когда Винсент соглашался пойти вместо с Гилом. Но очень скоро Винсент перестал ходить туда, мотивируя тем, что ему скучно и грустно. Гил бы тоже перестал приходить, но слишком весело и хорошо ему было с "сестренкой Шарлоттой" - она разрешила мальчику себя так называть. Пожалуй, именно в тот момент он начал проникаться к девушке теплыми чувствами, до боли сжимавшими маленькую детскую грудку. После этого он стал замечать, что ему безумно приятно, когда Лотти в порыве чувств обнимает его и тискает, как плюшевого зайца...
А время шло, года сменяли друг друга...и вот. Сабрийская трагедия, а вместе с ней и расставание с любимой девушкой...
...И вот теперь, когда он все вспомнил, вернулось то щемящее, но в то же время до безумия приятное чувство. Но не было рядом уже знакомого любимого лица, светлых кудряшек...И в жизни молодого герцога появлялись уже другие женщины. Безусловно, внешне, они могли быть похожи на ту единственную, но ни её доброты, ни по-детски наивно распахнутых глаз, теплых рук и нежной кожи - ничего этого у них не было. Только страстное желание заполучить себе в мужья герцога.
Однако, ничто не длится вечно. И эта разлука была лишь задумкой тех, кто устроил всю эту заварушку. Не ранее, чем на балу, Гилберт встречает уже наконец свою прекрасную половинку. Но (ввиду душевной травмы, не иначе!) бедняга уже не собирается жениться на девушке. И вообще не желает жениться, ибо ещё во время обучения в Латвидже сверстники и однокурсники убедили его в том, что брак - конец любви, романтики и вообще конец жизни. Но тут уже подсуетились благородные дома Баскервиллей и Найтреев. Их главы давно жаждали заполучить силу другого Дома, а тут подвернулась такая прекрасная партия - наследник Найтреев с блаженной улыбкой и совершенно идиотским одухотворенно-влюбленным лицом танцует с леди Баскервилль, которая, кстати, как раз-таки все ещё в возрасте невесты! Чем же плох этот путь? Совет да любовь!...
В итоге, под давлением со стороны родственников, Гил все же сделал предложение Шарлотте. Конечно же, в глубине души, он был рад, что любимая девушка все время теперь будет рядом. Но...все время. Подобные мысли заставляли молодого человека раз за разом то бледнеть, то краснеть. Да и слова сокурсников как-то невовремя припомнились.
Как уговаривали Шарлотту и уговаривали ли вообще - неизвестно, но предложение она приняла и теперь дом жениха попросту стоит на ушах в связи со скорой свадьбой. И даже в день, когда она должна состояться, в доме по-прежнему что-то доделывают.
Сам жених в полной прострации сидит в своей комнате, курит уже неизвестно какую сигарету, невесту запаковывают в платье, а в зале уже вовсю шебечут гости...

П.С. Внешний вид прописываем в первом посте перед основным текстом.

0

2

Внешний вид: черный фрак, брюки, белая рубашка, галстук-бабочка. Меч на поясе. Стандартненько.

День не задался с самого утра… Еще месяц назад. Уже в течение месяца поместье стояло вверх дном – семья активно взялась за приготовления к сомнительному событию, которое все вокруг считали чуть ли не величайшим в истории за последние сто лет. Элиоту оставалось только помогать и показывать свой кошмарный характер каждый раз, когда кто-либо из слуг допускал хоть малейшую ошибку: оставил пыль на каминной полке в комнате, которую посещали раз в полгода, неровно поставил подходящую для битья вазу, на миллиметр сдвинул шикарный ковер в гостиной… Любая неточность, замеченная цепким взглядом младшего Найтрея, приводила того в неописуемое бешенство и только прибавляла работы – приходилось собирать осколки разбитых ваз и зеркал, щепки, оставшиеся от резных стульев и особо хлипких дверей, а потом еще и восстанавливать испорченное имущество, посылая бесчисленные заказы в лучшие мастерские, которые просто обязаны были изготовить нужную вещь в срок, иначе Элиот Найтрей пожаловал бы к ним лично. Если у мастеров еще был шанс скрыться от его гнева, то у слуг поместья – навряд ли.

Особенно Элиот бесился потому, что почти всем приходилось заниматься ему. Наследничек, младший брат и, судя по всему, единственный годный для такой работы. Винсент впал в депрессию, потому что его дорогой Гил женится не на нем, и куда-то смылся, явно строя коварные планы по срыву свадьбы, а сам жених пребывал в состоянии, близком к аффекту. Элиот надеялся, что брат просто волнуется перед свадьбой, а не ищет способ сбежать у самого алтаря, чего вполне можно было от него ожидать. Впрочем, чтобы там Гилберт на самом деле не думал и не чувствовал, это в любом случае вызывало у Элиота неудержимое фырканье – юноша был более чем уверен, что когда решат его женить, он будет сохранять спокойствие, которому позавидует  каменный утес посреди бушующего моря. Эх, наивные мечты человека, который на криво висящее зеркало не может посмотреть, не подняв на уши весь дом своими криками. Ну, хоть признавал, что женитьбы не избежать – уже хорошо.

Сегодня юный герцог руководил последними приготовлениями. Он уже дождаться не мог того момента, когда брат наконец женится, все наедятся и натанцуются, разойдутся и… Блаженное спокойствие, тишина, свобода! Но еще только утро, а впереди – самый тяжелый день всего этого месяца.

С утра пораньше Элиот бегал по поместью, раздавая последние указания, круша новые вазы и срывая особенно безвкусные (по его скромному мнению, разумеется) цветочные гирлянды, периодически встречая уже собиравшихся гостей – в основном пока каких-то неизвестных дальних родственников. Родственники почему-то всегда приезжали первыми, причем самые дальние – раньше всех остальных. Но назначенное для всех остальных гостей время стремительно приближалось; в одном конце поместья в панике носились служанки, которыми руководила Ванесса. Элли мог только гадать, что же навело там столько шороху – не иначе, потеряли особенно важную бусинку с богато отделанного платья невесты. Другая половина поместья была на удивление спокойна – только уже довольно редкие крики младшего Найтрея периодически тревожили скорбную тишину коридоров.

Элиот уже полчаса слонялся из комнаты в комнату, проверяя их на чистоту, ухоженность и отсутствие вопиющих неточностей в убранстве. Иногда срывались венки, вынимались цветы из ваз и тут же швырялись на пол, но не успевали долететь до полированного паркета – за молодым хозяином неслышно следовали слуги, тут же подбирая и исправляя все, на что он укажет. В их интересах было поймать вазу на полпути к полу – тогда приходилось меньше убирать. В конце концов, Элиот добрался до конечной точки – комнаты брата, из которой тот не выходил уже… уже давно. Это немного напрягало, особенно если учесть, что ему пора собираться, переодеваться и выкатываться наружу, к своей дорогой невесте, сомнительной особе – Шарлотте Баскервилль. Не то чтобы Элиот ее не одобрял – она просто была когда-то в числе его оппонентов. Причем в числе тех, над которыми не удалось одержать победу. Что-что, а память на такие вещи у Найтрея была хорошая, и это недоразумение с невесткой-победительницей он собирался исправить в ближайшем будущем – но только когда Гил уже будет женат, чтобы вдруг не сорвать свадьбу. О чести семьи Элиот думал всегда.

- Гилберт! – Элли настойчиво постучал в дверь и дернул ручку – заперто. – Открой мне.
Найтрей грозно зыркнул в сторону притаившихся за углом слуг – им не стоило слышать перепалку господ, которая наверняка последует, когда Элиот увидит, что брат не готов более чем совсем. Пусть слушают издалека. И, конечно же, слуги тут же исчезли.

- Гилберт! – из упрямства и чтобы показать свои серьезные намерения, Элли хорошенько пнул дверь, оглядываясь по сторонам в поисках того, что можно было бы пустить в полет. Но кто-то заранее позаботился о том, чтобы рядом с комнатой жениха не было движимого имущества… И этого кого-то можно было похвалить за дальновидность.

+1

3

Внешний вид: чёрные брюки и жилет, белая рубашка, серебристого цвета шейный платок с незатейливым синим узором. Волосы в лёгком беспорядке, но не выглядят неряшливо.

     Свадьба, значит. Получив карточку, украшенную причудливыми разноцветными завитками, среди которых ворковали два голубя, Морган дважды перечитал то, что было на ней написано, только со второго раза поверив, что правильно понял смысл, который должны были передавать позолоченные буквы. Гилберт Найтрей и Шарлотта Баскервилль. Давние враги. А может, уже бывшие. Случайно Морган присутствовал на том самом балу, где этих двоих «засекли» танцующими, причём танцующими с явной охотой. Но свадьба… он не имел ничего против чужих браков, но эта пара казалась ему довольно странной.
     Как бы там ни было, в назначенное время - вернее, раньше, поскольку он был не просто гостем, а другом жениха - младший Блэкстоун прибыл в поместье рода Найтрей, готовясь скрывать своё удивление насчёт выбора Гилберта. А может, Шарлотты или их обоих, кто знает, как там у них дело было.
     Первой проблемой оказалось то, что жених, судя по всему, где-то спрятался. Просить Моргана его найти не потребовалось: он и сам видел, что все остальные заняты приготовлениями к свадьбе. По коридорам сновали слуги с вазами, гирляндами, цветами, вениками, тряпками и прочими необходимыми для украшения и уборки предметами. Начать поиски младший Блэкстоун решил с комнаты Гилберта. Видимо, он угадал с первой попытки, поскольку в коридоре, возле двери, топтался младший брат жениха, раздражённо пытавшийся убедить Гилберта впустить его.
     - Доброе утро,- вежливо поздоровался Морган. Он помнил Элиота ещё маленьким злым ребёнком, зарывающимся на целые часы в книги и играющим в свободное время на рояле. Чем-то они были похожи. Морган и сам любил читать, хотя роялю предпочитал мольберт, да и характер у него был более замкнутый, а оттого тихий.- Не хочет выходить?- участливо спросил он. Вопрос был скорее риторический. И так ясно. На секунду задумавшись, младший Блэкстоун в свою очередь обратился к двери:- Бесполезно прятаться, Гилберт. Если ты не выйдешь оттуда, участники церемонии найдут способ попасть к тебе, например, когда прибудут Рейнсворты, Эквейз запросто сможет перенести всех по другую сторону двери. И бежать тебе некуда: под окном при необходимости будут дежурить Цербер и, думаю, Леон. Я помню, что ты можешь заблокировать их, но долго ли ты продержишься?.. Так что лучше просто смирись,- он говорил спокойно, но ровно настолько громко, чтобы жених хорошо всё слышал.- Надеюсь, это его убедит,- понизив голос и слегка улыбнувшись Элиоту, проворчал Морган.

0

4

Комната жениха: Достаточно большая комната с двуспальной кроватью под балдахином, напротив платяной шкаф, есть выход на балкон, где стоит столик, на котором лежит пистолет, перчатки и располагается пепельница, наполненная окурками. В комнате относительный бардак, наводящий на мысли о том, что Гил всю ночь то решал сбежать, то передумывал ввиду каких-то причин. На те же мысли наводит небольшой кейс, стоящий на кровати. В комнате страшно накурено.
Внешний вид: Любимый черный плащ, рубашка, брюки, шляпа. Костюм жениха где-то глубоко в шкафу. Волосы в полном беспорядке, как обычно, в глазах плещется истерика. В карманах плаща в немеренном количестве пачки с сигаретами, которые жених периодически выкуривает, как семечки.

Вот и все. Гилберт растекся по стулу, стоило часам, стоящим в комнате на изящном резном столике, пробить десять часов. Это конец, решил молодой человек, потирая ладонями лицо - он не спал всю ночь и подумывал о побеге, о чем сейчас напоминало  множество разбросанных вещей на полу, стульях и прочих поверхностях. Но его родственники оперативно продумали каждый шаг, зажимая жертву в угол всеми возможными средствами, поэтому под его окнами и в коридоре постоянно кто-то "случайно" терся. И почему-то этими "случайными" личностями были непременно огромные шкафы, которым, даже если бы Гил очень постарался, не смог бы оказать сопротивлению. А он пытался - где-то до полуночи. Но когда очередная случайно-мимо-проходящая нянечка с бицепсами "заботливо" впихнула герцога обратно в комнату, да ещё и подперла дверь собой, юноша задумался ещё крепче. Вариант с балконом тоже не катил - стоило скинуть связанную простыню, как её забросили обратно со словами, мол, господин герцог, перестаньте уже ломаться, как барышня! Этот убедительный, в общем-то, довод до сознания горе-жениха не дошел, зато дошло другое - побег сорвался. Прыгать в чащу леса с балкона было бы сущим безумием, тем более, судя по тому, как его старательно "пасли", в лесу уже расставили конвой, который бы поймал бедолагу и отправил бы обратно в спальню. Ну никакой помощи от родственников, ни капли понимания. Винсент, узнав о предстоящей свадьбе, внезапно сказал, что у него, мол, тоже дела, и вообще он собирался на свидание, и умотал в неизвестном направлении, волоча за собой Эхо, что очень опечалило старшего наследника - девушка могла бы ему помочь, поскольку не страдала болезненной привязанностью к чести рода Найтреев. Эллиота вообще лучше было не трогать - он взрывался, стоило Гилберту появиться в поле зрения, и любая пылинка или непокорный вихор на затылке пробуждали в младшем брате какие-то кровожадные помыслы, и он начинал бросаться вазами в два раза усерднее. На поддержку со стороны сестры Ворон тоже не мог рассчитывать - она столь вдохновленно отнеслась к свадьбе, постоянно бегала на половину невесты смотреть платье, весело болтать с самой невестой, украшала коридоры и залы множеством гирлянд, лент и прочей чепухи...Впрочем, как и остальная женская половина Найтреев. Каждый день в комнату Гила бесцеремонно вламывалась герцогиня Найтрей, мать Эллиота, и начинала что-то вдохновенно вещать о прелестях брака, семьи и совместной жизни, пока герцога обмеривали, мерили костюм, жестоко кололи иголками и вообще всячески издевались портнихи. Сначала она притаскивала с собой на буксире, помимо служанок, ещё и Эллиота, но тот вскоре превратился окончательно в барана и перестал приходить, ссылаясь на какие-то неотложные дела. Не сказать, что это сильно огорчило Гилберта, но так герцогиня хотя бы периодически отвлекалась на брата, заявляя ему что-то вроде "и с тобой так же будет, и не думай увиливать!" Но Гил сомневался, что братец так прост, как кажется, в плане брака. И хотя после того, как процессия удалялась в очередной раз удалялась со словами "Гилберт, тебе надо больше кушать - одна кожа да кости! Столько работы ещё в костюме...", а Элли переставал нервно махаться мечом на неизвестного врага и заявлял, что он будет спокоен на своей свадьбе, старшего брата так и подмывало сказать, что он посмотрит на него попозже. Когда у него образуется невеста. После чего за шкирку выставлял младшенького за дверь, дабы не слушать страстные монологи. Но все равно их слушал - брат не имел привычки скрывать долго свои мысли. И от этих монологов хотелось одновременно смеяться и плакать...
...И вот наступило утро. Найтрей ещё раз затравленно огляделся по сторонам с безумной мыслью, что, может быть, сейчас, когда все заняты приготовлениями к свадьбе, ему удастся сбежать? Он вновь вышел на балкон и закурил, старательно делая вид, что не замечает притаившихся под балконом людей. За что они в качестве мелкой гадости сдернули очередную простыню, которую Гил ничтоже снящееся спихнул с перил. Зато теперь он точно знал, что они там, и балкон снова не вариант. Рейвен загадочно и долго поругался, а после скинул на радость шпионам окурок с балкона - надо было видеть, как они ринулись в те кусты, подумав, что герцог сам бросился. Ну уж нет, ребята, я ещё не настолько с головой поссорился. фыркнул молодой человек, усаживаясь на балконе и совершенно на автомате выкурив ещё штуки три сигареты. Последнюю он докуривал, перемещаясь по комнате и скидывая вещи в чемоданчик - ну мало ли, вдруг ему повезет и все удастся смотаться? А потом сослаться на то, что у Пандоры очередное заседание, очень-очень-очень важное. И в этот момент, когда Ворон тащил до чемодана кое-какие важные документы, послышалось угрожающее:
- Гилберт! Открой мне. - и стук в дверь, ничего хорошего обладателю звучного имени не обещавшего. Герцог нервно перемялся с ноги на ногу и стал тихо красться к балкону - будить зверя в Эллиоте побоялись бы даже те бандюги, и они, возможно, проявили бы сострадание...
- Гилберт! - со стороны двери слышалось шуршание, потом стук - похоже, Элли в порыве очередного приступа бешенства заехал по двери ботинком, а потом вклинился ещё один знакомый голос. Моррган. Приехал все-таки.
- Бесполезно прятаться, Гилберт. Если ты не выйдешь оттуда, участники церемонии найдут способ попасть к тебе, например, когда прибудут Рейнсворты, Эквейз запросто сможет перенести всех по другую сторону двери. И бежать тебе некуда: под окном при необходимости будут дежурить Цербер и, думаю, Леон. Я помню, что ты можешь заблокировать их, но долго ли ты продержишься?.. Так что лучше просто смирись - уже сидя на перилах, Найтрей ещё раз громко и отнюдь неприлично выругался, но внизу на подхвате уже стояли "нянечки", и побег в который раз срывался.
- Да у вас вообще хоть капля сострадания есть?! - в сердцах спросил их молодой человек, но те ответили недружным хором:
- Нам, конечно, вас очень жалко, но приказ есть приказ... - она говорили что-то ещё, но Гилберт не слушал, потихоньку осознавая слова Моргана относительно Эквейса и других Цепей. Ну, положим, две Цепи он ненадолго удержит, но вот с Эквейсом он вряд ли сладит - это раз, а во-вторых, даже если он решит просто убежать, этот конь все равно доставит его обратно. Отвратительная перспектива. Тем временем за дверью слышалось явно эмоциональное желание младшенького брата попасть в спальню старшего. Вздохнув и подхватив со стола сигарету, которую закурил по дорогу, Гилберт мрачно уставился на брата и друга. Широким жестом пригласил:
- Проходите. Говорить будем.

0

5

Стоя в коридоре и хмуро обозревая окрестности в надежде найти что-нибудь тяжелое, Элиот молча припоминал все, за что так или иначе мог устроить брату промывание мозгов своими криками и захламление его комнаты испорченной мебелью. В голове перемешались самые разные воспоминания: как из далекого детства, так и недавнего, полугодичного прошлого, когда закончилась вся эта эпопея с Безариусом, которого, кстати говоря, тоже пригласили, и который, между прочим, наверняка опять будет ошиваться вокруг Найтрея, болтаться под ногами и вообще искать способ спасти своего дорогого слугу от уз, которыми Гилберт сам решил себя скрепить, а заодно и доказывать младшему Найтрею всю силу своей дружбы. И что ужаснее всего, Оз наверняка будет встревать в самые неподходящие моменты! В планах на день появился еще один пункт: держать Безариуса подальше от брата, каких бы лишений это не стоило самому Элиоту, чтобы Оз не сорвал свадьбу.

Элиот заботился о чести Дома. И наивно верил в то, что старший брат решился на брак осознанно – в конце концов, Элли сам видел этих двоих вместе! И эта парочка походила под описание тех влюбленных до гроба голубков, про которых писали в книжках. Элиот любил книжки. Элиот сразу провел необходимые параллели и не нашел отличий. Элиот не понимал, почему брат ведет себя не так, как пишут про женихов в его любимых романах. Книжки не врут. В книжках умное пишут. Значит, у него просто глупый брат. Глупый брат, заперший дверь, чего Элиот просто не выносит!..

Найтрей собрался было разразиться громкой тирадой, обращенной к двери, но его вовремя прервало появление кого-то из гостей – блондина, которого Элиот где-то видел… Кажется, в Пандоре… Кажется, это граф… Кажется, Найтрей даже вспомнит его фамилию…

- Граф… Блэкстоун… - стремительно обернувшись к подошедшему молодому человеку, Элли буквально поперхнулся воздухом – он ведь как раз собирался начать сотрясать стены громкими воплями. Для стен появление графа было спасением. Как и для слуха самого графа.

Юноша молча выслушал обращение Моргана к двери. Он не надеялся, что брат воспримет даже эти спокойные и логичные рассуждения, что он отопрет дверь, впустит их, позволит должным образом организовать процесс переодевания… Элиот вообще считал, что привести брата в чувство может только хорошая трепка, и уже сжал кулаки, собираясь отчаянно забарабанить в дверь, как та вдруг распахнулась. Хорошо, что Элли успел только замахнуться, иначе его кулак заехал бы точно брату в нос. Гилу было бы полезно, но совсем не годилось явиться на свадьбу побитым собственным братом. Тем более младшим.

- Именно! Будем говорить! – Вопли были не такими громкими, какими Элиот удостаивал слуг сегодня утром, но только потому, что рядом находился граф. – И начнем с того, что ты зачем-то запер дверь! Ненавижу, когда запирают двери в моем собственном доме…

Буквально влетев в комнату Гилберта, Найтрей тут же в ужасе остановился. Комната брата не поддавалась внятному описанию: кучи разбросанных там и сям вещей, кровать в беспорядке, непередаваемый запах сигаретного дыма… Настолько сильный, что Элиот едва не задохнулся – он его терпеть не мог, поэтому следующей остановкой в стремительных передвижениях младшего Найтрея был балкон. Свежий воздух бодрил, приводил мысли в порядок, а толпа странных на вид людей под балконом помогла вспомнить о целях визита к брату. Свадьба. Ожидающая жениха Шарлотта Баскервилль. Именно это, а не запертая дверь, клубы сигаретного дыма и бардак в комнате – хотя все перечисленное бесило неимоверно.

- Что за бред, Гилберт? Почему ты не готов?

Элиот не пошел обратно в комнату. Так и стоял, хмурясь и нерешительно топчась на пороге, мрачно обозревая кошмарный бедлам. На балконе ему нравилось больше всего - по крайней мере, пока чудовищно прокуренная комната не станет пригодной для обитания. А это, безусловно, спасло некоторые предметы мебели.

0

6

     Как ни удивительно, Элиот его помнил. Даже по фамилии. Титулы Морган никогда не любил, но давно привык к обращению «граф Блэкстоун». Вид у младшего Найтрея был какой-то растерянно-смущённый. Понятно, никому не понравится, если кто-то неожиданно явится и подслушает семейную… не ссору, перепалку, скажем так.
     Судя по всему, Морган не зря надеялся на сознательность Гилберта. Видимо, он понял, что вероятность того, что так всё и будет - его женят, даже если придётся призвать на помощь Бездну - очень велика, а потому лучше открыть дверь сейчас, чем потом жениться в собственной спальне, едва не трещащей по швам от количества гостей, и быть при этом в не лучшем виде. Зная Шарлотту, любой мог бы сказать наверняка, что этот брак будет у Гилберта единственным и на всю жизнь, вернее, до самой смерти. Да и такого отношения невеста уж точно не одобрит, а потому как бы эта самая смерть не совпала с днём свадьбы.
     После того, как Морган замолчал, повисла короткая пауза. Гилберт всё-таки открыл дверь, и правильно сделал, поскольку его младший брат, да и друг, сдаваться были не намерены.
     - Гилберт…- это было почти всё, что младший Блэкстоун мог сказать, учитывая, что человеком он был воспитанным.
     Комната жениха резко отличалась от остальной части дома. Там гирлянды, блеск, весёлая суета, яркие цветы, шустрые слуги, чистота и порядок. А тут уныние, разбросанные вещи, мутный от сигаретного дыма воздух… А сам жених чего стоит! Он выглядел не как герцог Найтрей, который сегодня женится на любимой девушке и счастлив от этого, а как… человек, который недавно напился, но после не спал, а шатался неведомо где, цепляясь за все ветки. Вдобавок, похоже, он постоянно курил и рвал на себе волосы.
     - У тебя будто не свадьба, а не знаю что…- Морган, немного оправившись от удивления, закрыл за собой дверь и торопливо подошёл к балкону, где уже спасался от сигаретного дыма Элиот. На то, чтобы сказать что-то большее, не хватало воздуха. Посмотрев на младшего Найтрея, Морган негромко предложил:- Давайте выйдем отсюда, а то пропахнем насквозь дымом. И Гилберта нужно привести в порядок, а проветрится здесь нескоро.
     Стоять постоянно у балкона не было выходом. Дым всё равно тянулся к ним, хотя, конечно, дышать здесь было намного легче, чем у двери или в середине комнаты.

0

7

Разумеется, Гил не замечал всего того страшного сигаретного дыма, который витал уже который день в его комнате - скорее всего, по причине того, что постоянно обитал в подобных условиях. И был крайне удивлен, видя, как Элли, так страстно начав разговор:
- Именно! Будем говорить!
- И начнем с того, что ты зачем-то запер дверь! Ненавижу, когда запирают двери в моем собственном доме…
- внезапно скрылся на балконе и стал судорожно там дышать. В растерянности герцог Найтрей затянулся поглубже, успев услышать ещё одно, явно ошарашенное:
- Гилберт… - человек, произнесший эти слова, тоже предпочел скрыться на балконе. Ворон пожал плечами и ответил:
- Это моя комната, так что запирать её или нет. Тем более...кхм. - длинная пауза, чтобы вновь нервно затянуться - пепел упал на ковер, но Гилберт этого даже не заметил - и скрыть тем самым свое смущение: - мало ли с кем я тут вообще закрылся... - Найтрей вновь стал нервно кружить по комнате подобно голодной акуле вокруг своей жертвы, раздумывая, как применить невесть откуда взявшихся помощников во благо себе. дельных идей не приходило, а мысль о суициде даже Гилу была противна. Тем временем Элли, видимо, все же отдышавшись или же устав ломать комедию, спросил, вновь привычным жестом сдвигая брови на переносице - его часто ругали за это, но от своей привычки он не отступался:
- Что за бред, Гилберт? Почему ты не готов? - Ворон застыл на одной ноге, напоминая более цаплю, нежели грозную черную птицу. Действительно, почему? К тому же, глядя в неумолимые глаза младшего Найтрея и припоминая все разбитые за неделю вазы и другие предметы обихода, хотелось уже выпрыгнуть с этого балкона - так хотя бы можно было смело считать, что ранений он получит меньше. Но Гил упрямо сдвинул брови и проворчал:
- Свадьба назначена на полдень - какого черта я должен раньше одеваться в костюм? Твоя матушка не переживет, если я на нем хотя бы пылинку оставлю лишнюю. - старший Найтрей был не в пример упрямее брата и решил оттягивать тягостное продвижение к алтарю любой ценой - пусть даже это будет стоить ему ног, рук и головы.
- У тебя будто не свадьба, а не знаю что… - раздался оттуда же, с балкона, голос давнего друга. Он ещё что-то сказал Эллиоту, но Рейвен не слушал, усевшись на кровать и добывая четвертую пачку сигарет - кажется, только для того, чтобы тут же её выронить, заслышав любимый голос господина:
- Гил! Поздравляю! - впрочем, молодой человек так же быстро скис от этих слов, мутным взглядом глядя на уже ставшей привычной процедуру ретировки на балкон. А потом воровато глянув в сторону открытой двери, ответил, незаметно сдвигаясь поближе к спасительному выходу и проверяя на отсутствие шкафов и прочих:
- Спасибо, господин, и я очень рад вас видеть... - как назло, по коридору, помахивая щеточкой для убирания пыли, прогуливалась служанка, причем её неторопливость напрягала даже больше того, как подозрительно она осмотрела с ног до головы помятого и небритого жениха. "Уходи, родимая, ну, скорее же, тебя там Ванессочка заждалась уже, поди. Ну, давай, шевели ножками...Аррррр." на голову герцога опустилась его же любимая Цепь - на данный момент она была в своей энергосберегающей форме и потому весила немного. Другое дело, что Ворон, похоже, опасаясь того, что его скушает какая-нибудь другая Цепь, решил все же занять сторону невесты - ведь так он сможет быстрее утащить хозяина к себе в гости! - и посему пребольно клюнул Гила в макушку. Уже позабыв напрочь о приличиях - как-никак, у него три гостя, правда, почему-то на балконе - он прорычал, пытаясь поймать наглую птицу, чтобы и вовсе свернуть ей шею:
- Ах ты неблагодарное животное!! и зачем я с тобой связался?! - все это сопровождалось импульсивными жестами и прыганьем по кровати - Ворон с карканьем запутался в балдахине и теперь голосил оттуда уже отчаянно - вот бестолковая птица!

0

8

Наслаждаясь свежим, но холодным воздухом, Элиот морщился от одной только мысли, что обратно придется идти через это задымленное пространство, которое когда-то было комнатой старшего брата. Сейчас помещение мало походило на комнату, принадлежащую уже взрослому герцогскому сыну. Элли совершенно не понимал (и понимать не собирался), как можно существовать в таком бардаке и аромате больше тридцати секунд. И раз уж Гилберт сегодня женится, начинает новую жизнь и все в таком духе, то пора бы избавить его от некоторых вредных привычек. Между прочим, вредных не только для него.

- Да, граф. Давайте распахнем все окна и отведем его…

Впрочем, только-только сформировавшиеся планы по проветриванию комнаты и насильному переодеванию брата в каком-нибудь соседнем помещении, разрушило появление грозы здравого смысла, адекватного поведения и спокойного существования в целом – в комнату на крыльях любви и счастья ко всему белому свету влетел Оз. Как влетел, так и вылетел – прямехонько на балкон. Тут Элиот его прекрасно понимал и даже сочувственно покачал головой, глядя, как Безариус почти перевалился через перила, глотая свежий воздух… Но все открытое сочувствие, которое никогда не было свойственно Элиоту - уж тем более по отношению к Безариусу - испарилось тут же, стоило блондину прийти с себя и снова расцвести как незабудка. Взгляд, полный презрения и недовольства, хмурые брови и недовольно поджатые губы – картина маслом: Элиот встретил Оза.

- Безариус, ты что тут забыл? Испортишь все – порублю в капусту! – в качестве подкрепления собственных слов, Элли положил руку на эфес меча, висящего на поясе. А потом, напоследок наградив Оза фирменным взглядом «не подходи – убью!», снова обернулся к Гилу. И к своему недовольству… Нет, скорее – к бешенству, увидел старшего брата, скачущего козлом по кровати, пытающегося поймать собственную Цепь. Увольте, но это было последней каплей.

- Черт возьми, Гилберт, ты что творишь?! Возьми себя в руки, не строй из себя идиота!!! - полный бешенства вопль разнесся по окрестностям и отразился от стен задымленной комнаты, а люди, патрулирующие тропинку под балконом, в ужасе остановились кто где был, а некоторые, особо чувствительные, попрятались в кусты. Странно, должны были привыкнуть за месяц…

- Ты когда-нибудь думаешь о чести семьи?! Да чтобы привести тебя в порядок, суток не хватит, а у нас осталось часа полтора! УЙМИСЬ! – последний гневный вопль Элиот сопроводил грохотом оконной рамы о стену – решил все-таки воплотить в жизнь план по открытию окон. Звон рассыпающегося по полу разбитого стекла он проигнорировал. Подумаешь – одним окном больше, одним меньше. Зато проветрится быстро. В конце концов, за последний месяц городские мастерские припасли на черный день вроде свадьбы достаточно ваз, зеркал, оконных стекол и прочих легко бьющихся предметов. Заменят – не успеешь глазом моргнуть.

Последующие действия Элиот производил стремительно быстро – уж очень не хотелось надолго оставаться среди этой непередаваемой цензурными словами вони. Поймал-таки скачущего Гила за руку, пихнул его в сторону Моргана и Оза – мол, держите крепко, а когда взгляд разгневанного Найтрея упал на графа, Элиот почувствовал что-то странное, очень похожее на смущение – только непонятно было, что его смущало больше: ужасное поведение Гила или собственная истерика. Элли даже замер на пару секунд, в красках представляя, как эта сцена выглядела со стороны, но… Этих нескольких секунд хватило, чтобы почти задохнуться, поэтому Найтрей вылетел обратно в коридор, чуть не сбил служанку и отрывисто велел ей «привести в порядок этот бедлам». Служанка послушалась беспрекословно. Подумав о том, что надо будет спросить ее имя и увеличить ей жалование, Элиот устало прислонился к стене. Этот день обещал быть хуже всего прошедшего месяца.

0

9

     Происходящее начинало становиться похожим на бред. Вначале появился Оз Безариус, прямо-таки излучающий счастье и выглядящий так, будто шёл к комнате Гилберта неведомыми потайными ходами через кладовые, полные пыли. Его постигла та же участь, что и двух предыдущих гостей: он моментально оказался на балконе, судорожно вдыхая свежий воздух. «Здесь определённо нельзя больше оставаться. Никому»,- Морган сделал решительный шаг в комнату, собираясь, как самый старший «по эту сторону баррикады» схватить жениха и вытащить в коридор. Но не успел он это сделать, как Гилберт буквально взлетел на кровать, причём над ним кружил с самым невменяемым видом ворон. Точнее, Ворон. Правда, кружил он недолго: запутался в балдахине, и теперь пытался освободиться, сопровождая это негодующими воплями на свой лад. Их отчасти заглушали крики Гилберта, подобно своим первобытным предкам скачущего по кровати, безуспешно протягивая руки к птице.
     Элиоту, к слову, совершенно не обрадовавшемуся появлению Оза, видимо, уже изрядно надоело дышать дымом и смотреть на этот «спектакль» с братом в главной роли. Огласив окрестности полным праведного гнева криком, он с грохотом открыл окно, отчего стекло со звоном разбилось, а затем изловчился схватить Гилберта за руку и почти бросить его к Озу и Моргану. Оставалось лишь восхититься силой, которую придал юному Найтрею его гнев.
     Младший Блэкстоун без колебаний последовал за выскочившим в коридор Элиотом, крепко держа за локоть старого друга и таща его за собой. В том, что Оз последует за ними, а не останется в комнате помогать несчастной служанке, получившей приказ прибраться и только что в свою очередь метнувшейся к окну, Морган не сомневался.
   - Где можно привести его в порядок?- обратился он к юному Найтрею, не отпуская его старшего брата, чтобы не вздумал сбежать.

0

10

Ворон не ловился. Никаким макаром. Но вопил он крайне отчаянно и к тому же явно матом. Просто птичий мат по-другому звучит. Помелодичнее, что ли. Но на данный момент Гил не мог придумать ничего лучше, чем поймать бестолковую Цепь. В целях её же безопасности. Поэтому он, абсолютно позабыв о правилах приличия, этикета и прочего, пытался дотянуться до птицЫ, подпрыгивая на матрасе, как на батуте, увещевая:
- Ну что ты за бестолковое создание! Хочешь, чтоб тебя кто-нибудь тут съел, пока меня нет? Вот смотри у меня...они же... - закончить фразу ему не дали - по комнате разнесся отчетливо слышимый вопль бешенства - ну кто ещё мог так кричать? Только его брат.
- Черт возьми, Гилберт, ты что творишь?! Возьми себя в руки, не строй из себя идиота!!! - вопль застал герцога висящим на подпорке кровати - та угрожающе трещала, но пока вес жениха держала. И под звон стекла, как под аккомпанемент оркестра, старший Найтрей, крепко держа ха хвост ворона, гордо рухнул, неторопливо проваливаясь в пуховую перину почти что по уши.
- Ты когда-нибудь думаешь о чести семьи?! Да чтобы привести тебя в порядок, суток не хватит, а у нас осталось часа полтора! УЙМИСЬ! - чуткое ухо Гилберта поймало приближающийся звук шагов и в тот же момент он оказался выдернутым из мягкой кровати, дабы предстать пред грозные очи Эллиота. К сожалению, чтоб испепелить Гила, требовалось что-то большее, нежели горящие злостью глаза младшего брата. Но его запястье Элли сжимал крепко, а выворачивать руку в день свадьбы - нехорошо. Равно как и драться с младшеньким. Поэтому герцог только пробурчал, прижимая притихшего вдруг Ворона к груди:
- Спокойно, Эллиот, спокойно. Все под контролем...куда ты меня тащишь?! - спокойным тон вновь сменился на раздраженный - Гил не игрушка, которую можно тягать в разные стороны и отдавать кому попало. Тут, впрочем, не кому попало - он достался Моргану, который, крепко держа полуобморочного от быстрого развития событий Найтрея за локоть, вышел вслед за пулей вылетевшим из комнаты и там на кого-то наоравшим Элли, тоже поспешил покинуть помещение, чтобы тут же спросить - не жениха, заметьте!:
- Где можно привести его в порядок? - Гил возмущенно затрепыхался, пытаясь освободить локоть - свою Цепь он уже выпустил, и она теперь сидела на завитке колонны, глядя на всю эту компанию блестящим глазам и явно усмехаясь. А Рейвен тем временем начал страстную речь:
- Морган, ты на чьей стороне вообще? Разве ты забыл, что мне нельзя жениться?! И тебе нельзя, ит всему нашему курсу нельзя! На нас лежит страшное проклятие! Ну неужели ты забыл? - он свободной рукой крепко вцепился в графа и хорошенько потряс, как грушу, пытаясь перемешать воспоминания так, чтобы выпало нужное:
- Ну как, вспомнил? - тем временем мимо пробегала какая-то старшая служанка - не та, которой Оз что-то вдохновенно вещал, по-прежнему находясь в комнате, а другая, постарше и построже. Увидев молодых господ в столь странном месте, у задымленной комнаты, а жениха и вовсе несобранным, она всплеснула руками и принялась браниться на всех сразу, выдергивая Гилберта из рук графа и жестом потребовав следовать за собой остальных. Дотащив их до свободной гостевой комнаты, она вновь исчезла - оставив находящихся там людей в недоумении и замешательстве. Даже Эллиот, хотя и что-то шумел по дороге, все же беспрекословно подчинился...
...Гил медленно, но верно терял рассудок. Все на этом свете желали свести его в могилу за один день. Да, разумеется, юноша был несколько пессимистичным от природы, но чтобы так, как сегодня. Нет, это конечная точка. Проводив мутным взглядом вновь появившуюся служанку - она принесла костюм и сразу же удалилась - Гилберт нервно потянулся трясущимися руками за очередной сигаретой, выполняя действия резко и ломанно, как старая телега. Ещё ему страшно захотелось напиться или ещё что-нибудь в этом роде. Балкона в этой комнате не предвиделось, а дверь была надежно оккупирована этой разношерстной компанией.
Но внезапно Гилберт подумал о том, что делает сейчас невеста. Наверняка примеряет свое чудесное платье, фату, чтобы скрыть прелестное лицо. И вот он скоро сможет снять эту дурацкую занавеску и поцеловать невесту...От такой мысли давление в мозгу зашкалило, побуждая герцога вскочить с кресла и загнуться в странном жесте, заламывая руки и прижимая пальцы к вискам - на лице при этом красовалось крайне смущенное выражение вместе с сожалением. Да, пожалуй, он должен жениться. Но как же...?
Гил закурил следующую сигарету, гася соотечественницу в горшке с кактусом и поглядывая на собравшихся с опаской  -у них были слишком опасные выражения лиц, говорившие о том, что сейчас будет драка. И спросил, спокойно, как только мог при зашкаливших эмоциях:
- Что такое? - одновременно всем своим видом показывая, что переодеваться в узкий костюм с душащей бабочкой и лакированные ботинки не намерен и ему в таком виде хорошо. Можно подумать, что Шарлотта не сможет отнестись понимающе...

0

11

Устроив погром в комнате старшего брата, и без того порядком захламленной, Элиот уже решил было, что взял дело в свои руки, что сейчас наведет порядок, всех организует, переоденет Гила (причем скорее всего самолично), извинится перед графом, отвесит затрещину Безариусу и, наконец, сопроводит странную процессию (наверняка со связанным по рукам и ногам братом) к алтарю. Юноша строил вдохновенные планы на ближайшее будущее, подпирая коридорную стенку и ожидая, пока его товарищи по несчастью выведут Гила. Но всем вдохновенным планам пришлось рухнуть в тот момент, когда мимо прошла одна из служанок, заправляющих процессом приведения дома в надлежащий вид. Три молодых человека, явно выглядевших слегка с дуба рухнувшими после экскурсии в комнату Гилберта, и сам замученный жених вызывали некоторые сомнения у этой женщины.  Морган и Оз успели только обменяться какими-то репликами – Элиот не слушал, да и ответить на вопрос графа Блэкстоуна не успел: служанка организовала процесс ликвидации сомнительных личностей из блистающего чистотой коридора именно так, как умеют только женщины, наученные горьким опытом общения с непослушными детьми, – быстро, метко, безапелляционно.

- Эта пусть и не надеется на прибавку к жалованию – кто же так обращается с господами… - Все, что сумел выдать Элли, послушно следуя за женщиной, тащившей за руку Гила. То, что Элиот в этот раз ворчал как можно тише, могло говорить только об одном – твердую руку не терпящей возражений матроны почувствовал даже он.

Тем временем компания оказалась в одной из соседних комнат, где можно было спокойно дышать, не боясь за доступ кислорода к легким, и наслаждаться стерильной чистотой книжных полок, зеркал, стекол, столов  и прочих предметов мебели, ароматом цветов, красотой фарфоровых ваз изумительной работы (уникальные вазы – им было больше месяца, рука наследника до них не добралась)… Всем этим можно было наслаждаться, пока Гилберт не вынул вновь сигарету и не закурил. А потом еще одну, при этом затушив старую в горшочке с кактусом.

Бешенство вновь просыпалось в Элиоте с новой силой, особенно после глупейшего вопроса старшего брата. Младший Найтрей сделал над собой колоссальной усилие и только крепко сжал кулаки. Гилберту пока везло. Как и раритетным вазам.

- Что такое?.. Мне повторить то, что я сказал несколько минут назад?!. Гилберт, да ты!.. – удивительно, но Элли сумел сдержать так и рвущийся наружу вопль – он, конечно, любил поорать, но все-таки уже время поджимало. Накричаться он еще успеет, когда отправит брата совершать подвиги в его первую брачную ночь.

- Собирайся! – Элиот схватил принесенный служанкой костюм Гилберта. Схватил не слишком аккуратно, о чем тут же пожалел – одна ненужная складочка на костюме жениха могла пробудить в матери гнев, вполне сравнимый с гневом самого Элиота. Родственники, в конце концов.

Впрочем, выражение лица Гилберта явно говорило о том, что брат совершенно не собирается надевать новый фрак, сшитый специально для сегодняшнего события. Что ж, вариант с переодеванием Гила собственными силами Элиот рассматривал уж давно.

- Граф, вы не могли бы еще подержать его? Ты, Безариус, держи ноги...– с маниакальным упорством Элли сверлил Гила взглядом, надеясь, что это вразумит брата… Надеясь напрасно, потому что брат был не менее упрям. Только их было трое, а Гилберт – один в этом жестоком мире, и ничто уже не спасет его от нового костюма, лаковых ботинок, расчески для волос, путешествия к алтарю и собственно невесты. Наверное, брату можно было посочувствовать, но сейчас Элиот все силы прикладывал к тому, чтобы снова не взорваться, разбив попутно ближайшее зеркало, уронив вазу и, что наиболее ужасно, изорвав в клочья какую-нибудь часть костюма жениха. Это было бы непозволительной вольностью, за которую Найтрей потом жестоко поплатился бы.

+1

12

     Наконец все, включая немного задержавшегося Оза, оказались в коридоре. На мгновение на лицах «гостей» отразилось облегчение, а затем все они снова устремили взгляды на Гилберта. Жених при дневном свете и ничем не затуманенном воздухе выглядел ещё более неприглядно, чем в своей комнате. Морган никогда не был помешан на порядке или внешности, но даже ему захотелось немедленно привести друга в надлежащий вид. Да побыстрее, пока не увидел кто-нибудь. Вопрос Оза на время отвлёк от размышлений, куда Гилберт мог деть свой костюм, и не придётся ли снова нырять в дым.
     - Морган Блэкстоун,- Морган коротко приветливо улыбнулся. Оза он, конечно, знал. После церемонии его совершеннолетия и случая, когда прямо на собрание к четырём главам герцогских домов свалился Чёрный Кролик, вряд ли кто-то из членов Пандоры не узнал бы Оза, встреться они где-то.
     Гилберт, судя по всему, воспринял своё перемещение из комнаты в коридор как первый этап мучений под названием «подготовка к церемонии». И он, конечно, не ошибался. Впереди его ожидало проветривание, причёсывание, переодевание и прочие радости, которые гарантированно не будут проходить в тишине. И это естественно, ведь только бесчувственный сухарь не подбодрит жениха в трудную минуту лекцией о том, что сегодня он просто обязан сиять улыбкой, как бы тесен ни был костюм, как бы ни хотелось сбежать или хотя бы покурить, или как минимум напутствием. Но вот что его вдруг начнут трясти с пылкими укоризненными речами о дружбе и воспоминаниями о молодости, Морган не ожидал, а потому первые пару секунд он только удивлённо моргал.
     - Гилберт!- отцепить от себя жениха и при этом не отпустить его оказалось довольно непростой задачей.- Из любого правила есть исключения, Гилберт,- лёгкую улыбку Моргана, когда он это говорил, можно было бы назвать только непостижимой.- Я на твоей стороне и, может быть, помог бы тебе сбежать, но уже поздно. Не забывай, что ты сделал леди Баскервилль предложение, а значит, теперь ты не имеешь права её разочаровывать. Кроме того, истинная любовь встречается крайне редко, а выражение твоих глаз, когда ты с ней танцевал, знаешь ли, не тянет на обычную симпатию, влекущую за собой обычную интрижку,- говорил он мягко, но серьёзно. Романтиком Морган не был, по крайней мере, не настолько, чтобы видеть чувства там, где их нет, и Гилберту было об этом известно.
     Тем временем подоспела подмога. Неожиданно, но очень вовремя. Это была пожилая служанка, обычно, должно быть, довольно миловидная, но сейчас настолько грозная, что все разговоры оборвались, а взгляды обратились на неё. Буквально растащив графа и герцога в разные стороны и непрерывно ворча, она отбуксировала всю компанию в какую-то комнату, пустую, но чистую и светлую. Туда же она принесла костюм, о котором недавно вспоминал Морган. Но назревала другая проблема. В комнате не было балкона.
     - И здесь всё задымить хочешь?- грозно спросил младший Блэкстоун, решительно отбирая у Гилберта извлечённую на свет пачку сигарет.- На сегодня хватит, накурился.
     Тем временем Элиот уже схватил костюм, собираясь нацепить-таки его на жениха.
     - Он же весь пропах дымом,- с оттенком нервозности заметил Морган.- С этим-то что делать?- он бросил взгляд на туалетный столик - похоже, эта комната предназначалась для гостей и предполагала скорее женское «население». Но выбора не было. Лишь бы не перепутать мужскую, если она там есть, и женскую туалетную воду.- У тебя свадьба, вот что такое,- дальше Морган действовал быстро и решительно. Он сунул Гилберту в руки расчёску светло-розового цвета, взятую с тумбочки, ловко подставил ему подножку, заставив сесть на стул, а стул в свою очередь пододвинул к тому самому столику с зеркалом. Такое положение - половина туловища под столом - практически лишало жениха возможности сбежать.- Ты должен хорошо выглядеть, а потому нужно привести тебя в порядок. И лучше сделай это сам, иначе, сам понимаешь,- Морган остановился позади, чтобы в случае чего не дать стулу отодвинуться от столика,- это сделают за тебя.
     Долгие речи были ему не свойственны. Всё это было произнесено негромко, с холодным спокойствием. Убеждать Морган, пожалуй, умел, хотя и не учился специально. Он действительно был на стороне Гилберта, но всё, что он мог сейчас сделать, так это попытаться обеспечить ему «меньшее зло». Чем скорее Гилберт поймёт, что пути назад нет, тем лучше. Прежде всего для него самого.

+1

13

- Из любого правила есть исключения, Гилберт. Я на твоей стороне и, может быть, помог бы тебе сбежать, но уже поздно. Не забывай, что ты сделал леди Баскервилль предложение, а значит, теперь ты не имеешь права её разочаровывать. Кроме того, истинная любовь встречается крайне редко, а выражение твоих глаз, когда ты с ней танцевал, знаешь ли, не тянет на обычную симпатию, влекущую за собой обычную интрижку. - у герцога по дороге к новому пристанищу было много времени, чтобы обдумать слова сокурсника. Не сказать, что он был рад перспективе подумать - за последние дни он очень много думал на эту тему - но надо было уже додуматься и решить что-то одно. Ему снова вспомнился этот бал - помнится, туда они попали по настойчивому приглашению Шэрон. Точнее, именно она настрояла, чтобы Оз со всей компанией туда поехал. Гилберт же ехал туда исключительно из соображений, что без него Безариус наверняка бы схлопотал тучу проблем на пятую точку, да и не было, в общем-то выбора - леди так увлеклась подготовкой к балу, расчесыванием его и Брейка - последний, в отличие от Найтрея, даже не сопротивлялся, когда юная леди Рейнсворт закалывала его волосы невидимками. Гил упирался до последнего, но общими усилиями был завален и уложен, одет и удушен. На приеме он был мрачен донельзя и от женщин прятался то за занавесками, то выскакивая на балкон якобы подышать свежим воздухом. Там он и заметил одиноко стоящую девушку, вокург которой то и дело вились молодые люди, но леди было явно скучно - она то и дело поправляла непокорный локон, так и норовивший соскользнуть с пышной прически, и вздыхала, перемещаясь по балкону, стараясь по максимуму обходить препятствия. Издалека герцог её, разумеется, не узнал, но вот когда она подошла поближе и обреченно глянула на молодого человека - узнал. Конечно же, узнал. Как тут было не узнать...
...Дальше он помнил все как будто в тумане - непонятно, как у него вобще язык повернулся, после стольких лет разлуки взять и пригласить леди Баскервилль на танец. Он был в шоке от самого себя, а уж что говорить о других...
...Конечно, последующие действия его родственников порядком обескуражили Гилберта - все же он ещё так молод, и заявление главы Дома о том, что он просто обязан жениться на леди Шарлотте поставило его в тупик. Разумеется, в своих грезах он не раз делал предложение этой прекрасной леди, но чтобы вот так, сейчас, с места в карьер...
...В общем, герцог провел очень много дней, скрываясь у леди Рейнсворт, которая, в свою очередь, не понимала, почему Гил вообще должен жениться на девушке из Дома, с которым у Пандоры вражда? Здесь ему жилось вполне спокойно, но такое не могло продолжаться долго - его засекли, и вскоре за ним приехали старшие братья, а  вместе с ними и Эллиот. Скандал вышел преотличнейший, и вот уже наш герой просит руки благородной леди Баскервилль..
Радужные вопспоминания лопнули в один миг вместе с воплем младшего брата - должно быть, герцог выдал что-то, задумавшись и позабыв об остальных:
- Что такое?.. Мне повторить то, что я сказал несколько минут назад?!. Гилберт, да ты!.. - оглушенный звуковой атакой, Гилберт пару секунд ошеломленно моргал, пытаясь понять, чем вызвал такой гнев со стороны Элли. Этой заминкой воспользовался Блэкстоун, коварно выдернув из рук Гила окурок и затушив его со словами:
- И здесь всё задымить хочешь? На сегодня хватит, накурился. - Найтрей окрысился - не в первый раз за день, между прочим - но у него элементарно сдавали нервы:
- Может, мне ещё и курить бросить в честь того, что я женюсь?! Сам решу! - события сегодня форсировались с потрясающей скоростью:
- Собирайся! - его костюм угрожающе затрещал, порываясь отправиться в полет с легкой руки брата. А Морган тем временем, очевидно, войдя в роль воспитателя в детском саду, миротворенно вещал с максимально спокойными интонациями:
- У тебя свадьба, вот что такое - одновременно с присущим только Блэкстоунам коварством подставляя жениху подножку, от которой он плюхнулся на стул, наполовину упозая под туалетный столик. Из зеркала на него смотрел замученный молодой человек, явно чем-то угнетенный, а граф, стоящий за спиной, выглядел то ли ангелом-хранителем, то ли психиатором. Он подсунул под нос Гилу расческу - признаться, герцога мало волновал её цвет, со словами, содержавшими в себе немалуую долю угрозы:
- Ты должен хорошо выглядеть, а потому нужно привести тебя в порядок. И лучше сделай это сам, иначе, сам понимаешь, это сделают за тебя. - будущий молодожен взял в руки расческу, ворча и хмурясь более, чем обычно:
- Я тебе это припомню, Блэкстоун....Когда ты будешь жениться...И всем остальным тоже. - те, кто подрузамевались под остальными, отлично были видны ы отражении в зеркале. Равно как и быстрое приближения господина, который в два счета выдернул из рук Гила расческу:
-Гил, Гил.… Ну посмотри, что ты наделал. Закрылся, накурился, не собрался.… И что нам теперь с тобой делать? Ты пахнешь хуже, чем заправский алкаш в замызганном баре. Соберись, что ли. Иначе, прежде чем вылить тебе на голову полную бадью холодной мыльной воды, я даже не дам тебе времени на то, что бы снять одежду. - герцог по привычке пробормотал, смутившись тому, что Озу приходится с ним возиться:
- Простите, господин. Отдайте мне, пожалуйста, расческу, я в состоянии справиться сам... - однако вышеупомянутый господин несчастную розовую хрень отдавать не собирался, и лишь произнес через некоторое время, удовлетворенно рассматривая результат своей работы:
-Ну-с, Гил. Ты сам этот смрад с себя смоешь или предлагаешь замарать еще одну комнату во благо брака? - Найтрей тряхнул головой, заставляя волосы рассыпаться обратно - выглядеть они, на его взгляд, стали не в пример лучше. Но тут же подпрыгнул, осознавая смысл слов Оза:
- Нет, я сам! Не надо ничего на меня выливать...я сам, сам! Морган! - заметив, что Блэкстоун стоял сзади не просто так, а выполняя роль подпорки. Ничего не оставалось, как ужом соскользнуть ещё ниже и фактически выползти из-под тумбы.  Выдернув все же расчестку из рук Безариуса и костюм из рук брата, он скрылся в ванной, захлопнув за собой дверь - чтобы через секунду обессиленно сползти по ней, прислонившись спиной....
Молодой человек вновь ропустил пальцы сквозь волосы, пытаясь вместе с волосами собрать в кучку и мысли. Это и его выбор тоже. Если задуматься, он просто счастливчик, что Шарлотта после всего, что случилось - сто лет в Бездне даром для психики не проходят - не забыла о нем и вообще согласилась. Может быть ,в его жизни не будет другого шанса. Сделанного не воротишь .Морагн прав - он уже сделал предложение, а мужчина не може отказаться от своих слов...
Следующие действия выполнялись быстро - и вот он уже затягивает серебрянной лентой волосы и поправляет бабочку. А ведьс так символично - костюм жениха черный, а невесты белый. Гилберт вздохнул, глядя на свое отражение в зеркале. Трудно сказать, любит ли его девушка. В голову прокралась дурная мысль о браке по расчету...Но ведь женится не по расчету, а по... любви...Слова вгоняли в краску получше любых непристойностей, и Найтрей поспешил выскочить из комнатушки, перекинув через руку плащ и пытаясь выудить оттуда очередную пачку сигарет. Бросать курить он, разумеетсЯ, не собирался...

+1

14

Элиот не заметил, как процесс приведения его старшего брата в порядок вышел из-под его контроля. Найтрей был почти готов морально к очередному подвигу, который можно было смело внести в список его лучших свершений за прошедший месяц, - к переодеванию Гилберта собственными руками. Но его… «коллеги» вдруг сами взялись за дело, отбросив все сомнения, если таковые вообще были. Юноша не был склонен глубоко анализировать поступки других, поэтому эгоистично решил, что и Морган, и Оз вдруг вспомнили, что несчастный Найтрей уже месяц пашет, как никто другой в этом доме, и вздумали облегчить ему задачу. С этой вдохновляющей мыслью Элли буквально плюхнулся в ближайшее кресло, мня в руках новый костюм Гила. Приступ бешенства был благополучно подавлен бурной активностью Моргана и Оза.

Поэтому за усаживанием и расчесыванием Гилберта Элиот наблюдал со стороны, издалека, не принимая участия (и мысленно этому радуясь) в этой театральной постановке младшей группы детского сада. Элли хмурился, но молчал: из всего происходящего он одобрял только одно – что о нем покамест позабыли. Посидит, отдохнет, а потом ка-а-ак грохнет вазой об пол!..

Тем временем старший брат вдруг решил взяться за ум. Его отчаянные вопли приводили младшего Найтрея в унынье – Гилберт и так выглядел жалко после нескольких дней взаперти, среди бардака и сигаретного дыма, а отчетливое отчаянье в голосе только дополняло кошмарную картину. Элиот всерьез задумался о том, что, пожалуй, это подобие Найтрея необязательно было женить – столько внимания к его скромной персоне!.. О том, что на месте Гила скоро будет он сам, Элли старался не думать. Не сейчас.  Хотя, конечно, уж он-то показал бы им всем, как должен вести себя настоящий наследник великого герцогского Дома!.. Как он должен себя держать, как выглядеть в день свадьбы, как…

Мысли о не очень высоком прервал брат, подлетевший с быстротой молнии и вырвавший из рук костюм. Послышался едва различимый звук рвущихся ниток, но Элли сделал вид, что ничего не заметил. В конце концов, ничего не оторвалось – значит, еще не все потеряно и дырка в шве будет небольшой и в незаметном месте. К тому же, вспомним о подслеповатости старушки-мамочки.

- Это что сейчас было?.. – все так же хмурясь, Элиот поднялся с кресла, поправляя костюм и сдвинувшуюся перевязь с мечом. Погрузившись в свои мысли, он упустил момент, когда Гилберт, изображая чудеса ловкости, выбрался из-за туалетного столика, вздумав привести себя в порядок самостоятельно. Найтрей постоял-постоял, гипнотизируя взглядом захлопнувшуюся за братом дверь в ванную, и обернулся-таки к заставшим у зеркала господам, явно немного сбитым с толку быстрыми передвижениями жениха.

- И все же, думаю, будет нелишним его чем-нибудь полить… Как вы считаете?.. – ворчливо обратился Элли к Моргану и Озу, в свою очередь прошествовав к туалетному столику и начав перебирать бутыльки самых разных размеров и форм. Элиот не сомневался, что максимум, на который способен сейчас Гил, - это новый, чистый костюм. Наверняка провонявшие сигаретным дымом волосы его волновали вряд ли.

Несколько минут – и свершилось чудо: из ванной комнаты выплыл Гилберт, переодетый и даже собравший лентой волосы. Этого явно было мало, чтобы ликвидировать следы бессонных ночей и поглощения сигарет в безумных количествах. Но прогресс был на лицо, и Элиот только схватил первую попавшуюся склянку с туалетной водой и как ни в чем не бывало сунул ее в руки Озу – мол, твоя задача позаботиться о том, чтобы твой слуга не вонял как бомж. Естественно, при этом Безариус был награжден очередным убийственным взглядом, которым Элли мог одаривать его в неограниченных количествах и в любом настроении.

Элиот поспешил к двери первым, на ходу оглядывая помещение – он так и не успел разбить здесь что-нибудь. В интересах комнаты и присутствующих было поскорее уйти, в интересах Элиота – сохранять спокойствие еще некоторое время. Пусть это будет его личным рекордом – он не вопил уже несколько минут.

0

15

     Видимо, пример Моргана был заразителен. Оз тоже поспешил перейти от уговоров к действиям, а именно к расчёсыванию волос Гилберта. Что до последнего, он пытался ворчать какие-то угрозы. «Припомнит он,- подумал Морган, сам не понимая, с насмешкой или с опаской.- Ну-ну, вот она, благодарность…»
     - Надеюсь, к тому времени ты поймёшь, что я тебе помог,- пробурчал он себе под нос. «Если я вообще решусь когда-то жениться после этого кошмара»,- младший Блэкстоун действительно сочувствовал бывшему однокурснику, хотя и не показывал этого. Но, судя по всему, в том, что Гилберт всё-таки взялся за ум, была заслуга Оза. Жених так не хотел волновать его и позволять привести себя в порядок, что даже не стал ждать, пока Морган отойдёт от него, давая возможность отодвинуть стул от стола, а ждать бы пришлось недолго, максимум пару секунд. Младший Блэкстоун шагнул назад по первому требованию, хотя и наблюдал за другом с оттенком недоверия. И было отчего. Гилберт, демонстрируя чудеса изворотливости, выбрался из-за стола, вернее, из-под него, схватил расчёску и костюм и метнулся в ванную.
     - Если бы я хотел жениться, после этого обдумал бы это ещё раз,- проговорил, ни к кому не обращаясь, Морган.
     На эту реплику, как и на вопрос Элиота, не нужно было отвечать, и на какое-то время воцарилась тишина. Но вскоре возник другой вопрос: сможет ли Гилберт самостоятельно привести себя в надлежащий вид. Морган больше склонялся к тому, что он только создаст видимость, возможно, даже мыться не станет, а только наденет костюм. Элиот, судя по всему, думал так же. Когда появился Гилберт, преобразившийся и даже собравший волосы лентой, младший брат, в отличие от Моргана, не наградил его одобрительным взглядом, а только схватил с туалетного столика флакон и сунул его в руки Озу, после чего стремительно вышел из комнаты, видимо, оставляя дальнейшие мучения жениха на совести гостей.
     - Не лучшая идея,- поведя носом, заметил Морган,- если от него будет пахнуть женскими духами, это едва ли понравится леди Баскервилль больше, чем сигаретный дым. Гилберт, тебе лучше вернуться в ванную и избавиться от этого запаха… Времени осталось немного.

0

16

По выходу из ванной Гила ожидали три пары выжидающих глаз. Оз, Эллиот и Морган уставились на него - кто-то с надеждой, кто-то с жутким желанием продолжить приведение в порядок горе-жениха, а кто-то с хорошо скрываемым сочувствием. Впрочем, смотрел за всем этим герцог вполглаза, прикуривая и садясь у окна - на его непритязательный взгляд, он уже был собран и готов идти хоть на край света жениться. Ну не зря же он даже побрился, хотя в последние дни этого не делал?! О кровопролитной битве с бритвой сейчас напоминала царапина на щеке. Она была неглубокой, поэтому недолго кровоточила, но, как факт - она была, и на свадьбе он будет с ней. А ещё она противно саднила, заставляя Найтрея болезненно морщиться, а от этого он старался все время смотреть в окно, изредка бросая взгляд на часы - до церемонии оставалось чуть больше часа, а планы на побег уже ухнули куда-то в желудок, уступив место мыслям не очень достойным. Особенно для герцога. Но не думать о том, какой он счастливчик, уже однажды допустив такую мысль, Гил уже не мог, потихоньку расплавляясь в осознании собственного счастья.
Тем временем, в комнате вновь начало что-то происходить - на сей раз Найтрей выбрал роль пассивного наблюдателя, потому что до банкетного зала идти недалеко, а значит, у него есть ещё почти час на успокоение своих шаловливых нервов и мыслей. Но похоже, те, кто находился вместе с ним в гостевой комнате, отнюдь не разделяли его мнения относительно его готовности к подаче невесте. Посему потекли такие разговоры:
- И все же, думаю, будет нелишним его чем-нибудь полить… Как вы считаете?.. - Гилберт удивленно посмотрел на источник шума, в просторечии, на брата. Его бурная фантазия тут же нарисовала ему картину, как Элли раз за разом макает его носом в таз с водой. Но это же совсем не вариант! Обычной водой запах сигарет не выведешь.
- Не лучшая идея, если от него будет пахнуть женскими духами, это едва ли понравится леди Баскервилль больше, чем сигаретный дым. Гилберт, тебе лучше вернуться в ванную и избавиться от этого запаха… Времени осталось немного. - Морган, конечно же, был уже постарше младшего Найтрея и кой-какое понимание о взаимоотношениях полов имел. Старший же только часто покивал головой, выражая солидарность со словами однокурсника, и недовольно пробурчал, хотя и с малой долей ехидцы в словах:
- Этот запах не так просто вывести, да и зачем? Сейчас ведь уже все нормально. - разумеется, привыкнув жить в подобной накуренной обстановке, Гил попросту не замечал, что он него несет сигаретным дымом. Тем более он уже хотел покоя. Покоя перед тем, как начнется его личная женатая часть жизни. Он бы даже вздремнул...
При этой мысли Найтрей подавил чудовищный зевок, деликатно прикрыв рот рукой, одетой в белые перчатки. И потому успешно прослушал часть фразы хозяина:
- Может, стоит пойти прогуляться? Там довольно ветрено и холодно. Но, может, ветер и минусовая температура окончательно выветрят весь вздор из головы? А если уж и это не поможет, что ж… Гилберт, ты ведь не собираешься бросать курить, так? В таком случае леди Шарлотта должна начать привыкать к тому, что ты почти всегда пахнешь табаком. - вопрос ставил в тупик. Может быть, он и хотел бросить курить. Но не мог. Восемь раз пытался. Не вышло.
- Нет, не собираюсь. И вообще давайте уже выйдем из этой комнаты - здесь отвратительно. Пойдемте уже к месту бракосочетания. - хотя, по сути, жених вовсе не обязан был шляться раньше церемонии по поместью, а должен был, как и невеста, блюсти воздержание, сидя в своей комнате. Но в голове герцога зрел очередной коварный план, и друзья ему сейчас были очень даже нужны...Пусть даже они об этом не догадывались даже...
Во имя идеи Гил все же решил перед торжественным выходом выкурить ещё одну ненаглядную боевую подругу...

+1

17

Элиот не собирался уходить далеко и оставлять своего бестолкового старшего брата на попечение Моргана, который запросто мог соблазниться на уговоры Гила сбежать – Элиот был в этом уверен, и уж тем более – Оза, которому Найтрей не доверил бы даже хомячка подержать – что уж говорить о Гилберте, охваченном предсвадебной хандрой. Просто вид  непутевого старшего братца его доконал. В коридоре было спокойнее, и шанс снова взорваться из-за пустяка сводился к минимуму. Особенно если как следует хлопнуть за собой дверью – что Элли и сделал, а потом прислонился к стенке совсем рядом с дверным косяком, мучаясь ощущением дежа вю.

Кажется, он уже проделывал сегодня что-то похожее. Немного, но похожее: с воплями и грохотом вылетел из комнаты Гила. Но поскольку  в этот раз обошлось без воплей, то в ближайшие несколько минут можно было ожидать осыпающуюся с потолка штукатурку, потревоженную громогласным ором юного наследника семьи Найтрей. Стопроцентно – и ничто это не изменит.

Тем временем компания, оставшаяся в комнате, еще что-то обсуждала – Элиот смутно слышал обрывки фраз и какое-то невнятное бормотание. Шаги. Еще шаги. Тишина. Опять бормотание. Элли медленно, но верно снова начал закипать – сколько можно что-то обсуждать, когда от Гила за версту пасет сигаретным дымом, его надо срочно хотя бы проветрить, а они!.. Ничего не могут сделать без вмешательства верной руки и громкого голоса младшего Найтрея. Дверь в комнату распахнулась и долбанула по стенке так, что факт ее дальнейшего пребывания на петлях казался немного странным. Теперь не хватало только громкого вопля, который Элиот пообещал себе еще на выходе из комнаты. Время пришло.

- Нет, ну я, конечно, все понимаю… Но кто-нибудь смотрел на часы?! – в общем-то, Элли обращался скорее к Гилу, на которого сегодня сыпались все шишки (и поделом). Но в этот раз грозный взгляд младшего брата достался Гилберту только потому, что Элиот посчитал, что кричать на графа, которого он толком-то и не знает, было бы слишком невоспитанно с его стороны. Безариуса Найтрей в счет не брал – Безариус привык, его можно было вообще игнорировать. Пока Оз не лез под руку.

- Ты, несчастная обкурившаяся птица-ворон, должен быть на свежем воздухе через пять минут, иначе это… - Элиот схватил красивейшую вазу, стоявшую на столике у двери, и потряс ею, - полетит В ТЕБЯ!

В подтверждение своих слов, Элиот мгновенно очутился рядом с Гилбертом и уже протянул было руку, чтобы сдернуть того с места, как вдруг понял, что с вазой в одной руке ему не управиться с братом. Оставалось только смерить того бешеным взглядом, ткнуть пальцем в сторону двери и… пнуть стенку. Не слишком удачно – Элли поморщился от боли в ноге.

- Вставай! Марш на улицу, но даже не вздумай бежать!- Красноречивый взгляд юного Найтрея веско закончил фразу – мол, из-под земли достанем, если дернешься не в ту сторону.

0

18

    Очевидно, Гилберт считал, что выглядит и пахнет достаточно хорошо, чтобы жениться. Прав он был только наполовину. «Хотя кто знает, каковы предпочтения леди Баскервилль, она девушка… необычная»,- Морган действительно старался забыть о том, что именно она не так уж давно была врагом Пандоры, в том числе и Гилберта, и думать о его невесте просто как о его невесте, но пока не очень получалось. От идеи поливать жениха духами всё-таки отказались, к счастью. Альтернативным способом избавиться от запаха дыма оказалось «проветривание» Гилберта на свежем воздухе, иначе говоря, прогулка в оставшееся время. Эту идею, как ни странно, поддержал даже жених. А громче всех поддержал Элиот.
     - Мы как раз собирались прогуляться. Не нужно…- Морган сделал секундную паузу, подыскивая нужное слово,- так нервничать,- он сам не знал, откуда или от кого у него это качество характера, но крики он воспринимал обычно так же, как спокойную речь. Не в том смысле, разумеется, что был глуховат, глуховат он отнюдь не был, а в том, что как громко бы ни звучали слова, он извлекал из них только смысл, без эмоций.
     «Да и ваза ни в чём не виновата»,- добавил он. Страшно представить, как будет вести себя Элиот в день своей собственной свадьбы, если уже сейчас так… волнуется. До такой степени, что готов убить брата старинной вазой.
     Рассчитывая, что после такой угрозы Гилберт не нуждается в дополнительных подталкиваниях, Морган первым вышел в коридор, подавая пример. На самом деле, подозрительно, что Гилберт вот так неожиданно смирился. Может, конечно, внезапно образумился, но почему-то это не казалось правдоподобным. Кто знает, что он задумал. Морган не собирался расслабляться, видя такое разумное поведение жениха. Сочувствовать Гилберту он будет, когда тот, стоя у алтаря, наденет невесте на палец кольцо, а сейчас он будет хладнокровным и расчётливым злодеем, не дающим бедняге увильнуть от семейного счастья.

0

19

Да, покурить сейчас было просто необходимо. Чтобы успокоить нервы...и мысли. В последнее время их круговорот уносил Гила в невиданные дали, заставляя испытывать странные и крайне смущающие эмоции. Он уже столько думал за сегодняшние сутки - и о том, как убежать, и о том, как сильно все же любит Шарлотту. Он даже никоим местом не мог предположить, что это не любовь. Ну а что тогда? Привязанность? Смешно  - сто лет прошло, привязанности столько не живут. Да и вообще, он совершенно уверен, что это любовь! Разумеется! В подтверждение своих слов Гилберт торжественно затушил сигарету в пепельнице - к счастью, она тут все же имелась. Но на этом череда неприятностей на сегодня явно не желала кончаться - в комнату вновь влетел Эллиот, по-видимому, не успевший остыть в коридоре, куда вылетел буквально пять минут назад. Окрестности озарил дикий вопль, заставивший одного из мафиози, призванный охранять лес, испуганно выстрелить в воздух - он, должно быть, решил, что жених таки бежал, раз такие крики. Ворон озадаченно каркнул, уворачиваясь от пули и укоризненно глянул на горе-стражника.
- Нет, ну я, конечно, все понимаю… Но кто-нибудь смотрел на часы?! - старший Найтрей чуть не поперхнулся второй сигаретой, которую совершенно машинально - совсем-совсем машинально, честное слово! - потянул из кармана. За этот момент Элли успел пересечь половину комнаты, угрожающе надвигаясь на брата с вазой в руках. Гилберт уже собрался праведно запаниковать, то есть нет, не запаниковать, а высказаться, даже открыл рот - но его опередил младшенький, выпаливая на одном дыхании и замахиваясь вазой - размеры её были достаточно внушительны, и Рейвен живо представил картину распластанного себя на ближайшей стенке:
- Ты, несчастная обкурившаяся птица-ворон, должен быть на свежем воздухе через пять минут, иначе это…  полетит В ТЕБЯ! - Ваза, впрочем, оказалась тоже ни лыком шита, а именно - оказалась достаточно тяжелой, поэтому была помилована, зато пострадала стенка...и Эллиот, пнувший её.
- Вставай! Марш на улицу, но даже не вздумай бежать!  - Гил что-то проворчал, быстренько ретируясь под опеку Оза, но младший брат, похоже, не собирался сегодня успокаиваться. Что заметил и Морган, до этого застывший истуканом у туалетного столика - Гилу даже стыдно немного стало за брата. Вот, видимо, плохо воспитал мальчика. Вырастил из него нервного молодого человека. Ну как ты мог... При всей своей фантазии Найтрею было легко представить, как Блэкстоун выдает что-то вроде этого.
 - Мы как раз собирались прогуляться. Не нужно…так нервничать, - пора было уже взять в конце концов инициативу с свои руки - сколько можно прикидываться бесхребетным животным. Но пока формулировалась эта светлая мысль, Безариус уже потащил его прочь из комнаты - и правильно сделал. Не хватало ещё, чтобы его друзья увидели истерику брата с крушениями предметов мебели и прочей утвари. Он зацепил за рукав и Моргана:
- Все-все, мы уже уходим. Не стоит его больше нервировать  у него потом очень сильно болит голова... - последнее предложение было сказано уже за пределами комнаты и тихо. Хотя герцог знал, что Эллиот все равно обидится - мол, что за жених такой, что ведет себя, как последняя половая тряпка?
...А на улице, тем не менее, было прохладно - Гил даже накинул плащ, чтобы не мерзнуть в одном пиджаке и не пачкать парадно-выходной костюм. Весь патруль, разумеется, беспрепятственно пропустил их, узрев в блондинах своих спасителей. Самое время было делать ноги, но было одно но...Мысли по-прежнему боролись, рискуя взорвать черепную коробку окончательно. Ворон уселся на ближайшую скамейку в парке, раскинув руки в стороны и запрокинув голову. Посмотрел в небо - там выписывала пируэты его Цепь, злорадно - так казалось жениху - поглядывая на него блестящим взглядом. Показав ей сжатый кулак - птица зловредно прокаркала что-то, прекрасно зная, что Гил не сможет причинить ей вреда - и обессиленно распластался на скамейке. Все, он пас.

0

20

Ну, в этот раз, очевидно, вопли, пинки и угрозы достигли своей цели – на них отреагировал даже самый спокойный из всех присутствующих – граф Блэкстоун, который с момента своего прибытия на место преступления (в комнату пожелавшего сбежать жениха) сохранял завидную невозмутимость и ни разу не повысил голоса. В глубине души – где-то очень-очень-очень глубоко, поверьте – Элиот завидовал таким людям. Собственный вспыльчивый характер иногда только усугублял и без того нелегкие ситуации, по поводу которых Элли любил покричать. Когда господа блондины, сопровождающие жениха, вышли комнаты, Найтрей снова почувствовал не самые приятные и непривычные угрызения совести: мол, совсем перестал соображать, в комнате посторонние люди, ты такой невоспитанный, переборщил с криками, Гил и так уже все понял… Но оправдание у Элиота было: рядом не было слуги, который умел прервать его душе- и слухораздирающие вопли в нужный момент. Привычка – такая привычка…

Оставлять брата на попечение графа и малявки Безариуса Элиот все так же не собирался. Он до сих пор не доверял им в полной мере, утвердившись во мнении, что Гилберт способен уговорить их на никому не нужные поступки, и даже минутные угрызения совести не остановили младшего Найтрея на пути к двери – не забыв при этом поставить вазу на место, конечно же, –  а затем – по коридору и по лестнице вниз, на улицу, за братом. Элли не питал такой фанатичной любви к Гилу, как Винс, который не отвязывался бы от старшего брата и на секунду – была б на это его воля, но был абсолютно и непоколебимо убежден, что Гилберт нуждается в присмотре. Это бестолковое создание, много лет назад ставшее его сводным братом, привыкло заботиться о других, но не о себе. Поэтому Элиот и изображал из себя курицу-наседку – такой, какой она должна быть в понимании юного Найтрея. И вообще такой, на какую он был способен. Как выяснилось, дружелюбием его вариант «наседки» не отличался. И имел своеобразные понятия о заботе.

Прогулка по пока еще тихим коридорам поместья немного привела в чувство, охладила пыл и вообще заставила задуматься о насущном (помимо того, что брата следовало вернуть в дом в ближайшие полчаса). Сказалось отсутствие всяких раздражающих факторов – за утро и несколько прошлых дней слуги сумели-таки привести дом в порядок под чутким руководством младшего Найтрея. А поскольку его руководство было чересчур чутким – привести дом в порядок не один раз, но это были мелочи. Новые вазы стояли на положенных местах, зеркала висели идеально ровно, портьеры на окнах – складочка к складочке, ни пылинки на полках, подоконниках, подлокотниках, столах… Все так, как и планировалось, кроме жениха, который умудрился провонять дымом и теперь проветривался на улице. Элиот искренне надеялся, что Шарлотта более ответственна в этом плане и в будущем сумеет перевоспитать несносного Гилберта.

Тем временем юноша добрался-таки до выхода, одного из боковых – к парадному уже съезжались гости, и было бы странно вести Гилберта в таком состоянии в самую толпу. Вышел на улицу, поежился от холода – заметил троицу и неспешно к ней приблизился. Постарался не обращать внимания на то, что развалившийся на скамейке Гилберт опять закурил, и только скрестил на груди руки, крайне недовольный, но спокойный и не собирающийся пока орать на брата.

- Я бы, на твоем месте, оставил наконец сигареты в покое и прогулялся по парку. Так ты никогда не проветришься – только нас всех заклеймишь этим вонючим дымком.

Предложение Элиота мало походило на добродушный совет. Но оно обошлось без повышения голоса – заметный прогресс и маленький шажок вперед на пути к нирване.

0

21

     Выйти на улицу было облегчением, несмотря на то, что там было весьма прохладно. Но не настолько, чтобы Гилберт действительно решил проветриться, как следует. Усевшись на скамейку, он снова закурил, очевидно, собираясь сидеть так до тех самых пор, когда пора будет идти к алтарю. «Мы сюда вышли, чтобы избавиться от этого запаха, а получается наоборот»,- Морган уже собрался напомнить старому другу, зачем они выползли из дома, хотя по традиции жениху стоило бы сидеть в своей комнате, чтобы не увидеть ненароком невесту до свадьбы, и радостно волноваться, но его опередил Элиот. Высказался он удивительно - для него - мягко. Пытается сменить кнут на пряник? Или просто устал от криков?
     - Мы, кстати, для того, чтобы прогуляться, сюда и вышли,- добавил Морган и, наклонившись, потянул Гилберта за локоть, заставляя подняться со скамьи. Младший Блэкстоун, конечно, силачом не был, но это ему удалось.- Понятно, что ты волнуешься, но, может, поищешь другой способ с этим бороться?- неодобрительно покосившись на сигарету, предложил он.- Что-нибудь, от чего ты останешься… будешь, насколько только возможно, похож на чистого и приятно пахнущего счастливого жениха?
     В этот раз тащить Гилберта за собой Морган не стал, даже локоть отпустил. Есть надежда, что уговоры сработают хотя бы в этот раз. Пройтись по парку, в конце концов, не так сложно. И гораздо приятнее, чем мёрзнуть на скамейке.

0

22

- Я бы, на твоем месте, оставил наконец сигареты в покое и прогулялся по парку. Так ты никогда не проветришься – только нас всех заклеймишь этим вонючим дымком.  - Гилберт вздохнул и проворчал отнюдь не дружелюбным тоном, ибо Эллиот за последний месяц истрепал ему нервы порядочно, и сейчас старший Найтрэй сдерживался из последних сил, чтобы не выплеснуть весь свой гнев на брата в присутствии гостей:
- А я бы на твоем месте пошел и проверил, все ли в порядке у невесты и её свиты. Они наши гости, не забывай. А здесь как-нибудь и сам справлюсь. Давай, Эллиот, иди - у нас итак хлопот по горло из-за того, что Винсент пропал, а Шарлотта настояла, чтобы именно он был шафером. Мне нужен новый шафер. А ты тут заморачиваешься какой-то ерундой вроде запаха. - такая длинная фраза вызвала у Гила сухость в горле, и сигарету он тут же затушил. Пожалуй, действительно хватит. До церемонии осталось совсем немного, а он не может предстать перед любимой женщиной в неподобающем виде.
- Мы, кстати, для того, чтобы прогуляться, сюда и вышли. Понятно, что ты волнуешься, но, может, поищешь другой способ с этим бороться ? Что-нибудь, от чего ты останешься… будешь, насколько только возможно, похож на чистого и приятно пахнущего счастливого жениха? - Ворон раздраженно зашипел - все же Морган приложил слишком много силы для того, чтоб поднять его, в общем-то, не самую легкую тушку со скамейки. И откуда такая силища берется? Неужто от отчаяния? Или из злорадства? Гилберт знал графа относительно хорошо и поэтому мог предположить, что блондин ему скорее сочувствует, нежели насмехается, но внешне это, разумеется, никак не отражалось. И выглядел Морган посто бесчувстенной скотиной.
- Хорошо, мыс прогуляемся, аки барышни на дневной прогулке. Морган, у нас просто нет времени на дурацкие светские разговоры! Если хочешь посочувствовать - сейчас уже не время. Это надо было делать месяц назад. Равно как и образумливать меня тоже. Сейчас же я тверд в своем решении. - взгляд холодных золотых глаз встретился с синим, и, кажется, даже полетели искры. Как тут послышалось чуть ли не жалобное:
-Гил, давай прогуляемся. Пожалуйста. - чуткое ухо герцога мгновенно словило информацию и припечатало в мозг. И, несмотря на то, что все мысли, казалось бы, были плотно заняты Шарлоттой, там все же нашлись отголоски того, что Оза надо немедленно одеть. Но во что?! Гилберт мгновенно вскочил со скамейки, одновременно срывая с себя плащ. Накинув его на плечу господину, он мягко произнес:
- Конечно же, давайте прогуляемся по парку. Здесь растут чудесные розы, которые выращивает Винсент. Морган, идем же! - задумавшийся Блэкстоун был подцеплен под руку и утащен вслед за Озом...
По сути, парк в поместье Найтреев не был большим, поэтому прогулка по нему не заняла много времени. Гила постоянно тянуло покурить, но он не мог. Потому что сигареты и зажигалка остались в кармане плаща, а тревожить господина по поводу такой мелочи, как захотелось покурить, было плохой идеей...

0

23

Внешний вид: как и положено, появляться на мероприятии - черный костюм с привычным символом Найтреев - от привычки очень сложно отказаться. Волосы убраны в хвост синей лентой.
Свадьба старшего брата стала шоком для Винсента. Он все время трясся, дабы его брата не утащила какая-нибудь фифа, а тут.. Лотти. Долгое время он вообще не знал, что ему делать. Плакать или рыдать? А может, безумно и оглушительно смеяться, будто это очередная утка? После того, как Винсент ушел в депрессию, он все же решил, что его брат уже довольно взрослый, и он будет счастлив если младший брат порадуется за него, и даже поучаствует в мероприятии. Лотти была для него не чужой, и в ее крепкие руки брата отдать он не боялся, только лишь ревновал. Позже, ревность сменилась на чувство вины, так как перед самой свадьбой пришлось запудрить мозги Гилу и соврать, что у него свидание. Какой же я дурак. На самом же деле ему нужно было как-то незаметно умотать за подарками, что заказал некоторое время назад, а готовы они были только к сегодняшнему дню. Схватив Эхо, он поволок ее за собой в карету,ничего не объяснив, дабы все успеть и не опоздать на церемонию. Гил наверное обиделся на меня..родной брат, и умотал на свидание. Как я с ним жестоко поступил! Печально вздохнув, Винсент поделился с Эхо, куда же они так спешат, и почему не присутствуют на свадьбе Гилберта. Во время долгой дороги им пришлось переодеться, дабы не испортить всю внезапность сюрприза их присутствия.
-Господин Винсент, Эхо обязательно это одевать? Она ведь просто слуга, - тихо сказала Эхо, глядя на платье.
-Обязательно. Это все-таки свадьба моего брата. Считай, это твое первое задание на сегодня.
-Да, господин Винсент.
Всю остальную дорогу он пребывал в той же депрессии что и с самого утра, никак не верящий в то, что теперь вместе с Гилом они никак быть не смогут, а возможно, даже еще больше отдалятся друг от друга. За заказом он вошел уже пугающе бледный, явно накрутивший себя донельзя.
-Винсент-сама, я уверена, что им очень понравятся подарки, - утешила господина Эхо, успевшая уже увидеть содержимое кучи коробок. – К тому же, новая шляпа будет очень кстати господину Гилберту.
-Спасибо,Эхо, - сказал Винсент, приходя в себя.
Брать себя в руки он решил положительными мыслями. Я уверен, брат будет счастлив. Это ведь самое главное? Чтобы Гилберт был счастлив. Так все и будет.
На этот раз на его лице была необычно честная и искренняя улыбка, от чего можно было бы уже заявить о наступлении Конца Света. Прибыв в поместье, он сгрузил все на бедную Эхо, заставив ее отнести все в общую кучу подарков, и ничего не уронить. Хрупкая Эхо кивнула, и медленными шажками пошла, выполнять свое задание, боясь уронить хоть что-то. За такое Винсент мог и убить, наверное. Причем в таком душевном состоянии «наверно» можно было и не прибавлять. При себе Винс оставил лишь цветы, которые хотел вручить лично. Да и букет всунуть было некуда, если не прибегать к пошлым методам, что не приветствовались на людях. К слову, букет для Лотти должен был выглядеть идеально и великолепно, при всем уважении к ней – принести помятый букет или с переломанными розами было самоубийством.  Везде была суматоха, слуги бегали, словно клопы по кровати, а жениха словно и след простыл. Конечно, Винсент сразу же решил заглянуть в комнату жениха, где он по идее должен был находится. В комнате Гилберта не нашлось. Куда же он делся? К невесте рано, неужели сбежал? Нет, нет, Гил не умеет сбегать. Он слишком..Гил. Заглядывая в комнаты, Винсент надеялся найти старшего брата, но тот будто испарился. Не дай бог вся эта суматоха зазря. Более месяца подготовки и нервотрепки. Впервые, мрачные Найтреи выглядели счастливыми и доброжелательными, что было немного пугающе, но выглядело довольно мило. И если что-то пойдет не так, возможен исход "кровь кишки ненависть во имя кровавого бога". Почти весь этаж был уже исследован, а Гилберта так найти и не удалось. Где же ты, блудный брат?

0

24

Такое откровенное желание Гилберта избавиться от младшего брата вызвало временное замешательство. Элиот не привык к тому, чтобы ему указывали, что делать, причем таким тоном, будто это не его старший брат – не родной, заметьте, - а, по меньшей мере, папаша. Гилберту было еще очень далеко до герцога Найтрея, и если бы не крупица здравомыслия в его словах, несчастный жених стал бы свидетелем еще одной, особенно громкой истерики младшего брата, целиком и полностью посвященной этой темноволосой персоне. Элиот вряд ли смог бы выкорчевать окружающие их деревья, но вот изрубить их мечом – почему бы и нет?

Пока Элли приходил в себя, переваривая уже плохо соображающими мозгами предложение брата, Гилберт, подхватив блондинов под руки, благополучно отошел на безопасное расстояние. Что ж, сейчас Элиот уйдет, чтобы проверить готовность второй половины поместья к важному событию, чтобы посмотреть, сколько гостей уже прибыло, а потом, когда выдастся случай, Гилберту не сносить головы. Строя грандиозные планы мести посредством ваз, зеркал, бутылок, стульев и, может быть, даже собственного меча, Элиот молча развернулся на каблуках и резво зашагал к поместью.

В помещении Найтрей отчетливо почувствовал, как же холодно было только что на улице. Элиот не боялся за себя – у него было отменное здоровье, он очень редко болел, и какая-то пятиминутная прогулка по по-весеннему холодному парку не могла ему навредить. А вот Гилберт… Не хватало еще, чтобы это и без того похожее на пугало создание простудилось и в первый же день после свадьбы свалилось с температурой.  Но раз уж положился на благоразумие Безариуса и Блэкстоуна, то занимайся своими делами и не рыпайся.

Элиот, направляясь на половину невесты, вдруг наткнулся на куда-то спешащую служанку. Они, в панике бегающие по поместью, не были редкостью, но эта явно бегала давно и запыхалась. И, как оказалось, девушка искала именно младшего Найтрея, который у слуг прослыл главным зачинщиком предсвадебного переполоха – значит, все новости должны сообщаться ему.

- Только что вернулся господин Винсент.

Вот это было очень кстати. Признаться, Элиот уже не ожидал, что брат будет  на свадьбе – в последний раз, когда Элли видел его, тот казался убитым горем, и явно не собирался мириться с женитьбой его драгоценного Гилберта. Можно было только надеяться, что Винс не выкинет какую-нибудь гадость.

Узнав от услужливой девицы, что брат сразу же, как только приехал, направился к комнате Гилберта, Элиот пулей помчался туда. Гила можно было поблагодарить за то, что напомнил о желании Шарлотты сделать Винсента шафером – ведь желания леди Баскервилль чаще всего не подлежали обсуждению, а значит, явившийся старший брат был просто спасением от катастрофы. Несколько коридоров, лестниц – и Элиот нос к носу столкнулся с этим «посланием с небес» - с Винсентом, хотя, конечно, в обычное время назвать так этого длинноволосого блондина язык не повернулся бы.

- Винсент! Тебя с самого утра жаждет видеть Шарлотта, где ты был?! – при всей своей любви к крикам, орать на Винсента Элиот не привык – за годы их знакомства они так и не стали хоть каким-то подобием братьев, но сейчас это мало волновало Найтрея – раз распоряжается подготовкой к свадьбе он, значит, и Винсента доставит к Шарлотте он. Возражения, разумеется, не принимались.

0

25

     «Мучителей» стало на одного меньше. Гилберт каким-то образом смог отослать младшего брата обратно в дом, а именно к Шарлотте и тем, кто прибыл сюда вместе с ней. Правда, по виду уходящего Элиота нельзя было сказать, что он передумал откручивать жениху голову. Скорее отложил исполнение этой маленькой мечты до лучших времён.
     А вот Оз Безариус был, пожалуй, самым сильным членом «команды мучителей». Не в смысле физической силы - это место скорее принадлежало Моргану - а в смысле влияния на Гилберта. Сцена сразу после ухода Элиота ярко это иллюстрировала. Жених, похоже, сообразил, что безопаснее всего выплёскивать своё волнение в виде ехидства на Моргана, поскольку он не реагирует воплями, как Элиот, и он не Оз.
     - Рад слышать,- с тем же непоколебимым спокойствием отозвался младший Блэкстоун, когда Гилберт заявил о твёрдости своего решения,- а то, признаться, наблюдая за твоими попытками этого избежать, я сомневался,- он не любил пристальные гневные взгляды, но и ответного раздражения они, как правило, не вызывали. Вот и сейчас Морган только вежливо поднял брови, действительно не совсем понимая, с какой стати Гилберту хотеть его испепелить, что читалось в его глазах. «Конечно, я веду себя не так, как должен это делать в его представлении друг, а именно не помогаю ему сбежать, но, если он твёрд в своём решении, то это ведь и не нужно…- Морган поёжился. Не то чтобы на улице был трескучий мороз, но стоять без движения было неприятно.- И почему, собственно, как барышни? Будто только они могут позволить себе прогуляться, а не сидеть на месте».
     В отличие от Моргана, Оз, предложивший, в общем, то же самое, был удостоен не только согласия, но ему даже был пожертвован плащ Гилберта. Слово «пожалуйста» в этом случае, или, вернее сказать, в этом исполнении, действительно можно было назвать волшебным.
     «То дворянин со своими слугами, то сам слуга… Не простудился бы только, а то будет всю брачную ночь носом шмыгать»,- высказывать это вслух Морган не стал, только слегка покачал головой, покосившись на бывшего сокурсника, «буксирующего» его вперёд.

0

26

Комната невесты: по креслам и дивану разбросаны куски всякой разной материи - так, на всякий случай, если что-то вдруг придется подшивать или перешивать; столы и полки заполнены маленькими корзиночками и коробочками со шпильками для волос, маленькими искуственными цветочками, жемчужными цепочками и прочей мелочью, в вазах перед зеркалами - белые лилии, розы, хризантемы, орхидеи и т.д. - Шарлотта еще не определилась, какие цветы ей больше к лицу; туалетный столик завален флакончиками с туалетной водой, коробочками с косметикой и кисточками; по периметру комнаты расставлены и развешаны всякие разные зеркала, два самых больших стоят в центре; шикарное белоснежное платье ждет своего часа на манекене в углу, а изящные туфельки - в не менее изящной коробке на столике рядом.
Внешний вид: кутается в шелковый халат любимого красного цвета, ожидая, когда же служанки соберутся ее одеть; на лице - неброский макияж, что очень странно для Шарлотты; волосы уже собраны в высокую прическу и украшены белоснежными цветочками и тонкими нитями жемчуга. Ножки уже в ажурных чулочках, а короткий халат едва скрываетот ненужных взглядов подвязку невесты.

Чем ближе становился назначенный час, который должен был перевернуть вверх дном полную приключений жизни Шарлотты, тем сумбурнее становились мысли, в которых с большим трудом укладывалось понимание, что все это происходит именно с ней. Когда-то очень давно леди Баскервилль и предположить не могла, что соберется замуж. А последние несколько лет она даже и не думала о том, что когда-нибудь жизнь снова войдет в колею неторопливого существования члена одной из влиятельнейших семей. В такие моменты, когда  ставшая привычной жизнь без дома, без общества, с подстерегающими повсюду опасностями и гоняющейся за тобой самой крупной правительственной организацией вдруг возвращается к укладу столетней давности, перестроиться очень сложно, и даже привычных к переменам людей такие перевороты в жизни могут сильно… испугать. Нет, Шарлотта не боялась, но в течение последнего месяца напряжение нарастало с каждым днем – казалось, будто что-то делается не так, как надо. Естественно, леди Баскервилль, не привыкшая чем-то сильно грузить свою очаровательную голову и совершенно не собирающаяся показывать окружающим свои сомнения, изображала свое особое нетерпение – придирчиво выбирала платье, шокировав чопорных хозяек крупных магазинов комментариями о недостаточной глубине декольте и убив наповал портних собственным эскизом будущего свадебного наряда. Споры с Шарлоттой были бессмысленны, и разумных доводов о модных тенденциях она не слушала – если уж платье, то такое, чтобы подчеркивало все ее достоинства! Кошмарные широкие юбки на кринолинах, скрывающие стройные ножки, вызывали нервный тик, а корсеты утягивали не только талию, но и грудь, а этого Шарлотта никак не могла допустить. От этого странного изобретения человечества она давно отвыкла, и никакие нормы одежды и увещевания герцогини Найтрей, которая теперь часто навещала Лотти, не могли ее переубедить. В конце концов, и владелицам магазинов, и портнихам, и герцогине пришлось смириться с непреклонностью своенравной Шарлотты – новое платье не было рассчитано на ношение с корсетом, и его лиф был идеально подогнан по чудной фигурке Шарлотты, а спускающаяся сзади красиво уложенными воланами юбка как нельзя лучше подчеркивала стройность бедер. Пока это щедро украшенное кружевом и вышивкой изобретение Шарлотты оценила только Ванесса, да и та – наедине, чтобы не повергнуть свою мать в шок. Наследница герцогского дома и так не носила платья вообще, чем открыто бросала вызов обществу, а когда у нее в подружках появилась Шарлотта, которую вообще мало волновало, что положено сейчас носить, а что – нет, девушка прониклась к ней искренним восхищением.
Утро последнего дня своей чудесной незамужней жизни Шарлотта провела в своей комнате в поместье Найтреев, и, по большей части, перед зеркалом. Казалось, в ее комнате собраны все зеркала огромного особняка – они были самых разных форм и размеров, и каждое – в своей уникальной позолоченной или посеребренной раме. Лотти плохо представляла, зачем ей столько зеркал, ведь парочки больших было достаточно, чтобы любоваться собой во весь рост со всех сторон, а зеркала на туалетном столике вполне хватило бы, чтобы навести на лице красоту и следить за тем, как служанки укладывают ей волосы. Но герцогиня зачем-то настояла на таком количестве зеркал: она что-то говорила о том, что  невеста должна выглядеть идеально, а для этого было необходимо видеть себя со всех сторон, придирчиво разглядывать каждую деталь и не забывать о том, что некоторые зеркала могут быть не слишком качественными… Короче, несла какую-то чушь, и Шарлотта почти не слушала, но догадывалась об истиной причине – у Найтреев был один особенно буйный сын, который очень любил ломать имущество, ценное в том числе. Шарлотте довелось пару раз встретиться с ним лицом к лицу и пообщаться – нрав у мальчишки был еще тот. Возможно, Элиот и понравился бы Шарлотте, если бы не был таким «взрослым». Он отчаянно хотел казаться старше своих несчастных 16-17, а Лотти испытывала слабость к наивным маленьким мальчикам – таким, как ее дорогой Гилберт. Он, конечно, вытянулся и раздался в плечах, а в документах значилось, что ему больше двадцати, но для Шарлотты он все еще оставался тем наивным ребенком, которого она когда-то встретила в замке Баскервиллей, тем слугой Джека, который был готов жизнь отдать за тех, кто о нем заботится. Маленький Гилберт, внезапно ставший достаточно взрослым формально, чтобы сделать леди Баскервилль предложение и получить положительный ответ. Тогда, сто лет назад, Лотти ни за что не подумала бы, что такое будет возможно.
Сейчас, сидя перед зеркалом и придирчиво разглядывая тоненькую черную линию, которой она только что подвела верхнее веко по росту ресниц, Лотти копалась в памяти, выискивая забавные моменты из прошлого. Из прошлого, которое казалось той частью жизни, которую можно спокойно забыть, - но ровно до той встречи на балу, когда старые привязанности вновь вспыхнули с новой силой. Именно с того дня жизнь начала возвращаться в то странно спокойное русло без бегства, преследования, бесконечных поисков, но, при этом, такое непривычное и незнакомое – рядом были давно знакомые люди, но… не все. Не было многих из тех, кто когда-то составлял картину размеренной жизни – из нее остались только несколько человек, двое их которых сильно изменились, став из детей взрослыми мужчинами. А вместе с ними изменилось и их положение в этой картине размеренной жизни… Гилберт вдруг оказался человеком, который через пару часов станет мужем сумасбродной, не слишком адекватной и наплевавшей на все традиции и устои особы, а его брат, который был неизменным кусочком знакомой картинки жизни столетней давности… Кстати, о брате. Эта блондинистая штучка могла бы уже навестить Шарлотту, с которой они столько пережили, когда занимались поисками души Глена! Но Винсента почему-то до сих пор не было, и это бесило – напрашивался вариант, что Найтрей замыслил что-нибудь нехорошее. Иногда безграничная любовь к брату сносила ему крышу, а сегодня цапаться с Винсом Шарлотта не собиралась. Оставалось надеяться, что он просто где-то задержался и зайдет в ближайшее время – хотелось посмотреть в глаза человеку, который смирился-таки с тем, что драгоценный брат женится.
…Стрелка часов медленно нарезала круги по циферблату уже несколько часов подряд, но наконец-таки до часа икс оставалось каких-то полчаса. Ванесса только что покинула ее: пришла служанка и доложила, что гостей встречать некому – Элиот куда-то запропастился, Винсента тоже нет, а ее дорогой жених, по утренним прогнозам, сидит и курит в своей комнате. Так Шарлотта осталась в гордом одиночестве, если не считать пары служанок, которые бегали туда-сюда и никак не могли остановиться и помочь ей надеть платье. В леди Баскервилль стремительно росло раздражение, потому что все шло не совсем так, как она планировала. Где хоть кто-нибудь из ее дорогих сестренок? Лили, Лиззи? Где Винсент, которого она одного знала более-менее хорошо из всех Найтреев, исключая Гила? Может, даже включая Гила – ведь взрослый Винс уже давно составляет ей компанию своей неадекватностью. Где букеты цветов, где восхищенные возгласы?! Шарлотта, не будь у нее привычки выказывать раздражение одним лишь презрительным взглядом, била бы в гневе окружающие ее зеркала, но пока досталось только собственному глазу, в который она случайно ткнула кисточкой. По щеке скатилась одинокая слезинка, и Лотти негодующе ударила ладонью по столу – максимум, который она позволила себе, чтобы показать свое недовольство.

0

27

Деловито топает в комнату невесты, держа в руке букет роз, смысл которого сокрыт до поры до времени. Внезапно - соизволила порадовать светских дам, считающих ее пошлой, длинным платьем до щиколодок. На платье есть три бента, два из которых засохшего красного цвета, а третий, чтоб выделялся, - белый. Рукава платья спереди короткие, три четверти, сзади же удлинняются, от чего, если поднять руки, "подол" повиснет на тех самых трех четвертях. Красные туфли на устойчивом толстом каблуке. Волосы, как всегда, заплетены в два хвоста-спиральки. Заколками служат резинки с каким-то-образом-зашпиленными-туда-розами-алого-цвета.

Пф.. Вот чего бы я никогда не подумала, так это того, что Лотти собирается замуж.. Вот блин, - подумала Лиззи, по пути в комнату невесты. До этого момента девушке наверняка стало бы очень смешно, если бы ей, например, приснился сон, о том, как Лотти, ее любимая сводная сестричка Лотти, скорее даже больше похожая на эдакую мамочку, выходит замуж. Но вот магия, этот итак никогда не снившийся ей сон превратился в быль! От этого, кстати, тоже смеяться хотелось. Немного. Просто от мысли о том, что у Лотти появятся дети, смеяться хотелось еще больше, а потому Лиззи, шагая к Лотти, едва-едва сдерживала нервное хихиканье.
Допустим.... Розовые волосы и желтые глаза. Что ж, зато мне будет, кому привить любовь к НОРМАЛЬНЫМ коротким платьям, а то Лотти, небось, забросит всю свою извращенность, мол, она же замужняя девушка, как-никак!.. Или, наоборот, черные волосы и малиново-красно-розовые глаза.
Незаметно войдя в комнату, в которой располагалась Лотти, Лиззи узрила на диване куски какой-то материи. В вазах на столе благоухали розы и прочая травяная цветнистость, к сожалению, белого цвета. Свадебное платье девушка сразу одобрила - но, вот она, ложка дегтя, оно тоже белое.
Соизволив оторвать слегка осуждающий взгляд от тонн белого цвета, девушка посмотрела на невесту. Та, пытаясь накраситься, случайно заехала кисточкой в глаз.
- Лотти, масенькая, что же ты делаешь? - спросила она, смотря на Лотти.
Вскоре, правда, на лице Баскервилля появилось недоумение, ибо вскоре на стол упала слезинка Лотти.
Еще секунду разглядываний невесты дали Лиззи понять, что та явно расстроена, и не кисточкой вовсе.
Право же, я очень вовремя!!
По лицу Элизабет растянулась широченная доброжелательно-веселая улыбка, которой она пользуется с таким же успехом, как и хвостиками-спиралями. В этот же момент девушка запустила в Лотти букетом, который до сих пор был в ее левой руке.
- Чего слезы льем? У тебя же такой день обалденный сегодня, все девочки о нем с пеленок мечтают! - воскликнула она, убедившись, что букет попал точно туда, куда она целилась, - в стенку, совсем близко с Лотти, - смотри! На улице солн... - начала было она, но, не увидев за окном особого тепла, продолжила по-иному, - Гм, прекрасный день, солнца нет, чего еще можно желать для полного счастья, мм?? Так что не лей слезы, а иди сюда, я тебя потискаю!

Отредактировано Elizabeth Baskerville (2011-03-14 19:15:46)

0

28

В общем-то, Шарлотта уже смирилась с мыслью, что сегодня никто из родственников или особо близких… друзей не почтит ее своим присутствием. То есть, конечно, не смирилась – как следует измордовать их она собиралась сразу после свадьбы, – но какое-то мрачное спокойствие присутствовало. Мол, никому не покажу, что я расстроена, а те, кто посмел меня расстроить, еще получат свое! Эту молчаливую угрозу всему миру леди Баскервилль планировала исполнить в точности. Хлопнувшая по столешнице рука поднялась было обратно, чтобы продолжить рисование аккуратной стрелочки на веке левого глаза, как вдруг на Лотти вылился целый поток слов. Явление любвеобильной Элизабет народу – только она могла говорить так быстро и много, почти не останавливаясь, попутно швыряясь тем, что под рукой. Букет роз, который девушка швырнула в «сестренку», грохнулся рядом на стол, засыпав лепестками бесчисленные скляночки, коробочки и кисточки, а Шарлотта от неожиданности снова ткнула себя кисточкой в глаз. В другой, правда, но это только усугубило ситуацию.
- Не надо меня тискать! Ты меня напугала, зачем было цветами швыряться?! – подскочив со стульчика, Лотти небрежно смахнула выступившие от неприятной боли слезы. – С чего ты взяла, что я реву?!
Выпустив этой короткой и громко сказанной фразой пар, Шарлотта,  хмуря бровки, снова присела, недовольно разглядывая младшую сестру. Нет, леди Баскервилль была рада, что Лиззи навестила-таки ее, но грандиозные планы по расчленению всего поместья вместо первой брачной ночи девушка благополучно сорвала. Жалко, конечно, повод был хороший. Да и одного Винсента можно будет расчленить, если этот изворотливый блондин не соизволит явиться.
Решив, что грозного взгляда старшей сестры Лиззи будет достаточно, чтобы не мешать пару минут, Шарлотта снова обернулась к зеркалу и парой ловких движений нарисовала аккуратные тоненькие стрелочки, как любила делать всегда. А потом, поднявшись, оглядела комнату.
- Красного… Не хватает красного… - особое внимание Лотти привлекло платье, которое еще полчаса назад казалось идеальным. Теперь оно слепило своей белизной (как, впрочем, и все вокруг), и Шарлотта нахмурилась еще больше – складочка между бровями портила ее чудесное личико, но недостаток красного в наряде теперь волновал невесту больше всего. О каких морщинах может идти речь, когда ее собираются выдать замуж в этом… этом… этом! А тот факт, что платье Шарлотта придумала сама, забылся тут же.
- Лиззи? Умеешь шить? Быстро и качественно? – вопросы мало походили на вопросы – скорее это были утверждения, которым нельзя было перечить. Только что затуманенный раздражением и недовольством взгляд словно загорелся – новая идея ждала своего воплощения.
Запахнув тонкий халатик, Шарлотта в одно мгновение была у двери, громко пропев в пространство коридора:
- Если мне сию секунду не помогут одеться, все будут уволены, как только я замуж выйду!
Нарочито сладкий голосок, в котором всегда сквозили нотки угрозы, подействовал моментально: служанки уже неплохо знали нрав будущей хозяйки. И пока они бегали вокруг платья, зачем-то расправляя все складки и поправляя все кружева и бантики, если все равно придется все это делать, когда шедевр дизайнерской мысли оденут на невесту,  Лотти рылась в куче тряпок, наваленной на диван. Только вот ничего красного там не было – как ни крути. Тогда Шарлотта принялась за коробочки со всякий мелочью, тщетно ища хоть что-нибудь красное… Хоть что-нибудь…

0

29

В поисках Гилберта Винсент столкнулся с Эллиотом, который,  явно, куда - то спешил.  Куда он спешил, стало понятно только по его взгляду. Усталый взгляд, но не без облегчения при виде блондина. Свалили на тебя все, Элли. И Гилберта пинать, и всем распоряжаться, и так далее…и тому подобное…
- Винсент! Тебя с самого утра жаждет видеть Шарлотта, где ты был?! – начал донимать младший братец.
-Э…я…я на свидании был, на свидании, - улыбнулся Винсент, помня, что за историю он сочинил. -Лотти? Меня?
Боже, никогда я не думал, что умру молодым. Что не увижу больше яркого солнышка, голубого неба, разбитых ваз, милых дам, никогда больше не увижу сны эротического содержания с участием дорого брата….Поняв, что он немного переборщил, вернулся в реальность. Слава богу, я это не вслух сказал, черт возьми. Винсент хотел что-то сказать Эллиоту, но тут его отвлекла служанка, которая что-то хотела ему сообщить. Разбираться дальше с Элли не было желания, и нервировать юного наследника тоже. Легко похлопав его по плечу, Винсент поспешил исчезнуть с его глаз:
-Я к Лотти, помни меня хорошим и заботливым братом! – выдал он что-то вроде прощания.
Комнату невесты он нашел быстро. К тому же, за дверью слышались голоса, что означало – в отличие от несносного Гила, Лотти на месте. Зная женщин, Винсент мог предположить, что она еще только начинает собираться.
- Если мне сию секунду не помогут одеться, все будут уволены, как только я замуж выйду! – послышался громкий голос Лотти.
Приведя себя в порядок, и заодно цветы, он вдохнул полной грудью и вошел вслед за напуганными служанками, ради приличия постучав костяшками по двери. Чтобы его не убили сразу – натянул глупую улыбку, и цветы пропихнул вперед, вроде отвлекающего элемента интерьера.
-Лооотти, поздравляю тебя от всего сердца, - сладко сказал он. – Я тебя очень рад видеть, и ты думаю..меня тоже. Мне сказали, ты меня искала..ну вот я и здесь собственно.
Говорил он, на ходу придумывая текст. Хотя, Лотти он и, правда, рад был видеть. Интересно, а она его? Глядя на обстановку в комнате, он подумал, что его бардак по сравнению с этим - кроткая овечка. О,черт. Не дай бог они еще и в моей комнате все отбелили...

+1

30

- Шить? Яя?? Быстро??? КАЧЕСТВЕННО??? - искренне удивляясь, переспросила Лиззи, глядя на невесту, которая сейчас в панике бегала по комнате и рылась в горах вещей, тканей и прочей мелочи.
Во~т, я же знала, что белое тебе не понравится. Надо было раньше ду~мать. Что теперь делать будешь, невеста?
Девушка окинула всю комнату взглядом - белое. Этот белый цвет, ни с того, ни с сего, напомнил ей о дурдоме. Нет, в дурдоме стены мягкие. Наверно. Да и дом Найтреев снаружи не желтый, а дурдом желтый. В добавок ко всем этим аргументам, в доме сейчас все носились с улыбками на лицах не потому, что с ума посходили, а потому, что случилось сенсационное событие - Гилберт Найтрей женится! Ну, Лиззи же думала, что если бы она сейчас была в доме Баскервиллей, то там была бы гораздо большая суматоха. Все-таки Лотти такая Лотти, что новость о том, что она выходит замуж, стала бы еще большей сенсацией.
Лиззи посмотрела в окно - правда, зачем? Помощь если и ждать, то уж точно не из окна.
-Лооотти, поздравляю тебя от всего сердца, - сладко пропел голос. – Я тебя очень рад видеть, и ты думаю..меня тоже. Мне сказали, ты меня искала..ну вот я и здесь собственно.
Герои появляются из ниоткуда!
- Винсент! - восторженно воскликнула Лиззи, обернувшись к Найтрею, - ты шить умеешь? Умеешь же, да? - девушка так и накинулась на стоявшего около двери молодого человека с вопросами, предварительно быстро подбежав к нему, - у нас тут ерунда такая, короче... Лотти только сейчас внезапно обнаружила, что белое платье ей ни в какую армию не понадобится, а я, ну ясна Бездна, в шитье не гений. Так что вся надежда на тебя - быстро, качественно, красно!
Ну, можно же тупо нашить на белое красное, или какое там надо?
Тут девушка снова позабыла о Винсенте, подбежав к платью.
Нет, оно явно неправильное! О чем только думали - кто там?? - дизайнеры, - или как их там? - когда создавали сие детя белизны? Неее, я бы на месте Лотти в ун моменто выбрала бы для платья любимый цвет. И плевать не невинность белого цвета, о какой невинности вообще может речь идти!? ...черт.
Лиззи осмотрела свое платье. Нет, а это как вообще я снизошла до коротких платьев, когда Лотти всегда учила меня коротким? Тоже хороша. Ну да ладно, прощу, прощу сама себя! Но только на первый раз, да. Так, много мыслей, мало дела! Надо что-то сделать с белым цветом, а напервом месте платье.
- Лотти, а скажи Лиззи, ты выбрала цветы для букета??? А, и, да, Лотти, можно же кого-нибудь из служанок заста... гм. Попросить перешить твое платье.
Она бросила заинтересованный взгляд на одну из служанок, которая шла по коридору, смахивая пыль с каких-то ваз, в которых тоже стояли БЕЛЫЕ цветы.

0


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Вне времени » AU. Жених жаждет крови или невеста никого не будет убивать!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC