Pandora Hearts RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Баскервилли » Левое крыло поместья


Левое крыло поместья

Сообщений 31 страница 60 из 67

1

Лучше всего сохранившаяся за сотню прошедших лет часть дома. Два этажа с несколькими комнатами на втором и просторным залом на первом. Пыли, грязи и поломанной мебели здесь значительно меньше, чем в остальном доме.

Отредактировано Eric D. Ray (2013-03-25 07:13:24)

0

31

Буквально перед самым появлением в поместье Лестера, Лотти и Кристиан, решив, что попусту болтать покамест нет смысла, а вот отдохнуть после двух бессонных ночей - самое то, и не слушая проникновенных речей Безариуса, ограничились самым верным способом навести порядок и тишину: сильный удар по затылку мигом отправил Оза в нокаут. Оставив пленника на Лиззи (не оставлять же его без присмотра?), Баскервилли удалились отдыхать в дальние комнаты, по пути тихо споря о том, на самом ли деле этот мальчишка - тот, кто им нужен.

Остальные Баскервилли могут продолжить игру по текущему игровому времени: 21 июля, утро, 6:00 - 12:00. Оз может вступить снова, когда у него появится возможность.

0

32

Ожидание невыносимо. Цвай поняла это уже давным-давно, но почему-то госпожа Судьба заставляла её каждый раз, снова и снова, убеждаться в этом. И сейчас она была просто не в состоянии идти медленно, дожидаясь Винсента. Как же, как же можно стоять и спокойно его дожидаться, когда вот здесь, совсем, совсем близко поместье Баскервиллей? Невозможно. Ведь там сейчас все. Ах, чёртова внутренняя убеждённость! Можно сказать, что она чувствовала своих братьев и сестёр. Хотите – назовите это чувство красивым словом «интуиция», но это ничего не изменит. Но почему всегда так? Почему когда остальные веселятся, она должна находиться в стороне от представления? Где же справедливость? Ах, ну конечно. Мир ведь вообще-то несправедлив.
Цвай, несколько минут назад с радостью покинувшая дилижанс, сейчас почти бежала до поместья. Вот-вот, совсем чуть-чуть осталось! Быстрее, быстрее – нельзя пропустить всё веселье! Из головы тут же вылетела просьба (а просьба ли?) Винсента быть потише. Можно назвать это недостатком Баскервилль, одним из многих недостатков. Она почти сразу же забывала то, что ей говорили, лишь время от времени вспоминая чужие просьбы или слова. А понимала это она только тогда, когда Найтрей в очередной раз наказывал её, заставляя поменяться местами с Эхо. Невыносимо. Цвай ненавидела Эхо – это было что-то похожее на пытку, наблюдать за всеми её действиями, но не иметь возможности что-либо сделать. Беспомощность. Как же она ненавидела это – быть беспомощной, не способной ничего сделать! И именно в такие моменты она понимала, что Винсента надо слушать, каждый раз обещая себе не нарушать больше его приказов и быть «хорошей девочкой». Ах, как же жаль, что оказавшись «на свободе» Цвай сразу же об этом забывала.
Что-то ей подсказывало, что заходить через главный вход не следует. То ли она вспомнила слова Винсента, то ли здесь замешано что-то ещё – Цвай не могла этого понять, да в прочем, и не пыталась. Всё те же шестые, седьмые, восьмые и далее по списку чувства что-то пытались втолковать девушке, но что именно – увы, она понять не могла. А посему, один раз обернувшись и убедившись, что господин идёт, где-то вдалеке, но всё же идёт, Цвай потянула край капюшона вниз, чтобы полностью скрыть глаза и оставить на лице только безумную улыбку. Нужно быть незаметной и не попадаться никому на глаза. Как там сказал Винсент? Ах, да. Они всего лишь часть интерьера. Что ж, Цвай не против – она поймёт, когда нужно будет вмешаться. А пока можно будет и понаблюдать за представлением из зала, оставаясь невидимыми для самих актёров, увлечённых своей игрой. Безумно жаль, что она не примет участие в представлении, даже роль кукловода досталась в этот раз не ей. Ну что ж, раз обожаемый Найтрей того желает, Цвай всё-таки немного побудет тенью. Эхо с этой ролью уже давно свыклась, так чем же она хуже?
Грязь смешно хлюпала под ногами – именно смешно. Цвай находила это забавным. Однако же, времени у неё в обрез. Если она даже и простой зритель, пропустить половину представления не хотелось. А ведь она и так уже прилично опоздала! Нехорошо получается. Ей пришлось обойти особняк, пытаясь вспомнить, где же находился чёрный вход. Почему-то дверь до сих пор была цела, и Цвай оставалось только порадоваться. Решив отложить своё эффектное появление на потом, девушка осторожно открыла деревянную дверь, которая в ответ неприятно скрипнула, заставив Баскервилль поморщиться. Противная дверь. Если бы у неё было время, Шум разнесла бы её в щепки, но именно времени у неё и не было. Проскользнув в здание, девушка поправила плащ и зашагала по знакомым коридорам, прислушиваясь. Откуда-то доносились приглушённые голоса остальных Баскервиллей и… ещё что-то. Чей-то незнакомый голос, странный шорох. Цвай не знала, кто это может быть, но была наверняка уверена, что точно не один из членов семьи.
Губы растянулись в безумной улыбке. Винсент говорил ей не привлекать к себе внимания, но разве он говорил что-то про шпионов? Нет. Шпионить за Баскервиллями никому нельзя – это по определению плохо. Конечно же, девушка не могла знать, является эта подозрительная личность шпионом или нет, но… посудите сами. Только полный идиот полезет в заброшенный особняк Баскервиллей просто так, интереса ради. Следовательно, это наверняка кто-нибудь из Пандоры.
Цвай шла на удивление для самой себя тихо. Шаги не отдавались эхом по коридору, что не могло не радовать. Ведь она не привлекает внимания, так? Значит, она делает всё правильно. Но вот, впереди показался незнакомый силуэт. Девушка, которую Шум раньше никогда не видела, стояла посреди коридора, закутавшись в чёрный плащ.
- Так-так-так, - губы снова растянулись в безумной, хищной улыбке, напоминающей скорее оскал, - Как интересно! Как же интересно!
Она готова была рассмеяться, уже совершенно забыв о приказе Винсента. Не привлекать к себе внимания? Но ведь не может она оставлять безнаказанными всяких там подозрительных личностей, шастающих по поместью? Да, Цвай не любила этот проклятый – проклятый ими самими! – город, но это был её дом. Точнее, то, что от него осталось.
- Как интересно! – снова повторила Шум, поднося ладонь, скрытую длинным рукавом плаща, к лицу и хихикая, - Как жаль, как же всё-таки жаль, что в Пандоре никто так ничему и не научился! Неужели так трудно запомнить, что самим лезть прямо в руки к Баскервиллям – опасно для здоровья? – вот теперь Цвай всё-таки не удержалась, в голос рассмеявшись. Глупые, какие же глупые люди! – Неужели теперь ты думаешь, что это сойдёт тебе с рук?
Дожидаться ответа Цвай не стала. Со всех сторон послышался лязг цепей, эхом отдававшийся в коридорах, а под потолком появилось что-то. Что-то? Да-а, завидев малышку Долдам, люди обычно, широко распахивая глаза, в ужасе кричат: «что это?!».  Что это? О, это всего лишь безобидная Цепь, управляющая людьми, словно марионетками. Шум любила её именно за эту способность – её Цепь была кукловодом. Разве это не прекрасно? Разве не прекрасно управлять людьми, разыгрывая различные представления? Такие, какие ты только пожелаешь? Резня в Сабрие тоже была представлением. Никаких репетиций, никакой подготовки – господин просто приказал убить всех. Женщин, детей – это было неважно. Зато как прекрасно! Фонтаны крови и тёмные пятна, расплывающиеся на одеждах и лицах людей прекрасными цветами. Великолепно. Превосходно. Восхитительно. Это было самое лучшее представление на памяти Цвай. Безумно жаль, что оно кончилось, а билетов на повтор, увы, больше нет! Безумно жаль. Безумно.
- Время познакомиться с малышкой Долдам!~ - почти пропела Шум, радостно улыбаясь.
Снова лязг и скрежет, крик, вырвавшийся из груди Цепи – и спустя мгновение незнакомка была уже скована невидимыми нитями, не позволяющими ей двигаться самостоятельно. Теперь она была всего лишь куклой, марионеткой. Замечательно. Но Цвай не спешила управлять этой славной леди. Она ведь обещала Винсенту не привлекать к себе лишнего внимания. А за столь короткое время она уже нашумела достаточно.
- Что же ты здесь делаешь, мм?~ - Шум медленно, приглядываясь, подошла к девушке почти вплотную, внимательно смотря в её глаза и улыбаясь.
Представление только начинается, а у неё уже появилась марионетка. Поистине, великолепно.

+3

33

- Хватит разговоров!
Конец, казалось бы, бесконечному кругу разговоров ни о чем был положен Крисом. Положен он был тоном, не терпящим возражений... а так же голосом громким ровно настолько, чтобы сознание на минуту вернулось в засыпающую тушку Лиззи.
"Вот-вот, согласна, давайте вырубим Безариуса и пойдем спать..."
Однако, к сожалению, запросто отправиться спать на данным момент не судьба:
- Нет-нет, Элизабет, останься – ты устала, я понимаю, но наш гость весьма непоседлив и наверняка хочет есть. - Кристиан вместе с Лотти вышли из комнаты, а Лиззи, хотевшая было последовать за ними, только сонно глянула на Оза, который по-прежнему сидел, сжавшись в комочек, в углу. "Обойдется".
В общем, братец был прав - Лиззи устала. Причем устала, как ей помнилось, вперые в жизни - обычно-то она может до утра довольно порхать из одной комнаты в другую, радостно выуживая братьев и сестер на улицу - ей-богу, вот чего они пылятся, подобно книгам в какой-нибудь затхлой библиотеке, в здании?! Не лучше ли пойти гулять, играть, пока погода хорошая...
Правда, все это было добрую сотню лет назад. А сейчас все изменилось. Изменилось настолько сильно, что уже ничто не способно вернуть все на свои места, каждую вещь вернуть на свою полку, отведенную только для этой вещи и ни для чего другого. Мало, что ли, полок еще есть вокруг, чтобы все валить только на одну, или менять вещи местами? Однако даже какому-нибудь невероятно могущественному магу не под силу "прибраться в поместье" - не только некоторые вещи лежат не на своих местах, но и в людях все не там, где надо. Нет, конечно, с внутренним миром у них все в порядке - Баскервилли из всех своих богатств, в том числе и богатства внутреннего мира, потеряли лишь власть. Однако вот рассудок... Говорят, ставших идиотами людей уже никогда не сделать гениями. Получается, что и нормальным людям, обезумевшим в Бездне(а в Бездне ли?), больше никогда не вернуть рассудок на прежнее место. Так что получается, что даже при возвращении всех вещей на свои места, даже если Дом Баскервилль вновь станет одним из четырех Великих Герцогских Домов, все равно останется одно "но", которое будет портить общую картину.

Совсем скоро в комнату вошел Лестер, тут же начав долгиц и продолжительный монолог, который Лиззи ввиду своей сонности решила особо не запоминать - лишнее напряжение для мозгов чревато более быстрым засыпанием. Правда, обращение к себе она, конечно же, мимо ушей не пропустила:
- Будешь Богиней, приносящей удачу?
Губы растянулись в мягкой улыбке, и Лиззи, когда братец уселся около кресла сонно свесилась со своего сымпровизированного трона, обнимая молодого человека за шею и шепча на ухо:
- Конечно же, буду - как же я могу такой пост пророро... провороро.... проворонить, вот.
- Отдыхай, я тебе на подмогу.
Грубо говоря, три слова - но сколько облегчения они в себе несут! Прямо как известие о том, что никто изродственников во время военных действий не умер - все живы, здоровы и вообще радуются жизни.
В следующий же миг после того, как Лиззи вновь уютно устроилась в кресле, в гостиную вдруг вошли Шарлотта и Крис, тут же направившись к Озу. Лотти чуть осуждающе на него посмотрела:
- Что мы с ним пока сделаем?
На этот вопрос Крис глубоко вздохнул, через мгновение отправив несчастного Оззи в царство дядюшки Морфея, - правда, не самым приятным способом - сильно ударив его по затылку чем-то, чего Лиззи не разглядела.
- Все гениальное просто. А пока - все свободны, Оза же мы оставляем на Лиззи и Лестера.
"Ага, ага, как обычно, я крайняя, что ж такое!" - с этой мыслью Лиззи обиженно потянулась, сползла с кресла на пол, при этом несколько неестественно изгибаясь, - ну что поделать, дело привычки - и подползла к блондину. В следующую секунду, зевнув и прикрыв рот ладошкой, она, обвив шею мальчишки руками, потащила груз обратно в кресло, то ли от чувства сострадания, которого, в общем-то, у Лиззи никогда не наблюдалось, то ли еще от чего-то решив не оставлять Оза в холоде и одиночестве.
Взвалив зеленоглазого на кресло, Лиззи преспокойно улеглась сверху, свертываясь по привычке калачиком...
- Время познакомиться с малышкой Долдам!~
Знакомый голос. До боли знакомый язвительно-развесело-возбужденный голос, принадлежащий Цвай. Ну что опять там творится?..
...Впрочем, пусть Лестер разбирается. Да и Цвай вполне может справиться с незванным гостем. На том и порешив, Лиззи устало вздохнула, понимая, что за окном уже грядет рассвет, закрыв глаза и, наконец-то, заснув крепким непробудным сном, намереваясь проспать никак не меньше часов восемнадцати.

+1

34

Спи, спи, Элоиза моя,
Я буду надежно твой сон охранять.©

- Богиня – спи милая,- отозвался Эррон на такое проявления любви Лиззи. Правда – проявления любви, достались не только родственникам, но и блондину. «Вот зачем мы его поймали – совершенно бесполезный мальчишка, еще сторожи его… А потом наверное и выкрасть наш трофей у нас же еще попытаются.  Ладно – не мое дело об этом думать»,- вздохнув, размышлял, наблюдая за тем, как сестренка перетащила «милого Оззи» к себе в маленькое логово, чтоб уж точно не отпустить.  Вот уж веселое и счастливое – доброе утро – будет у этого мальчишки.
Он не помнил, когда последний раз спал… Но кажется они с малышкой последний раз отдыхали где то в лесу – собственно Лестер никогда не был привередливым. Поэтому сейчас спать не хотелось, и он мог посторожить сестрицу, да и этих ушедших в свои «покои» старших – было только вот интересно в одну комнату они ушли или нет. Скандалы, интриги, расследования? Ну, куда без этого – нужно же было себя привязывать к жизни интересом, не только сумасшествиями.
- Люди глупые существа,- снова ловя почти не свои мысли, но это было совершенно не важно, так же как почти не слышно. Зато было прекрасно слышно двуликую, и сейчас с лучшей своей стороны выступающую – Цвай.  Так было лень шевелиться, так было лень подниматься на ноги – но долг есть долг – обещал караулить – значит выполняй это до конца.
- Время познакомиться с малышкой Долдам!
На звуки, все же поднявшись на ноги и стараясь делать это бесшумно, молодой человек и отправился.  Ох, ну кто же мог залезть сюда в поместье, кишащее такими злобными тварями Баскервиллями? Умалишенный – герой? Стало даже интересно,  кто же там спрятался в тенях, готовя нападение? Или будет играть в дурочка и говорить, что заблудился? Нет, конечно, это бы было мило. Велико же было удивление Лестера, когда в сетях Цепи он увидел девушку. Красивую девушку. Эх, ну вот так всегда было с Эрроном – падок на красоту, падок на яркую будоражащую разум красоту.  Либо вот такую, чтоб восхищаться не только на расстоянии…либо. Хотя, второе «либо» сейчас было не важно, не та девушка влезла в их поместье, чтоб обсуждать  и иные вкусы.
- У нас гости…,- из-за того что видел что-то необычное, говорил не много и сейчас пока казался более адекватным,- И действительно, что же она тут делает – такая красота?,- задав тот же вопрос, что и Цвай, лишь немного переиначив.

+1

35

Выспаться не удалось. Впрочем, Кристиан и не надеялся на такую роскошь – в полном шумов и шорохов поместье с рассыхающимися полами и мышиными гнёздами в стенах, его чуткий сон особенно страдал. События последних дней тоже не располагали к покою. Кристиан поймал себя на том, что даже во сне, в полубреду ищет способы «разговорить» Оза Безариуса, сомневается, не предал ли их Барма, явно тянущий с расшифровкой дневника, и, - самое стыдное, - постоянно думает о том, что нужно спросить совета у Глена.
Не смотря на то, что брата больше нет.
Душераздирающий лязг и скрежет, раздавшийся где-то внизу, отвлёк его от рассматривания  бледных разводов на потолке, видных через проеденную молью дыру в балдахине. Звук был знакомый, если бы Кристиан задался поиском сравнения, которое можно было бы к нему применить, то остановился бы на криках мучимых в Аду душ. Это было несколько банально, конечно, но идеально отражало действительность.
Тем более что Долдам, лязгающая Цепь Цвай, внешне вполне соответствовала этой метафоре.
Спешить вниз, впрочем, Кристиан не стал. Если в поместье кто-то вторгся, что ж: этих безумцев есть кому встретить, но он, как джентльмен просто не мог не умыться хотя бы, прежде, чем выйти к гостям.
Это не значило, конечно, что он медлил (он даже, в кои-то веки, не повязал шейный платок), но в его движениях не было суеты.
«Очнулся ли Безариус?», - подумал Кристиан, отставляя кувшин с водой для умывания и накидывая чёрный сюртук, который и через сотню лет не вышел из моды. – «Я был в расстроенных чувствах вчера, но ударил его не слишком сильно».
Он предпочитал, в последнее время, думать об Озе как о «мальчишке Безариусе», нагловатом и имеющем к Джеку лишь самое косвенное отношение. Всего лишь красивая кукла, сосуд для более ценного содержимого.
«Да, вы можете меня убить, освежевать, замучать, но что это вам даст? » - спросил наивный ребёнок.
Ах, если бы можно было вспороть его слабенькую грудную клетку и извлечь чужую сверкающую душу, он, Кристиан, давно поступил бы именно так, мальчик просто не знал, как ему повезло. Но увы, увы, простые пути были недоступны,  а сложные ещё предстояло найти.
«Нужно будет поговорить с ним ещё. Скажем, после завтрака… нет, не выйдет, - сперва нужно убить гостя или гостей, избавиться от трупов… так можно провозиться и до ланча!»
Кристиан с сожалением бросил взгляд на шёлковый шейный платок, без которого чувствовал себя неполностью одетым, и, покинув спальню, спустился по лестнице к остальным Баскервиллям.
- Такой ранний час, а в вас уже бурлит энергия, - иронично одобрил он, сдержанно улыбаясь. – Кто же вас так раззадорил, что… о…
Он не договорил, потому что узнал эту девушку, и узнавание было ему неприятно. Случайный человек, видевший его тёмную, игривую и безжалостную сторону не должен был жить.
Кристиан пару раз сухо хлопнул в ладоши, подходя ближе.
- Браво, браво! – Он был само дружелюбие. - Сколько решимости и отчаяния должно быть у маленькой мышки, раз она так безрассудно лезет в пасть змее! Добро пожаловать в последний приют, юная леди. Надеюсь, вам понравится покоиться в нашем старом саду, не сомневайтесь, у вас будет отличная компания. – Кристиан сделал вид, что собирается уйти, но тут же, будто вспомнив что-то, обернулся. – Или… вы пришли предложить что-то семье Баскервиллей?

+2

36

Ветхое поместье - вместилище теней и запаха пыли - даже оно не могло противиться яркому солнцу, что проникало сквозь неплотно занавешенные окна. Его лучи скользили по комнате, прорезая тьму. Безобидное, прекрасное зрелище, говорящее о наступление нового дня.
Шарлотта поморщилась, когда свет ударил ей по глазам - маленький подарок солнца не пришелся  по вкусу. Она не так давно проснулась, хотя то забытье, что черным саваном окутало ее, нельзя было назвать отдыхом. Те несчастные часы, что она провела во власти беспроглядной тьмы, ничуть не улучшили настроения, да и общая разбитость никуда не делась. 
"В следующий раз нужно плотнее  закрывать окна. "
Шарлотта потянулась, откидывая ставшим ненужное покрывало, и поднялась. Голова гудела - это не прибавляла настроения. Обшарив взглядом комнату, девушка опустилась за туалетный столик, начиная приводить себя в порядок.
"Упрямый дурак," - она раздраженно кинула расческу, которой водила по растрепанным после ночи волосам, и уставилась  в свое отражение. Грозно сведенные брови, горящие алые глаза, в которых блестело раздражение, и тонкая полоска плотно сжатых губ.  Мда-аа. Прекрасное зрелище.
"Чертов недоумок," - Шарлотта, провела рукой по лицу, "стирая" недовольство. Она ненавидела ждать, ненавидела, когда цель, находящаяся буквально в ее руках, раз за разом ускользала, просачиваясь сквозь стены и двери. Вот и сейчас... Да, Оз Безариус был у них, лежал без сознания внизу - на губах девушки скользнула удовлетворенная улыбка. Кристиан, как и всегда, был крайне несдержан. Это забавляло. Однако, только это.
Несмотря на всю беззащитность потомка Безариусов, Джек никак не хотел появиться. Почему? Вот тот вопрос, который мучил ее, выводя из себя, раздражая отсутствием ответа.  Ведь ошибки быть не могло, она сама, своими глазами видела Джека, тогда в академии.
А сколько показной храбрости, бравады..желания защитить даже ценой своей жизни. Это не могло быть ошибкой,  блондин с зелеными глазами – несомненно.
Джек внутри него. Выжидает, не давая  им добраться до правды, не давая узнать то, что случилось сотню лет назад, в наполненном криками и огнем Доме Баскервиллей.

Лотти встала, отряхнув слегка помятую юбку и оправив блузку, накинула на плечи алый плащ - ночная прохлада еще не до конца исчезла из ветхих стен поместья - и вышла из комнаты.
Начинался новый день, а значит пора было приступать к делам. То, что утро не будет спокойным, она узнала, точнее, услышала, ступая по длинным коридорам, эхо которых разносило голос Цвай.
- Время познакомиться с малышкой Долдам!~
Шарлотта удивленно выгнула бровь.
"Гости в столь ранний час? Кто-то решил покончить жизнь самоубийством..какой изощренный метод, "- в следующий миг девушка поморщилась - звуки и скрежет, сопутствующий появлению цепи, тяжелым молотом ударили по гудящей голове. Однако недовольство быстро сменилось нейтральностью, ведь она уже подошла к Баскервиллям и хрупкой фигуре, замершей в объятиях Долдам.
-Доброе утро.- коротко произнесла девушка, наблюдая за гостьей из-под полуприкрытых век. Ничего интересного. Ее взгляд переместился на родственников, которые уже засыпали девушку вопросами. Можно было не влезать, но от ироничной усмешки она не удержалась.
-Сколько сразу вопросов, как это не гостеприимно! -  ядовитая улыбка появилась на ее губах. -Но в этом нет ничего удивительного, ведь гости - это такая редкость. А Вам, столь нежданной гостье, - ее рука, затянутая в белую перчатку, указала на "шпиона", - Нужно быть поразговорчивее, иначе..-замолчала, склоняя голову набок.
- Мы вам поможем. Но это лишнее, поэтому начинайте отвечать на вопросы. По порядку, сэкономим друг другу время. - Подмигнув "жертве", она  еще раз окинула взглядом присутствующих.
-Кстати, а где Лиззи, неужели она пропустит прием гостей в нашем доме?

0

37

Медленный вдох и такой же выдох, быстрый взгляд на небо. Уже утро. Ну, по крайней мере, я провела не так много времени в Бездне, как многие. - уголки губ девушки чуть дрогнули. После она перевела взгляд ниже, на одежду и пришла к выводу, что вид у неё. как у леди, весьма плачевный. А как у уличной девчонки, только-только прибывшей в город - в самый раз. Шота насмешливо фыркнула, постаралась запахнуть плащ и бросила оценивающий взгляд на поместье Баскервиллей, решая, стоит туда заходить, или нет. О тишине за спиной она уже как-то не задумывалась, даже в некотором роде радуясь, что вконец распоясавшаяся Цепь не лезет к ней мстить за несколько лет мучений.
- Ладно, пошли в дом. Посмотрим, что к чему. - мрачно пробормотала Шота себе под нос, не особо задумываясь над тем, что же она хочет там найти. главное, чтоб что-нибудь. Раз уж так вышло, чем судьба не шутит?
Подобрав изодранную юбку, при этом стараясь не распахивать плащ, девушка быстро поднялась по лестнице, протянула руку к двери, застыла на пару минут и, наконец, открыла её. Пыльно, пусто и темно. Тьма, будто бы живая, поглядывала на гостью из всех уголков, думая, сейчас её сожрать или на потом оставить? Леди Бэйли поёжилась, гордо вскинула подбородок, что-то раздражённо прошипев себе под нос, и спокойно прошествовала через холл. Не то чтобы домой, но в гости точно пришла. По крайней мере, если хозяева всё же тут – лучше себя хозяином даже в самых потаённых мечтах не представлять. Надо быть более расчётливей.  И иметь в запасе крупинки риска, чтобы легче было лезть в пасть… к кому-то. Ещё не известно к кому.
Ты уже налазилась по пастям, разве тебе этого мало? – вдруг фыркнула девушка, насмехаясь над самой собой и параллельно поднимаясь по широкой лестнице. Пальцем провела по перилам, отметила, что пыли, как таковой, здесь нету. Настороженным взглядом пробежалась по стенам, глубоко вдохнула и, наконец, поднявшись, повернула налево, в коридор. Ну и что ты собираешься делать? Полагаться на интуицию? Гиблое дело. – девушка, чуть пошатнувшись на каблучках, успела уцепиться за стенку обоими руками. Как подтверждение свыше – зря ты сюда, деточка, полезла. Не видать тебе удачи до конца жизни, грешна ты и навек погрязла в грехах. Хоть в монахини подавайся.
Девушка раздражённо скрипнула зубами. Чёрта-с-два вам, а не монастырь. – гордо фыркнула она, выпрямляясь.
- Как интересно! - сзади раздался чей-то голос. Внутри неприятно похолодало.
- Как жаль, как же всё-таки жаль, что в Пандоре никто так ничему и не научился! Неужели так трудно запомнить, что самим лезть прямо в руки к Баскервиллям – опасно для здоровья?
- Кому как. - сквозь зубы процедила Шота, медленно оборачиваясь, дабы стоять лицом к источнику звука. Красный плащ, невысокий рост. Вспомнила та маленькая блондиночка из леса. Но нет, не она - серые пряди, а не соломенные торчат из под капюшона. Баскервилли такие... Баскервилли. - в сердцах подумала Бэйли, глядя, как девица заливается.
- Неужели теперь ты думаешь, что это сойдёт тебе с рук?
- Даже в мыслях не было. - мрачно буркнула девушка, слыша лязг цепей, но даже не думая сдвинуться с места. Мало ли что им придёт в голову при активном сопротивлении. Уж отпустить её точно не отпустят, а по головке тем более не погладят. Ожидает только весьма печальная участь - забытая всеми героиня, сломя голову рванувшаяся в поместье Баскервиллей. Интересно, каким словом её ещё в Пандоре помянут за такую бесшабашность...
Приподняв голову, девушка узрела Цепь Баскервиллихи и фыркнула. И где Десиан, когда он так нужен? Небось снова над очередным пауком залипает в каком-нибудь коридоре и уже готовит обличительную речь для своего контрактора. Для любимой хозяйки ничего не жалко. Тем более для её трупа - если всё пойдёт наперекосяк.
- Время познакомиться с малышкой Долдам!~
Девушка, стараясь не терять достоинства, чуть приподняла подбородок, показывая, что для неё висеть над полом - не так уж и плохо. Может даже удобно.
- Приятно познакомится. - вежливо отозвалась леди Бэйли, уже без особого интереса разглядывая владелицу красного плаща.
- Что же ты здесь делаешь, мм?~
Соврать, пошутить, сказать правду? - девушка задумчиво провела взглядом по потолку.
- Гуляю. - наконец неопределённо произнесла Шота. - Разгуливаю тут в поисках некоей семейки Баскервиллей. Вы, случаем, не знакомы с ними? - как можно невинней поинтересовалась брюнетка, скромно улыбаясь. Гулять так гулять. Перед смертью не надышишься. - с лёгким налётом унылости подумала леди, потёршись щекой о плечо.
Звуки шагов, новое действующее лицо - на этот раз мужчина, к сожалению незнакомый, в красном плаще.
- О, ещё один. - мрачно пробормотала себе под нос девушка, сдувая с носа прядь волос и думая о том, сколько Баскервиллей может сбежаться сюда на звуки... нет, не борьбы, пленения пандоровской шпионки.
- У нас гости…,Великолепно - фыркнула девушка, отводя взгляд. - И действительно, что же она тут делает – такая - красота?
- Как я уже успела сказать - гуляет и ищет Баскервиллей. - услужливо подсказала Шота, сверху вниз смотря уже на двух представителей сего семейства. Собственно, как в таком положении ещё на них посмотришь? Жуткая Цепь Баскервилль номер один сама столь удобно её расположила в этом грешном коридоре, так что сами виноваты.
Очередные звуки шагов. Делаем ставки, господа. Я ставлю на то, что скоро здесь явно соберётся большая часть Баскервиллей. И чего у них так любопытство зашкаливает? Им что, интересней убивать группами? Фи. какая мерзость. - девушка не сдержала издевательской улыбочки. Действительно, перед смертью не надышишься. Чем страшнее - тем раздражительнее, язвительнее, наглее. Лишь бы скрыть позорный страх, мурашками бегающий вдоль позвоночника. Лишь бы скрыть, не выдать, показать себя с более сильной стороны. Девушка крепко сжала зубы и выжидательно глянула в проём коридора.
На этот раз появился уже вполне знакомый юноша, с которым она успела познакомится этой ночью.. этой же ночью, правда... в лесу. Ему уже красный плащ не требовался, ибо девушка узнала этого Баскервилля сразу.
- Такой ранний час, а в вас уже бурлит энергия, - иронично одобрил он, сдержанно улыбаясь. – Кто же вас так раззадорил, что… о…
Шота приветственно кивнула головой.
- Прошу прощения, но реверанс в таком состоянии мне вряд ли удастся сделать, так что придётся обойтись лишь кивком. Приятно видеть вас в добром здравии. - более или менее вежливо произнесла она, наглядно попытавшись дёрнуть рукой, при этом внимательно глядя на подходящего Баскервилля.
- Браво, браво! – Он был само дружелюбие. - Сколько решимости и отчаяния должно быть у маленькой мышки, раз она так безрассудно лезет в пасть змее! Добро пожаловать в последний приют, юная леди. Надеюсь, вам понравится покоиться в нашем старом саду, не сомневайтесь, у вас будет отличная компания.
Приподняв бровь, девушка глянула на парочку за спиной у... Кристиана, вроде это она слышала перед тем, как отбежать от него и маленькой девочки?... и насмешливо фыркнула.
– Или… вы пришли предложить что-то семье Баскервиллей?
- Вы не представляете, сколь приятен мне ваш интерес и столь быстрый переход к делу. А что предложить вам у меня найдётся. Не будете ли вы столь любезны отпустить даму, м? - девушка чуть улыбнулась, решив, что, в общем-то, не всё потеряно. Из огня да в полымя? Фи, не шутите, так, всего лишь начало представления. Крупной игры, в конце которой умелого игрока ждёт награда.
Новый актёр. Нет, актриса. Шикарная девушка с необычными волосами розового цвета. И традиционно в красном плаще. Шота закатила глаза, вопросила у молчаливых небес, за что ей такое наказание, вновь пересчитала "красные плащи" и укоризненно покачала головой. Нет, любопытство не порок, но чтоб на столько? Зря я тогда думала о ставках. Небесная канцелярия решила надо мной подшутить. - следующий укоризненный взгляд был обращён к потолку.
-Доброе утро.
Короткий кивок, дань вежливости.
-Сколько сразу вопросов, как это не гостеприимно! -  ядовитая улыбка появилась на губах розоволосой. -Но в этом нет ничего удивительного, ведь гости - это такая редкость. А Вам, столь нежданной гостье, - ее рука, затянутая в белую перчатку, указала на "шпиона", - Нужно быть поразговорчивее, иначе..-замолчала, склоняя голову набок.
- Мы вам поможем. Но это лишнее, поэтому начинайте отвечать на вопросы. По порядку, сэкономим друг другу время.
- Я итак разговорчивее дальше некуда. Всё, что можно, я уже сказала вашим предшественникам. Извините, но чтобы как попугай, повторять каждому новому Баскервиллю то же, что я сказала и другим... Сколько вас ту, если не секрет? Пусть уж все остальные соберутся, чтобы я обстоятельней, без повторов и лишних вопросов объяснила цель своего... появления в вашем поместье. - подумав, она в ответ подмигнула Баскервилль номер 4, и чуть прикрыла глаза, ожидая следующих действий, которые могут последовать от сей четвёрки. Руки и ноги потихоньку затекали. Если отпустят - будет весьма неприятно позорно бухнуться на колени. - уныло подумала шпионка, уже подумывая насчёт того, чтобы позвать Десиана.

Отредактировано Shota Bailey (2012-03-19 21:16:23)

+1

38

Великолепно. Превосходно. Восхитительно.
Кто же мог знать, что всё случится именно так? Словно бы это кто-то там, наверху, уже заранее решил, как всё будет. Распределил роли, набрал профессиональных актёров, подобрал костюмы, написал слова для каждого. Разве всё это не достойно восхищения и аплодисментов?
Цвай просто хотелось смеяться. Так громко, чтобы слышали абсолютно все, и не важно, что они подумают. Просто хотелось. Возможно, кто-то особенно умный назовёт это самым настоящим безумием или чем-то подобным. А кто-то другой, вероятно, ответит, что мир этот уже давным-давно превратился в самый настоящий хаос, а безумие стало неотъемлемой его частью. И даже что-то правильное и нормальное является этому миру чуждым. Что же, пусть так считают другие, чьи мнения Шум не интересуют и никогда не интересовали. Она бы назвала это не безумием, а восторгом. Но… кому какое может быть дело?
- Вы не представляете, сколь приятен мне ваш интерес и столь быстрый переход к делу. А что предложить вам у меня найдётся. Не будете ли вы столь любезны отпустить даму, м?
Цвай кивнула. Неужели этой леди есть, что предложить им, Баскервиллям, которые при желании и определённых усилиях сами могут получить всё, что хотят? Пожалуй, это смешно. Смешно, но до жути, до дрожи интересно. Ну что ж, раз всё-таки есть то, что будет выгодно семье Баскервиллям, то, что может им всем помочь, было бы просто-напросто греховно не дать мышке возможности высказаться. Ведь разве может стать хуже от каких-то слов? А сбежать от змей, в чьё логово она забрела, ей всё равно не удастся. Разве что прямиком в Бездну, но стоит ли? И уже не важно, по ошибке ли она здесь или же на то была чья-то воля. Не это ли называется Судьбой?
Сделав пару шагов от девушки назад, Шум снова кивнула. Достаточно было простого тихого хлопка в ладоши, чтобы Долдам и её нити, опутавшие незнакомку и не дающие ей двигаться самостоятельно, исчезли, как будто бы их и не было вовсе. А мышке всё равно сбежать не удастся. Хотя бы потому, что бежать ей некуда, а все пути к отступлению отрезаны.
– Последний негритёнок поглядел устало. Он пошёл повесился, и никого не стало~
Всё шло будто бы по сценарию. Сценарию, написанным кем-то невидимым и неизвестным, но, несомненно, могущественным. Богом? Кто знает. Цвай никогда в него не верила. Однако все уже собрались в одном месте и что-то обсуждают. А после этого, по закону жанра, должно что-то случиться. Что-то, несомненно, очень и очень важное, способное перевернуть всё с ног на голову, в очередной раз поменять всё местами. И злодей окажется героем, а герой станет злодеем. В очередной раз.
Остаётся только ждать.

P.S.

на листочке это выглядело больше. Честно. :с

Отредактировано Zwei Baskerville (2012-03-28 09:51:00)

+1

39

Патефонная игла движется упруго
Аж до Первой Мировой знали мы друг друга
Я тогда был трубачом в цирковом оркестре,
А ты фрейлиной была, - и мы скрылись вместе.©

Какая странная ситуация. Толпа Баскервиллей на одну прекрасну даму. Лестер, когда пришла и Лотти, почувствовал себя идиотом. Нет, такое с ним в принципе случалось часто: он никогда  не причислял себя к разумным мира сего, ну что уж Создатель где-то дает, где-то забирает. Но тут такая удивительная и глупая ситуация!
- Лиззи спит с Оззи,- задумчиво ответил, пожалуй, самой красивой из сестер. По поводу этого никто бы не стал спорить,- Сторожит и восстанавливает силы,- возможно Эррону не стоило озвучивать этого при пленнице, ведь Оза считали чуть ли не драгоценностью, а тут выдает такую информацию, что бриллианты то у них, тут в соседней комнате.  Но удивительнее было, что Лестер не расстроился из-за этих неожиданных появлениях «старших», а ему так хотелось побыть за главного! Ему так хотелось примерить на себя эту роль, чтоб изобразить что-то на подобии братца Кристиана, было бы так здорово и мило. Но такие чудесные планы были расстроены, но расстройства настроения не случилось. Молодой человек с легкостью отпустил идею с этой ролью, и уже думал о новой, особо не зацикливаясь на происходящем – в конце концов «глава» семейства тут, пускай несет ответственность и достоинство семейства перед сей незнакомой, но весьма яркой особой. 
Да, пожалуй, единственное, что Лестер замечал, это симпатичное лицо незнакомки, скорее даже образ,  который навеял воспоминание о ранней весне, возможно дожде, это и родило  новую роль – роль влюбленного в мир, почти ничего не замечающего.
- Я проверю, что там вокруг,- отчет, куда без него? И Баскервилль развернулся и направился, почти пританцовывая, сначала проверить младшую сестренку. Хотя он уже начал играть роль, но ответственность за маленькую Богиню была, и перед уходом Лестер проверил, как там она. Все было спокойно, и Морфей властвовал в их маленьком мире. Улыбки Эррон не смог сдержать, так же как не смог, не станцевать маленький круг вальса с ветром – правда, это было больше похоже на кружения, а не танец. Им Лестера никто никогда не учил, но сейчас душа (черт возьми, ведь она есть)  требовала чего-то легкого. Душа требовала воздуха – а утром этот воздух такой прекрасный, что словно очищает, что забываешь обо всем что было, и о том кто ты есть на самом деле. Наверное, поэтому, еще с самого детства, он любил просыпаться в лесу, чтоб чувствовать то, как просыпается мир. Именно там, Лестер считал, рождаются настоящие улыбки. К сожалению о существование чувства – любовь, ему не суждено было узнать. Но как говориться, всему свое время.
Вот они несколько ступенек, рамка двери: как же он не любил рамки! И как сложно было выбраться на свободу из этого плена. А ведь и задание себе придумал: когда вернулся, рассказал Крису, о том что Пандора уехала из разрушенного города, а теперь, в таком безумном состояние решил это перепроверить – вдруг уехали не все? Правда, эту роль придется быстро сменить на более серьезную: Сабрие не лучшее место для того, чтоб быть влюбленным в мир.

---------->  Пригород Лебле. Поместье.

Отредактировано Lester Aaron Baskerville (2012-04-25 19:41:54)

0

40

- Постарайся вернуться к чаю, Лестер, - попросил Кристиан, глядя вслед удаляющемуся брату, и повернулся к незваной гостье, освобождённой из пут Долдам. Как джентльмен, он должен был помочь даме подняться, проводить к камину, в конце концов, но он не сделал ни того, ни другого. Маленькая леди, - а она, несомненно, была леди, - пока не заслужила того, чтобы с ней обращались как с гостьей.
Кристиана позабавило то,  с каким достоинством она держалась во враждебной обстановке, как чопорность манер контрастировала с её положением. Положительно, девушка начинала ему нравиться, - она была хороша собой, забавна и мила, а большего от женщины требовать глупо и непрактично.
Ум?
О, увольте! Слишком редкий дар, которым Господь наделяет, в основном, мужчин, - в этом Кристиан был уверен, поэтому смотрел на гостью скорее снисходительно.
«Насквозь промокшая прекрасная и нежная дама в моём доме, - интересно, почувствует ли она горошину через двадцать тюфяков и двадцать перин?», - подумал он, вспомнив читанную когда-то в детстве сказку. Впрочем, принцесса ли, леди ли, названная сестра… во тьме ночи, между простынями, все они одинаковы, он успел в этом убедиться.
- Сестрицы… - Кристиан бросил на гостью задумчивый, оценивающий взгляд, будто прикидывая, сколько она стоит вместе со всеми своими нижними юбками.- Не могли бы вы оставить нас с госпожой Бэйли наедине? Был бы очень признателен.

Обычно, он ничего не имел против присутствия Цвай и Шарлотты, но сейчас, в глубине души, был немного напряжён и досадовал на самого себя, - пора было бы уже научиться принимать важные для семьи решения без неуверенности, но, побороть привычку оглядываться на Глена, было не так-то легко.
Хорошо, что Баскервили этого не знали. Что никто этого не знал. Что если он допустит ошибку? Лучше пусть при этом не будет свидетелей.
Иначе… что если воплотится в жизнь его самый страшный кошмар? Сон, повторяющийся много раз: он совершает ошибку и семья, единственное, что у него есть, отворачивается от него, уходят, бросают его во тьме, и с ними исчезает золотой свет Бездны.
«Может быть, мне не слушать тебя, Шота Бэйли, а просто убить? Это точно не будет ошибкой», - холодно подумал Кристиан, но вслух произнёс, чуть улыбаясь уголком рта:
- Уж не горничной ли вы хотите  к нам устроиться, госпожа Бэйли? В чём мы действительно нуждаемся, так это в прислуге. Боюсь даже, что это самое ценное, что вы можете нам предложить. Я был бы рад прибавить к своему цветнику такую нежную маргаритку, при условии, что она умеет обращаться с метлой и крахмалить простыни.

+2

41

Шарлотта усмехнулась. Незваная гостя оказалась языкастой. Только, что ей руководствовало? Дурь или храбрость? Пробраться в поместье, быть захваченной, собрать вокруг себя толпу тех, кого называют жнецами смерти, и препираться.  Дураки долго не живут, храбрецы впрочем, тоже.
Скучно. Как же скучно.  Родственники, собравшиеся в этом внезапно ставшем тесным пространстве и рассматривающие брюнетку как некую редкую зверушку. А ведь она и была зверушкой. Неизвестной, с которой, пока что непонятно, что делать, но станет известно, как только зверушка заговорит. А пока, стоило ждать.
- Я итак разговорчивее дальше некуда. Всё, что можно, я уже сказала вашим предшественникам. Извините, но чтобы как попугай, повторять каждому новому Баскервиллю то же, что я сказала и другим... Сколько вас ту, если не секрет? Пусть уж все остальные соберутся, чтобы я обстоятельней, без повторов и лишних вопросов объяснила цель своего... появления в вашем поместье.
-Сколько нужно, столько и есть,- она улыбнулась, стряхивая с рукава пылинки, видимые лишь ей одной, окончательно потеряв интерес. Взгляд рассеяно скользил, остановившись на Лестере,  который уже направлялся к выходу. Ей тоже хотелось прогуляться, провериться, собраться с мыслями, стряхнув  липкое ощущение, оставшееся после непродолжительного, но тяжелого забытья, которое только с сильной натяжкой можно назвать сном. Шарлотта поморщилась: голова все еще давала о себе знать,  и ей все сильнее хотелось оказаться на свежем воздухе. На улице, чувствуя легкое прикосновение ветра на коже.
Не могли бы вы оставить нас с госпожой Бэйли наедине? Был бы очень признателен. – бархатистый голос брата, словно издалека, донесся до девушки. Встряхнувшись, она посмотрела на главу их дома, который так внешне был похож на Глена, но лишь внешне.
-Конечно, братец. – С убийственной невозмутимостью произнесла девушка, награждая брата легкой улыбкой.  Наконец, появилась надежда, что утро не будет убито окончательно. Ведь все эти задания, допросы, которых в избытке было за последние дни, сидели у нее в печенках. И не было ни малейшего желания участвовать еще в одном фарсе. Пусть Крис разбирается сам, он глава дома – ему и карты в руки.
Помахав на прощание, она без всякого сожаления  или обиды покинула левое крыло, направляясь  в город, который некогда носил гордое звание столицы, а сейчас, представлял собой лишь хаотичное нагромождение развалин, среди которых пытались выжить грязные оборванцы не боявшиеся ничего.  Хотя, чего бояться, если ты и так почти мертв? Погружаясь в тяжелые раздумья, не о судьбе человечестве,  - ей было плевать на людей. Живы, мертвы  - не волновало юную Баскервилль, они даже не пешки, так насекомые, которые рано или поздно будут раздавлены. Старостью, себе подобными или случайно упавшим камнем.  Не важно, конец один.  Мысли ее продолжали крутиться вокруг города, кажется, она придумала, куда отправится. Выйдя из базы, она накинула на плечи плащ,  и направилась на берег реки.

----------------------> Берег реки

+1

42

Ожидание для самых нетерпеливых - бич божий, мучение и глупость, недостойная их. Они идут сразу же напролом, не замечая алчных глаз, которые наблюдают за ними. Для терпеливых - всего лишь некий промежуток времени для подготовки. Подготовки к чему?
К войне.
У каждого война своя. Каждый понимает её по своему. И не всегда называют это войной. Но куда не глянь - всё война. Скрытая от чужих глаз. Спрятанная от чужих слухов. Всепоглощающая и увлекающая. Утягивающая в свой омут с головой. Интригующая самые заинтересованные умы. Открывающая игру.
Игра. Для кого-то - на всю жизнь. Для кого-то - на краткий миг. Но неизменно - требующая платы в виде жизни, чужой или собственной.
Звона цепей, сковавших леди, не было. А если и были - то девушка их всё равно не услышала. И даже не прислушалась, ибо была занята совсем другим. Просто почувствовала, что оказалась на свободе и в последний момент выставила перед собой ладони, упёршись ими в пол.
- Благодарю. - сквозь зубы процедила Шота, подымаясь и отряхивая ладони. Возможно, пол был пыльным, ибо здание была слишком старым.
- Я проверю, что там вокруг,
Один из Баскервиллей уже уходил. Причём беспечно, пританцовывая на ходу. Что взять с Баскервиллей, весьма дружно ютившихся со своим безумием? Видимо, они не очень опасались за попавшую в силки пташку. Действительно, как она - и сбежит от них, великих и могучих сказочных Баскервиллей? Об этом она не задумывалась. Ей пока это не требовалось. Ей требовалась их аудиенция. Точнее, одного из них, главного, хотя, впрочем, было не так уж и страшно, если бы её "благую" весть донесли и другие.
- Сестрицы… Не могли бы вы оставить нас с госпожой Бэйли наедине? Был бы очень признателен.
Девушка чуть приподняла бровь, но ничего не сказала. Значит, будем довольствоваться пока одним... м... - Шота чуть прищурилась. Да, маленькая девочка, пришедшая за ним в лес, называла его имя. - С Кристианом.
Главное - быть осторожной на войне. И краткий миг увеличиться если не до бесконечности, то ещё на долгие годы. Годы войны.
Леди Бэйли проводила взглядом розоволосую Баскервилль, глубоко вдохнула. Не бояться, сохранять спокойствие и невозмутимость. Вести её по своим правилам, осторожно вплетая их в чужие.
- Уж не горничной ли вы хотите  к нам устроиться, госпожа Бэйли? В чём мы действительно нуждаемся, так это в прислуге. Боюсь даже, что это самое ценное, что вы можете нам предложить. Я был бы рад прибавить к своему цветнику такую нежную маргаритку, при условии, что она умеет обращаться с метлой и крахмалить простыни.
- Крайне соболезную вам, м... господин Баскервилль. Вряд ли я могу пригодиться вам в такой роли. - девушка осторожно расправила плащ и закуталась. - К вам я пришла по совсем другому делу. И это будет вам гораздо полезней какой-то там... горничной. - Шота достала из под плаща игрушечного кролика Бездны и с интересом оглядела его. - Ходит слух, что вы ведь ищете путь к Бездны, м? - она чуть усмехнулась, опустив кролика пониже, чтобы тот не загораживал ей Баскервилля. Высвободив вторую руку, крайне осторожно оправила платьице на игрушке, распрямила уши и чуть поморщилась, глянув ей в глаза. Никогда бы не подумала, какая это мерзость. - мысленно фыркнула она, чуть сжав кролика в руке. - Я могла бы вам в этом помочь. Но! Не хочу показаться чрезмерно наглой, но мне тоже понадобиться ваша помощь. - девушка с трудом отвела взгляд от "билета" в Бездну и настороженно глянула на Кристиана.
Осторожно, аккуратно, лишь бы не заметили. В чужие правила войны вплести свои. И прожить дольше, чем другие.

Отредактировано Shota Bailey (2012-04-11 17:50:31)

0

43

Услышав такое занятное предложение, Кристиан рассмеялся коротко и сухо, будто ему совершенно не смешно.
Отчасти, так оно и было.
Сказать Баскервиллю «ходит слух, что вы ведь ищете путь к Бездне»! С таким же успехом можно спросить у судьи, ищет ли он дорогу в суд. Поинтересоваться у священника, ищет ли он дорогу в церковь. Подойти к Ксерксу Брейку и заговорщицки прошептать: «ходит слух, что вы ищете путь в Пандору».
Эти слова разом обесценили для него всё, что госпожа Бэйли имела сказать дальше. Воздух вокруг Кристиана зашуршал, будто на полу свивалась в кольца змея, в тусклом свете на мгновение блеснули чешуйки, но Хронос не спешил нападать, сдерживаемый волей хозяина.
Добрая воля нетерпеливого Баскервилля, впрочем, начала иссякать. Появление подозрительно знакомой мягкой  игрушки только ускорило этот процесс.
Ах, эти милые игрушки: зайчики, котики, неуклюжие мишки, куклы с золотыми локонами, - любой каприз для бедной девочки, живущей в одинокой башне. Сладкая, карамельная забота о ведьме в пряничном домике.
Может быть, поэтому Винсент до сих пор так любит портить игрушки?  Если б у  Кристиана было время и возможность, он занимался бы  тем же самым.
Маленький плюшевый зайчик в рюшах, такой трогательный, с блестящими глазками, наверное, достался гостье от бабушки или прабабушки. Талисман на счастье, возможно.
Чтобы он, Кристиан Баскервиль, помог или стал искать помощи у женщины, носящей такой талисман? Небо должно было рухнуть на землю прежде, чем это случится. Кролик этот был для него символом Лэйси, Алисы, - не важно кого из них. Символом той, кого он ненавидел и желал уничтожить.
«На что намекает эта паршивка, притащив сюда древнюю, плюшевую дрянь?!»
На мгновение, верхняя губа Кристиана чуть приподнялась, обнажив крепкие белые зубы, но фальшивая улыбка тут же сменила злобную гримасу.
«Путь к Бездне? Не угодно ли прогуляться в ту Бездну из которой не возвращаются?»
Невидимые чешуйки Хроноса сухо затрещали, как хвост гремучей змеи. Терпение уходило, как песок в песочных часах. Ещё пара песчинок и вот она - идеальная горка песка над Шотой Бэйли.
- Очень мило с вашей стороны, но  путь к Бездне мне известен: я прошёл его туда и обратно, не замочив башмаков. – Кристиан чуть усмехнулся, поглаживая пальцами воздух и чувствуя, как напрягается для броска невидимое, гибкое и гладкое змеиное тело. – И за какую же цену вы решили продать Баскервилю карту его же сокровищ? Любопытно послушать.

+2

44

Вот так вот всегда. Стоит произойти чему-то по-настоящему интересному, чему-то, что сможет, наконец, развеять скуку, как отдельные индивидуумы всё портят. В данном случае почему-то никому не хотелось наблюдать за дальнейшим развитием сюжета. Почему – Шум, как ни старалась, понять, увы, не могла. Лестер благополучно смылся, якобы «проверить, что там вокруг», затем Кристиан приказал оставшимся Цвай и Лотти куда-нибудь уйти, оставив их с незнакомкой наедине, и вызвав тем самым волну негодования со стороны Шум. Пожалуй, Цвай была несколько… разочарована. Да, именно так. Даже обижена, ведь с ней поступили как минимум несправедливо. Ну почему, почему её выгоняют, когда именно Шум наткнулась на таинственную незнакомку? Она снова пропустит всё самое интересное. Нечестно.
Последняя надежда в лице Шарлотты, которая могла бы позвать Цвай с собой, с невозмутимым видом помахала ручкой на прощание и гордо удалилась, очевидно, совершенно не сожалея о том, что покидает не слишком-то весёлую в данный момент компанию Баскервиллей. Что ж, Шум её немного понимала. Но только совсем немного.
- Как скажешь, Кристиан~ - со вселенской обидой в голосе согласилась Баскервилль, решая, куда же ей теперь податься: последовать за Лотти или предпринять попытку отыскать Лестера, надеясь, что братец всё же ещё не успел уйти слишком далеко?
С задумчивым выражением лица, Шум неспешно развернулась и побрела куда-то дальше по коридорам. Не быстро, вероятно, специально, чтобы в отместку немного позлить Кристиана, лишившего её такой замечательной возможности поразвлечься. Однако к превеликой радости Цвай, самое интересное всё-таки произошло при ней, пусть и с небольшим опозданием. Пусть, оно того всё-таки стоило.
- Ходит слух, что вы ведь ищете путь к Бездны, м? – краем глаза Баскервилль увидела, что с этими словами леди… Бэйли, кажется так назвал её Кристиан, достала игрушечного кролика. Белого, в милом платьице. Пожалуй, игрушка была бы очень даже симпатичной, если бы Цвай не знала, что она из себя представляет. И для каких целей была принесена в это поместье.
Стараясь сдержать смех, девушка поднесла ладошку к лицу, широко улыбаясь. Вот тебе и долгожданное развитие сюжета. Ну что ж, раз уж она больше не может принимать участия в представлении, а зрителей, к сожалению, просят покинуть зал, остаётся разве что найти себе новое занятие. Занятие повеселее.
«Значит, Лиззи сейчас развлекается с Озом, да?~»
Цвай усмехнулась, быстро покидая левое крыло. Что ж, ей будет, что рассказать Винсенту, если тому вдруг станет интересно, чем же таким занимались Баскервилли. А в том, что Найтрей проявит интерес, Шум не сомневалась.
«Так почему бы не навестить юного Безариуса?»
Зачем оставаться в тени, когда есть такая замечательная возможность не только повеселиться, но и разузнать что-то важное, что-то, что может оказаться полезным для Винсента? Одним разом убить двух зайцев. Ведь просто наблюдать за всем со стороны – невыносимо скучно. Разве нет?

--------> Баскервилли. Гостиная

0

45

Шота Бэйли

Фокус не удался. К своему сожалению, Шота вынуждена была признать, что фокусницы из нее не получилось. Ну кто же знал, что Баскервиллям совсем-совсем не нужна Воля Бездны? Вообще-то, здесь было два варианта - либо Кристиана действительно не волнует предложение Шоты, либо он это очень хорошо скрывает. Но зачем? Неужели ждет, что она предложит что-то еще - что-то более интересное и полезное кровавым жнецам? Как бы то ни было, такой вариант графине Бэйли ни коим образом не подходил - пока она тут будет выяснять чем же заинтересовать сурового Баскервилля, можно ненароком и жизни лишиться.
“И угораздило меня выпасть из Бездны в таком неподходящем месте, как логово Баскервиллей”, - хмыкнула девушка и вновь лукаво улыбнулась. В любой ситуации требовалось держать себя в руках - будет совсем не круто и совсем недостойно графини взбледнуть лицом при виде опасности. Но Шота не из тех, что бледнеет и трясется при виде опасностей.
- Жаль-жаль, - елейно пропела Шота, убирая кролика обратно под плащ, а попутно и ощупывая внутренние карманы, хранившие в себе стратегически важные запасы графини Бэйли. - Многое теряете, милорд.
Ситуация для Шота складывалась неблагоприятным образом. По тому, как Кристиан поглаживал пальцами воздух, она быстро сообразила, что здесь, рядом с ним, находится его Цепь. Да-да, та самая трехглавая змея, которую она совсем недавно (а недавно ли?) видела в лесу. Умасливать мужчину словами, торговаться и кокетничать становилось все опаснее и опаснее, поэтому девушка решила, что самое время технично сделать ноги. Как хорошо, что он отпустил своих сестриц и братца. Вот бы теперь еще не напороться на кого-то из них за ближайшим углом. Хотя да, сначала нужно до этого самого угла добежать.
- Ну что ж, придется продать этот секрет вашим конкурентам, - девушка, кокетливо склонившая голову на бок, уже сжимала в руке под плащом заветный взрывной концентрат, а вторая ее тонкая ручка вытягивала из внутренних кожаных карманов плаща метательные кинжалы. Со стороны могло бы показаться, чтобы легкомысленная леди, дерзнувшая забрести в логово кровавых жнецов, просто зябнет и кутается в свой походный плащ, но на самом деле Шота готовилась к атаке. - Будем считать, что мы с вами просто не сговорились о цене, милорд, - короткий, но цепкий взгляд скользнул по фигуре мужчине и уплотнившемуся воздуху вокруг него, где девушка пыталась угадать черты его Цепи. - А теперь... позвольте... - хрупкая девичья ручка выскользнула из-под плаща и в ту же секунду под ноги Баскервилля полетела взрывоопасная скляночка, - … откланяться! - выкрикнула напоследок Шота и пыльное помещение озарила яркая вспышка.
Вслед за пиротехническими эффектами, комнату наполнил густой едкий дым, заволакивая все вокруг так, что едва можно было различить что-то. Не видеть, но слышать. С холодным свистом шесть метательных кинжалов рассекли воздух, устремившись к Кристиану. Еще два Шота оставила при себе, зажав их в ладонях. Вдруг пригодятся.
“Отменно получилось”, - беззвучно прыснула графиня и метнулась в сторону, исчезая за поворотом.

+2

46

Кристиан закашлялся от едкого дыма, словно тёркой прошедшего по лёгким, и если бы не крепкая чешуя Хроноса, материализовавшегося как раз вовремя, кинжалы достали бы его. Они отскочили от гладкого змеиного бока и с беспомощным звяканьем упали на пол. Хронос, кажется, их даже не заметил. Он лежал, свернувшись кольцами вокруг хозяина, так, что Кристиан, кажущийся таким хрупким и слабым по сравнению с этой тушей, чувствовал себя, как в колодце, глядя, запрокинув голову, на покачивающиеся над ним змеиные пасти, то и дело чутко пробующие воздух раздвоенными языками.
- Благодарю, - церемонно сказал Кристиан, верный привычке общаться порой с Хроносом, как с человеческим существом, но змею не нужна была благодарность. Ведомый намерением хозяина, не изменившимся, а только усилившимся, он резко рванулся вперёд, за ускользающей добычей. Гладкие кольца развились так стремительно, что этого самого хозяина по-инерции, крутануло вокруг своей оси и швырнуло  на ближайшую стену. Несильно, впрочем. Обернувшись, он заметил лишь погремушку на хвосте Хроноса, исчезающую за поворотом.
Коридор был достаточно широк, чтобы змей мог ползти на полной скорости, но узковат для манёвров, поэтому смертоносная Цепь казалась неповоротливой, хоть и не менее опасной. Каждый случайный удар хвоста заставлял штукатурку на стенах осыпаться пластами и трескаться, от каждого движения рассохщийся паркет скрипел и стонал, а затянутые паутиной окна гремели, дрожа.
За спиной бегущей, как заяц, Шоты раздался мощный удар и треск – средняя голова Хроноса, не рассчитав, вонзила тяжёлые белые клыки в пол в каком-то шаге от леди Бэйли и застряла, яростно гремя хвостом. Спасение было близко, девушке оставалось всего лишь добежать до конца коридора, где маячила тяжёлая приоткрытая дверь, но безжалостный рок, которого она столько раз избегала, догнал её. Изогнувшись, Хронос хлестнул хвостом по оконной раме, с пылью и грохотом снося простенок и следующее за ним окно; всё его мощное, гибкое тело извернулось и, с силой тарана снесло Шоту, впечатывая её в стену.
Когда Кристиан добрался, наконец, до Цепи, всё, что он увидел – разгромленный коридор, кровавое пятно на стене и изящные ножки леди Бэйли, исчезающие в левой пасти Хроноса. Судя по тому, как раздулось змеиное горло, остальные части леди уже были надёжно устроены.
Заглотив добычу, змей улёгся было, сонный и довольный, но тут же вскинулся, вздрогнул всем телом от судорог и выплюнул на пол что-то крошечное.
Зайчик. Маленькая плюшевая игрушка, беспомощно лежащая мордочкой в пол.
- Ты тоже их терпеть не можешь, какое совпадение, - пробормотал Кристиан, брезгливо поднимая мягкую зверюшку. Он перевернул зайца, ожидая увидеть блестящие, бессмысленные глазки-пуговки на вышитой мордочке… и едва не вскрикнул, поборов желание отбросить тварь подальше.
Через игрушку, чёрными провалами бездонных глаз на него смотрела безумная и безжалостная Бездна.
Кристиан с трудом поборол страх и омерзение – он аккуратно спрятал зайца во внутренний карман и ушёл, сопровождаемый медленно тающим в воздухе Хроносом.
Ему казалось, что тварь смотрит на него, буравит его взглядом даже через подкладку.
«Кто дал тебе такое, леди Бэйли? Или ты украла его?», - подумал Кристиан, пытаясь оживить в памяти лицо умершей девушки. – «Как же невовремя ты решила сбежать!»

-------------------------->  Гостиная

+2

47

"Все ли люди настолько нетерпеливы?"
Только эта мысль и повертелось в голове, пока Винсент с улыбкой наблюдал за радостно выпрыгнувшей из дилижанса Цвай. И все-таки, что-то ему подсказывало, что "быть частью интерьера" и "Шум" - совершенно несовместимые понятия. Одна только ураганная скорость, с которой она, подобно пробке, вылетела из дилижанса и помчалась к поместью этому докозательство.
"Нет, просто это Цвай..." - закончил Найтрей свою мысль.
В отличии от этой безумной девушки, Винс не очень-то и торопился. Виной ли тому была сонливость или неохота разговора с Кристианом - не ясно, хотя, может, обе сразу. От одного имени "Кристиан" блондин мысленно скривился. Но, рассказать о последних событиях в мире он все равно должен был, так что твердым, но все таким же медленным шагом, продолжил путь к поместью Баскервиллей.
Для Винсента Найтрея, серого кардинала, оставаться за кулисами и наблюдать за постановкой оттуда, не учавствуя в самом представлении, было легко и привычно. Но Цвай - она же другая. Безумная и любящая быть в центре событий как участник, ей наверняка "быть частью окружающего мира" было в тягость. Но нужно было, дабы не привлекать слишком много внимания.
На свое удивление заметив, что Цвай не пошла через парадный вход, Винсент улыбнулся с мыслью "хорошая девочка поняла мою "просьбу"..." Парень вошел вслед за Баскервилль в поместье, пренебрежительно осматриваясь вокруг. Были слышны знакомые голоса, но понять откуда было затруднительно. Среди них был так же знакомый, но не принадлежащий ни одному известному Баскервиллю и это настораживало. Ведь тут просто - если знакомый голос в поместье Баскервиллей, но не Баскервилльский, значит, это может быть член Пандоры. А если его здесь увидят... Будет, мягко говоря, плохо...
Натянув пониже капюшон, Висент неслышно двигался по коридорам, пока не услышал голос Цвай:
- Так-так-так, как интересно! Как же интересно!
Найтрей осторожно завернул за очередной угол и всмотрелся в отдаленную фигуру, напротив которой сейчас стояла и безумно хихикала Цвай. Да, он же приказал ей быть тише воды, ниже травы, но вот в такой ситуации он сомневался, что это нужно.
- Как интересно! Как жаль, как же всё-таки жаль, что в Пандоре никто так ничему и не научился! Неужели так трудно запомнить, что самим лезть прямо в руки к Баскервиллям – опасно для здоровья? – вот теперь Цвай всё-таки не удержалась, в голос рассмеявшись, – Неужели теперь ты думаешь, что это сойдёт тебе с рук?
Винсент всмотрелся повнимательнее в силует и нахмурился, узнав Шоту Бэйли. Вот теперь было окончательно ясно, что ему точно лучше остаться за кулисами и не попасться ей на глаза.
Медленно скользнув обратно и аккуратно, смотря под ноги, выбравшись из здания, блондин направился куда подальше от поместья Баскервиллей.

  ===>Уничтоженная Сабрие » Лес

0

48

Гостиная ---------------------------------->

Аккуратно прикрыв за собой дверь, Кристиан выжидательно взглянул на Шарлотту.
Несмотря на беспокойство, он не смог не отметить, - в который раз, - что новые времена существенно повлияли на её вкусы. Была ли то зависть к ученицам академии Лютвидж или желание почувствовать себя роковой сердцеедкой, но туалеты Лотти стали выглядеть неприличными и вульгарными. Куда же делась робкая девушка в кринолине, краснеющая при появлении Глена?
Разумеется, Кристиан никогда не сказал бы об этом вслух, отчасти потому что гнев Шарлотты был непредсказуем, а отчасти, из-за того, что открывающиеся «пейзажи» были приятны мужскому глазу. После смешанных чувств, всегда возникавших у Кристиана при взгляде на молодого Безариуса, созерцание бесхитростного и не таящего никаких загадок женского тела успокаивало, настраивая пусть и не на деловой, но спокойный лад.
- Что случилось? – Он с некоторым усилием заставил себя перевести взгляд выше и смотреть ей в глаза. – У нас под дверью отряд агентов Пандоры, намеревающихся вернуть Безариуса? В таком случае, скажи, что если они  не будут достаточно осторожны, Лиззи свернёт его тощую шейку.
Он искренне надеялся, что дело только в этом. Небольшая потасовка не казалась ему такой уж большой бедой, но червячок сомнения грыз его душу: «что, если я не могу оценить всю опасность? Что, если кто-то из нас в плену или… убит?»
Это было невозможно, конечно, и он тут же отмёл глупую мысль о смерти, но на её место пришло другое опасение.
«Найтрей и Барма раскрыты? А если Безариус… нет, Безариус слишком умён, а Барма – хитёр. Найтрей наше слабое звено. Что если он предатель? Он уязвим из-за Гилберта, это может подорвать наши планы».
Он отвернулся, стараясь скрыть беспокойство. Если Шарлотта сочтёт, что он боится чего-то, это никому не пойдёт на пользу.

0

49

-------------------------> Гостиная
Закрыв дверь гостиной, в ожидании Кристиана, девушка облокотилась о шершавую стену и прикрыла глаза. Сегодняшний день выдался на редкость нервным и утомительным. Хотя, только ли день?  Честнее будет сказать - последние пару дней. Бессонные ночи, краткие часы забытья и головная боль. Тупая раздражающая, от нее мог избавить только здоровый и крепкий сон часов эдак на двенадцать - четырнадцать.
Однако, в свете последних событий, на такую роскошь рассчитывать, не стоило. Пальчиками свободной руки, она коснулась виска, чуть надавливая и массируя, надеясь, что это принесет временное облечение. Мерные движение, тишина, властвующая в коридоре - успокаивала, и   она все глубже погружалась в свои мысли, думая о сегодняшнем утре, сумбурном и..шумном. Шарлотта поморщилась, вспоминая и незваную гостью.  Брюнетка, столь нагло ворвавшаяся в их дом, что с ней стало? Смогла ли она договорится с Кристианом или отправилась в..Бездну? Лотти не помнила ее имени, но, все же, стоило узнать ее судьбу. Блуждая среди своих мыслей, она не слышала предупреждающего звука шагов  и тихого скрипа закрывающейся двери. Только почувствовав на себе посторонний взгляд, она открыла глаза. Кристиан, собственной персоной предстал перед ней. Хотя, кого она еще рассчитывала увидеть? Глена? Наивно, хоть  Глава Баскервиллей и  его брат были удивительно похожи внешне, но слишком разные в душе.
"Стоило только помянуть."
-Ты долго. - с легкой усмешкой протянула девушка, отталкиваясь от стены и подходя к мужчине. Она чувствовала, видела его взгляд, скользивший или точнее замерший на ее фигуре, но эта досадная мелочь ничего не значила.
У нас под дверью отряд агентов Пандоры, намеревающихся вернуть Безариуса? В таком случае, скажи, что если они  не будут достаточно осторожны, Лиззи свернёт его тощую шейку.
Вопрос, вырвавшийся из уст мужчины, раздражающий и без того находящуюся не в духе девушку, вызвал довольно интересную реакцию - она решила поиграть. Недолго, ведь серьезность, которая возникает в ее глазах в моменты, когда речь касалась Глена и событий столетней давности,  никуда не исчезла. Но, Баскерилль этого не видел, предпочел отвернуться, стоять к ней спиной. Видимо, обшарпанные стены занимали его больше, нежели лицо Лотти. Неуважение. Но, и на это ей было наплевать.
-Ах, Кристиан, оставь свои шутки на потом. - Шарлотта, вновь, облокотилась о стену, складывая руки на груди, она смотрела на прямую линию его спины. В голосе девушки  слышалась снисходительная насмешка, словно, она разговаривала с маленьким ребенком.
-Отряды Пандоры - это ничто, по сравнению с той, хм, любопытной информацией, что сегодня принесла на хвосте одна удивительная птичка. - Тон Баскервилль становился мягче, словно, наполняясь мурлыкающими нотками. Она полу прикрыла алые глаза, сквозь ресницы смотря за реакцией мужчины.

Отредактировано Charlotte Baskerville (2012-07-20 03:17:48)

0

50

<------- Столица Лебле » Пригород Лебле. Поместье.

О, иллюзии, стану под вашей защитой
Пребывать в тишине, наслаждаться ничем
И дремать бестревожно, как берег забытый.©


Поход за хлебом, оказался живительной силой, позволившей Лестеру очнуться от своего шока. Да, чтоб спокойно можно было пройтись по рынку и купить того, чего нужно, Эррон догадался и снял плащ. Это произошло почти автоматически, просто потому что так молодой человек делал всегда. Шум рынка, запах толпы, взгляды, эмоции, жизнь в прямом смысле растолкали Баскервилля и почти довольный он отправился в родные места.
Его добычей оказался хлеб и килограмм прекрасных зеленых яблок, которыми так славятся сады близь Лебле. Лестер чтоб забыться, весь путь провел с пустой головой, стараясь ни о чем, кроме как «обрадуются же братьи и сестры яблочкам», не думать. И у него выходило, слава триклятым Богам, но то состояние страха, никуда не ушло. Лишь по мелким деталям можно было определить, что Эррон заметно волновался.
Странно, но поместье с утреннего положительного отбытия Лестера ничуточку не изменилось, только шумов и потрясающих утреннюю тишину звуков стало меньше. Оно и было ясно – вокруг стоял день деньской. Не раздумывая Лестер шел к нужному помещению, в принципе о местонахождении «братьев и сестер», ему подсказала Лесма, так что траектория была задана весьма верно.
Нежно прикрытая старшим братцом дверь, была нагло распахнута, и в комнату вломился Лестер.
- Загоним пир! Братьи и сестры… в общем я х-л-е-б-у-ш-к-а принес,- переходя на шепот и понимая, что несколько не во время, молодой человек ретировался к столику и положил свою «добычу» на него. Во время этого, особо догадливые могли заметить, что у Эррона заметно трясутся руки (хотя продукты были куплены на честно заработанные), да и улыбается он больше обычного.  Это дурацкое происшествие с Волей его тронуло. Его разум, повидавший в этой жизни многое, даже девушек, что умели нежно поддевать мозг получше любого падения в Бездну, сейчас экстренным образом пытался сделать так, что все что было там в Лебле, на самом деле не было. Равно иллюзия.

+1

51

Судя по тому, что Шарлотта не спешила поражать его срочными новостями, ничего настолько ужасного как  раскрытие Найтрея или Бармы не случилось. Это успокоило Кристиана.
Сестрица была расслаблена и, мало того, кажется, решила пофлиртовать. Такое решение не очень его устраивало – согласуясь с собственными негласными правилами, Кристиан никогда не ухаживал за сёстрами. Внутрисемейные драмы, ревность и трагедии были ему совершенно ни к чему.
Он не мог отрицать, впрочем, что Шарлотта изменилась с тех пор, как выбралась из Бездны. Она стала страстной, опасной и безумной, будто влюблённая девушка. Это привлекало, но Кристиан был слишком осторожен, чтобы пламя, танцующее в глазах сестры опалило его.
Он только открыл рот, чтобы ответить ей в той же интригующей, немного фривольной манере, но тут, дверь отворилась и Лестер, собственной персоной, появился перед ними.
- Загоним пир! Братьи и сестры… в общем я х-л-е-б-у-ш-к-а принес, - провозгласил он, и Кристиан едва удержался от того, чтобы недовольно поморщиться.
Лестер входил для него в ту же категорию, что и дети – категорию существ непредсказуемых, за которыми нужен глаз да глаз. Это нервировало, поэтому, Кристиан старался общаться с братом как можно более сдержанно и мягко.
Сейчас Лестер выглядел растерянным, будто яблоки и хлеб, которые он купил по какому-то одному ему понятному наитию, были всего лишь способом отвлечься от чего-то более масштабного и пугающего.
- Одну минуту, Шарлотта. Лестер, если позволишь… - Кристиан отошёл от сестры и осторожно, не делая резких движений, взял брата за запястье, поднимая руку на уровень глаз.
Так и есть. Пальцы Лестера заметно дрожали, будто от затаённого страха.
- Яблоки и хлеб, это прекрасно, - Кристиан успокаивающе коснулся плеча бедного братца и испытующе взглянул в карие, обычно безмятежные глаза, не отпуская его запястья. – Но ты ведь хочешь ещё о чём-то рассказать. Где ты был, дорогой мой? Что ты видел?
Возможно, обращение «дорогой мой» было немного неуместным, но Кристиан и сам был взволнован. Он знал, как легко Лестер может замкнуться в себе и отказаться отвечать, поэтому, пустил в ход тяжёлую артиллерию.

0

52

Резко распахнувшаяся дверь и радостно - нервный возглас, отвлек внимание девушки от Кристиана, переключаясь е на появление нового персонажа - Лестера.
-Похоже, твой поход в магазин прошел успешно. - несколько раздраженно произнесла Шарлотта. Она не имела  ничего против брата, но, как он не во время появился. И  это, вновь, выводило девушку из себя. Сложно было сказать, на кого именно она злилась, но она злилась. Снова.   И, что самое страшное - похоже, поход Лестера за покупками был, не столь обыден и прост. А значит, вскоре, на головы Баскрвиллей обрушаться еще какие-то  не слишком приятные новости.
"Увольте."
Девушка молчала, смотря за тем, как Кристиан, видимо, почуяв неладное уже пытался выведать, услышать рассказ о случившемся. И  в другое время, возможно, Шарлотта бы приняла в этом участие, но не сегодня. Она  логично решила, что одного "утешителя - психолога" будет здесь достаточно.  А стоять как истукан и ждать, пока, братец обратит на нее свое внимание - не вариант. Лучше она отдохнет.
- Одну минуту, Шарлотта.
-Не утруждайся - беззлобно, но, отнюдь не дружелюбно сказала девушка.
-Когда освободишься, будь добр, подняться ко мне в комнату. В конце - концов, я хочу закончить разговор. - помахав на прощание сложенной бумагой, той самой, что неизвестный господин отдал ей, она отправилась в свою комнату.

0

53

Эшафотами - по тюрьмам,
Горизонтами - по стенам.©


- Ну, яблочки же, я знаю что вы голодаете,- почти повторился и, наконец, шумно выдохнул. Это произошло почти тогда, когда старший братец подошел и взял за руку. Лестер внимательно на того посмотрел. Нет, Эррон далеко не был тем, кто мог бы с такого замкнуться. Даже тогда, после Бездны он просто стал меньше со всеми общаться на личные темы, но вот все остальное – Лестер был человеком общества. Ему нравилось балаганить, придуриваться, играть сказки, примерять роли, хоть в это уводя свое сумасшествие.
- Тебе рассказать что было?,- молодой человек засмеялся,- Ну чтож, ты сам захотел. Я видел кролика,- заговорчески,- белого кролика, он точно не был Цепью…он говорил и был разумен. Или это была она, не знаю,- продолжал сбивчиво,- от нее пахло ею, от нее пахло Бездной. Ты же тоже помнишь этот запах? Правда,- сам взял брата за другое запястье,- Такой приторно сладкий и ты сестрица помни..?,- но Лотти уже ушла и Эррон несколько расстроился, но за легким проснувшимся безумством этого было невидно,- Ты знаешь, кто это был? Ты же умный братец, скажи мне, скажи же…. Какая Цепь может быть так разумна?,- с неподдельной надеждой продолжил,- А вообще кушай яблочки. Не думай,- отпуская Кристиана и отходя от него к окну,- Непростая у нас жизнь, столько переживаний. Там в Бездне я спас человека, только зачем? И наверное мне не поверят. Он был без одного глаза и хромал. Его хотела съесть зеленая гусеница. Согласись, это была бы грустная смерть?,- хмыкнул, продолжая болтать, таким образом отгонять от себя волнение,- А сегодня на рынке, мне показалось, что я его видел. Глупо, неправда ли?,- врал, на рынке он увидел только яблоки и хлеб, даже не заметил, как милая прелестница, продающая яблоки строила ему глазки.

+1

54

Иногда, Кристиан всерьёз задумывался о том, чтобы записывать все реплики Лестера, состоящие более чем из одного предложения. Не потому что они были так уж интересны – просто для того, чтобы их удобнее было расшифровывать.
У него неоднократно создавалось впечатление, что братец говорит некими символами, которые, как колоду карт Таро, можно толковать по-разному и всё равно не узнать правды.
«Если бы Освальд был здесь, он несомненно понял бы», - мелькнула у Кристиана малодушная мысль.
Что ж, если бы Освальд воскрес из мёртвых, всё стало бы не в пример легче. Но его не было, как не было под рукой и блокнота для записей, поэтому, Кристиан постарался вникать в слова Лестера как можно внимательнее.
«Итак, он утверждает, что видел разумного белого кролика…» - вдруг, на короткое ужасное мгновение, Кристиану показалось, что игрушка в кармане шевельнулась. – «Кролика… и не может определить, Цепь то была или нет. Это очень странно. Лестер узнал бы Цепь, ведь он контрактор, и, будем честны, это не то существо, которое легко перепутать с обычным животным даже такому… витающему в облаках, как он. Но то, что братец видел, несомненно пришло из Бездны. Одноглазый человек… этот ребус ещё сложнее. Лестер спас в Бездне одноглазого хромого мужчину и теперь утверждает, что видел его здесь. Невозможно».
Кристиан вдруг вспомнил день падения Сабрие, который вспоминать очень не любил – от этих мыслей у него портилось настроение. Он неосознанно накрыл ладонью место, куда вошёл клинок, направляемый умелой рукой маркиза Грея.
Конечно, шрама не осталось, зато на кончиках пальцев снова возникло то липкое, отвратительное ощущение…
…будто он погружает пальцы в чью-то глазницу и кровь, смешанная со слезами, пропитывает тонкие перчатки…
Одноглазый человек выбрался из Бездны, чтобы мстить! Такие совпадения бывают только в безвкусных приключенческих романах, что печатают в еженедельниках по одной главе на номер.
Кролик был гораздо важнее.
Кристиан извлёк игрушку и, собравшись с духом, протянул Лестеру.
- То создание, с которым ты встретился. Было ли оно похоже на эту… мерзость?

Отредактировано Christian Baskerville (2012-08-27 22:48:05)

+1

55

Юный подводник не всплыл с глубины...
Погибшие сны весны...©

Лестер так бы и продолжал, рассказывать о своих путешествиях в Бездне. Вернее его рассказ подошел к тому, как он оставил одноглазого возле врат, и что скорее всего тот должен был выжить, с такой то удивительной везучестью, что наверняка того подобрала Пандора. Конечно, когда Эррон только только выполз из этого смрадного измерения он и не догадывался о существовании подобной организации, но все меняется и знания приходят со временем, а времени прошло ого-го сколько. Но братец этой части рассказа и вполне логичных рассуждений Лестера не услышал, просто потому что тот, увидев игрушку, со скоростью ветра запрыгнул на подоконник светового проема, возле которого находился.
- Ты идиот? Так это ты меня разыгрывал? Но как? От нее воняло Бездной?,- вопрос о том, как Крис заставил «кролика» говорить Лестеру не пришел в голову, он был слишком технический, а вот запах энного измерения…,- Зачем устраивать такие розыгрышы?,- Баскервилль продолжал негодовать переминаясь на узком для него подмостке,- Это жестоко, даже для тебя,- молодой человек начал заметно волноваться и мог бы упасть, если бы не вообразил себе лаву, за место чертового пола, поэтому весьма надежно цеплялся за возможности выжить,- У меня ненормальные братья и сестры, один я здесь адекватный. О, Господи, я точно подамся в священники, и буду проповедовать любовь, мир и разрушение. Да разрушим же друзья этот старый мир и воздвигнем на нем новые города. Лишь отдав жертвы Всевышнему, мы сможем спастись, мы сможем создать новую Планету, новое Совершенное Государства. И Бездна  с ее тварями не станет нам помехой,- стал декларировать, но резко остановился, широко улыбнулся,- Ну как братец? Пошел бы ты за мною?,- Лестер успокоился, посчитав, что все был розыгрыш Кристиана, и что теперь нечего бояться, молодой человек наконец-то слез с подоконника в море лавы: в обыденность.

+1

56

Кристиан мысленно отвесил себе затрещину, - уж пугать Лестера он точно не хотел, - однако, сказанное братом проливало какой-никакой свет на произошедшее. Тусклый свет – всё равно, что блуждать по Бездне с огарком свечи.
Слабое мерцание истины выхватывало из тьмы лестеровского сознания гротескные образы, которые на поверку могли оказаться чем-то совершенно обыденным. Так в тёмном углу убийца с ножом, на поверку оказывается висящим на крючке сюртуком.
И всё же…
«Разумная Цепь-кролик… он встретил чертовку-Алису? Нет… её он узнал бы. И при чём здесь этот одноглазый человек? Что-то всё время от меня ускользает. Что-то…»
Кристиан крепко сжал кролика в кулаке, чувствуя, как мягонькое тельце скрючивается, бугрится под пальцами.
Он слышал, что говорит Лестер, но слова брата вновь зазвучали как птичий щебет, радостный и бессмысленный.
- Ну как братец? Пошел бы ты за мною?
Кристиан шутливо поклонился и протянул новоявленному священнику, стоящему на подоконнике, руку, чтобы помочь тому спуститься.
- Если ты сделаешь меня хотя бы министрантом. И не сердись на меня, Лестер, я ни в чём перед тобой не провинился. Сам подумай, смог бы я заставить игрушку говорить? Увы, это не в моей власти. Никто не может такого.
Игрушки, игрушки…
…Винсент, вспарывает брюхо плюшевой мыши и наблюдает, как из надреза клоками лезет вата…
Нет, не то.
Цепь в виде кролика. Говорящая цепь. Не просто игрушка –из Бездны.
…Алиса пьёт чай в башне, окружённая куклами, медведями, котами, зайцами…
Они все провалились в Бездну, где, на самом дне, жила другая девочка.
Так служанкиным детям на Новый год отдают поломанных щелкунчиков с заклинившими челюстями и безруких фарфоровых барышень, а те счастливо играют с этими уродами.
- Скажи мне… - медленно продолжил Кристиан, подбирая слова. – Кролик назвал тебя по-имени? О чём вы говорили?
Ему вдруг пришло в голову, что всё гораздо проще. Рыжий одноглазый чёрт заключил контракт с цепью, выбрался из бездны и расспрашивал Лестера об остальных Баскервиллях.
О нём, Кристиане.
«О, разве это – «проще»? И с чего мне бояться того, кого я однажды уже убил? Глупость. Но так было бы спокойнее. Гораздо… более объяснимо».

+1

57

Эти шрамы не про вас,
Не для ваших грустных глаз!©

Лестер успокоился быстрее, чем того сам ожидал. Это не было удивительно. Нужно было объяснить братцу что к чему. Почему-то всегда разумный Кристиан не понимал этого, не понимал того, что произошло. Хотя всему виной конечно был Эррон, который любил рассказывать образами, любил строить из себя невероятную образину, ведь во всем должен быть пафос, во всем должно быть позерство – а значит театр. Впрочем…
- Только если министром образования, - хмыкнул, искоса смотря на нынешнего главу семейства,- Не знаю, у тебя такие связи… Винсенты всякие. Ему я не доверяю. Чувство, что он на нескольких сторонах, и главная далеко не наша. Впрочем, это не моего умишка дело,- вздохнул, даже улыбнулся,- Это случилось в старом поместье, где-то под землей. Знаешь,  я тогда вспомнил детство и то, когда хотелось быть пиратом, отрывать сокровища и многое другое,- замолчал, перевел дыхание,- Там я и увидел кролика, такого же, как ты мне показал. Он со мной говорил… или она. Голос был то ли детским, девочка,- закрыл глаза, будто бы вспоминая  свои чувства и ощущения, которые в общем-то его никогда не обманывали. Молодому человеку было проще верить в чувства, а не в знания. Знал то он не так много,- А потом вопросы, она спросила имя… Лесма напугалась и затихла. Поэтому я так и не смог определить Цепь ли это была или какое-то высшее существо.  А потом…потом она растворилась в воздухе… а еще я не мог ей врать. Столько говорил, столько странного,- пытался пересказать все, что случилось,- странно, почему я испугался,- открывая глаза и смотря на брата,- видимо это все запах Бездны, все он,- улыбнулся шире, как всегда это делал,- А рыжего того я вспомнил из-за воспоминаний о Бездне… я же выбрался с ним,- Лестер подошел к столику, взял яблоко,- Вкусные… а вы не едите,- вытер о рукав и стал есть. Адекватной и по полочкам разложенной речи для него сегодня хватит.

0

58

«С чего он, вдруг, вспомнил о Винсенте?», - недовольно подумал Кристиан, устав разгадывать бесконечные загадки Лестера.
Нельзя сказать, чтобы он сам до конца доверял Найтрею, но среди Баскервиллей, обычно, не принято было в открытую сомневаться друг в друге.
У прежних Баскервиллей, по крайней мере. Невозможно было отрицать, что семья изменилась и, сколько бы её члены ни тешили себя надеждами, никогда не станет такой же, как в те благословенные годы, даже если вернутся почёт и благосостояние.
- А рыжего того я вспомнил из-за воспоминаний о Бездне… я же выбрался с ним.
Кристиан молча спрятал игрушку обратно запазуху, и взял со стола самое большое вино-красное яблоко из тех, под чьей тонкой, примятой кожицей скрывается белая мякоть, чуть тронутая розовым, как снег на рассвете.
- Ты не справедлив к Винсенту. К своему брату, - он сделал упор на слове «брат», давая понять, что родственные узы сейчас важнее. – Я собираюсь поговорить с ним о твоём кролике, думаю, он припомнит какой-нибудь сходный случай. Что же касается рыжего человека… расскажешь мне о нём позже. У Шарлотты были для меня новости, не хочу заставлять её ждать чересчур долго.
Он улыбнулся Лестеру и вышел, стараясь умерить шаг, чтобы уход не выглядел побегом.
Винсент… Он проводил много времени с Алисой, - не исключено, что с обеими Алисами.  Смог бы он растолковать капризные поступки Воли Бездны так, как Кристиан растолковывал путанные рассказы Лестера? Смог бы узнать её по поведению, по этим куклам?
В любом случае, попытаться стоило.
Заняться этой загадкой, узнать, что произошло с Шарлоттой, а рыжий человек из Бездны… он подождёт. Это не важно. Совершенно не важно. Лестер мог напутать, мог встретить кого-то ещё, ему могло привидеться, в конце концов!
Блэйз Грэй был мёртв, как гвоздь в притолоке. А даже, если нет, что он может сделать Баскервиллю?
Разумеется, ничего.
Ничего.
«Мир изменился не только для нашей семьи», - с некоторым мстительным удовольствием подумал Кристиан. – «Даже если ты выбрался из Бездны, Грей, не думаю, что тебе тут рады.»

----------------------------> Комната Шарлотты

0

59

/Начало игры/

Чем больше семья, тем лучше. В других герцогских домах наверняка возникла бы неразбериха из-за переходящего по старшинству главного титула, разделения имущества между отпрысками и прочего, но Баскервилли никогда не сталкивались с такими проблемами. Удобно, когда глава Дома регулярно перерождается и при этом сохраняет в себе все необходимые воспоминания, функционируя как прежде. И от тех тайн, что хранятся в его голове, от той древней силы, что от него веет, ноги сами собой подгибаются, а голова склоняется к земле. Глена невозможно не уважать, не слушаться. Этот Дом дает обреченным не только силу жить дальше, но и цель, и ощущение нужности кому-либо, причастности к истории, в конце концов, родных. Фанг никогда не жалел о своем выборе, а ведь прошло уже столько лет.
Безумнейший рывок из Бездны на свободу, пусть даже через сотню лет – удовольствие, которое удалось испытать немногим, к счастью или нет. Фанг радовался возвращению в мир совершенно искренне и до сих пор. Внешний вид бывает обманчив, но он в принципе был жизнерадостным и любил мелкие удовольствия, которые дарила ему жизнь, будь то свежий воздух, ветер, солнце, трава, прочие простые человеческие развлечения. О другой участи он никогда не задумывался, довольствуясь тем, что выпало на его долю. Философия, которой он придерживался, была проста, и не допускала никаких «а если бы…». Это помогало избежать сомнений в самом себе, в своих силах, неразумных терзаний и лишних вопросов.
Но как бы ни было приятно жить тихо-мирно, Фанг не умел бездействовать. Отсутствие приказов и заданий его угнетало больше, чем что-либо. А что они могли делать? Лишь искать. Хорошо, что в последнее время Бездна стала активнее интересоваться делами «извне», появлялись все новые зацепки, не заметить которых мог только слепой. Баскервилли глупостью не отличались, поэтому хватались за каждый протянутый им шанс. Кровное святое дело, за которое они боролись, дисциплинировало их лучше любых приказов и угроз казни при невыполнении.
Праздно шатаясь по  поместью, с тайной надеждой найти хотя бы Лили, которая должны была быть где-то в этих стенах, Фанг натолкнулся на брата, методично истребляющего яблоки. Комнату заполнял аромат фруктов.
«Яблоки? Откуда они здесь?»  – промелькнула шальная мысль. Фанг прокашлялся (чтобы, не дай бог, от неожиданности брат не подавился), улыбнулся и склонил голову набок, наблюдая за картиной, которая казалась по-своему умилительной. Даже умиротворяющей. Непоколебимое спокойствие, будто никогда ничего не было.
– Приятного аппетита, Лестер.

0

60

Ты мог быть героем,
Но не было повода быть.©

Лестер иногда не понимал своих родственников, но наверное это было к лучшему. Должен же быть в семье "иван дурачок", так вот он вполне подходил под эту роль и даже не сопротивлялся. Хотя роли. Да, их у Эррона было много, часто через чур много, так, что он сам не помнил их все. И это, как не удивительно, тоже было к лучшему.
Но сейчас, сейчас он был самим собой. Несколько задумчивый, улыбающийся и грызущий яблоко.
- Странный дом, странное положение,- один братец ушел. Такой весь занятой Кристиан, сначала говорил с одним, теперь с другой,- Ему тяжело живется и когда он только успевает совращать женщин?,- продолжал задумчиво смотреть в окно, разглядывая то, что осталось от поместья, а вернее окружающего его ландшафта. Но присутствие, теперь иного брата, Лестер заметил, именно поэтому медленно но повернулся.
- О, да ты угощайся. Не зря же я о вас всех забочусь, помрете же погибните, род Баскервилльский. Я прям как посланник Создателя,- указал в потолок. Молодого человека до сих пор не отпускала эта заезженная тема с яблочками и хлебушком, она словно прибавляла ему комичной значимости. Он надеялся, что Фанг это оценит, хотя и это тоже было глупо. Лестер вздохнул, но тут...
- Что-то не так...,- насторожился, стал серьезен и перестал улыбаться,- Тот мальчишка, там ведь Лиззи одна. Пошли,- но "пойти" не получилось, ведь Лестер, схватив Фанга за руку, просто напросто побежал по направлению к гостиной. И чем ближе становилось это помещение, тем сильнее Эррону не нравилось все то, что там должно было происходить. Ведь он себе мог это представить в красках. Такая уж была у него фантазия. Ведь последний раз, утром, там оставались Лиззи и пленник, а если сейчас Лесма чувствует там присутствие Такой Цепи, то нужно было туда спешить.

-------------->  Баскервилли » Гостиная

0


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Баскервилли » Левое крыло поместья


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC