Pandora Hearts RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Личные отыгрыши » [1830|19-20 июля] Неприятные телеграммы всегда приходят без опоздания


[1830|19-20 июля] Неприятные телеграммы всегда приходят без опоздания

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Название эпизода: Неприятные телеграммы всегда приходят без опоздания (с) Эмиль Кроткий
Действующие лица:
Oz Bezarius
Gilbert Nightray
Временный промежуток: 19-20 июля. 22 - 6 часов.
Описание ситуации:
Более развернутый, нежели по игре, разговор на террасе.
Эпизод отыгрывается по требованию одного из игроков, поскольку по локационной игре произошла лишь часть разговора.
Прочие пожелания: -

0

2

Гилберту это совсем не нравилось. Совсем, ни капли. Не радовала глаз стоящая во дворе карета. Да ни разу не радовала беззаботная Алиса, уплетающая за обе щеки прожаренные не до конца, с кровью, стейки. Не радовала даже леди Шэрон, чересчур спокойно пьющая свежезаваренный чай из маленькой красиво расписанной чашечки. О бесконечно радостном, но почему-то отсутствующем Брейке Гилберт даже думать не хотел – клоун имел дурацкую привычку пропадать и появляться в самых неожиданных местах – из-под этого  стола, например. ..
… Клоун не появился, а Ворон так и продолжал стоять в дверях терассы с папкой под мышкой. Признаться, проще было съесть эту папку, чем теперь скрыть тот факт, что ему дали новое задание в Пандоре. Причем не только ему, но и ещё нескольким сотрудникам, одним из которых был его друг по Академии граф Морган Блэкстоун. Но скрыть эту информацию от остальных… «Будет очень сложно…» мрачно подумал молодой человек, прямо-таки ощущая, как нагрелась папка от любопытных взглядов этих троих. Странно, кстати, что этим заинтересовалась даже бестолковая крольчиха, но, может быть, в ней проснулся здравый смысл? «Что за чушь – Цепи не мыслящая форма жизни! Впрочем, жизни ли вообще…» Оз так вообще уже явно готов был сорваться с места и броситься отбирать папку, чтобы узнать, что там. На леди Шэрон не было в данной ситуации никакой надежды – пусть она и не требовала немедленного отчета, но её взгляд явственно требовал, чтобы Гил все сразу же выложил, как на духу. Ну уж нет…
…Железной походкой Найтрей пересек терассу и устроился на её перилах, аккуратно положив папку перед собой, чтобы в любой момент её схватить и уберечь от любопытных. Для верности прикрыл её ещё и шляпой.  А сам по привычке, совершенно на автомате, надо признать, закурил. Первая затяжка вернула в мозг хладнокровие, и молодой человек стал обдумывать сложившуюся ситуацию. В Сабрие орудует нелегал, в приюте пропадают дети, а когда их находят, то они в странном состоянии – говорят, что все хорошо и большее время сидят, просто уставившись в одну точку. Что, черт возьми, происходит в этой Сабрие? Жуткое место, верится с трудом, что сто лет назад это была процветающая столица страны. Скорее это похоже на какую-то шутку, обронившего, что это была столица, которой все поверили. Не может такое место быть столицей…оно жуткое.
Молодой человек поежился, глядя на папку, чей уголок выглядывал из-под полы шляпы. Желания ехать не было. Никакого. Ни капли. Равно как и отвечать на вопросы сейчас. Но уехать, не поблагодарив леди Шэрон за гостеприимство, было нельзя. Поэтому молодой человек поднялся и произнес, вновь беря в руки шляпу и папку:
- Леди Шэрон, я должен покинуть вас на некоторое время. Огромное спасибо, что были так гостеприимны ко мне. Могу я попросить вас об услуге? Позаботьтесь, пожалуйста, о моем господине и о Алисе, пока я буду отсутствовать. – пожалуй, про Алису это он зря сказал, но слово уже было сказано, так что все в порядке.

0

3

Любопытство… Наверное, все то, что люди в последующей своей жизни хотят изменить, начинается именно с этого слова. От любопытства ты лезешь через забор, от любопытства же открываешь дверь склепа с дурной славой, от любопытства идешь в лес, в котором сгинуло куча народа, от любопытства кошка сдохла…. Хотя Оз был склонен думать, что сдохла кошка не от любопытства, а от того, что данное любопытство не было удовлетворенно, ведь что может быть невыносимей, чем невозможность сунуть свой нос туда, где интересно.
Когда Гилберт вошел в комнату, сама его фигура перестала занимать внимание Безариуса через доли секунды, острый взор изумрудных глаз  впился в папку, в руках слуги. Оз был готов поклясться, что в этой папке нечто загадочно, возможно чуточку опасное и… наверняка запретное, для самого Безариуса. Было похоже, что в папке какое-то задание от Пандоры, а раз задание поручают его слуге, отрывая последнего от охраны бесценной шкурки самого Оза, а точнее от охраны Джека, по стечению обстоятельств оказавшегося в  шкурке Оза, значит задание очень важное и наверняка опасное.
Безариус глубоко вдохнул и выдохнул… Дыхательные процедуры, как и ожидалось, любопытства не уняли. Было дикое желание подбежать к Гилберту отобрать загадочную папку и, забившись в угол, прочитать, что же такого все-таки поручили Найтрею. Но данный порыв мальчик остановил волевым усилием, сопротивляться хозяину Гил бы не посмел, да и на такой случай в доме Шерон всегда можно было найти пару очаровательных кошек, но потом Найтрей долго бы обижался на хозяина, а сам Оз чувствовал бы себя виноватым. Гилберт для него был не только слугой, но и самым близким другом, которого без лишней необходимости обижать абсолютно не хотелось.
Под прицелом нескольких пар глаз, точное количество определить было сложно, ведь ни кому не известно, подглядывает ли из шкафа вездесущий Ксаракис и сколько пандоровцев через секретные смотровые отверстия сейчас наблюдают за самим Озом, Гилберт прошествовал на балкон, водрузив источник всеобщего любопытства на перила и накрыв шляпой, ясно давая понять, что содержимое этой папки находящиеся в комнате если и узнают, то только через его труп… Ну в крайнем случае не без применения запрещенного тактического оружия «КОШКА». Сигарета окончательно убедила Безариуса в том, что Найтрей волнуется, хоть и пытается это скрыть.
- Леди Шэрон, я должен покинуть вас на некоторое время. Огромное спасибо, что были так гостеприимны ко мне. Могу я попросить вас об услуге? Позаботьтесь, пожалуйста, о моем господине и о Алисе, пока я буду отсутствовать.
Оз обеспокоенно посмотрел на своего слугу. Мало того, что его фраза была похожа на прощание, так ко всему прочему самое  упоминание заботы об Алисе говорило, что слуга не в себе. После последней фразы Найтрея Безариус был буквально как на иголках. Выждав так называемое «время приличия», принятая в обществе отсрочка для человека, чтобы побыть наедине с собой, Оз поднялся со своего места и прошел на балкончик, где курил Гилберт. Остальные остались сидеть на месте, понимая, что лучше Оза в данный момент с упрямым Найтреем поговорить не сможет.
Безариус оперся на перила рядом с другом, глядя на сад под домом. Несколько секунд он помолчал, а потом проронил в пустоту:
- Гил… Все в порядке? – голос Оза звучал непривычно озабоченным, но так как лица его видно не было, понять, что переживает мальчик было нельзя- Ты… Так говоришь, как будто хочешь бросить нас…
Оз прервал свою фразу, будто бы боясь сказать лишнего. В воздухе повисла напряженная тишина.

0

4

Любопытные взгляды раздражали, мешали, путали мысли, и Гилберт решил выкурить ещё одну сигарету – как оказалось, зря. Любопытства от этого у сидящих на террасе только прибавилось, и, даже стоя к ним спиной, герцог то и дело ежился, теперь уже окончательно убедившись, что так просто уехать – без объяснений – ему не дадут.
Довольно холодный месяц выдался, хоть и светит солнце, на воздухе прохладно. Оз не простынет? Не должен, наверное…Кинув тоскливый взгляд на Безариуса, Рейвен наткнулся на вопросительный взгляд и тут же отвернулся, глубоко затянувшись. Закашлялся, выгоняя дым из легких и вновь задумался. Остается только надеяться, что Оз или, что ещё хуже, Алиса, не выкинут что-нибудь эдакое – а зная нравы обоих, Найтрей и не сомневался, что что-то «такое» непременно произойдет. Но брать Оза с собой…конечно, так он будет под присмотром, но где гарантия, что он тут же не побежит искать воспоминания Алисы? Да и Цепь в таком случае придется брать, а это не с руки – все равно что мертвый груз на плечах. Слишком хорошо развит у обоих талант влипать в неприятности на ровном месте, несмотря даже на то, что Пандора после происшествия, когда они вывалились прямо в главный зал, наблюдала за ними в меру своих сил. Из-за этого, конечно, вышло уже немало казусных и стесняющих ситуаций, потому что обитатели поместья явно не были готовы  к тому, что за блондином будут повсюду – повсюду! – ходить несколько десятков человек, оберегая его ото всевозможных бед, столкновений с предметами и падений. Кажется, Безариус и сам начал уставать от этого, хотя поначалу находил это забавным…
Внезапно на белые перила легли маленькие руки – куда меньше рук герцога, и тот удивленно посмотрел на мальчика, что грустно смотрел куда-то вдаль, не обращая внимания на слугу. А потом вдруг спросил:
- Гил… Все в порядке? - чувство, что господин видит его насквозь, в который раз посетило кудрявую голову, и он кивнул, но не стал вдаваться в подробности. Тем временем Оз продолжал, как будто и не обратив внимания на кивок молодого человека:
-  Ты… Так говоришь, как будто хочешь бросить нас…
- Я не… - поспешно начал Найтрей, но вдруг замолчал, осознавая, что, наверное, так и выглядит со стороны. Как будто он решил их всех бросить и куда-то отправиться.  – Я никогда вас не брошу, Оз, мне просто нужно ненадолго уехать. Я обязательно вернусь. – честно улыбнулся Ворон, надевая шляпу и уже собираясь уходить.

0

5

Безариус чувствовал некоторую неловкость, возникшую между ним и его слугой и другом. Будь Гилберт ему просто слугой, Оза не стало бы интересовать, куда тот собрался, что пытается от него скрыть и почему вообще ведет себя так подозрительно. Если же, Гилберт был бы ему просто другом, Оз не посмел бы лезть в душу близкому человеку, и он просто отпустил бы его, грустно глядя в след и надеясь, что все закончится благополучно и через пару дней друзья встретятся снова. Но Найтрей был ему и другом и слугой, человеком за которого он отвечал, человек который ему не был безразличен, человек который был всегда рядом и беспокоился о Безариусе больше, чем о себе. Гилберт был человеком, которому Оз с улыбкой доверил свою жизнь, именно поэтому он не мог, просто посмотреть в след, не мог молча отпустить друга.
- Я не… Я никогда вас не брошу, Оз, мне просто нужно ненадолго уехать. Я обязательно вернусь.
Для стороннего человека эта фраза могла показаться не искренней, ведь Гилберт запнулся, да и вообще с самого получения приказа, он вел себя очень подозрительно и непонятно. Но Оз был из тех людей, которые верят своим друзьям, чтобы те не сказали и за свое доверие всегда получали награду из  искреннего окружения.
Найтрей взял свою шляпу, пытаясь показать Безариусу, что разговор окончен, и обсуждать больше нечего, но у Оза был свой взгляд на этот счет:
-Гил – тихо начал он, не поворачивая голову в сторону друга – Я не могу, да и не хочу останавливать тебя, как не сделает это ни кто из сидящих тут, но…
Над балкончиком повисла пауза. Сквозь образовавшуюся тишину было слышно журчание фонтана в саду, шелест розовых кустов в саду Рейнсвортов и даже легкую игру теплого ветерка. Невольно Оз отметил все эти мелочи в своем сознании, несколько потеряв суть того, что собирался сказать.
-… Гил, - Безариус чувствовал себя капризным ребенком, который не хочет отпускать отца на работу и пытается придумать какой-нибудь способ удержать его, - знаешь, это так странно, вроде бы все идет своим чередом мы сражаемся с Баскервилями, находим цепи, попадаем в другой мир, обычная рутина, вдруг приходит какой-то приказ сверху и ты бросив все срываешься, ничего нам не объясняя…
Оз несколько перевел дух, чтобы тут же продолжить. Он развернулся к другу, и в его глазах видна была тревога.
- Гил, ни кто из нас не может, а если бы и мог, то не стал бы останавливать тебя, но мы волнуемся. И я и леди Шерон  и даже Алиса с  Брейком. Ты сказал мне, что не бросишь, я тебе верю, ведь ты мой друг, а значит не обманешь меня, но… мне важно знать куда ты идешь…- Он серьезно посмотрел Найтрею в глаза – ведь что я буду за хозяин, если не буду знать где мой слуга.
Он дотронулся до груди Гилберта, в том месте, где под одеждой тело друга пересекал шрам.
-Я однажды чуть не потерял тебя, больше не хочу…

+2

6

«Я идиот, я не могу бросить Оза!» Билась, как дикая белка в клетке, единственная мысль, пытаясь сделать все, дабы быть озвученной. Рейвен крепко зажмурился, прикусывая нижнюю губу. «Не могу, но должен…леди Шэрон…я не могу…но я…» Разрываться между дорогим господином и долгом перед обществом было невыносимо. Гилберт уже готов был бросить все – звание, титул, работу в Пандоре – лишь бы Оз сейчас вот так не молчал, грустно глядя куда-то в сад, и, кажется, он расстроился настолько, что не хотел с ним говорить.
-Гил … Я не могу, да и не хочу останавливать тебя, как не сделает это ни кто из сидящих тут, но…
- Я… - вновь начал Найтрей, но сник, вновь поглядев на конверт. Замолчал, избегая смотреть в сторону господина. Хотелось чем-то занять руки, но не хотелось дымить на самого дорогого ему человека. Папка, казалось, оттягивает руки своей тяжестью и значимостью, выбросить её…Просто взять и бросить с балкона. Остаться здесь защищать Безариуса… но Сабрие…там действительно могут быть догадки. Надо ехать…ехать…но без Оза?
-… Гил,  - «Не смотрите на меня, господин, пожалуйста, я итак чувствую себя до крайности виновато!» Он вымученно посмотрел на мальчика, что спокойно продолжал, размышляя вслух: - знаешь, это так странно, вроде бы все идет своим чередом мы сражаемся с Баскервилями, находим цепи, попадаем в другой мир, обычная рутина, вдруг приходит какой-то приказ сверху и ты бросив все срываешься, ничего нам не объясняя…
- Я не… - вновь начал герцог, но поняв, что Оз прав, вновь замолчал, отведя взгляд, понимая, что любое оправдание  в духе «я должен, мне приказали, это не обсуждается» будет звучать глупо и только больше отдалит его от блондина, что развернулся и продолжил монолог – без улыбки, серьезно посмотрев – Гилберт дернулся, пытаясь сохранять невозмутимое выражение лица, которое таким уже давно не являлось, сменившись выражением тяжелой внутренней борьбы:
- Гил, никто из нас не может, а если бы и мог, то не стал бы останавливать тебя, но мы волнуемся. И я и леди Шерон  и даже Алиса с  Брейком. Ты сказал мне, что не бросишь, я тебе верю, ведь ты мой друг, а значит не обманешь меня, но… мне важно знать куда ты идешь…ведь что я буду за хозяин, если не буду знать где мой слуга. – это было так ностальгично, что открывший было рот, чтобы ответить, Найтрей закрыл его, уже в открытую смотря на Оза – в янтарных глазах читалось удивление и восторг от того, что Оз не  злится, не обижается, что он становится взрослым – быстрее, чем должен взрослеть пятнадцатилетний мальчик. И ещё немного облегчения от того, что теперь можно…уже можно. Рассказать, чуть-чуть распустить сердце, сжавшееся в комок от одной мысли о Сабрие.
Легкое прикосновение к груди разом воскресило в памяти жуткую боль от заживающей раны, встала перед глазами ужасная сцена, но успокаивающий голос вернул в теплый день, к солнцу, и возможно, к светлому будущему:
-Я однажды чуть не потерял тебя, больше не хочу… - Рейвен молчал, потом взял все ещё детскую ладонь Оза – в его руке она поместилась без труда – и произнес, улыбаясь:
- Я не потеряюсь, теперь уже никогда… - он отпустил руку, закурил и мрачно сообщил:
- Мне нужно уехать в Сабрие. В приюте, принадлежащем нашей семье, пропадают дети, а потом, когда их находят, странно себя ведут. Пандора считает, что это проделки какого-то нелегального контрактора, что скрывается в заброшенном городе. Самое место для таких душ… - пробормотал он, глубоко затягиваясь и отвернувшись, чтобы дым не попадал на Оза…

+1

7

Оз с некоторым беспокойством наблюдал за Гилбертом. За долгие 7 лет, на которые Баскервили и Бездна разделили друзей, Гилберт стал выше, старше, сильнее Оза, но, для самого Безаруса, он остался тем же самым маленьким слугой, которым был до злосчастных событий на церемонии. Оз видел, как тяжело сейчас другу и чувствовал за собой вину и какое-то внутреннее смятение.
С одной стороны, не спроси Безариус друга, то не было бы этой внутренней борьбы, но тогда бы все что осталось бы как самому Озу, так и остальным обитателям виллы Рейнсвортов, это сидеть у окна и, глядя как мутные дождевые капли ползут по стеклу, догоняя друг-друга, ожидать появления знакомой фигуры, идущей к поместью, или…
Безариус откинул грустные мысли. Если думать о беде, то она непременно придет, поэтому Озу не оставалось ничего, кроме как верить в своего друга.
Он почувствовал, что его прикосновение разбудило в друге старую боль, но он не отдернул руку. «Это моя вина и мы оба должны о ней помнить, от этого прошлого нельзя отворачиваться». На его лице появилась несколько грустная улыбка. «Гил..».
- Я не потеряюсь, теперь уже никогда… 
Эти слова друга спасительным, прохладным бальзамом легли на горящую, истерзанную душу Безариуса. Как глоток холодной воды в знойный летний день дарит чувство облегчения, так и слова Найтрея принесли истерзанной страхом потери душе Оза спасение. Если Гилберт пообещал, что не исчезнет, то нет причин волноваться.
Безариус поймал себя на том, что довольно улыбается.
- Мне нужно уехать в Сабрие. В приюте, принадлежащем нашей семье, пропадают дети, а потом, когда их находят, странно себя ведут. Пандора считает, что это проделки какого-то нелегального контрактора, что скрывается в заброшенном городе. Самое место для таких душ…
Сказанное причиняло Найтрею душевные терзания, Оз видел это, но сделать ничего не мог, кроме как слушать и принимать к сведению. В конце концов все дороги сводятся к Бездне...
Сабрие…. В мозгу Оза начали всплывать страшные рассказы, которые ходили об этом месте. Да и как разрушенному Бездной городу не стать предметом многочисленных баек и сплетен? Но… как узнать, что же из них правда, а что выдумка? Это таинственное место, за один день было уничтожено Баскервилями, зачем, каких целей они добивались, добились ли?  Все это до сих пор остается загадкой для людей.
От одной мысли, о том, что Гилберт должен ехать в это кошмарное, исписанное чернилами слухов, место, Оза бросало в дрожь. Он в сомнении закусил губу, ведь прикажи он Гилберту остаться, тот не ослушается его, но… Безариус прекрасно понимал, что такое долг, ответственность и капризничать как маленький ребенок он не собирался, но и сдаваться просто так он не будет.
-Вот видишь, это было не так и сложно – чуть склонив голову набок, с фирменной Безариусовской улыбкой, сказал он и, сделав небольшую паузу, добавил заговорщически- и теперь мы знаем, что в пути тебе будет не скучно.
Оз с независимым, довольным видом развернулся лицом к дороге сцепив руки за спиной и слегка потянулся, ожидая реакции друга.

0

8

Глядя на подозрительно задумчивого Оза, молодой человек успел порядком перетрусить. Достаточно хорошо зная характер непоседливого господина, он с легкость мог представить, как работают, без единого скрипа, шестеренки, в голове мальчика. Сабрие – плохо, влево, Гилберт едет один, нет, он ведь господин, значит, должен защищать…да нет же, это Гил должен защищать Безариуса от любых опсностей, будь то неровная дорога или подозрительный тип в плаще. Которым после того, как они ворвались в Пандору и устроили там бедлам, стало куда больше, хотя чаще всего они предпочитали прятаться в шкуре людей достаточно уважаемых в обществе и этому самому обществу полезные. На самом же деле их руки были черны от крови, и такой же черной была их душа.
Но взять его с собой в Сабрие – безрассудно, мало ли что там могут быть воспоминания этой Алисы. В последнее время Ворона нередко посещала мысль о том, что не будь Алисы, не было бы всего этого вороха проблем, что наступили, стоило ей с Озом вывалиться из Бездны в особняке Безариусов. Герцог не отказался бы, если бы Цепь осталась в Бездне, а хозяин стал свободен. Однако, увы, это было невозможно, поскольку иначе бы, без заключения контракта, он не смог бы выбраться.
- Вот видишь, это было не так и сложно, и теперь мы знаем, что в пути тебе будет не скучно. – Гилберт удивленно сморгнул и не менее ошарашено спросил:
-  О чем ты, Оз? - мозг попытался переварить информацию, но, глянув разок в хитрые глаза Безариуса, герцог все понял. Оз не желал оставаться в стороне, хотел поехать с ним.
Взгляд упал на шляпу с прихлопнутым ей заданием. Остается только одно – бежать.
- Ну, я, пожалуй, пойду. Мне ещё вещи надо собрать… - это была ложь, брать с собой в Сабрие имело смысл разве что завещание, однако и оно было бесполезно – после его смерти все перейдет к его, пусть и приемной, но семье. А точнее, скорее всего, к Винсенту, как к единственному кровному родственнику…
Шляпа была нахлобучена на голову, а задание отправилось вновь под мышку, а герцог, напоследок поклонившись Озу, а после Шэрон – Кролик удостоилась только кивка – стал осторожно пробираться в дом, пересек терассу и остановился перед стеклянными дверями, взявшись за ручку…

0

9

Гилберт есть Гилберт и с этим фактом приходилось смириться. Ник сам Оз, ни дом Найтреев, ни даже время ничего в нем не изменили. Упертый, местами бесчувственный, зачастую не понимающий элементарных вещей… Но он все равно оставался тем другом, которым так дорожил юный герцог, и он был тем, кто так просто не отвяжется от помощи верного друга.
Несколько секунд помучавшись выбором, идти за Гилом и навязать ему свою помощь, заставить понять что друг рядом, даже такой бесполезный как Оз, это огромная поддержка, это ощущение уверенности в том, что тебе есть на кого положиться и главное, осознание того, что есть ради кого бороться до конца, а это дает невероятные силы людям. С другой стороны, Оз мог сать просто обузой, ношей на которую постоянно приходится оглядываться, тем фактором, который рассеет внимание Гилберта в ответственный момент, тем….
Безариус стряхнул дурные мысли. Если он не хочет быть обузой, он должен быть внимательным, смелым, сильным, таким, чтобы быть защитой, а не оковами друга. Это возможность не только быть с другом в сложный момент, но и путь к тому, чтобы стать сильнее и быть щитом и Гилу и Алисе и всем друзьям, которые в данный момент так старательно всех опекают.
Гилберт развернулся, притворившись, что не понял предложения своего хозяина, и направился к выходу.
- Ну, я, пожалуй, пойду. Мне ещё вещи надо собрать…
Оз с интересом посмотрел на Гилберта, чему то улыбнулся и, кивнув своим мыслям, уверенно направился к выходу. На пути через комнату он бросил леди Шерон  короткую фразу:
-Миледи, нам с Гилбертом нужно отлучится по делам, не беспокойтесь ни чего серьезно – он зажмурившись задорно улыбнулся девушки и не дождавшись рекации последней подбежал к Гил, подхватив его под руку.
-Гил,- очень тихо, так чтобы ни кто в комнате не услышал его шопота, - я знаю, что я слаб, я знаю, что я обуза для тебя, всегда ты защищал меня, всегда ты был мне хорошим другом, но… - Он крепче сжал руку Найтрея – Позволь мне быть с тобой, я чувствую, что не могу отпустить тебя просто так, не могу  сидеть и ждать, глядя в окно, когда ты вернешься оттуда. Я твой хозяин и мой долг защищать тебя и, если я настолько слаб, что стал обузой для тебя, то значит я просто стану сильнее, чтобы защитить то что мне так дорого…
Не смотря на то, что говорил Оз, было пропитано сильными эмоциями, которые с каждым словом впивались сквозь пальцы блондина в руку Ворона, их разговор не был услышан. Хватка Безариуса ослабла, буря, которая, казалось, бушевала вокруг него – улеглась. Все что теперь оставалось герцогу это ждать, как маленькому мальчику, впервые осмелившемуся на ПОСТУПОК, устроят ему взбучку или похвалят

Отредактировано Oz Bezarius (2011-12-20 02:11:49)

+1

10

Казалось бы, расстояние от балкона до дверей совсем короткое, ничтожные двадцать шагов, но с каждым шагом в сердце Гилберту как будто втыкали ещё одну иглу. Игла раскаяния, стыда, ощущения, что он что-то делает неверно, неправильно…и в то же время правильно, ведь нельзя брать с собой на задание…кого? Мальчика? Уже взрослого человека? Человека, который, считался попавшим без вести? Господина? Наследника Безариусов? Глянув краем глаза на Оза, о чем-то заговорившим с леди Шэрон, он силой волей заставил себя отвернуться, не смотреть, не видеть осуждения, про себя убеждая себя, что так для него будет лучше, он будет здесь в безопасности, под защитой Пандоры. Здесь будет Шэрон, возможно, скоро к ним присоединится Брейк…Волноваться не о чем, все будет хорошо.
Да ни черта не будет хорошо,  откуда он знает, что придет в голову Безариусу, пока он будет отсутствовать! В голове боролись два противоречия. Или взять Оза и везде за ним следить, или же оставить его здесь и дергаться, думая, что он задумает на этот раз. Так или иначе…надо в первую очередь думать о безопасности мальчика…и надеяться, что он не выкинет какой-нибудь номер и никуда не сбежит.
В задании никак не оговаривалось то, может ли он взять с собой кого-то ещё – видимо, сотрудники полагали, что раз задание высокой степени сложности и опасности, то и никому не придет в голову брать с собой ещё кого-нибудь – разве чтобы дружно свихнуться. Сабрие…от одной мысли о жутких развалинах, пропитанных ужасом и населенное бродягами, нелегальными контраткорами и прочими неприятными личностями. И герцог впервые задумался, почему сиротский приют его приемная семья решила основать в таком жутком и опасном месте? Неужели это действительно случайность или же герцог Найтрей преследовал какие-то свои скрытые мотивы? Или же…в памяти всплыла информация о том, что, вроде как, делами приюта заведует не сам герцог, а матушка Элиота.  Все это странно, и не складывается в единую картину. Пропадают дети, но их находят…
Задумавшись, он вздрогнул, когда его руки коснулась теплая ладонь…и тут же послышался шепот, едва различимый, он паутинками разлетался по комнате, слышимый только одному Гилу:
- я знаю, что я слаб, я знаю, что я обуза для тебя, всегда ты защищал меня, всегда ты был мне хорошим другом, но… Позволь мне быть с тобой, я чувствую, что не могу отпустить тебя просто так, не могу  сидеть и ждать, глядя в окно, когда ты вернешься оттуда. Я твой хозяин и мой долг защищать тебя и, если я настолько слаб, что стал обузой для тебя, то значит я просто стану сильнее, чтобы защитить то что мне так дорого… - Найтрей пораженно смотрел в ярко-зеленые глаза, из которых ушла прежняя дурашливость, оставив место серьезности и опасности.
- Но…это очень опасно для тебя, Оз… - только и смог прошептать он, слегка склоняясь, чтобы слышно было только Безариусу. – Сабрие – не место для приятных прогулок, и я уверен, что ты понимаешь это…но ты ни в коем случае не обуза, я просто… - молодой человек перевел дыхание. – я просто не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось…

+1

11

- Но…это очень опасно для тебя, Оз…  Сабрие – не место для приятных прогулок, и я уверен, что ты понимаешь это…но ты ни в коем случае не обуза, я просто…я просто не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось…
Взволнованный, еле слышный, голос друга заставил Безариуса на секунду остановится…
Есть такое понятие – важные слова. Для каждого они свои собственные: для кого-то это – «я тебя люблю», для кого-то – «поздравляю у вас замечательный ребенок», а для кого-то важными словами являются те слова, которые доказывают нужность твоего существования,  и лучшим доказательством этого являются заботы друзей. Возможно, это иногда выглядит излишне навязчиво, иногда опека расстраивает, но, тем не менее, когда ты понимаешь, что твой друг заботится о тебе, приходит осознание, что ты чего-то стоишь, а значит все это не напрасно.
Оз прекрасно все это понимал, Гил очень заботится о своем непутевом господине, не смотря на все подначки, все шутки, на всю безалаберность юного герцога. Но… В правилах не должно быть исключений:
«Если доказательством важности человека, для друга является забота, то я должен доказать Гилберту, что он важен для меня» - непреклонно решил Оз. Он просто не мог поступить иначе, таков был его характер, таково было его воспитание и, в конце концов, таковым было его желание- желание быть рядом с другом, которому грозит опасность.
-Знаешь Гилберт…. – Все так же не громко начал Безариус- Я понимаю твои переживания, я понимаю, что ты просто заботишься, о своем не путевом господине… Но… Скажи мне, есть ли хоть что-то более грустное, чем погибать в дали от дома в одиночестве, не имея возможности проститься с друзьями? Да, есть… Это сидеть дома, глядя за горизонт, в тот момент, когда приходит осознание, что вот сейчас, в этот самый момент, Твой друг на краю гибели… Друзья всегда это чувствуют, но… Ты находишься так далеко, что не можешь протянуть ему руку… Он погибает, а ты… А ты всю жизнь будешь тянуть руку на встречу моросящему дождю, пытаясь протянуть свою руку, к его бесплотной руке на небесах, тянуть и знать, что никогда ты не дотянешься…
Оз перевел дух и пристально посмотрел в глаза своему слуге. Глаза светились необычным даже для Безариусов светом. Казалось сейчас он говорил не в слух, а шептал сразу в душу, каждым словом оставляя отпечаток на душе Найтрея:
- Я не хочу, чтобы ты погибал, равно как и не хочу оставлять тебя одного и… - он сделал паузу – позволь я протяну тебе руку сейчас, когда могу это сделать, чем оставлю свою ладонь равнодушным каплям…
Юный герцог отступил на шаг и протянул руку своему другу. Тревожность, которую он излучал несколько секунд назад смело, буд-то бы магическим ветром, вместо нее Гилберт мог увидеть задорную улыбку, столь привычную для Безариусов.

+1

12

Хуже пытки для Гилберта и нельзя было придумать, чем стоять в дверях, сминая в  руках шляпу, а вместе с ней и папку. Оз говорил все верно, все правильно – и в то же время герцога мучило чувство вины. Хоть формально Безариус и имел право поехать с ним на задание, душа молодого человека рвалась на части. Да, позволить, нет, не позволить….И везде маленькие нюансы, маленькие занозы, что мешают принять единое решение. Как камушек, попавший в копыто лошади, они мешают принять верное и единственное решение, а животное мучается, хромает, не может проделать долгую дорогу…
- Я не хочу, чтобы ты погибал, равно как и не хочу оставлять тебя одного и позволь я протяну тебе руку сейчас, когда могу  это сделать, чем оставлю свою ладонь равнодушным каплям… - с потаенным в янтарных глазах ужасом взирал Гил на протянутую руку. Он хотел её пожать, но не имел права, потому что кое-что понял, пока слушал Оза.
Если он возьмет Безариуса с собой, то он постоянно будет думать не о задании, а о том, как бы с господином что-нибудь не случилось. Это неправильно по отношению к тем людям, что будут с ним на задании, для них первоочердная задача – выяснить, что происходит в Сабрие, уничтожить, если потребуется, угрозу и вернуться домой. Для них Оз – всего лишь мальчишка, путающийся под ногами, это лишь для Гилберта и его окружения мальчик был другом, хозяином, контрактором… И они просто не поймут, если Рейвен, на которого они тоже рассчитывают, будет возиться с ребенком – ведь Оз до сих пор выглядел таким, каким и провалился в Бездну – четырнадцатилетним мальчиком, хотя ему было гораздо больше сейчас.
Он было протянул руку, чтобы скрепить рукопожатием формальное согласие на поездку и присутствие Оза в Сабрие, но в последний момент сжал её в кулак, произнеся:
- Я не имею права умереть, пока служу вам, господин Оз. Поэтому, ради вашей безопасности, вы и Алиса останетесь вместе с леди Шэрон в особняке. – железный тон и слова оцарапали горло – казалось, что герцог внезапно охрип. 
Я обязательно вернусь к вам, прошу вас, не беспокойтесь обо мне. А это, - молодой человек вытянул руку и надел на господина шляпу, которую ему подарила Ада, что и увеличивало ценность предмета в глазах Гила. – я оставлю, как залог того, что я обязательно вернусь за вами…и этой шляпой.
…Обратный путь к карете был уже легче – единожды приняв решение – пусть оно и больно отзывалось в душе, мол, переложил, переложил ответственность за господина на хрупкие женские плечи леди Шэрон! -  последующие решения давались ему куда проще, поэтому, проходя через парадную залу и посмотрев на хмурящееся небо, герцог только улыбнулся, понимая, что теперь удавка на шее чуть растянулась, давая воздуху проникнуть в легкие…
Но он, разумеется, ещё не знал, что непоседливый господин, однако, и вовсе не собирался оставаться в особняке с девушками и шляпой Ады…

0

13

Эпизод завершен.

0


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Личные отыгрыши » [1830|19-20 июля] Неприятные телеграммы всегда приходят без опоздания


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC