Pandora Hearts RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Личные отыгрыши » [1830|апрель-май] "Математика — царица наук" (с) К. Ф. Гаусс.


[1830|апрель-май] "Математика — царица наук" (с) К. Ф. Гаусс.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Действующие лица:
Eric D. Ray
Ophelia Rainsworth
Временный промежуток:
Конец учебного года в Академии. Конец апреля - начало мая.
Описание ситуации:
В Академии близятся переводные экзамены. В то же время некоторые ученики испытывают трудности в подготовке к каким-либо предметам. Так же случилось и с Офелией Рейнсворт - в её прекрасной голове умещалось все что угодно, но не математика. А Эрик, у которого подобных проблем не было, вызвался помочь однокурснице в подготовке...

0

2

Эрик продвигался по притихшим коридорам академии в сторону библиотеке. Даже самые неугомонные студенты расползлись по своим комнатам, чтобы выполнить домашнее задание или просто уделить внимание какому-либо хобби. Юноша, убедившись, что госпожа герцогиня в его непосредственном внимании не нуждается, решил покинуть в целом вполне нормальную, но всё ещё непривычную комнату и пройтись в куда более приятное место.
Любовь Эрика к книгам была, пожалуй, удивительной при его деятельной и упрямо сдерживаемой, но беспокойной натуре. Порой ему тяжело давалось обучение, при котором часами приходилось сидеть на одном месте, но тоже самое время ради книги потратить он не пожалел бы. Увы, тренировки, занятия, конные прогулки и, конечно же, Тайлин занимали всё его время, поэтому постепенно чтение становилось чем-то вроде исключительного деликатеса, оборачивающегося отменным недосыпом.

Когда Рэй открыл дверь библиотеки там в умеренной тишине, прерываемой сдавленным смехом то со стороны шушукающих девочек, то  бубненящих о своём юношей, находились ученики с потока Тайлин, старый преподаватель искусствоведения со своим молодым аспиратом, бесперерыва кидающим то ли беспокойные, то ли сердитые взгляды в сторону учеников (на самом деле, Эрик подозревал, что он просто смотрит на часы), его одноклассница и библиотекарь, собирающий со столов оставленную литературу. Слуга герцогини Барма пересек комнату, лишний раз не вступая ни с кем в контакт, и занял "своё" место у окна, с которого прекрасно просматривался весь зал. К чтению принесенной с собой книги юноша приступил сразу, не отвлекаясь более на окружающий его мир.

Когда в следующий раз Эрик глянул на часы, прошло не менее часа. В поисках того, что привлекло его внимание Рэй бросил взгляд на библиотекаря, поднимающего упавшую книгу и осматрел зал. Стайки учеников и преподаватель с аспирантом испарились, их место заняла женщина, заунывным тоном рассказывающая им историю. Помимо неё в библиотеке в это довольно позднее время сидел только Эрик и леди Офелия Рейнсворт, обложившаяся конспектами.
Вернувшись к книге юноша поймал себя на том, что практически проглотил её содержание, потерял строчку и не помнит на чем остановился. Такое с ним порой бывало, когда его неожиданно отвлекали. Чтобы вернуться к чтению необходимо было отлиснуть на несколько страниц назад и начать от начала какого-либо события (описания сцены или баталии), но особого желания вникать в суть последних страниц Эрик в себе не нашел и вернулся к рассматриванию своей одноклассницы, благо посмотреть было на что и её стол не находился далеко.

"Не поздновато ли она засиделась?" - бросив короткий взгляд на часы, Рэй попытался найти глазами её подругу, Аду Безариус - девушку с очень взрослой фигурой детским голоском. "Да ещё и одна", - особых причин засиживаться с конспектами в библиотеке (а Рэй со своего места узнал массивный учебник), юноша не видел в силу того, что не испытывал проблем с учебой особенно там, где не требовалось заучивать объемные тексты. Но девушка, хмурившая светлые бровки, наверняка была совершенно иного мнения. Об её успеваемости Эрик имел смутное представление, но проведя за наблюдением ещё несколько минут, он убедился, что Офелия находится перед решением очень сложной задачи.

- Это уравнение решается заменой, - проходя мимо её места к выходу, юноша поднял один из упавших на пол листков и оценил решение задачи. - Вместо того, чтобы мучится с большими степенями, тебе нужно было выделить одинаковые части уравнения и заменить их на простые. Найдя корни квадратного уравнения и приравняв их к замене, ты сможешь найти ответ, - неуместно "сумничав" Эрик вернул лист и добавил: - Помочь? - он не отличался особой контактности, но заметив усилия девушки, не мог не отметить её упорства, которое по хорошему стоило вознаградить. К тому же, если совсем откровенно, ничего плохого в том, чтобы пообщаться с миловидной девушкой, Эрик не видел.

0

3

Библиотека была для Лии знакомым местом, пропахшим пылью – пыль снова пропитала все книги, полки, стены и, казалось бы, даже старого библиотекаря, который, однако, благодушно относился ко всем, кто посещал его обитель.  Девушка даже порой с интересом обсуждала с ним какие-то интересные книги – старичок знал все и ещё чуть больше обо всех книгах, что хранились здесь – в том числе и по оккультизмом. Правда, к самому оккультизму он относился…с некоторым нисхождением, что безмерно печалило леди – она не упускала возможности узнать ещё больше о так увлекшей её науке. Но сегодня…
Плавно поведя головой, Офелия поняла, что у неё  жутко затекла шея и плечи от такого вот сидения. «Но я ни в коем случае не могу уйти сейчас – я ещё не готова…Господи, к такому вообще можно подготовиться?! Это же…цифры!» Пальчики отчаянно сжали карандаш, которым юная леди писала в тетради. Почему карандашом? Чтобы была возможность исправить, если что. Но итог был плачевный – из всей прорвы упражнений и уравнений она решила только три. Для девушки такое огромное задание – три десятка уравнений и парочка задач – казалось так же сложно, как научиться копать землю или же шить.  С виду кажется просто, а на деле научиться – почти невозможно, если рядом нет наставника. «И куда это Ада запропастилась, когда она так нужна? Наверное, сидит у себя и читает какую-нибудь интересную книжку, а я…я..Нет, Лия, надо сделать математику, ведь скоро экзамены, и если ты будешь не готова, то…» Да действительно, неужели ей не хватит простой арифметики? Неужели для того, чтобы рассчитать количество мандрагоры и базилика для зелья, надо будет решать вот такое?! Такое! Карандаш полетел в сторону, а леди, окончательно устав думать одновременно о математических формулах и о том, зачем она нужна, устало уперлась лбом в скрещенные ладони. «Это невыносимо…Матушка, ну зачем вы отправили меня сюда? Неужто мало было того, чтобы я занималась тем, что мне нравится? Ох, вот бы сейчас сыграть на скрипке…» Девушка улыбнулась, представляя, как пальчики лягут на прохладные струны, но тут же опомнилась и вновь схватилась за карандаш. «Надо учиться, ведь раз так пожелала матушка…нет, я должна закончить Академию, и никакая математика мне помехой не станет!»…
Числа, числа, формулы, непонятные закорючки в тетради…Лия бы расплакалась, если бы точно знала, что в библиотеке она одна. Но увы, она прекрасно чувствовала – даже не глядя – что она не одна. По крайней мере два-три человека в библиотеке были – старичок-библиотекарь, казалось бы, и вовсе не уходил отдыхать, оставаясь неизменно на своем посту. Даже когда Лия заглядывала рано с утра за учебником, который умудрилась забыть в общежитии, старичок радостно встречал её и ласково журил её девичьей памятью. И, конечно же, были ученики, до крайности любящие чтение, что тоже задерживались допоздна. «А здесь мы поставим вот это…да, вот это…совершенно точно, определенно тут надо сделать вот так»  От усердия леди поплотнее сжала губки, и вдруг услышала голос, который чуть не заставил её подпрыгнуть – столь неожиданным он был в этот момент:
- Это уравнение решается заменой, - Лия удивленно подняла глаза – перед ней стоял, держа в руках соскользнувший непонятно как листок с частью её упражнений, её одноклассник. Память услужливо подсунула его имя – Эрик. А он продолжал, положив листок на стол: - Вместо того, чтобы мучится с большими степенями, тебе нужно было выделить одинаковые части уравнения и заменить их на простые. Найдя корни квадратного уравнения и приравняв их к замене. – ещё на середине объяснения девушка чуть придвинулась, чтобы ей было удобнее следить за пальцем Эрика, скользящим по бумаге.
- И правда… - через довольно большое количество секунд произнесла она, разглядывая украдкой одноклассника. Они не часто общались на уроках – да что там, почти не общались. Все их общение до этого сводилось до каких-то фраз вроде просьбы о помощи или чего-то в этом роде. Поэтому раньше Лие как-то не доводилось отмечать, насколько молодой человек необычно выглядит. Хотя, казалось бы, такое непременно бросилось бы в глаза. Но вечно витающая в облаках девушка, конечно же, могла этого и не заметить.
- Помочь? – вот это для Офелии действительно было неожиданно, поэтому она некоторое время лишь ошарашено смотрела на протянутый ей листочек. Казалось бы, лист был как будто бы залогом дружбы, но леди в это с трудом верилось. Но конкретно сейчас ей действительно нужна была помощь – конечно, она никому бы ни за что не призналась, что на самом деле у неё с математикой полный швах. Но это было так, и если бы математику убрали из школьного плана, Лия первой попрыгала бы от радости. 
- Если вам нетрудно… - как обращаться к Эрику, Офелия ещё не придумала, поэтому решила называть его вежливо…

0

4

В ответ Эрик неопределенно пожал плечами и, пододвинув стул, устроился рядом. Вопрос был не в том, насколько ему было трудно помочь, а в том что ничего не мешало ему это сделать. В математике он разбирался более чем хорошо, его речь была вполне поставленной, почерк понятным, при виде Офелии заикаться и смущаться (в отличие от некоторых индивидов) не тянуло, а терпение в любом случае требовало развивать. Единственное, за что юноша внутренне себя упрекнул - это за панибратское обращение, но повода для трагедии всё равно не нашел - благо они находились не на светском рауте и большинство учеников придержиталось свободного общения.
- Хм... - просматривая лежащие перед ним записи, Эрик автоматически разложил их в удобном для себя порядке, отмечая уже решенные примеры и те, которые требовали особенного внимания. Если бы речь шла всего лишь об одной задачи, было бы проще показать её решение и дать похожую для практики, впоследствии проверив, но при таком провале это займет времени больше, чем один вечер в библиотеке. - У меня два вопроса. Первый: что в математики ты знаешь и что дается тебе легко? Второй: какая оценка на экзамене тебе нужна? - на "вы" он не заставил себя говорить - звучало, как приём у частного и дорогого репетитора в то время как Эрик помогал из чистой симпатии - будь тут парень он, скорее всего, и палец о палец не ударил.

0

5

Пока Эрик перебирал её конспекты, Лия нервно перебирала под столом складку, заложенную на юбке. Все-таки её уровень в математике – нулевой, если не минус один. «Господи, там наверняка все неверно…» Почувствовав, что заливается краской со стыда, девушка печально вздохнула, пытаясь выровнять ритм. «Хорошо, что он не стал сейчас называть меня леди или как-то ещё официально…Так мне будет проще с ним общаться. Да, так определенно будет проще…Но боже мой, наверняка там все неправильно!» Она на мгновение зажмурилась, понимая, что ей это необходимо – хотя бы для того, чтобы восстановить ясность мыслей. И глубоко вздохнула, желая хоть чуть-чуть расслабиться. Впервые ей помогал кто-то, кроме Ады и это было…немного непривычно. Так же, как было непривычно то, что помогать ей будет мальчик…Хотя особой разницы ведь не имеет, если человек хочет помочь – не стоит быть снобом и выбирать, мальчик это или девочка.
- Оценка? – Офелия удивленно моргнула. «Оценка на экзамене? Ведь это он имеет ввиду?» Лия вновь печально вздохнула – как бы не грезилось ей постоянно «отлично» на экзаменах по этому предмету, у неё редко бывало что-то выше «удовлетворительно», что, конечно, безмерно её огорчало каждый раз – ещё бы, падать с небес на землю довольно больно.
- Было бы неплохо получить что-то, хоть немного выше чем «удовлетворительно»… - стремительно краснея от стыда – ещё бы, ведь у одноклассника было «отлично», насколько она помнила! – пролепетала девушка, рисуя какие-то  узоры на полях тетрадки, в которой решала примеры. Делалось это совершенно непреднамеренно, а просто потому, что хотелось занять чем-нибудь руки…

0

6

Эрик набрался терпения, чтобы дождаться пока девушка намнется, насмущается и намолчится в волю, тем временем спокойно её рассматривая. Вблизи, стоило признать, Офелия выглядела даже лучше. Миловидные кудряшки, обрамляющие правильный овал лица, придавали ей едва ли не кукольную внешность, а истинно женское поведение только добавляло юной леди привлекательности. Пожалуй, он находил её даже более симпатичной нежели Аду, сексапильность которой, на взгляд Эрика, буквально зашкаливала и идеально подходила для соблазнения старперов-извращенцев.
- Оценка, - кивнул юноша, привычным движением головы откидывая прядь волос с глаз.
Вот чего Эрик не любил - так это глупых вопросов. К тому же ему было искренне непонятно, почему миледи так чутко относится к собственной успеваемости или, что точнее, к её отсутствию. Каждый из тех, кто обучался в Академии, мог позволить себе частного учителя, который разжует любой вопрос, положит в рот и поможет проглотить. Единственной очевидной для Рэя, всю свою жизнь обучающегося на дому, причиной, по которой дети благородных домов всё-таки ходили в общую школу, была необходимость их контакта между собой. Запертые в своём собственном мирке подростки в будущем должны были стать элитой, от которой будет зависеть политика государства. Если смотреть с этой стороны, необходимость увеличения их кругозора была просто очевидной.
Основной целью обучения было не образование, как могло бы показаться, а создание комфортных условий, в которых наследники и наследницы смогут проявить своё "Я". В Академии была огромнейшая библиотека, несколько залов, в которых можно было заниматься музыкой, уютные комнаты, услужливый персонал. Никто не испытывал неудобств и в тоже время создавалось впечатление полной самостоятельности - некоторым подросткам приходилось впервые распоряжаться своей жизнью - выбирать занятия, хобби, клубы, одежду в конце концов.
Вполне логично, что в такой школе за плохие оценки не выгоняли. Максимум - советовали родителям нанять репетитора и сами занимались на каникулах с неуспевающими. Система бесконечных перезачетов, где каждый новый экзамен становится легче предыдущего, позволяла любому студенту получить проходной бал. Зачем девушке, столь далекой от уравнений, которые никогда не пригодятся ей в жизни, положительная оценка, парень категорически не понимал, но уважал упорство и постановку цели, при первом приближении кажущейся не слишком достижимой.
- Хорошо, - Эрик задумчиво нахмурил брови и отбил пальцами по столешницы ритм мелодии, услышанной им чуть ранее в коридорах. Из того, что девушка отмолчалась на его первый вопрос, юноша сделал вывод, что она в математике не ориентируется совсем. Это ещё более усложняло процесс возможного обучения для Рэя, который не мог сделать вывод, с какого места у неё начинается пробел. - Тогда начнем по порядку. Здесь тридцать заданий. Среди них есть подобные, так что если разбирать по одному типу в день, начиная с тех, которые ты решать можешь, к экзаменам успеем, но от тебя потребуется упорство и терпение. Каждый день я буду давать тебе задание, которое к следующему дню тебе нужно будет прорешать самостоятельно. Каждый день это задание будет становиться объемней, чтобы ты не забывала материал пройденный ранее. Если начнешь ныть и жаловаться, я без угрызений совести откажусь от идеи помочь тебе. Ясно?
Эрик не угрожал, но и не шутил. У него не было цели нагнести атмосферу, но он слишком хорошо себя знал, чтобы обманываться, будто сможет терпеть чьи-то капризы. Даже Тайлин, которой несомненно дозволялось большее, нежели кому бы то ни было, долго его терпение испытывать не могла, что уж говорить о девушке, с которой до этого Рэй почти и не разговаривал.
-  Основной упор сделаем на те примеры, решить которые технически легче и за счет которых можно набрать необходимый для хорошей оценки был, - задумчиво продолжил Эрик, проставляя на листе с заданием порядковые номера планируемого обучений. - Так, если начать с квадратных уравнений, без труда можно будет перейти и на высокие степени, требующие упрощения, и на системы уравнений с двумя и более неизвестными, и на многое другое. Я бы даже сказал, что именно квадратные уравнения являются остовом. Они присутствуют везде - и в логарифмах, и в тригонометрических торжествах, и в функциях. Научишься приводить сложные управления к квадратным - сможешь решить половину всех заданий без особого труда, - Рэй поднял взгляд от листка бумаги к лицу девушки, пытаясь уловить, насколько его способ ведения диалога ей понятен.
- Сегодня уже поздно. К завтрашнему дню будь готова написать формулы для разложения квадратного уравнения и поиска его корней, - ещё раз глянув на часы, Эрик решил, что для девушки, весь вечер просидевшей в библиотеке, очередной урок может быть слишком сложным для понимания. Ей необходимо было по максимуму вкладываться в подготовку, если она хотела успешно сдать предмет, а для этого нужно было хорошо спать. К тому же, Рэй посчитал логичным дать Офелии день на то, чтобы подумать и отступить сразу, чем после того, как они оба затратят множество усилий. - Прежде чем ты уйдешь, я хотел бы задать тебе ещё один вопрос: зачем девушке, которая в жизни будет разве что стежки на вышивке считать, так утруждать себя математикой?

0

7

Лия внимательно слушала объяснения Эрика, стараясь не кивать – привычка была дурацкая, но избавиться от неё было сложно. Точно так же в такт музыке она могла притопывать ногой, или напевать мелодию на ходу, о чем-то размечтавшись. Качество совсем не для леди, надо сказать. Но мать успокоила её, сказав, что для творческой личности это нормально – быть чуточку не такой, как все. Пальчики перебирали складки на юбке, а потом как будто стали набивать октавы на коленях – таким образом девушка пыталась избавиться от охватившего её сомнения. Похоже,  что обучение предстоит не из легких. Она вздохнула «Интересно, с какого момента я перестала понимать такие простые вещи? Ведь, по сути, ничего не изменилось – те же действия плюс немного логики…Логики…нету у меня её…мама говорит, что у девушек её и вовсе нет…точнее, папа маме говорит иногда…» Юная леди светло улыбнулась – когда она вспоминала о родных, ей всегда становилось тепло-тепло внутри, и немного наворачивались слезы..Но нет, какой плакать?! Эрик подумает, будто она плачет от того, что не хочет такую систему подготовки. На самом деле это удобно – чем все время пытаться решить сразу все, лучше разделить примеры и готовиться потихоньку…
Тем временем Эрик взглянул на часы и предложил  начать занятия по подготовке не сегодня, а завтра, и Лия с радостью воскликнула – слишком громко, поэтому старичок-библиотекарь погрозил ей пальцем, вогнав её вновь в краску стыда:
- Хорошо, давай начнем завтра! Здесь же после занятий? – конечно, сидение в библиотеке за предметом, что она совсем не понимала, не могло относиться к разряду «счастливых часов в библиотеке за любимой книгой». Поэтому она потихоньку стала собирать листочки, аккуратно расправляя замявшиеся уголки – не любила, когда они мохнатятся и лежат большой стопкой. Она уже почти собралась уходить, аккуратно складывая тетради и листы в небольшую школьную сумку, как вдруг услышала вопрос юноши, заданный явно с большим любопытством:
- Прежде чем ты уйдешь, я хотел бы задать тебе ещё один вопрос: зачем девушке, которая в жизни будет разве что стежки на вышивке считать, так утруждать себя математикой?«ну вот, Эрик иногда как папа» проворчала про себя леди Рейнсворт, после небольшой паузы отвечая:
- Мне хотелось бы закончить Академию с хорошими оценками. Самой закончить, а не при помощи родных и связей… - на последнюю фразу голос и вовсе ушел в шепот. Это действительно немного угнетало её – тот факт, что она родственница известного герцогского Дома, и что часто ей что-то достается легче, чем её одноклассникам.
– Ведь иметь пусть даже одно «удовлетворительно» в аттестате обидно, не правда ли? – она улыбнулась – немного виновато, потому что не думала, что будет столь откровенна с человеком, которого начинает только сегодня узнавать.
- Ну что же, до завтра. И большое спасибо…Эрик. – Лия открыто улыбнулась – той улыбкой, что очень любила её мать. После чего довольно поспешно ушла, скрывая лицо. «Дурочка ты, Лия, всем доверяешь вот так…Ну и что? Ведь Эрик добрый человек, не думаю, что он помогает мне из корысти…»

0

8

Вежливо поднявшись вслед за девушкой и коротко кивнув (одновременно обозначая тот факт, что он её услышал, и прощаясь) Эрик проводил Офелию взглядом, но ничего на монолог не ответил. Ему было трудно понять желание девушки закончить всё "самой" с той точки зрения, что он не видел ничего плохого в том, чтобы хорошая репутация играла на человека. Даже если эта репутация не заслужена лично, игнорировать её всё равно, что пытаться сбежать от своего прошлого - семьи, фамилии, статуса. Эрик для себя бегство считал неприемлемым.
Офелии не было необходимости придумывать себе сложности. Дом Рейнсвортов имел огромный вес в обществе. Чтобы пользоваться благами, которые даёт подобная фамилия, достаточно не опозориться. Чтобы выделяться на её фоне, хорошей оценки по математике недостаточно. И ничего обидного в том, чтобы отставать в каком-то предмете, Эрик не видел. Люди изначально не были одинаковыми, вылезать из своей шкуры только потому что обидно - глупо. Для этого должна быть какая-то цель большая, чем просто самолюбие.
В итоге сама мотивация девушки Рэю показалась недостаточной. Если она не покривила душой и у неё действительно не было других причин, то ожидаем спад энтузиазма. В противном случае, у Офелии либо сильная воля, либо комплекс отличника. Но ни то, ни то не мешало Эрику прийти завтра после занятия в библиотеку. Даже в худшем случае, он проведёт время с книгой, а в лучшем - в обществе, несомненно, привлекательной девушки.
Задержавшись в библиотеке ещё на пару минут - просто приводя в порядок мысли и прикидывая завтрашнее расписание, - Эрик распрощался с библиотекарем и направился к себе. О том, чтобы сообщить Тайлин свои планы стать репетитором леди Рейнсворт, молодой человек просто не подумал.

0

9

…Учеба, уроки, правила, математика…Порой Лие казалось, что этот порочный круг не разорвать, и на последнем месте всегда будет ненавистное слово на букву «м». «Хотела бы я, чтобы от этого предмета было хотя бы вполовину меньше проблем, чем я сейчас имею…» Неторопливо размышляла девушка, собираясь на уроки. Тест совсем скоро, а у неё снова нет никакой уверенности, что  она сможет сдать на что-то выше, чем обычно. «Нет-нет, совсем не время думать о таких вещах, дорогая! Ведь теперь тебе помогает Эрик, а он очень хорошо и доступно объясняет. И вообще он очень приятный собеседник…» Отраженное в зеркале личико довольно покраснело – Офелия то и дело ловила себя на мысли, что мысли о математике почему-то приятно перетекают в мысли о помощнике. Да, если задуматься, с юношей было хорошо общаться – он не делал, как многие, упора на том, из какого она Дома и что поэтому должна делать, а просто общался с ней, как и положено хотелось Офелии. Пусть даже она и не признавалась об этом вслух, это легко было проследить по её поведению – если раньше она страшно терялась и не могла связно сообщить свою мысль, то сейчас спокойно могла вслух произносить длинные речи, которые, однако, могли и утомить. «Наверное, ему смешно слушать мои дурацкие разговоры обо всем ,ведь он такой целеустремленный, а я…растяпа…» Расческа соскользнула и пришлось лезть за ней под столик. А потом и вовсе бежать на занятия – особой пунктуальностью девушка, к несчастью, не отличалась, так что вбежала в класс после за минуту до звонка…
- Эрик!  - Лия вбежала в библиотеку, прекрасно зная, что он уже там – она видела его, когда спускалась по лестнице. Перепутать не получится – светлее, гораздо светлее её кудрей, волосы молодого человека всегда позволяли легко вычислить его в толпе. – Добрый день! Прости, я опоздала – надо было помочь Аде…кое в чем… - все же, несмотря на то, что они о многом говорили, о своем увлечении оккультизмом вместе с леди Безариус Лия предпочитала помалкивать. Конечно, вероятность того, что Рэй это знает, была велика, но какая разница? Невозможно знать все обо всех…
- Ну как, ты подготовил для меня те самые примеры?  - прошлым вечером они, после упорного сражения с тригонометрией, все-таки развернули над ними знамя победы, и одноклассник сказал, что на сегодня приготовит примерно такие же задания, что могут дать на экзамене.
- Страшно… - вполголоса пробормотала девушка, усаживаясь за стол и придвигая к себе учебники – их кипа стала куда меньше после того, как убрали половин совсем ненужных…

+1

10

За последний месяц жизнь Эрика незаметно для него преобразилась, и эти преобразования уже снова успели стать обыденностью. За малым исключением каждодневные встречи с Офелией были уже настолько привычными, что юноша почти не помнил, как общался с ней до того момента, как встретил в библиотеке. Впрочем, это последнее, что его волновало, хотя мотив внезапного желания взяться за репетиторство по-прежнему оставался сомнительным. Эрик не слыл безотказным человеком, хотя при необходимости мог помочь. Подвинуть парту или отнести книги для него несложно, но эти дела не требовали много времени, а подготовка к экзаменам отбирала вечера, которые обычно он проводил за чтением или с Тайлин.
Вполне возможно, что тогда, предлагая помощь, он не думал, что Офелия согласится, но, в любом случае, это был первый раз, когда Эрик добровольно пожертвовал чем-то важным для себя не в качестве единичного исключения. Тайлин, дед и герцог, так или иначе, имели право им распоряжаться, и юноша всегда помнил об этом. Офелия же не была его госпожой и, несмотря на классовые различия, не старалась подчеркивать свой статус. Если в первое время это вводило в недоумение то, вскоре, начало импонировать. Ему нравилось разговаривать с девушкой, помогать ей, встречаться с ней в библиотеке, не задумываясь о том, как должно выглядеть каждое его отдельно действие, слово или поведение в целом.
При усложнившихся по приезду в Лебле отношениях с Тайлин, приятное увлечение леди Рейнсворт было как нельзя кстати. Привлекательная, если не сказать красивая, Офелия давала очки форы его госпоже, как во внешности, так и по характеру. Эрику вообще нравились женственные девушки: утонченные, тихие, мягкие, с налетом эфемерности. Учитывая, что при этом у леди Рейнсворт была хорошая фигура, красивое лицо и приятный голос, который она вскоре стала подавать всё чаще, его очарованность ею вполне можно было понять.
На ней не смотрелась нелепо форма, открывающая девичьи ножки, она не чувствовала себя в ней зажато и тем более не убегала. Неудивительно, что мысли о Тайлин - те самые, беспокойные мысли, которые возникли в первый день обучения в этой академии, напрочь засели в голове и не давали возможности находится с ней наедине - в обществе Офелии и после вечеров, проводимых с ней в библиотеке, уходили на задний план. Глядя на затянутые в тонкий чулок лодыжки или засматриваясь на бант, удобно расположившийся в белом треугольнике блузы, обтягивающей грудь, думать о чем-то постороннем просто не хотелось.
- Здравствуй, Лия, - приветствуя, поднявшись со своего места, Эрик выдвинул перед девушкой стул и помог устроиться. Её словно нарумяненные щеки говорили о том, что леди вновь дотянула до последнего, чтобы потом торопливо бежать по коридорам. Довольно опрометчивое поведение для подруги старосты, но в каком-то плане даже приятное. С Эрика бы не убыло подождать в библиотеке, несмотря на то, что ждать он не любил, но раз она торопилась, значит, ценила если не его общество, то хотя бы время. Оба варианта в глазах Рэя были приятными, к тому же в те минуты когда она запыхавшись вбегала или в библиотеку или в класс, и без того короткая юбка предоставляла ещё больший обзор, а бант, так или иначе, привлекающий внимание, начинал работать словно маячок.
- Ничего страшного, я привык, - произнёс юноша, усаживаясь напротив Офелии и бросив на неё лукавый взгляд. Если безобидная шпилька попала в цель, то румянец на щеках девушки вспыхнет с новой силой - Эрику приятное зрелище, Офелии отвлечение от напрягающих мыслей. - Если ты будешь волноваться по каждому пустяку, не сможешь сосредоточиться, - уже серьезнее проговорил Рэй, подавая однокласснице несколько листов с исписанными в ряд примерами. - Тебе нечего бояться. Ты всё это время хорошо справлялась, каждый день решая множество примеров. Теперь нужно просто сделать это ещё один раз. Ничего необычного, ничего требующего какого-то дополнительного внимания, всё просто – внимательно смотришь на задание, быстро прорешиваешь то, что решить тебе легко, а потом приступаешь к более сложным задачам и так до тех пор, пока время не кончится.

+3

11

Как же не хватает воздуха…Лия ещё раз глубоко вдохнула, пытаясь восстановить баланс кислорода в легких. Давалось это с трудом – легкие словно прорешетили сотней маленьких отверстий, которые забирали столь необходимый для организма элемент. Приложив руку к груди, она минуту стояла так, закрыв глаза. После чего вновь приветливо улыбнулась Эрику, который, конечно же, приготовил для неё задания. «Он очень ответственный, это очень здорово! Мне повезло иметь такого друга». Признаться, в последнее время Лия нередко ловила себя на мысли, что Эрик интересен ей не только как одноклассник, но и как друг, как человек, как личность. Пусть это было немного нечестно, но она тайно понаблюдала за юношей в классе – с кем он общается, что ему интересно, с кем он в близких отношениях. Однако, почти везде её ждало разочарование – Рэй держался от одноклассников в стороне, предпочитая коротать время за интересной книгой или подготовкой к занятиям, а большинство предметов давалось ему легко – разве что иногда складывалось впечатление, что молодой человек недолюбливает уроки искусства. Хотя, может быть, так казалось Офелии, которая на этих предметах сидела чуть ли не  с открытым ртом – настолько интересно учителя давали знания. История искусств, всемировая история, литература, разумеется, и, конечно же, музыка. Лия что-то музыкально мурлыкнула себе под нос, принимая из рук Эрика стопку примеров – толщина её впечатляла, и леди Рейнсворт в который раз прониклась теплым, как масло, чувством к юноше, ведь ему было не лень составлять эти вопросы – для неё, которая совсем запустила математику!
- Тебе нечего бояться. Ты всё это время хорошо справлялась, каждый день решая множество примеров. Теперь нужно просто сделать это ещё один раз. Ничего необычного, ничего требующего какого-то дополнительного внимания, всё просто – внимательно смотришь на задание, быстро прорешиваешь то, что решить тебе легко, а потом приступаешь к более сложным задачам и так до тех пор, пока время не кончится.«Он такой добрый, что слезы наворачиваются…Были бы все люди такими отзывчивыми и неравнодушными к проблемам других – мир был бы чуточку добрее. А ведь, возможно, именно этой щепотки добра нам и не хватает» Лия мотнула головой и поправила растрепавшуюся кудряшку, отвечая:
- Спасибо, Эрик, ты меня просто спас, согласившись со мной заниматься! Не знаю, что я без тебя бы и делала… - девушка печально вздохнула. Да, не будь здесь Рэя, что ей помогал, возможно, она стала первым в истории Академии учеником, который полностью завалил математику. «Это было бы ужасно...» Лия поежилась, но потом, крепко сжав листочки в руках, стала внимательно их изучать. Она сможет, она справится, здесь ничего сложного, тем более Эрик здесь, а это само по себе поддержка…
- Я начинаю, засеки время, пожалуйста – серьезно произнесла юная леди, берясь за ручку…

0

12

- Ты как всегда преувеличиваешь, - Эрик усмехнулся, откидываясь в своём сидении, и посмотрел на время. До ровного часа было несколько минут. Как раз достаточно, чтобы высказаться и пригодится Лии, чтобы слегка отдышаться. Её суета вокруг задания не к добру. "Проще нужно к относиться, но разве это докажешь тому, кому просто обидно получить низкую оценку, когда все остальные хорошие", - усмешка Рэя стала более острой. Он по-прежнему не особо верил в подобные мотивы, но под сомнения ставить не стал и предпочел не допрашивать. У самого причины были ещё хуже - он встречался с привлекательной девушкой, чтобы выбить из головы мысли о госпоже.
"Замечательная мотивация", - хмыкнул рыцарь, у которого с благородством был лёгкий нехваток. Впрочем, такую ересь всегда было приятней считать лишь первопричиной. Эрик не привык с кем-либо общаться, по большей части избегал сверстников, но находил леди Рейнсоврт интересной, старательно убеждая себя, что дело было далеко не в её внешности. - "Лучше бы служанку себе нашел", - лениво подумал Эрик и тут же отбросил эту мысль как крайне левую - общество Лии ему определенно нравилось больше. Всё-таки образование и связанные с ним амбиции теперь уже никуда не вытравить. Ровня или не ровня, но Эрик не чувствовал себя просто слугой. "В этом-то вся твоя проблема".
- Допустим, я действительно согласился тебе помочь, но это согласие не требовало от меня никаких особых жертв и усилий. В тоже время, чтобы подготовится к экзамену, ты тратила много времени. Тот результат, который ты получишь, он в первую очередь твой. Помни об этом, - Эрик произнёс это настолько уверенно насколько мог и подготовился к тому, чтобы в ближайший час любоваться "бантиком" леди Рейнсворт, её профилем и слегка рассеянной манерой считать примеры.
- Время пошло, - насколько мог, мягко объявил Рэй и пододвинул к себе свой экземпляр задания. Подготовить для Офелии примеры было лишь частью проблемы. Чтобы их проверить, нужно было знать ответы, а для этого, как минимум, решить их самостоятельно. Проблема оставалась лишь в том, что в последнее время ему всё труднее сосредотачиваться на математике в обществе одноклассницы.
То и дело отвлекаясь для того, чтобы посмотреть на время или Лию, Эрик довольно лениво на свой взгляд подошел к решению примеров. Не то, чтобы не было интереса, просто юноша верил, что не зря потратил своё время. Подобные размышления были хорошим стимулом к доверию, но плохим к проверке.
- Время вышло, - ровно сообщил Рэй, вытаскивая из-под рук Офелии листы бумаги. Чтобы не тратить времени на осмысление, он сперва проверил наличие всех ответов, а потом начал сравнивать со своими, останавливаясь только там, где у них были расхождения. В общем-то, если не считать некоторых задач, рассчитанных, видимо, на выявление в серой массе гениев, все было очень даже неплохо. Кое-что даже позабавило.
- Я вас поздравляю, леди Рейнсворт, на твердое «хорошо» вы нарешали. Местами даже меня обставили, - Рэй обвел задания, которые были неправильные уже у него. - Тут и тут. Мне стоило подойти к этому серьезней. Того гляди ты мне соперницей станешь, - разумеется, шутя. Даже если бы такой риск существовал, Эрика это особенно не напрягло. Впрочем, дух соревнования мог бы привлечь его внимание к учебе. - Вы молодец, - взяв ладошку леди, он прикоснулся губами к её тыльной стороне. Возможно, этот жест сейчас был не слишком уместным, но Эрик полагал, что заслужил малую часть награды. – Спасибо.

+1

13

- Допустим, я действительно согласился тебе помочь, но это согласие не требовало от меня никаких особых жертв и усилий. В тоже время, чтобы подготовится к экзамену, ты тратила много времени. Тот результат, который ты получишь, он в первую очередь твой. Помни об этом – Лия только улыбнулась, обозначая милые ямочки на щеках, которые, впрочем, вскоре пропали, сменившись серьезным, даже в чем-то строгим выражением лица – сейчас Лия выглядела гораздо старше и мудрее, нежели обычно. Как и положено леди.
- Время пошло – в тишине приятный голос Эрика прозвучал особенно громко и точно, и девушка сразу же приступила к решению задач. Первые примеры решились с легкостью – они совсем недавно разбирали примеры их решений, и поэтому с ними она легко справилась, быстро и аккуратно записывая недлинные решения в соответствующий столбец. «Главное - внимание. И не паниковать. Эрик прав, все верно. Я смогу». Уверившись с своих способностях, Лия приступила к более сложным примерам. Тут было немного сложнее, потому что она уже (!) успела их подзабыть, но тут взяло вверх природное упрямство, которого у леди было в избытке, порой переходя все существующие рамки.
Она улыбнулась, прорешивая ещё более сложные примеры, удивляясь тому, что решать их уже не так сложно, как это было какой-то месяц назад, до начала репетиторства. «Как ж я все-таки ему благодарна, даже словами не описать…Так хочется его поблагодарить, но как?» Глянув краем глаза на сидящего рядом юношу, леди Рейнсворт вспыхнула, настолько неуместной была сейчас, во время теста, мысль о человеке, сидящем рядом, и оказывающим молчаливую поддержку ей, даже не подозревая об этом. «Тест! Ай, время выходит наверняка!» Она вновь уткнулась в листочки, старательно вымучивая ответ у предпоследнего задания, которое с виду казалось очень пугающим, ощетинившись степенями и множеством переменных. Но все это в итоге удачно свернулось и превратилось в одну единственную цифру. Победоносно занеся ручку над последним примером, Офелия вдруг услышала:
- Время вышло – и в тот же момент листочки выскользнули из рук, а у девушки вырвалось:
- А я не… - она испуганно встретилась взглядом с Эриком и сразу же закрыла рот. Надо же, все равно ощущаешь себя, как на экзамене, хотя это всего лишь подготовка. Хотя расслабляться ещё рано, пока Эрик проверяет её решения. Леди  немного нервно перебирала рукой длинную прядку, то накручивая её на палец, то вновь пытаясь выпрямить, но сама совершенно не замечала этого, все так же сосредоточенно глядя на молодого человека, что проверял примеры, каждый раз вздрагивая, если ручка обводила пример неправильным. «Все-таки это такая необычная черта – такие светлые волосы. И такие длинные…зачем ему такие длинные? Ему идет, но…» Мысль как-то смялась из-за испытанного смущения, потому что именно в этот момент Рэй закончил проверку и, с улыбкой, произнес, глядя на девушку: 
- Я вас поздравляю, леди Рейнсворт, на твердое «хорошо» вы нарешали. Местами даже меня обставили. Тут и тут. Мне стоило подойти к этому серьезней. Того гляди ты мне соперницей станешь.
- Да о чем ты, Эрик, куда мне до тебя… - пролепетала Лия, прекрасно понимая, что уж кого-кого, а юношу ей никогда не обставить. «Если Эрик, конечно, не будет со мной так же заниматься…» грустно подумала она, думая, что, скорее всего, она ему надоела и теперь общения будет куда меньше. «Не хочу этого, совсем не хочу…» Она печально вздохнула, на мгновение прикрыв глаза…
- Вы молодец. – Лия открыла глаза, чтобы достойно поблагодарить, но в этот момент её ручка стала заложницей твердой ладони юноши, а потом Эрик нежно и почти невесомо прикоснулся губами к ручке, к тому моменту уже нервно вздрагивающей. Скользнувшие по руке длинные волосы только усилили ощущение от смущения, и Лия замерла, до крайности удивленная, с каким-то нездорово ярким румянцем, поднеся к лицу другую руку.  «Такие мягкие…» Неясно, к чему это вообще относилось, но сказать в таком состоянии Офелия вряд ли смогла бы.
– Спасибо.  – прошла долгая минута, прежде чем девушка смогла оправиться от смущения, сложить руки на коленях – прикрывая ту, на которой до сих пор чувствовался поцелуй – и ответить – с такими петушками в голосе, что бывают, когда человек переживает или только оправился от шока:
- За что? Это я должна тебя благодарить…за все. – чувствуя, что вновь заливается краской, леди Рейнсворт стала, чтобы унять смущение, перебирать исписанные листы на столе и складывать их в аккуратную стопочку…

Отредактировано Ophelia Rainsworth (2011-10-06 10:06:24)

0

14

Эрик улыбнулся - всего лишь легкое, едва заметное движение лицевых мышц и уголки губ приподнялись, придавая лицу менее суровое выражение. "Похоже, я сам себе раз за разом создаю проблемы", - ему нравился румянец смущения на миловидном лице Офелии, но поспешность её сборов говорила о том, что он, наверное, зря позволил себе вольность. "Ошибки ничему меня не учат", - внутренне заметил юноша, последовав примеру и собирая свои вещи в сумку.
- Я уже говорил, что это не так, - на грани строгости произнёс Эрик, выдавая зарождающееся раздражение - ему не нравились споры на пустом месте. Собственно, ему многое не нравилось и он не любил неловкие ситуации, а эта ситуация была как раз на грани неловкости и как её исправить, юноша не знал.
- Офелия, - чуть более официально, чем привычно окликнул девушку Рэй, - не вздумай сегодня ночью заниматься зубрежкой. Отдохни, поболтай с подругой, сделай себе приятно и не волнуйся. У тебя все должно получиться, - он не привык кого-то подбадривать или утешать, но сказать что-то подобное для человека, девушки, с которой Эрик виделся каждый день, было совершенно нормальным. К тому же Рэй был уверен, что дай ей волю, и она изведется на нервы.
- До завтра, - в этот раз не дожидаясь, когда Офелия первая покинет библиотеку, Эрик подхватил свою сумку и пошел на выход. На самом деле, грузить голову сегодняшней выходкой ему не хотелось, хотя задуматься о том, что леди Ренсворт в первую очередь всё же леди и только потом миловидная девушка, пожалуй, стоило. На крайний случай, можно было вспомнить о том, что он вообще-то всего лишь слуга.

Весь остаток вечера и ночь Эрик провел в блаженном ничего не делании. Неожиданно нашедшее его спокойствие, позволило почитать книгу в обществе Тайлин, хотя это желание и было встречено косым взглядом. Мысль о том, что он, пожалуй, перестарался в попытках ограничить их общение, благополучно затерялась к следующему утру, когда по графику, в качестве приятного сопровождения ежедневных проблем, был экзамен.
Эрик отнесся к нему едва ли с радостью. Сам факт экзамена говорил о том, что учеба подходит к концу. Несмотря на то, что они не так долго находились в этой Академии, каждодневные уроки и отсутствие должной физической нагрузки, его утомили. Рэй планировал после окончания занятий найти себе что-нибудь серьезней. Впрочем, эти планы вполне могли оказаться неосуществимыми.

Экзамен прошел довольно просто и даже скучно. Зато в аудитории было прямо удивительно тихо. Расправившись со своей работой Эрик покинул класс, не дожидаясь пока закончат остальные. На секунду задержавшись у двери, он бросил короткий взгляд на Офелию и, убедившись в том, что она сосредоточена на задании, остался доволен.

Результаты экзамена были вывешены на доске объявлений уже на следующий день. Вокруг неё благополучно толпились его одноклассники, но Эрик спустился не из интереса посмотреть на свой результат. К нему, как ни странно, он оставался совершенно равнодушен - даже если оценка будет ниже обычной, Рэй ничего не терял. Его необходимость в образовании была сомнительной, учитывая статус, должность и желаемую карьеру.
- Офелия, - светловолосую девушку Эрик приметил заранее и, как только она выбралась из толпы и куда-то целенаправленно двинулась, буквально выцепил её за руку. - Как ты? - довольно осторожно поинтересовался юноша и, как только она остановилась, выпустил её ладонь из своей. Повторения не ловкости сейчас было крайней неуместной. Особенно учитывая, что в общей зале хватало и студентов, и преподавателей.

+1

15

- Офелия,  не вздумай сегодня ночью заниматься зубрежкой. Отдохни, поболтай с подругой, сделай себе приятно и не волнуйся. У тебя все должно получиться.
- Хорошо, не буду. – Лия слабо улыбнулась, ловя себя на вновь вернувшейся робости и даже отчасти трусливости. «Никогда не думала, что такое вот небольшое проявление внимания заставит меня стать такой трусихой. Теперь он думает, что мне неприятно или что я гордячка…Прости, Эрик…» Мозг отчаянно искал выход из ситуации, но слова застыли на кончике языка, медленно скатываясь обратно. Повисла тяжелейшая пауза, давящая ей на плечи, слышен был лишь легкий шорох бумаги и её едва уловимый запах. Эрик тоже собирался, а она все молчала, хотя хотелось окликнуть, сказать, что было бы неплохо немного погулять по парку, чтобы развеяться – ведь совет Рэя применим и к нему самому. Но пауза продолжала затягиваться, как удавка на шеё, и теперь сказать хоть слово, казалось, равносильно тому, что она затянется и задушит, заставив замолчать навеки.
- До завтра, - ровно произнес юноша, подхватывая сумку и направляясь к выходу из библиотеки.
- До встречи. И удачи на экзамене… – тихо прошептала девушка, глядя вслед удаляющемуся Эрику. Кажется, она его обидела, причем именно своим застенчивым поведением. «Надеюсь, он не подумал, что я совсем маленькая глупая дурочка? А, хотя чего тут – моя выходка сдала меня с поличным. Но..но..но..» Она вновь машинально потерла тыльную сторону ладошки, сама не замечая, погруженная в свои мысли. Потом мотнула головой, оглянулась по сторонам, вздохнула – в библиотеке в такой поздний час уже никого не было, и старенький библиотекарь глядел с неодобрением на засидевшуюся студентку. Но пока Офелия не могла собраться с мыслями и действиями – листы, собранные в одно место, так и лежали на краю стола. Леди протянула руку к волосам, освобождая их от гребня, который, казалось, больно давил на мозги – а может, ей просто так казалось – водопад цвета раскаленного золота хлынул на плечи, укутывая их наподобие шали.
«Эрик прав – если сидеть здесь и продолжать бесцельно заучивать, то я только позабываю все и не смогу решить тест… Пойду-ка я к Аде – наверняка она уже ждет меня». При мысли о подруге девушка улыбнулась, единым движением сгребая все писчие принадлежности и гребень в сумку и решительно направилась к выходу – каблучки твердо отмечали путь из библиотеки, полной теперь странно-приятными воспоминаниями…
Конечно же, Ада уже была в комнате, которую они делили на двоих - это было удобно и весело. Правда, единственным минусом такого житья были мелкие бытовые проблемы вроде путаницы со школьной формой, которая на вешалке выглядела совершенно идентично, поисках чулков, тетрадок и разных книжек. Но ко всему этому Офелия относилась с улыбкой, ведь это две совершенно разные вещи – убираться одной или с лучшей подругой. Правда, начатая ими уборка, начавшаяся с того, что Ада куда-то задевала по рассеянности рамку с фотографией своего брата, закончилась уже на том моменте, когда Лия обнаружила завалившуюся за кресло книжку  по черной магии, которой до этого не  читала, а леди Безариус с интересом стала рассказывать о ней,  а после они решили немного поэкспериментировать и чуть не опалили себе лица, когда внезапно зелье цвета глубокого пурпура вспыхнуло…Об экзамене Лия вспомнила, лишь когда заплетала подруге косы на ночь – иначе они путались. Подруга, конечно же, немного рассеянно ответила, что готова. «Кажется, она расстроена, что я где-то пропадаю вечерами…» Действительно, занятия с Эриком её увлекали и девушка, сама того не заметив, стала отдаляться от своей подруги. Но теперь все пойдет на лад – ведь они могут дружить и втроем…Наверное…Обняв Аду, леди пообещала ей, что больше не будет её так кидать.
« Завтра экзамен…как же страшно…Два часа ночи, Лия, спи…» Но сон упорно не шел, а потолок изучать уже надоело. Лия перевернулась на другой бок и с завистью посмотрела на спящую на соседней кровати Аду. «Вот ведь счастливый человек – не знает лишнего и спокойно спит…И мне пора…» Поуютнее завернувшись в одеяло, леди Рейнсворт только вздохнула – весь вечер её не отпускала мысль о том, что нужно извиниться перед Рэем за свои выходки.
- Лия, мы опоздаем! – Ада нетерпеливо переминалась на пороге комнаты, где леди в некой прострации смотрела на свое отражение, закрепляя хитроумно гребень в волосах, чтобы длинные волосы красиво собирались в необычный пучок.
- Да, уже иду… - необычно серьезная и собранная, она поднялась и взяла сумку в руки, привычным жестом оправляя юбку. Благодаря такой собранности, они были в классе одними из первых, что, конечно, тоже успокоило. Такое странное спокойствие отчасти пугало девушку, но она понимала, что уж лучше спокойствие, нежели истерика. От последнего она удерживала себя все время до экзамена, а теперь, когда до него оставались считанные минуты… «У тебя все должно получиться…» Вспомнились вчерашние слова Эрика. «Я смогу, я постараюсь…»
…И вот он, страшный день, когда должны были вывесить результаты теста, пришел. Как бы это было невежливо и даже отчасти отдавало шпионажем, но Лия с самого утра пасла доску объявлений, ожидая, когда их преподаватель вывесит результаты и их оценки. Заметив его примечательную фигуру ещё с конца коридора, она шмыгнула за угол, краем глаза следя, как он прикрепляет белоснежный листок к доске и уже егозила от нетерпения, переминаясь с ноги на ногу. Однако, несмотря на то, что она пришла первой, желающих сразу же откуда-то взялось ну очень много, и в итоге у расписания тут же возникла толкучка. «Уф, как невежливо, разве так можно? Ладно, и отсюда увижу…ай…» Листок прыгнул внезапно к лицу, и, оглянувшись, она увидела довольную мордашку подруги – именно она подтолкнула её так, что Лия оказалась у самих результатов. Улыбнувшись Аде, леди Рейнсворт быстро проглядела сухие строчки, пока не добралась до своего имени. И тут же отступила на шаг. «Наверное, это ошибка…» потрясенно подумала девушка, отступая ещё на шаг и оказываясь позади всей толчеи около оценок.  «Я…я…мне надо уйти и подумать об этом…» Чувствуя, что на глаза наворачиваются слезы, Лия стала выбираться в сторону общежития, как вдруг услышала приятный голос:
- Офелия.  Как ты? – Эрик, взяв её за руку, вывел на безопасный участок, проведя дальше по коридору. И сразу же отпустил руку, хотя Лие хотелось бы, чтобы он подержал её руку чуть подольше – ей так было спокойнее.
- Эрик, я… - она смахнула с ресниц все-таки появившуюся слезинку. И порыве благодарности обняла за шею, прошептав:  - Я на отлично сдала, ты не поверишь…такого не может быть.. - вслед за первой скатилась и вторая слеза. От счастья, радости, от того, что вечера в библиотеке не прошли зря, от того, как обрадуются родители, узнав об этом…И ещё – от облегчения, от того, что Рэй не злится на неё за вчерашнее происшествие, не избегает её… - Огромное тебе спасибо, что бы я без тебя делала… - она понимала, что вот так стоять, обнявшись, посреди коридора, глупо, опасно и ничем совершенно не обоснованно – кроме её минутной слабости – но отпустить руки не могла.

Отредактировано Ophelia Rainsworth (2011-10-10 13:35:49)

+1

16

Наступившая пора экзаменов тревожила умы студентов Латвиджской академии. Кто-то хотел сдать все на «отлично» потому, что родители за это подарят нового жеребца или новый меч, кто-то просто хотел быть самым лучшим, а кто-то просто хочет доказать себе что он не туп, как пробка. Были же и те, кто оставался равнодушен к экзаменационной суматохе, хотя причины у этих равнодушных личностей были различные. Тайлин экзамены не пугали и совершенно не волновали. К ее немалому удивлению, выяснилось, что вступительные экзамены в академию не более, чем формальность, а не попытка выяснить реальные знание студентов. Школьная программа тоже оказалась, как говорится, проще пареной репы. На Родине Тайлин, обучение было подчас чуть ли ни единственным ее развлечением, а личные таланты позволяли быстро усваивать материал. Так что, оказавшись в академии, Барма откровенно скучала – не было тут ничего, что не было бы ей под силу. Нууу… разве что предметы сопряженные с искусством. Эрик так же не испытывал затруднений с учебой, но отчего-то последнее время его поведение начало волновать Тайлин. Между ними происходило что-то непонятное. Странное.
Это началось в тот злосчастный, первый день в академии, когда из-за глупой школьной формы между ними произошло что-то… что-то, что Тайлин не совсем понимала. Как будто Эрик стал другим. Или же это она начала смотреть на него иначе? Общество слуги стало тяготить, и былая легкость в общении куда-то подевалась. Слуга избегал ее, но она не сразу это заметила, так как тоже не стремилось находиться в его обществе. Сначала подобное отчуждение было странным и очень заметным, но постепенно оно сгладилось, как будто все так и должно быть. Прежде было очень приятно просто читать, сидя неподалеку, пока Эрик решает задачки, или же наоборот, чертить что-нибудь, изредка бросая взгляды на развалившегося рядом слугу. Даже когда он дремал где-то рядом, было приятно слышать его мерное дыхание и редкое сопение. Казалось бы, все те же разговоры, те же улыбки, но незримо что-то изменилось.
В Латвидже слуга уделял значительно меньше времени физическим нагрузкам, но где-то с месяц назад Тайлин начала замечать систематические отлучки, явно не связанные с каким-нибудь тренировками. Он делал вид, что уходит в свою комнату, но вечера проводил совсем не в ней. В один из особенно скучных вечеров герцогиня даже ходила его искать, но так и не нашла, а наутро побоялась спросить, где он был. Это казалось смешным – да чтобы Барма испугалась отчитать своего слугу за что-то? Но… отчего-то Тайлин предпочла закрыть на все это глаза.

«Сегодня уже результаты будут известны», - думала Тайлин, неспешно шагая по коридору. – «Уверена, у него будет «отлично», - на лице девушки появилась довольная улыбка. Она гордилась тем, что успеваемости ее слуги могли позавидовать многие бестолковые графу. – «Скучно-то как…» - она остановилась у окна и широко зевнула, в самый последний момент вспомнив, что леди должна прикрывать рот ладошкой. Яркое весеннее солнце уже начинало припекать и Тайлин чувствовала ласковые солнечные лучи на своих щеках. Было очень приятно и это наводило на позитивные мысли. – «Эрик наверное обрадуется, если я поздравлю его с успешной сдаче экзамена. Маленькая приятная глупость», - улыбнувшись самой себе, Тайлин направилась в ту часть академии, где должны были вывесить результаты экзаменов по математике и где, по предположению герцогини, должен был сейчас находиться ее слуга.

Около чертовой доски оказалась тьма тьмущая народу. Шум и суета мешали сосредоточиться на поиске знакомой шевелюры – пусть Эрик и был высоким, приметным парнем, но невысокий рост Тайлин значительно затруднял поиски – она терялась в толпе и тратила все внимание на то, чтобы вовремя увернуться от какого-нибудь неаккуратного молодого человека, или неуклюжей девушки, активно размахивающих руками.
«Вот же дьявол! Тут невозможно протолкнуться», - копошась в самой гуще толпы, Барма решила выбраться на свободу и подняться на ближайшую лестницу, чтобы с высоты лучше осмотреть местность. Правда нужно было сначала протиснуться и вылезти. Ну ничего, впереди уже виден был просвет, а там… так внезапно мелькнули знакомые белоснежные пряди волос.
- Рик! – крикнула Тайлин вслед, но толпа вновь сомкнулась перед ней, скрывая слугу из вида и заглушая ее оклик.
«Сумасшедший дом!»
С упорством и рычанием Барма начала протискиваться перед, чтобы выбраться из этой кучи. Ее старания увенчались успехом, но слуги в коридоре уже не было.
«Он уже ушел?» - брови девушки нахмурились, выдавая раздражение, но отступаться она не собиралась – если слуга и ушел куда-то, то наверняка не так далеко, чтобы Тайлин не смогла его догнать.
Вперед по коридору, огибая встречных студентов и осматриваясь по сторонам, пока наконец не приметила в одном из тихих закоулков своего Эрика…
«Эрик?»
Тайлин остановилась, удивленно глядя, как некая золотоволосая девушка повисла на шее ее слуги, прижимаясь к нему и обнимая. Было так странно это видеть, и еще непонятнее было, как на все это реагировать. Если бы это была какая-нибудь служанка, Тайлин бы просто сказала ей «Брысь отсюда!», как всегда отгоняла от Эрика надоедливых горничных, но сказать «Брысь!» леди она не могла. И что же делать?
Обнимающиеся ее не заметили, и Барма быстро юркнула за угол, прижавшись к стене и осмысливая увиденное.
«Кто она? Почему он мне не сказал, что у него появилась подруга?» - чувствуя непонятное волнение, Тайлин решила вернуться в комнату, опасаясь, что Эрик заметит ее присутствие, и она не найдется, что ему сказать. – «Наверное… наверное это что-то неважное. Ведь о важном он мне бы обязательно рассказал. Может мне спросить у него?»
Всю дорогу до комнаты Тайлин размышляла над тем, что происходило в ее жизни с того момента как она начала обучение в Латвидже. Здесь она была никем, а у себя на Родине она была принцессой в огромном имении. Какими бы миловидными ни были горничные, ни одна из них не смогла бы сравниться с Тайлин манерами или образованностью. Только она обо всем знала и с ней Эрику было интересно. Было столь привычно чувствовать себя лучше и не ощущать никакой конкуренции – даже не пытаться защищать свой титул маленькой принцессы и не бороться за внимание друга. А здесь? Здесь она во многом уступала местным девушкам-дворянкам, что были красивее ее, и чьим изысканным манерам Тайлин могла бы позавидовать. Казалось, ум Бармы уже не шел ни в какое сравнение с золотистыми локонами той красавицы, что повисла на шее Эрика.
«Эрик…»
Укутавшись в теплый плед, Тайлин созерцала потолок. С каждой минутой раздумий все больше крепла уверенность, что оставлять все как есть и пускать ситуацию на самотек нельзя ни в коем случае. Нужно было все вернуть. Причем немедленно. Больше не сторониться Эрика и не избегать его общества, а если он захочет улизнуть, то заставить его остаться. Он просто обязан всегда оставаться подле своей госпожи и исполнять все ее прихоти, а не обнимать миловидных аристократок.
«Я давно ему не читала. Завтра обязательно этим займусь. Или можно сходить в парк. Покататься на лодке. Он ни за что не отпустит меня одну кататься на лодке. Хмм… ладно, завтра обязательно все получше обдумаю».
Страх потерять слугу был сильнее возникшей когда-то между ними неловкости, которая несколько месяцев отдаляла их друг от друга.

+2

17

Блондинкам со светлой кожей не идут слёзы. От них краснеет и опухает лицо: нос, щеки, глаза и даже губы. Это не красиво, и никто не может посчитать это красивым, и в этом есть подвох: нечестно, плача девушка теряет большую часть своей привлекательности, но от её прозрачного взгляда ярких глаз внутренне столбенеешь. Всего один взгляд и становится ясно, что ты попал - сердце замирает, во рту становится сухо, а в голове становится пусто. Женские слёзы - это мужская слабость, они имеют над мужчинами власть, пробуждая древние инстинкты.
Эрик ненавидел это вялое состояние. Грубость, готовая сорваться с языка застревает где-то посредине горла, в голову не идут даже пошлые мысли, а руки невольно обнимают подрагивающие плечи. Разумеется, ему хочется защитить и успокоить плачущую девицу, пусть это даже не имеет никакого смысла. Все что угодно, лишь бы она перестала реветь! Но, блин, какого чёрта?! Как вообще можно лить слёзы от радости?!
- Нашла повод... - буркнул Эрик, натыкаясь взглядом на одноклассника и невольно прикидывая, сколько у этой сцены было свидетелей и что они подумали. Ди Рэю было глубоко плевать на чужое мнение, но вот девочка, готовая плакать из-за экзамена, вряд ли обрадуется общественным нападкам, а жадная до слухов общественность вряд ли пропустит эту историю мимо себя. "Наверное, стоило найти другой способ увидеться", - подумал Эрик, внутренне проклиная "удачную" мысль, которая пришла слишком поздно.
- И почему я должен в это не поверить? - с лёгким раздражением поинтересовался юноша. Когда он только заметить слёзы на её лице, то подумал, что случилась какая-то беда. Учитывая, что Офелия только-только отошла от доски объявлений, не было ничего удивительного в том, что виновником её слёз стали вывешенные там результаты. Несмотря на то, что девушка неплохо справлялась с заданиями, которые он для неё готовил, леди вполне могла разволноваться во время сдачи экзамена и что-то упустить или забыть, но Эрик никогда бы не поверил во что-то такое. Молодой человек привык к тому, что результатом упорных усилий является успех, поэтому ничего удивительного в положительной оценке не видел, даже если она слегка превосходила его ожидания.
- Видимо тебе, наконец, удалось полностью сосредоточиться. Поздравляю, - отстраняя от себя леди Рейнсворт, Эрик заставил себя улыбнуться. Возможно, даже зря. По крайней мере, сам юноша подозревал, что его заметно перекорежило. - Никогда не понимал этой манеры реветь от радости, - выудив платок из кармана, юноша по привычки вытер девичьи щечки. "Прямо как Тайлин". - Лучше бы улыбнулась, честное слово. Вот это стало бы хорошей благодарностью.

0

18

по желанию игрока отыгрыш объявляется закрытым.

0


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Личные отыгрыши » [1830|апрель-май] "Математика — царица наук" (с) К. Ф. Гаусс.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC