Pandora Hearts RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Личные отыгрыши » [1830|15 июня] R&J №1 "Шило в мешке не утаишь." ©


[1830|15 июня] R&J №1 "Шило в мешке не утаишь." ©

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

Действующие лица: Тайлин Барма, Рут Колдвелл, Офелия Рейнсворт.
Временный промежуток: конец мая / окончание учебного года в Академии
Описание ситуации: Первая, пробная репетиция сцены с участием синьоры Капулети, Джульетты и няни. Раздав всем тексты, Тайлин наблюдает за чтением Офелией и Рут своих ролей на сцене, и сама частично участвует, чтобы девушки могли отрепетировать свои отрывки, несмотря на опоздание однокурсницы, которой досталась роль няни.
Место отыгрыша - сцена.
Прочие пожелания: Отыгрыш в рамках первой сцены флешбека >> FB. "Ромео и Джульетта"

0

2

Внешний вид: Женская школьная форма академии Латвидж
Состояние: Крайне озадаченное.
Инвентарь: целая стопка листов с текстами, планами и схемами; карандаш.

«Это ж надо было такое выдумать».
Предстоящая постановка спектакля виделась Тайлин одной большой проблемой, причем даже не проблемой всех учеников, кому посчастливилось быть причастным к этой пьесе, а ее личной проблемой.
«Какого черта, я решила возмущаться? Нужно было держать язык за зубами и может сейчас я отвечала бы только за саму себя, а не за весь этот балаган», - на личике герцогини появилась недовольная гримаса, вызванная воспоминаниями о том самом моменте, когда она добровольно-принудительно взяла на себя обязанности режиссера-постановщика школьного спектакля.
Тот день начинался позитивно – Тайлин с ехидной ухмылкой посматривала на Эрика, получившего главную роль – роль Ромео. Она не преминула поглумиться над слугой, которому едва ли по душе было бы скакать по сцене в обтягивающих трико – будь неладны костюмы тех времен – и патетично вещать о любви. И это при том-то, что на него будут пялиться не только одноклассники, но в итоге и вся школа, да куча пришлых людей – свет общества. Однако веселилась Тайлин не долго – ровно до того момента, пока не было озвучено имя Джульетты. Офелия Рейнсворт была не самым плохим кандидатом на эту роль, но самым неудобным для Тайлин. Будь у Бармы право выбирать, леди Рейнсворт оказалась бы последней на кого пал ее взгляд. Хотя, признаться честно, одобрить любую девушку было сложно, когда Эрик играет Ромео.
Утверждение на главную женскую роль леди, нервирующей Тайлин, было, однако, не самым худшим происшествием. Офелию Барма толком и не знала, а легкую неприязнь к ней она никогда не выдавала, но вот скрыть общее раздражение возникшей ситуацией ей не удалось. Поддавшись порыву и не обдумав толком ситуации, Тайлин осмелилась несколько неуважительно высказаться в адрес «замечательной идеи поставить замечательный спектакль», чем оскорбила нежную натуру учительницы искусств, и, не успев с надменной физиономией покинуть зал, стала режиссером-постановщиком. Теперь настало время Эрика глумиться над своей госпожой.
Руководить целой толпой студентов, уметь найти с ним общий язык и заставить выполнять все идеально – это казалось чем-то невероятным и совершенно невыполнимым. Командовать слугами Барма умела, но… в мероприятии были задействованы отнюдь не слуги, а дворяне, многие из которых были на несколько лет старше ее – это невообразимо усложняло задачу и поначалу Тайлин внутреннее содрогалась, представляя какой ужас ее ждет, но не в характере герцогини было сдаваться, поэтому успокоившись и все хорошо обдумав, она решила – сложно, но можно.
И все сразу закипело, завертелось в темноволосой голове – одна за другой начали появляться идеи, вырисовываться четкие планы, всплывать наиболее важные детали. Тайлин не могла себе позволить ударить в грязь лицом, равно как и не могла позволить, чтобы из-за чьей-то оплошности пошли прахом ее труды и труды тех, кем ей предстояло руководить. Возможно именно поэтому леди Барма уже с вечера все как следует обдумала, подготовилась и появилась на репетиции в числе первых, заняв место в одном из кресел у самой сцены и погрузившись в изучение стопки бумаг, принесенных с собой, ожидая когда появятся участники первых сцен, которые планировали сегодня репетировать.

+1

3

Внешний вид: женская форма академии.
Состояние: немного раздраженное, внешне спокойное.
Инвентарь: папка, содержащая в себе текст пьессы.

Жаль, что учеба в академии неминуемо связана со студенческой жизнью и, естественно, с общением с этими самыми студентами. Нельзя было сказать, что Рут было неудобно среди всех этих детей дворян, ученых грамоте с рождения. Учебе слуг, прибывших вместе со своими господами, внимания особого не уделяют, ну а Рут, у которой имелась некая отсрочка для того, чтобы наверстать упущенное, а значит выучиться с самого начала, внимания и вовсе не уделялось. Касательно общения все тоже было не особо печально. Все, что нужно было делать - не смотреть ни в чью сторону и не выказывать никаких эмоций на своем лице, чтобы, не дай боже, это не приняли за оскорбление. Все было бы прекрасно, если бы и от участия в жизни общества можно было уклониться безразличным выражением лица. Постановка? Нужна девушка на роль сеньоры Капулетти? Еще и голос хороший, поет? Да вообще прекрасно. «Участвуешь, дорогая» - если бы сказали прямо в такой формулировке, Рут могла бы наверно исчезнуть, получив сверх силы из ниоткуда, но… Куда уж деваться, когда господин так яростно рвется поучаствовать и негодует по поводу роли Ромео, по ошибке доставшейся «какому-то несовершенному серому существу, недостойному даже держать в руках подлинник самого Вильяма Шекспира, написавшего столько прекрасных поэм и повестей, что ни один из ныне присутствующих не может оценить эти трагедии так полно и душевно, как могу это сделать Я». Таких не берут в главные герои.
Получив папку с текстом роли от Рэймонда, который получил папку от сокурсницы, которая получила папку от девушки из другого класса, получившая папку от своей сокурсницы, занимавшейся постановкой, Рут направлялась к актовому залу, где она должна была быть уже как пять минут. Вот нужно было кому-то позабавиться и нарисовать красной краской нечто непонятное и абстрактное, определенно в понятиях молодого Безариуса бывшее чем-то вроде «проклятья школы, после которого неминуемо начнут пропадать ученики и ползать змеи», шипение которых Рэймонд несомненно слышал, но отказывался верить, что это в саду под напором вода из шланга бьется об асфальт. Лучше бы думал о том, почему садовник не может поймать «змею» и бегает за ней по всему газону, пытаясь усмирить, а не о том, кто исчезнет первым.
- Добрый день, леди Барма. – появившись с бокового входа и уткнувшись с спину герцогини, проговорила Рут, проходя внутрь. За все время предорганизации имена ответственных запомнить было отнюдь нетрудно, особенно когда это не преподаватель, а обычный студент. Даже Рут это казалось несколько странным, если это конечно не очередная проверка знаний и умений. Кинув косой взгляд на папку в руках, лицо девушки внутренне искривилось в недовольстве и недоумении. – Они же должны знать, так почему мне дали роль? Нет, даже не так. Мне, слуге, дали роль жены дворянина? Надеюсь, это не какая-либо благотворительность, или еще лучше, ущемление положения слуги. – прямо взглянув на герцогиню, девушка сохранила подобающее молчание. В конце концов, Тайлин Барма тут руководитель, а Рут всего лишь исполнитель, так что все, что сейчас нужно, команда, которую Колдвелл придется выполнить, и вовсе не из-за разницы сословного положения.

Отредактировано Ruth Caldwell (2011-10-03 17:51:54)

+1

4

Внешний вид:  стандартная форма Академии, аккуратно отглаженная, со всеми полагающимися бантиками, пиджак застегнут на все пуговицы, выгодно подчеркивая фигуру. Волосы собраны в высокий хвост и закреплены необычной формы гребнем.
Состояние: немного нервничает, но скрывает это за улыбкой.
Инвентарь:  папка с текстом пьесы, на плече уютно устроился хорек.
 
«Чудесный денек!» Лия улыбнулась сама себе, стоя у окна в коридоре и прижимая к груди папку с текстом пьесы. Пьесы, в которой ей досталась одна из главных ролей – роль  Джульетты Капулетти. Для неё было огромной неожиданностью такое вот желание преподавателей, которые решили сделать пьесу именно по этому произведению. Конечно, она не против, но такая вот жеребьевка…немного напрягла. Нет-нет, она конечно, рада, что ей дали эту роль, но… «У меня нет никакой уверенности, что я смогу  это сыграть…»
На лице на мгновение промелькнула паника, пока она шла – чересчур поспешно для леди – по длинному коридору, ведущему в зал, где ложна была состояться её первая репетиция. Сегодня она…дайте припомнить имена…ах да, сегодня репетиция части, где Джульетта разговаривает  со своей матерью. Значит….девушка раскрыла папку, потому как, несмотря на то, что весь текст она прочитала несколько раз , список актеров она не прочла ни разу  - её вгоняла с ступор строчка с её именем напротив имени Джульетты.
«Рут Колдвелл…мммм…и Тайлин Барма как постановщик…ну все, вопрос решен! Теперь я смогу обратиться к ним, как полагается!»  Мива недовольно фыркнула, сидя на плече – ей совершенно не нравилась идея того, что хозяйка куда-то идет и уж тем более берет её с собой, когда они могли бы вместе отдыхать, поскольку занятия закончились довольно давно. Но увы, непоседа-Офелия, вернувшись с уроков, кинула сумку в угол, а мирно дремавшего в своей корзинке хорька на плечо, схватила со стола толстенную черную папку и убежала в коридоры.
- Ты, Мива, должно быть, думаешь, что это  занятие не для леди – вот так спешить? - рассмеялась Лия, подавая хорьку кусочек нарезанного яблока, которым та занялась с большим удовольствием. «Все-таки хорошо, что Академия сделает пьесу, мы сможем показать, что здесь не только учатся, но и всесторонне развиваются…Ромео, как жаль что ты Ромео!» Девушка резко остановилась, вытянув руку вперед, а другую приложив к груди. Потом рассмеялась – коридор был пустынен, и это давало надежду на то, что нив какой школьной газете не засветится факт её поведения не-леди. Хотя тут такой длинный протокол проколов составить можно, что конец списка будет теряться где- то в конце этого самого коридора.
Но вот наконец перед ней дверь актового зала. Глубоко вздохнув, собираясь с мыслями, Лия потянула на себя ручку…и тут же оказалась поражена размерами сцены. Когда ранее она сидела в зрительном зале, сцена не казалась такой пугающе большой, но сейчас…Внутренне подавив рвущийся из груди вздох удивления и ошеломления, она приметила на первых рядах двух девушек – одна из них, кажется, только что подошла и здоровалась.
Аккуратно переступая ножками по ступенькам – не хватало ещё вот сейчас зацепиться каблучком за какую-нибудь неровность на полу и упасть – леди приблизилась к девушкам.
- Добрый день, леди Тайлин и леди Рут. – она слегка присела, растянув воображаемые края платья, ибо какая речь о платье, если юбка даже не прикрывает колен? Лия огляделась по сторонам – похоже, сейчас больше им никто не нужен. Могут они начать репетицию или будут ждать кого-то ещё?

+1

5

Тайлин пришла на репетицию раньше положенного – того требовала ее должность постановщика, но шла уже… вторая минута означенного времени, а непунктуальные девушки, чей прогон должен был состояться первым, все никак не появлялись. Герцогиня еще больше хмурилась, нетерпеливо ёрзала в кресле и подпирала щеку кулачком. Четвертая минута напряженного ожидания и Тайлин уже начала злиться – за это время можно было сделать столько всего полезного, а она ждала каких-то бестолковых девиц, невидящим взглядом пялясь в тексты пьесы. За это время можно было выучить все до последнего слова, но она и так все знала. Во-первых, потому, что герцогиня обладала талантом все очень быстро запоминать, а во-вторых, она потратила вечер на то, чтобы сделать парочку копий текста – переписать его из книги на отдельные листы. Конечно, у каждого студента имелся томик «Ромео и Джульетты», да и на худой конец, слуги могли бы перепечатать своим господам текст на печатной машинке для разборчивости, но всегда найдется какая-нибудь бестолочь, которая явится на репетицию со словами «Забыл в комнате», «Потерял» или «Не подготовился». Такая вот тупость сокурсников не должна была стать причиной сбоя репетиций, поэтому Барма озаботилась этим заранее, чтобы предотвратить всякую неожиданности и саботаж со стороны аристократичных идитов. Ведь всегда даже в самом приличном обществе найдется какой-нибудь идиот.
Пятая минута опоздания и вот Тайлин боковым зрением уловила чье-то приближение. Это была Рут Колдвелл – служанка одного из Безариусов, девушка, которая появилась в академии так же недавно, как и Эрик с Тайлин. Будучи весьма любознательной леди, за свое недолгое обучение в Латвидже, Барма хорошенько изучила всех студентов. Не составило труда запомнить все имена, фамилии и титулы, тем более, что с детства она привыкла заучивать родословные и звания знати своей страны, пусть даже мало кого из них видела вживую. А здесь… вокруг столько любопытных личностей, что дополнительная информация вроде различных черт характера и предпочтений однокурсников, добавлялась в темноволосую голову сама собой.
Про Рут Тайлин знала пока не много, но достаточно, чтобы выработать модель поведения и решить, каким будет ее приветствие.
- Добрый день, леди Барма.
- Привет, - она весьма вольно и панибратски поприветствовала подошедшую блондинку, не считая нужным обращаться к служанке с почтительным «вы», но и не демонстрируя презрение, ведь слуги – это же тоже люди и порой они куда лучше своих господ. Просто герцогскому титулу претило иное обращение к простолюдинам – ощущение вбитое в голову девушки с самого детства… нет, не отцом, а их старым управляющим. «Слуги господам не ровня» - так говорил всегда Фредерик Рей.
Тайлин поспешно поднялась из кресла, потирая щеку, которую только что подпирала кулачком и на которой наверняка остался красноватый след.
«К делу».
- Сегодня репетируем третью сцену*… - начала было Тайлин, но тут в зал в того же входа вошла еще одна студентка академии и герцогиня переключила свое внимание на нее.
К Офелии Рейнсворт Тайлин не питала теплых чувств, впрочем, как и во всем студентам и персоналу Латвиджа, но чтобы недолюбливать эту девушку были определенные причины. Вернее сказать, даже не недолюбливать, а относиться к ней с чуть большим подозрением, чем к остальным.
- Леди Рейнсворт, - в качестве приветствия герцогиня только кивнула, надеясь, что этого достаточно – ее титул значимее и даже несмотря то, что она младше, Тайлин не обязана расшаркиваться перед этой девушкой. Так думала Барма, оправдывая смущение – в столько короткой юбке она не смогла бы сделать такой же изящный книксен, как Офелия, а позориться перед ней уж очень не хотелось.
- Добрый день, леди Тайлин и леди Рут, - мелодично прошелестела принцесса и отчего-то ее голосок болезненно уколол.
«Леди Рут?» - Тайлин с удивлением перевела взгляд с дворянки на служанку, как будто последняя должна была сейчас из золушки превратиться в принцессу. Не превратилась. Все та же Рут. Все та же одежда. Все та же служанка. – «Я чего-то не понимаю?»
Утратив интерес к служанке Безариусов, Тайлин вновь перевела взгляд на Офелию и шарахнулась в сторону.
- Черт! – выпалила Барма и сразу же начала краснеть, сообразив, что проявила несдержанность. Но уж очень велико было ее удивление, когда на плече госпожи Рейнсворт появилась пушистая тварь с ехидной хорьковой мордой.
- Зачем Вы принесли на репетицию животное? – раздраженно но без личной агрессии, проговорила герцогиня, буравя взглядом совсем не хозяйку питомца, в его самого. – Ему здесь не место.

*Сцена 3|Скрыть

                                       Сцена 3

         Комната в доме Капулетти. Входят синьора Капулетти и няня.

                             Синьора Капулетти

                      Скажи мне, няня, где же дочь моя?
                      Покличь.

                                    Няня

                                Моим девичеством клянуся,
                      В двенадцать лет целехоньким еще,
                      Я кликала уж. Где же ты, Джульетта?
                      Ау, голубка! Девочка, ну где ж ты?

                             Входит Джульетта.

                                 Джульетта

                      Кто звал меня?

                                    Няня

                                      Да матушка твоя.

                                 Джульетта

                      Я здесь. Я слушаю.

                             Синьора Капулетти

                                          А дело вот в чем...
                      Оставь нас, няня. Надо по секрету
                      Поговорить... Нет, няня, воротись.
                      Я передумала. Ты тоже слушай.
                      Ты знаешь, дочь на возрасте уже.

                                    Няня

                      Я знаю ее возраст до часочка.

                             Синьора Капулетти

                      Четырнадцать ей скоро.

                                    Няня

                                             Я свои б
                      Четырнадцать зубов прозакладала,
                      Что это так, но только у меня
                      Во рту всего четыре. А Петров день
                      Когда у нас?

                             Синьора Капулетти

                                    Недели через две.
....
и так далее~

+1

6

Как и ожидалось, герцогиня Барма была в курсе того, кем являлись ее актеры. Собственно, другого обращения и не приходилось ожидать даже в нелепых снах и фантазиях. От кого угодно, но только не от герцогини.
- Добрый день, леди Тайлин и леди Рут.
«Э… Что?» - да, от кого угодно. Вот пожалуй и нелепая фантазия, наложенная на реальность. Да, форма на студентах стирает все возможные грани между слугами и господами, которые только и могут разделиться под прямым вопросом «Вы слуга?». С другой стороны это показывало то, что эту подошедшую блондинку не интересовали статусы и положение окружающих ее людей, что со стороны дворянства было плохим показателем. Будет неудивительно, если после подобного Барма будет к ней относится более негативно – в конце концов это все те же дворянские манеры. Негоже графиням и маркизам возвышать звания чужих слуг.
- Доброго для, леди Рейнсворт. Но позвольте Вас поправить - я лишь слуга. – уничтожив неуместную реальную фантазию, поприветствовала «белоснежка» Офелию после приветствия Бармы. Имени Рут не знала, а вот поприветствовать как положено, благодаря Тайлин, смогла, за что герцогине отдельная благодарность. Впрочем, это были обязательные для нее манеры. Пока леди высших сословий обсуждали хорька, Рут лишь одиноко кинула взгляд на зверя, а после раскрыла папку. Хорек мало интересовал девушку как эстетический элемент. Для нее это была обычная живность, которую необходимо кормить, и за которой приходится убирать. Лишние хлопоты. Хорошо, что Безариусу хватает ума не заводить какого-нибудь пса из больших пород собак. Это лишь тому радость быть облизанным и облаянным, а слугам в эту же секунду приходится умывать маркиза, чтобы не дай боже какая зараза не попала. Все-таки это собака. Хорошо, что хоть рот не бегут вытирать после поцелуя руки леди. Нет, не так. Хорошо, что маркизу нравится слюнявить женские руки и не требует себя незамедлительно умыть. Впрочем, вопрос гигиены Рэймонда к обстоятельствам уже никак не относился, ровно как и Рут не было никакого дела до чужого хорька. Мерно листая бумаги, девушка скептично смотрела на непонятные ей слова. Встречая в каждом слове по одной, двум знакомым буквам, чисто потому что они часто используемые, девушка в любом случае не могла понять смысла написанного. За отведенное Рут время, ее учили всего лишь счету, потому нужную сцену найти она смогла, отыскав соответственно цифру три на листах и знакомую букву "е" в середине названия.
«Ну и как мне прикажете играть? На слух реплики запоминать или что?» – не особо озадачившись данной проблемой, Колдвелл поглядывала на господ, как обычно ведущими разговор на своей волне, извечно утомляющий стоящих под боком молчаливых слуг.

+1

7

«Все-таки это будет непросто … как же я волнуюсь…Ну же, Лия, будь собраннее, это всего лишь репетиция, выступление ещё нескоро и ты сможешь все выучить». Девушка переступила с ноги на ногу и оправила замявшуюся складку на юбке, разглядывая все великолепие сцены,  роскошный занавес, драпировки в её глубине. С одной стороны ей жутко хотелось попасть туда, но с другой… она настолько нервничала сейчас, что казалось, более сильных потрясений у неё уже не будет…
- Леди Рейнсворт -
- Доброго дня, леди Рейнсворт. Но позвольте Вас поправить - я лишь слуга. – задумавшись о своем, леди несколько рассеянно произнесла, прижимая папку посильнее к груди:
- Да..я помню… - любопытная Мива, до этого спокойно отдыхавшая, найдя удобное место под пиджаком, выскользнула из-за его ворота и уселась на плечо, с интересом разглядывая источник нового звука. Её носик так и шевелился, а усы топорщились – новые запахи раздражали.
Леди Тайлин вскрикнула – честное слово, отчего тут ругаться?  - а потом строго спросила, хмуро сводя брови: 
- Зачем Вы принесли на репетицию животное? Ему здесь не место. – Офелия удивленно, даже с некой долей подозрительности взглянула на темноволосую девушку. О ней она знала довольно немного – по большей части только то, что она госпожа Эрика. И все. Да большего и не надо, наверное. Потом взяла хорька на руки и мелодично произнесла, мягко улыбаясь:
- Мива сопровождает меня почти везде, кроме учебы. Она никому не причинит вреда, поэтому не стоит её бояться. – зверек недовольно фырчал, но давал себя гладить. – Что же до репетиции, думаю, что мы уже можем начать? Раз разобрались со всеми вопросами. – она перевела взгляд на Рут, которая несколько озадаченно разглядывала текст пьесы. «Что такое? Она не умеет читать? Это не очень хорошо…» Присев рядом с девушкой, Офелия спросила – с участием, потому что хотела помочь, если человек испытывает трудности:
- Вам помочь?  Вижу, у вас возникли некоторые затруднения… - она раскрыла свой вариант текста и умостила его на коленях, приготовившись разъяснить ту или иную часть. «Рут, где же я слышала это имя? Она говорит, что она слуга…Ах да, наверное, она личная слуга господина Реймонда! Вот Лия, глупенькая, забываешь о своем однокурснике…» О Реймонде Безариусе, которым грезила добрая половина школы, но который, однако, совсем не нравился Офелии, она могла сказать многое, но все это отнюдь не вписывалось в понятие культурных слов, разрешенных к употреблению. Чего стоили только его игры на публику, отвлекающие от процесса обучения. «Надо думать, что более избалованного мальчишку я ещё не встречала. Надеюсь, он не играет в спектакле? А впрочем, если играет, то мне все равно…» Старательно думала Лия, пытаясь доказать самой себе, что ей совершенно безразлично, кого играет юноша с длинной гривой золотистых волос. «Да, наверное, его часто принимают за девушку, если волосы распустить…» Мысленно хихикнула девушка, по-прежнему сидя рядом с Рут в ожидании репетиции…

Отредактировано Ophelia Rainsworth (2011-10-06 08:56:59)

0

8

Тайлин не имела ничего против животных, но все должны знать свое место. Лошадка должна находиться в конюшне, а не ночевать в спальне хозяина; собака должна лежать в конуре, а не дремать под чьей-нибудь кроватью, а кошки… ну, кошки всегда себе на уме и им закон не писан - это исключение. В отличие от того же Эрика, герцогиня не питала излишней любви к живности. Да, конные прогулки ей нравились, смотреть на играющихся котят очень интересно, но тискать животных неправильно. Хотя бы потому, что это должно претить их природе. Неправильным было, по мнению Бармы, превращать живность в некий аксессуар вроде сумочки или, в данном случае, шарфика. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Тайлин возмутилась внезапным появлением на плече леди Рейнсворт хорька.
Если усатая и меховая живность возмущала сознание Тайлин, то ее хозяйка начинала злить. Офелия весьма равнодушно отнеслась к словам герцогини. Можно сказать, проигнорировала ее. А это уже задевало. Будь она простой служанкой, Тайлин давно бы уже одернула ее за рукав и отчитала как следует, но Офелия была златовласой принцессой, а не служанкой-замарашкой, поэтому на правах режиссера и постановщика этой сомнительной пьесы, герцогиня решила только тактично ее осадить. Настолько тактично, насколько умела.
- Но позвольте… - начала было Барма, но госпожа Рейнсворт уже и думать забыла о ней, переключившись на Рут, которая пялилась в листочек, вероятно, повторяя или заучивая свою роль.
Подобное неуважение – предпочтение общения с ее персоной общению с какой-то служанкой – невероятно взбесило и раскрасневшаяся от возмущения Тайлин не сразу нашлась, что возразить.
«Успокойся, черт возьми. Тайлин, успокойся», - за пару секунд аккуратно сложенные листы превратились в трубочку, которую герцогиня туго скручивала, стараясь унять раздражение. Три глубоких вздоха и она вмешалась в разговор девушек.
- Леди Рейнсворт, - серьезно заговорила Тайлин, своим тоном давая понять, что настроена решительно и всякое легкомысленное кокетство в ответ здесь будет неуместно. – Решение начинать или заканчивать, остается за мной, как за режиссером, это во-первых, - чтобы ее герцогскую светлость уж точно все выслушали, Тайлин ухватила Рут за локоть и подтащила к себе поближе – несколько грубовато и собственнически, как если бы та была ее служанкой, но не причиняя при этом боли и не сдавливая сильно руку. Так служанка не будет отвлекать внимание леди на себя. – А во-вторых, я попросила бы Вас больше не приносить животное на репетицию, - пресекая всякие возражения, Барма приподняла ладонь, давая понять, что перебивать ее не стоит. – Я поясню. Животное требует ухода и внимания. Если не следить за ним, оно может убежать или покусать кого-нибудь. Вы уверены, что Ваше животное безопасно и не больно, например, бешенством? – взгляд скользнул по «опасному» зверь, примостившемуся на плече Офелии. – Необходимо же соблюдать элементарную гигиену. Верно я говорю? – вопрос был адресован уже Рут, которая на правах служанки, уж в чем-чем, а в гигиене господ должна была смыслить и просто обязана была, по мнению Тайлин, поддержать ее в этом разговоре.
– Но даже если животное безопасно, оно отвлекает внимание других людей на себя. Мы здесь собрались не для того, чтобы тискать пушистую тварь, а чтобы выполнить порученное нам задание. Вы же понимаете это, леди Рейнстворт, и прислушаетесь к моей просьбе?
Закончив тираду, Тайлин отпустила Рут и скрестила руки на груди, выжидательно глядя на Офелию.
«Боже! Первый день, а уже столько проблем. Если так пойдет и дальше, то к моменту премьеры я поседею и буду похожа на Эрика».

+1

9

«Помнит она… Да конечно, вон как руки к груди жмешь. Стыдно небось, что слугу назвала леди» – раздраженно заключив, девушка продолжала смотреть в текст. Уж лучше, чем наблюдать за перепалкой двух светских дам, что в целом было лучше стычки пары деревенских женщин. Определенно.
- Вам помочь?  Вижу, у вас возникли некоторые затруднения…
«Совсем из ума выжила, девка? Видел бы тебя сейчас твой отец. Жаль, что вас не порят розгами, может и помогло бы» – подобающе прикрыв глаза и склонив голову, девушка приложила бумаги к груди, убирая их из обзора леди, вот только вымолвить Колдвелл ничего не успела, лишь почувствовала себя мешком с картошкой, с которым слуг, в общем-то, можно было сравнить. Покосившись во время дислокации на леди Барма, Рут уткнулась взглядом в какую-то точку в пространстве. Со стороны могло бы показаться, что ту словно заколдовали, но все было весьма обычно. Нельзя встречаться с господами взглядом, нельзя. Подобный принцип остался у «белоснежки» еще с детства, и менять его никто не собирался. Он был очень удобен. Да и вообще вникать в отчетность, которую решила устроить юная леди Барма для столь же юной леди Рейнсворт, Рут не собиралась. К чему ей это? Достаточно было услышать первую фразу герцогини о решениях начинать и заканчивать, чтобы понять, что говорить на возможные реплики в сторону Рут.
- Да, леди Барма. – спокойно ответила девушка прикрыв глаза и покорно наклонив голову, после переведя взгляд на кресла зрительного зала.
«А что она спросила? Где-то там было слово «гигиена». Или гиена. Сравнила хорька с гиеной? Да, было бы забавно, если бы вместо хорька эта Рейнсворт притащила именно ту зверюку. Помнится, это смеющаяся собака, живущая в заморье, ночью обращающаяся в полугиену, в получеловека. Тогда же она не перестает смеяться. Мда». – знания, полученные из баек, распространяющиеся по нижним уровням общества были, конечно, очень забавными, но такими нереальными, что после такого верилось, что единственные нормальные звери существуют только тут. Хотя кто их знает, этих сумасшедших, называющих себя учеными. Один из них, помнится, кричал, что Земля круглая. Вот идиот.
Вновь отыскав нужную страницу, которая закрылась в процессе «мотания», девушка подняла взгляд на леди, продолжавших разговор. К тому времени Тайлин уже отпустила руку девушки и замолчала.
«М… Ура?»

Отредактировано Ruth Caldwell (2011-10-06 22:20:58)

+2

10

Раз уж Рут не хотела, чтобы ей помогали, Офелии оставалось лишь вздохнуть, прикрыв длинными ресницами глаза, и разочарованно закрыть свой экземпляр текста. Не заставлять же силом её читать. С другой стороны, немного удивительно, что девушка не умеет читать, ведь она обучается вместе с Реймондом? Ещё один камень в его огород, раз он не смог научить свою личную слугу тому, что умеет сам. Или юноша тоже не умеет читать? Но это уже вряд ли…
Тут её окликнули – по фамилии, что девушке совсем не понравилось, однако, было ясно, что вот так сразу к ней по сокращенному имени не обратятся – даже в классе очень мало людей общаются между собой, а уж что говорить о соседних классах.
- Леди Рейнсворт. Решение начинать или заканчивать, остается за мной, как за режиссером, это во-первых.
Но в этом плане ей повезло – с Адой она сдружилась очень быстро и с остальными одноклассниками как-то отпала необходимость общаться. И только вот недавно стала она общаться с Эриком. Это мысль приятно грела душу, пока она слушала длинную тираду Тайлин, впрочем, не особо вслушиваясь, потому что это было почти то же самое, что говорили ей учителя, когда она изредка приносила Миву – тайком, разумеется – на занятия. Поэтому девушка лишь вздохнула и вновь изобразила преувеличенное внимание.
- А во-вторых, я попросила бы Вас больше не приносить животное на репетицию.  Я поясню. Животное требует ухода и внимания. Если не следить за ним, оно может убежать или покусать кого-нибудь. Вы уверены, что Ваше животное безопасно и не больно, например, бешенством. Необходимо же соблюдать элементарную гигиену. Верно я говорю? – что за чушь, Мива – и больна бешенством? Не на улице же Офелия подобрала хорька, разумеется, его взяли из другой семьи, что занималась разведением хорьков, и у неё есть все прививки – и от бешенства, само собой, тоже. Она чуть нахмурила бровки, но не стала перебивать – это невежливо и можно подождать, пока скажут что-то действительно интересное, а не читать нотации человеку, который, однако, гораздо лучше разбирается в хорьках, нежели герцогиня Барма.
– Но даже если животное безопасно, оно отвлекает внимание других людей на себя. Мы здесь собрались не для того, чтобы тискать пушистую тварь, а чтобы выполнить порученное нам задание. Вы же понимаете это, леди Рейнстворт, и прислушаетесь к моей просьбе? – если бы это позволяли правила приличия, Лия бы зевнула, если честно, то она совершенно не выспалась, а длинная монотонная речь вызывала одно желание – прислониться к спинке кресла, сложить руки на подлокотник, и, удобно примостив голову, поспать. Но увы, леди была воспитана по-другому и так сделать ни у коем случае не могла. Она мягко начала, негромко и серьезно, как и положено взрослой девушке, неторопливо, чтобы были отчетливо слышны её слова:
- Да, я понимаю. Если вас столь беспокоит вопрос…кхм…гигиены и возможности заражения, то я не буду брать Миву с собой на репетиции, раз уж это настолько мешает режиссеру и актерам – пожала плечами девушка, вновь спрятав хорька за полу пиджака. «Вот ведь глупая девчонка, совсем ничего не смыслит в животных, а ещё командовать пытается. Ну ничего, Лия, ты здесь не для того, чтобы устраивать скандалы и бить тарелки. Никакая леди не станет так делать. Поэтому, вдох-выдох, и успокойся. Зачем искать себе врагов? Проще быть в нейтралитете…» Она вновь мило улыбнулась, хоть ей, возможно, было и непросто сделать, ведь её маленького четвероногого руга сейчас обидели, а её саму порядком задели. Но ничего – леди должна быть выше таких подколов, и она станет ей, пусть даже и через недовольство других.

Отредактировано Ophelia Rainsworth (2011-10-06 19:13:59)

0

11

В том, что Офелия Рейнсворт игнорировала Тайлин, не было ничего удивительного. Это же школа для дворян – тут каждый себе на уме и в каждой комнате общежития живет по звезде аристократического общества. Барма это понимала даже исходя из того, что замечала за собой подобные замашки. Подобное поведение не было чем-то из ряда вон выходящим, скорее наоборот, было нормой продиктованной дворянским обществом. Однако это не упрощало, а усложняло задачу по организации пьесы. Госпожа Рейнсворт была старше, красивее, лучше знала здешнее общество, а Тайлин хоть и была представительницей знатного рода, носившей самый высокий титул, по сравнению с Офелией было просто пришлой иностранкой, уступающей ей во многом. Было чем возгордиться. Будь ситуация несколько иная, в ответ на такую реакцию Барма либо с криками повыдергивала блондинке волосы, либо фыркнула и гордо удалилась. Но сейчас оба варианта не были доступны. Она – постановщик этого балагана. Она человек, несущий ответственность за результат. Она обязана это сделать. А посему, преодолевая свою привычную раздражительность, нужно было найти общий язык со всеми. Но как?
Тайлин была напряжена и сосредоточена – она ожидала агрессивного выпада и готовилась отреагировать на него, но…
- Да, я понимаю. Если вас столь беспокоит вопрос…кхм…гигиены и возможности заражения, то я не буду брать Миву с собой на репетиции, раз уж это настолько мешает режиссеру и актерам, - прошелестела своим приятным голосом блондинка и пожала хрупкими плечиками, в очередной раз наводя Тайлин на мысль, что местная одежда сидит на Офелии куда лучше чем на ней самой.
- Хорошо… - несколько заторможено и смущенно ответила герцогиня. – Спасибо за понимание.
«Кажется, я вела себя несдержанно».
Меланхоличное и безучастное согласие леди Рейнсворт натолкнула на мысль, что она вовсе не игнорировала ее все это время, а просто относится к категории людей, которых Тайлин клеймила словом – «амеба». Наверное, первоначальное впечатление, что девушка была просто сонная, оказалось ошибочным – видимо, она всегда такая равнодушная.
- Мы сегодня репетируем третью сцену. Если Вы еще не выучили роль, это не страшно. Можно пока читать с листа, - по возможности доброжелательно, но все так же сосредоточенно и хмуро пояснила Барма. – Так Вам даже проще будет ее заучить.
Если Офелия была в глазах Тайлин амебой, то Рут была самым настоящим бревном. Данный факт настораживал. Режиссеру такое положение вещей было неудобно.
Наверное Рут была хорошей служанкой – вышколенной, покорной и исполнительной, но все эти качества могли бы ей пригодиться на ее профессиональном поприще – служении, но никак не в артистичной сфере. Пассивность, безынициативность, молчаливость – все это лишь мешало репетиции. Колдвелл казалась сейчас герцогине совершеннейшим бревном. Ну или на худой конец, каким-то тюфячком – мешочком с соломой. В голове Тайлин вырисовывалась не радужная картина: занятая на сцене собой и своим животным амебоподобная Офелия, прикинувшаяся ветошью Рут и каменеющий от гнева она, герцогиня Барм. Нужно было что-то делать – что-то срочно придумать.
- Послушай, Рут. Так сложилось, что тебе посчастливилось принимать участие в постановке. Возможно, ты привыкла к обращению, которое диктует определенное поведение в обществе, но оно немного не подойдет для спектакля, - издалека и витьевато начала Барма, но по ходу монолога решила перейти на боле доступный всем язык. – Ты бревно, - после недолгой паузы наконец выдала Тайлин. – Актер не должен быть на сцене березовым паленом, так что придется тебе ожить, - цапнув блондинку за плечи, Барма встряхнула ту, чтобы привести в чувства.
«Ну, прямо неживая какая-то».
Поведение Колдвелл Тайлин не нравилось. Она была больше похожа на простую горничную, а не на личного слугу. Находившиеся на порядок выше, личные слуги все же значительно отличались от простых слуг и были скорее компаньонами своих господ – прислуживали им, развлекали и защищали. Поэтому получали лучше образование и больше свободы.
«Странная она…», - с особым вниманием Барма осматривала служанку, совершенно позабыв, что где-то рядом есть еще Офелия.

+1

12

«Все-таки это была гигиена...»
Реплика леди Рейнсворт внесла ясность в размышления Рут, сложившиеся из отрывков речей девушек. В любом случае, действительно «ура» - диалог дам надолго не затянулся и не перерос в спор о правах хорьков. Теперь леди Барма перешла к тому, с чего все и должно было начаться – к пояснениям того, что сегодня требуется от девушек. Безразлично пробежавшись глазами по непонятному тексту, Рут посмотрела на Барму, продолжающую свою короткую речь.
«И после этого еще дворяне много знают. К чему им наука, когда одна не знает дисциплины, а вторая не выяснила все об участниках? Тоже мне организатор» - вот только уткнувшись в зеленые глаза герцогини, не вовремя повернувшейся, мысли отчего-то заменились другими, среди которых была фраза «сейчас кто-то огребет». И разумеется ясно кто, и естественно не в плане физической силы. Ну, Рут так считала, пока герцогиня не начала ее трясти за плечи.
«Да что ж ей все трясти нравится, а?  Себя на стуле потряси!» - крепко сжимая зубы, пожелала «счастья» Рут юной Барме. Ибо не надо трясти активно мыслящих людей. Ну, умеющих мыслить.
- Не волнуйтесь, леди Барма. Я справлюсь. – монотонным голосом ответила девушка, не изменившись после встряски, но улыбнувшись через мгновение.
«Да, вот видишь! Я могу показывать эмоции!» - мысленно одернув себя, с торжественных нот Рут перешла на раздраженные. - «Черт! Провались ты прямо сейчас на своем месте, волосатая сопля! Заразилась видимо. Главное слезу пускать не научиться – это уже высшая степень дурости будет» - и да, во всем снова виноват Рэймонд. Ну, кроме него под боком больше никто спектакли и истерии не устраивает, тем более так эмоционально. Если Рут вероятно не доиграет свою роль, то Рэймонд переиграет однозначно – можно было не сомневаться. Ну, за таким «занавесом» промахи Рут вряд ли заметят. Или наоборот из-за контраста все усугубится.
«Лучше бы выпроводила эту девку хорька унести. Если эта тварь сползет с нее, будет бегать по полу, и кто-то на нее наступит, я ее отскребать не собираюсь» - мимолетно покосившись туда, где недавно был хорек, заключила слуга. Ну, хорька-то теперь на видном месте не было – мало ли куда он решит наведаться. Хотя, что значит куда? К еде.

Отредактировано Ruth Caldwell (2011-10-10 13:01:25)

+2

13

Лия, уже отойдя от состояния некоторого раздражения, которое, однако, выражалось только чуть нахмуренной бровкой – уж что-то, а лицо её научили держать с самого рождения, научив тому, что на лице всегда должно быть отстраненно-приятное выражение, легкая улыбка и чуть-чуть задумчивости. Такова была выверенная веками формула, которая передавалась из поколения в поколения – с мечтательной улыбкой выслушивала ответ леди Тайлин:
- Хорошо… Спасибо за понимание. – она чуть склонила голову, выражая понимание и отчасти покорность. Жаль, что нельзя будет носить Миву с собой, но, в таком случае, ей есть с кем её оставить и она может не беспокоится, что зверек будет скучать в одиночестве. "Думаю, Аде не составит труда приглядеть за Мивой - ведь её котята хорошо с ней ладят".
Леди Барма тем временем продолжала:
- Мы сегодня репетируем третью сцену. Если Вы еще не выучили роль, это не страшно. Можно пока читать с листа, так Вам даже проще будет ее заучить.«Зачем же это афишировать? Ведь это было с самого начала понятно…ну, хорошо, чтобы не забыли…» – Офелия потеребила красивую сережку, доставшуюся ей в наследство от матери, с ярко-синим сапфиром небольшого размера. Кажется, её подарил матери отец в качества свадебного подарка. Возможно, именно поэтому эти сережки были столь дороги ей.
В сложившемся между Тайлин и Рут разговоре леди занимала лишь роль стороннего наблюдателя, но это, конечно же, не мешало ей думать. «Зачем же так грубо? Ведь Рут не её слуга…Бревно. Почему такое слово? Это ведь обидно. Очень обидно…» Внезапно сережка, не выдержав мытарств, выскользнула из мочки уха и упала, вскользь пройдясь по бедру девушки, куда-то под кресла.
- Ах!~ - произнесла, вскакивая, Лия, в тщетной попытке перехватить её около лодыжки. – Я уронила свою сережку!«Мамины любимые сережки! Ох боже мой, что же делать?!» Она озадаченно застыла на месте, глядя на девушек и медленно краснея – такая вспышка, ах, как не для леди! А на глаза медленно наворачивались слезы от огорчения…

Отредактировано Ophelia Rainsworth (2011-10-13 12:28:16)

0

14

«Сплошная головная боль с ними», - если бы Тайлин высказала эту мысль вслух, то заворчала бы, но мысль свою герцогиня оставила при себе, а Рут достался только хмурый взгляд.
Составляя первое мнение о Колдвелл, Барма могла сказать, что эта блондинка скорее импонировала ей. В ней не было надменности и чрезмерной гордыни, присущей большинству аристократов; не наблюдалось жеманности и инфантильности, присущих, например, той же Офелии. Рут была простая. Вернее сказать, она была простая внешне. Тайлин не считала себя самым проницательным человеком, но по собственному опыту знала, что внешность человека и первое впечатление часто обманчивы. Обманываться Барма не хотела, поэтому несмотря на незримую симпатию к беловолосой служанке, записывать ее в число своих «друзей» не стала. Не время еще.
- Не волнуйтесь, леди Барма. Я справлюсь, - проталдычила Рут, но отчего-то это не убедило Тайлин. Покорный бубнеж – это дело привычное для слуг. Помнится, была у них в особняке горничная, которая ничего не делала, но на все отвечала «да, господин». В итоге выяснилось, что это было единственной фразой, которую знала бедная иностранка. Как она попала в дом герцога неизвестно, но проработала она там не долго. Потому и заверения Рут ничуть не тронули Тайлин, но блондинка позволила себе мимолетную улыбку, удивившую и одновременно убедившую лучше любых слов.
- Хорошо. Посмотрим, - герцогиня одобрительно улыбнулась в ответ и кивнула служанке.
- Тогда начнем… - объявила Барма и обернувшись к Офелии, застыла на месте.
- Ах!~ Я уронила свою сережку!
Метания леди Рейнсворт и возглас, в котором скользнули нотки отчаяния, вогнали Тайлин в ступор. Ну что такого ужасного было в оброненной сережке? Ну уронила, так подними. Делов-то. Но для госпожи Офелии подобная жизненная мелочь была настоящей трагедий. По крайней мере, так показалось Тайлин.
«Еще на сцену не поднялись, а уже спектакль», - она хмуро посмотрела на растерявшуюся леди, размышляя как бы ее ободрить и заставить побыстрее слазить под кресло и поднять оброненное украшение. – «Как будто всю жизнь трагедии играла. Вон, даже слезы на глаза навернулись. И это просто от потери какой-то побрякушки».
Вздохнув, Тайлин устало потерла висок и обратилась к девушке.
- Леди Офелия… мм.. позвольте называть Вас по имени, - не дожидаясь разрешения обратиться в более простой форме, Барма продолжила. – Ваша проблема решается очень просто – нужно всего лишь опуститься на колени, залезть под кресло и найти там сережку.
В общем-то, окажись Тайлин на ее месте, она бы уже давно шарила под креслом в поисках нужного ей предмета, и трагизм леди Рейнсворт прямо-таки вводил ее в ступор.

0

15

«Ау, девушка! Тут есть проблема по-важнее какой-то актерской игры» - немного посверлив безразличным взглядом спину обернувшейся герцогини, девушка взглянула на леди Рейсворт, внутренне исказившись в некотором презрении и недовольстве.
- Ах!~ Я уронила свою сережку!
«Ну и? Подняла свою задницу и преклонилась перед креслом! Тоже мне, королева» - к счастью, леди Барма была того же мнения и в духе дворянства послала девушку делать то же самое. «Хорошо, что организатора нормального выбрали, иначе это был бы кошмар. А эта леди словно из Безариусов вышла – такая же глупая и брезгающая манерами. Кто ее вообще воспитал так?» - да, предела недовольства леди Рейнсворт просто не было. То «леди Рут», то помощь, то хорек, теперь серьга. Ходячее бедствие. Свой господин тоже не сахар, но хоть ничего не теряет, что просто не может не радовать Колдвелл. В такие моменты Рэймонд кажется лучшим идиотом на Земле. Лучшим, но все равно идиотом.
«Чувствую, мы вообще ничего начать не успеем. Едва эта девка полезет под кресло, будет объявлено о нападении и немедленной эвакуации. Вот тогда тут точно будет спектакль. Учитывая ее реакцию на простое падение серьги на пол, то тут будет нечто похуже гибели любовника. Фу, дамочка, да вы фетишистка!» - воодушевленно заключив полет своей мысли, Колдвелл уткнулась взглядом в дверь. Жутчайше хотелось свалить от этих личностей. Одна  невоспитанная и раздражающая, вторая… Вторая слишком командирша и любит все трясти. Хотя вряд ли в этом мире есть человек, способный не вызвать раздражения Рут. Что-нибудь обязательно будет не так, как в идеалах «леди Рут». В общем, любоваться ползаньем Офелии Рут желала, но нельзя уж так явно-то. Уткнувшись взглядом в текст, девушка начала его читать, принимая в расчет лишь знакомые шесть букв. Смысл не улавливается, но читает же! Вот так вот Рут и скрывала свое неумение в этом плане. Система идеальна, отточена и проверена месяцами. Слуга гарантирует.

0

16

Офелия в панике осмотрела пол вокруг себя. «Это ужасно, ужасно…мамины сережки, сережки…матушка страшно огорчится, если я потеряю…подарок отца матери на свадьбу…» В пределах видимости сережек не было, и это только усиливало отчаяние и некую даже злость от того, что была столь неосторожна с вещами своей матери. «Вот глупая девчонка, грррр…» Она приложила платочек к глазам, вытирая появившуюся в уголке слезинку – все же это было так неприлично и некультурно.
- Леди Офелия… мм.. позвольте называть Вас по имени. – леди Тайлин достался расстроенный и немного даже свирепый взгляд, но перебивать её Лия не стала, по-прежнему высматривая украшение, отчаянно надеясь, что она блеснет где-то на кресле. «Ну же, где же ты, я…»
- Ваша проблема решается очень просто – нужно всего лишь опуститься на колени, залезть под кресло и найти там сережку. – Леди Рейнсворт посмотрела на темноволосую девушку, как на идиотку, и бровь все же поползла вверх, придавая лицу немного надменное выражение. Естественно, напрямую сказать Тайлин о том, что она ни за что не полезет под кресло, потому что это совершенно недостойно леди, тем более что в такой короткой юбке миссия становилась невыполнимой. «Что за невоспитанность? Но…мамины сережки…» Выбора нет, но… «О боже мой, только не заплакать…» Леди упрямо поджала губы и ответила – с возможным почтением и едва сдерживаемым гневом:
- Леди Тайлин, если бы сережка просто упала под кресло, я бы достала её в два счета. Но она, увы, закатилась куда-то вне пределов досягаемости. – с губ сорвался хорошо сдерживаемый тяжелый вздох, и Лия вновь сморгнула, чувствуя, как по щеке скользит, неостановленная, одинокая слеза.
- Простите… – она тут же отвернулась и стерла платочком незапланированную гостью, да так и осталась стоять, обхватив себя руками за плечи, как будто ей было холодно. «Без паники, без паники…никаких слез, так нельзя, но…это украшение, мама так им дорожит…» Стараясь мыслить спокойно, леди Рейнсворт только все больше загоняла себя в тупик, и вместо того, чтобы задушить истерику, наоборот, все ближе и ближе подпускала её к себе. Она даже не замечала неодобрительных взглядов, понимала, что задерживает репетицию, но что есть какая-то там репетиция по сравнению с тем, что дарили ей эти сережки? Постоянно ощущение материнской любви и заботы, нежности, приятного голоса и чудесных сказок – всего этого не могла подарить ни одна репетиция, и Лия – впервые! – с ужасом задумалась о том, что, собственно, её героиня не столь порядочна, как ей казалось до этого…

0

17

У настоящей Леди должны быть признаки ума
на лице. – укоризненно сказал Джентльмен.
– А у вас пудра только. (с)

- «Вне пределов досягаемости» - это в черную дыру, - ворчливо прокомментировала Тайлин слова Офелии. – Черной дыры тут нет, а значит, сережка просто вне пределов видимости.
«Глаза откройте пошире. Или…»
- Хорька отправить нужно – пусть найдет, - не удержавшись Тайлин даже хихикнула, произнося эту фразу тихо и в сторону, скорее обращаясь к Рут, чем к Офелии.
Веселье весельем, но это оказалось сложнее, чем Тайлин могла предположить. И сложность состояла в том, что леди Рейнсворт упорно не желал лезть под кресло и искать оброненную сережку, чем постепенно начинала бесить Тайлин – ведь время шло, а репетиция не начиналась.
«Тихо-тихо, Тайлин. Расслабься. Дыши ровнее», - мысленно одергивала себя зеленоглазая. Раздражение в ней сейчас выдавала разве что плотно сжатая рука, нещадно смявшая листы с текстом пьесы. В остальном же Барма была спокойна. Ну, настолько, насколько вообще Тайлин может выглядеть спокойной. Да и как при такой ситуации расслабиться?
Быть может, Офелия вела себя правильно – как настоящая леди, о которых пишут в книжках и ставят в пример всем юным дворянкам, но Тайлин было сложно это понять. Иногда она думала, что ей никогда не стать такой вот, настоящей леди, просто потому, что все эти неписаные правила претили герцогине. Казался очень глупым тот факт, что обронив платочек, леди ждала, когда его поднимет какой-нибудь молодой человек – принц, не иначе. А если не поднимет? Если рядом не будет никакого молодого человека? Что если рядом только пожилая кухарка, которая с трудом может нагнуться, а разогнуться и вовсе не сможет? Глупость какая. Это же просто платок. Тайлин искреннее старалась следить за своими манерами, но это больше касалось общепринятых правил этикета, а не личного «кодекса чести настоящей леди». Ведь эти самые настоящие леди лишают себя стольких прелестей жизни. Нельзя быстро бегать, нельзя лазить по деревьям, нельзя громко хохотать, нельзя прыгать по лужам, нельзя скакать под дождем… нельзя назвать другом своего слугу. Так много всего нельзя. И ради чего все это? Не понятно.
«Вам можно только посочувствовать», - подумала Тайлин глядя на Офелию, по щеке которой уже покатилась слезинка. Гнев герцогини улегся почти мгновенно. Да, она была капризная, вредная, порой надменная и многие считали ее просто невыносимой, но она не была бессердечной, чтобы равнодушно смотреть на чьи-то слезы. Пусть даже на слезы девушки, которая когда-то повисла на шее Эрика. Нужно было что-то делать.
Принца, который поднимет платочек… то есть, сережку, поблизости не было видно – притаившегося за заднем ряду Элиота Тайлин не заметила в пылу беседы и споров – поэтому требовалось срочно найти какую-нибудь замену. Барма на прекрасного принца никак не тянула. Рут тоже, но… но что поделать?!
Многозначительно посмотрев на Колдевлл, Тайлин кивнула в сторону расплакавшейся Офелии, которая теперь стояла к ним спиной и упивалась своим горем. Приказывать что-то делать чужому слуге было несколько бестактно – по отношению к ее хозяину, а не к ней самой, конечно. Просить служанку о помощи тоже было не в характере герцогини. Поэтому она надеялась, что Рут без слов поймет, что на роль прекрасного принца выбрали именно ее.
«Ну а мне придется пока сопли настоящей леди утирать», - еще немного побуравив взглядом Рут, Тайлин наконец-то обернулась к Офелии и осторожно положила ладонь ей на плечо.
- Не переживайте. Найдется.
Утешать Тайлин не умела. По крайней мере, не слезливых дам. Поэтому обошлась лишь короткой фразой, а то не дай Бог еще чего лишнего ляпнуть и утонуть в соленом потоке девичьих слез.
«Как бы тварь ее меня за руку не цапнула», - утешение утешением, но Барма все же настороженно посматривала на чуть выпирающую часть жакета, где таился ручной хорь, готовясь в любой момент одернуть руку.

+1

18

"Одна Леди всегда ковыряла в носу в перчатках.
Потому что холеные пальчики и ухоженные ногти –
главный признак настоящей Леди." (с)

Все это перерастало уж в слишком вычурную сцену трагедии, словно Рейнсворт по сценарию рыдала над телом своего «Ромео». Может перед сценой для пущего эффекта выкрасть у нее сережку вновь? Пусть красиво поплачет. Нечестно, но зато какая драма! Вряд ли девушка сможет рыдать так над парнем, с которым, быть может, вообще заговорит впервые в жизни. Кем являлся Ромео, кем он приходился окружившим ныне Рут леди, Колдвелл не знала. Да и откуда могла знать об этих тонкостях личных отношений, которые та пропускала зачастую мимо себя. Не в том она положении, чтобы заводить себе знакомства – ей они, в отличии от светских людей, абсолютно не нужны. Все, что требуется от слуги здесь – следить за господином, чтобы, не дай боже, рана, болезнь, или не выстиранная форма. Ну, стирка в этом месте перестала быть для Рут обязанностью, но за вещами господина следить все равно приходилось и никогда ничего не терялось. Даже серьги-гвоздики, которые были куда меньше, нежели серьга Рейнсворт.
Происходящее раздражало, слезы на лице леди выбешивали, а нагнетенная атмосфера вовсе требовала, чтобы ее подорвали ко всем бесам этого мира.
«Ты бы хоть для вида попыталась ее найти, а то встала и думаешь, что увидела бы ее, будь она «в пределах досягаемости». Ну и слова, а толку-то ноль» - украдкой отведя слегка презрительный взгляд в сторону, внутренне давя желание выругаться, Рут стала осматривать других учеников, уже вернувшихся к своим делам. Уж они-то понимали, что какая-то там серьга – ничто для представительницы дома Рейнсворт, а лезть самим – только себе и вредить. Всем было все равно, что леди, за которой многие бы хотели приударить, рыдает. Мда, и тут не без безобразного.
«Хоть немного могли бы и поволноваться, зажравшиеся свиньи морды» - окинув взглядом преимущественно спины, слуга вновь вернулась к созерцанию помидорного лица Рейнсворт.
«Господь! Будь милосерден и разучи ее рыдать! Ей богу, как маленькая. Плаксивая растеряша»
- Хорька отправить нужно – пусть найдет
«Оу… Господь, сделай так, чтобы люди были более сообразительны!» - нет, это относилось не к Барме – к Рейнсворт. Ну если у нее есть мелкая, способная тащить всякую мерзость в своих лапах живность, которая, судя по всему, ее еще и слушается, то почему бы и нет? Не хочет сама ползать по полу – пусть ползает эта тварь, мыть которую все равно придется не ей. Хотя после этого она еще небось откажется ее на плечо сажать – она же бегала по полу! О, да – проблема, решающаяся салфеткой. Да ее и вообще можно не решать – нет проблемы. Есть принципы, которые леди Рейнсворт почему-то иногда упускает. Ну нельзя все-таки называть слугу леди, уж тем более если знаешь, что она слуга.
Уловив на себе взгляд Бармы, Рут внутренне передернулась.
«Что, мне предлагаешь под кресло лезть?! Да с какой стати? Не господа вы мне» - мысленно фыркнув, та покосилась в сторону, через мгновение вновь взглянув на Рейнсворт. «Ну разве что только для того, чтобы закончить этот спектакль» - раздраженно пронеслось в голове в ту секунду, когда Рут приближалась к креслу. Усевшись  перед недавним пристанищем пятой точки графини, слуга легким движением сильных рук приподняла кресло, впоследствии возложив его себе на плечо, что было не обязательно – кресло само по себе опиралось на стоящее позади. Свет, попавший под ту самую «черную дыру», в которой находилась бирюлька леди, мигом дал понять, где украшение. Засверкавший под потоком света металл выдал себя, не намереваясь скрыться от погони.
«И вот не могла она это сделать, а» - саму Колдвелл мало волновало то, как все это выглядит со стороны: сверкает ли она трусами, нарушает ли какие-то законы светской жизни, оскорбляет ли кого своим задом, прогибаясь под немного приподнятым креслом – для нее законы леди не писаны, да и сама Рут ничего постыдного в этом не видела. Поднявшись, «принц» подошла к Рейнсворт, аккуратно держа серьгу за застежку, протягивая ее на ладонь леди. Знала бы Рут об этой ассоциации с принцем, быть может и встала бы на колено, преклоняя пред Ее рыдальчеством голову, но нет. Не в этот раз.

+2

19

Быть леди — не значит носить красивые платья,
быть леди — значит спокойно и с достоинством принимать удары судьбы,
по мере сил помогать тем, кого любишь и не жаловаться,
даже если кажется, что сил больше нет (с)

Даже в своем самом страшном сне Лия не могла подумать, что сделает такую вот вещь – мелочь, казалось бы, всего лишь сережка, украшение, бессмысленная побрякушка – и этим самым расстроит свою дорогую матушку. Имея хорошее воображение, девушка с замирающим сердцем и тупой болью в груди могла отчетливо увидеть, как опускаются уголки красивого рта матери и она произносит – негромко, но очень чувственно «Мне нужно побыть одной» и уходит, не сказав ни слова. Леди переживает огорчение внутри, никому не показывая его. Но многим трудно этого не показывать, поскольку они ещё очень юны и импульсивны. Вот поэтому леди Рейнсворт так и стояла спиной к двум другим девушкам и тщетно пыталась успокоиться, но вместе со слезами пришло какое-то душевное облегчение. Это ложь, придуманная остальными, что леди «железная» и не может показывать свои эмоции. Это…глупо! Мысль обожгла мозг своей необычностью и смелостью. «Ах, матушка, простите, это так…так плохо по отношению к вам…» Она вздрогнула всем телом, когда на плечо ей легла маленькая узкая, но, безусловно, теплая ладошка леди Тайлин:
- Не переживайте. Найдется. – учитывая, что Офелия не слышала её предыдущую реплику, всецело поглощенная мыслями о том, что теперь делать, она лишь обернулась, по-прежнему вытирая бегущие слезы платочком, но руку герцогини не сбросила. Конечно, девочка ей не очень нравилась  - первое впечатление о ней леди Рейнсворт составила как о человеке, привыкшем командовать слугами, а вот общаться и поддерживать разговор с людьми своего круга ей было уже сложнее. Порой Лия искренне радовалась, что в Академии все – и слуги, и господа – на равных, и не надо делать упора на титуле, как это часто бывает на приемах. «Я рада видеть вас, герцогиня, барон, маркиза, графиня…бессмысленный набор титулов, что не дает, по сути, никакой информации о характере человека…» Она на секунду прикрыла глаза рукой, пытаясь вернуть привычную маску спокойствия на лицо, что давалось нелегко. Чуть помедлив, она ответила, негромко, почти так же, как всегда разговаривала её мать – такое чувство, что это шелест молодых листьев за окном, но все слышно отчетливо и разборчиво:
- Я ценю вашу заботу…Тайлин. – Лия виновато улыбнулась, понимая, что, наверное, не стоило звать леди по имени. С другой стороны, раз леди Барма сама предложила стереть рамки, убрав «леди» перед её именем, то почему бы это же не сделать самой Офелии?
Спасибо. – пусть даже первое впечатление от темноволосой девушки было не самым приятным, все ведь можно поправить? Первое впечатление слишком часто обманывает…
Утирая остатки слез, она, несколько удивленно смотрела на Рут, что доставала для неё сережку. И теперь ей снова расплакаться, но теперь от того, что она была очень благодарна этой тихой девушке, что без вопросов помогла ей, не выдвигая никаких требования – просто потому, что Лия тут распустила слезы по поводу потери украшения. Поэтому, когда девушка подошла и протянула ей серьгу, Офелия тепло улыбнулась – в свете недавних слез это вышло особенно очаровательно – и произнесла:
- Большое спасибо…Рут, вы только что спасли мои воспоминания. Я очень благодарна вам за это. – она приняла из рук девушки сережку и убрала в карман, не желая, чтобы она ещё хоть раз потерялась. Потерла ноющий висок – у неё всегда начинала слегка кружиться голова от расстройства и последующих слез. Что поделать, леди Рейнсоворт не могла похвастаться стопроцентным здоровьем – она была, как экзотическая роза. С чем-то она могла справиться самостоятельно – например, с солнцем или же недостаточной влагой, но в остальном ей нужна была помощь садовода…

Отредактировано Ophelia Rainsworth (2011-10-15 00:12:42)

0

20

Все же хорошо, что служанка Рэймонда оказалась очень понятливой девушкой и без слов догадалась о том, что самым логичным вариантом было бы ей поискать сережку. Ну а если бы не догадалась, то вполне могло бы статься так, что сверкать красивыми трусиками, купленными Эриком, пришлось бы ей – герцогине. Это были бы не самые приятные мгновения ее жизни – так называемые минуты ее позора, но боялась Тайлин совсем не нарушения негласных правил леди, которые не должны ползать на коленях у кресел, пусть даже от этого будет зависеть судьба всего человечества. Вовсе нет. Будучи девушкой очень стыдливой, Барма и школьную форму то носила со стеснением, постоянно смущаясь этой неприлично короткой юбки и отсутствия под одеждой корсета. Даже стоя прямо, она бесконечно нервничала, что ее стройные ножки могут стать предметом осмотра какого-нибудь молодого человека… да и девушки даже. Поэтому от перспективы опуститься на колени и продемонстрировать дамам свое белье Тайлин внутренне содрогалась. Оставалось только мысленно благодарить Рут за понятливость и чувство такта.
«Хорошо, что в зале не очень светло и все вокруг заняты своими делами», - успокаивала себя Барма, косясь на Колдвелл, прогнувшуюся и подлезавшую под приподнятое кресло. По мере того, как Рут нагибалась, короткая школьная юбка приподнималась все выше, и в какой-то момент Тайлин поспешила отвести взгляд в сторону, а на ее щеках вспыхнул румянец. – «Если бы я туда полезла, было бы еще хуже – я же не смогла бы приподнять кресло и нагнулась ниже. Вот же черт! Это был бы такой позор. И все из-за этой растяпы», - Тайлин даже на мгновение зажмурилась, красочно представляя картину, в который непременно присутствовал бы смех Рут и Офелии, ставших свидетельницами этой позорной и комичной ситуации. – «Это форму как специально шили для того, чтобы девушки не делали лишних движений и учились тренировать выдержу в любых ситуациях. Но… черт возьми!  Это же так смущает».
Размышляя о вульгарности школьной формы и поглядывая на процесс поиска сережки, Барма отвлеклась от леди Рейнстворт, на чьем плече лежала ее ладонь, поэтому не сразу заметила, как блондинка обернулась и взглянула на нее все еще полными слез глазами.
- Я ценю вашу заботу…Тайлин, - тихий шелест нежного голоска заставил Барму оторваться от наблюдения за тем, как Рут победоносно вынимала из-под кресла потерянное украшение, и резко обернуться к Офелии.
- А? – на секунду герцогиня замерла на месте, удивленно таращась на слабо улыбающуюся блондинку, а затем перевела взгляд на ладонь, которая все еще покоилась на плече этой растеряши.
Спасибо.
Резко одернув руку, Тайлин отскочила в сторону и едва не споткнулась о поднимающуюся с колен Рут.
- Эмм.. ну.. да, пожалуйста, - сбивчиво и несмело проговорила герцогиня, стремительно краснея и отводя взгляд в стону – уже не глядя, как Колдвелл протягивает Офелии найденную сережку, – … не стоит благодарности, – еще более неразборчивое ворчание себе под нос.
Если агрессия окружающих могла либо бесить Тайлин, либо вызывать азартный интерес, то расположенность и доброта с чьей-либо стороны, неизменно смущали маленькую Барму, не привыкшую к вниманию и заботе людей мало ей знакомых. Как отвечать на благодарность леди Рейнсворт, она не знала и терялась перед тем, как должно вести себя в подобной ситуации. Она ей не подружка, не сестра – да вообще никто. Офелия всего лишь бестолковая блондинка, срывавшая репетицию и на нее стоило покричать как следует – вбить в ее пустую голову это. Но она расплакалась, распереживалсь и кричать на нее нельзя было. Но а что тогда делать-то?!
Отступив еще немного назад, чтобы не мешать Офелии теперь изливать благодарность на Рут, Тайлин прислонилась к сцене, невысоко поднимающейся над уровнем первых рядов кресел.
«Неужели Эрику могут быть симпатичны слезливые девушки?» - Тайлин отвела ручки назад и, подтянувшись на них, уселась на край сцены, не забыв, конечно, поправить юбку. – «Бред какой-то. О чем я только думаю? Как будто у меня дел других нет…», - нервно заправив за ушко прядь волос, Тайлин положила на колени стопку листов, пострадавших вовремя легкой стычки, и принялась их расправлять.
«У меня вон дела. Репетиция… Нет, ну а все же… Чееерт…»
Оторвавшись от бумаг, девушка бросила взгляд на блондинок. Бледности лица Офелии Тайлин не заметила из-за освещения, но несколько отсутствующий взгляд и заторможенность движений леди ей не понравились.
- Рут, - обратиться Барма решила именно к ней. – Не поможешь леди Офелии присесть? «А то еще грохнется в обморок. Что мне тогда с этой полудохлой Джульеттой делать?»

0

21

Без лишних слов, разнообразных «не за что», «к Вашим услугам», «это мой долг», Рут вернула серьгу законной владелице, поспешно отведя взгляд в сторону и поправляя рукой сбившиеся на глаза волосы. Под столь удобным прикрытием, девушка приложила руку к лицу и, закрыв глаза, тихо выдохнула.
«Ну нельзя же быть сопливой такой» - абсолютно пронизанная раздражением мысль долго ютилась в голове слуги. С самого начала. Ей была непонятна эта излишняя сентиментальность и чувствительность. Единственными ситуациями для Рут, при которых на глаза наворачивались слезу – сонливость, усталость и боль. Но это были чисто биологические признаки, которые в целом присущи каждому. И даже так существуют люди, живущие эмоциями. Даже Барма в этом не уступала блондинке – Рут легко уловила взглядм ее разгоряченный цвет лица, когда едва не послужила причиной падения для герцогини. Хорошо, что пронесло. Господа же никогда не виноваты.
- Рут, не поможешь леди Офелии присесть?
Услышав обращение к себе, девушка открыла глаза, вернувшись к суровой реальности окружающего ее театра. Кротко кивнув на просьбу представительницы высшего сословия, «принц», чуть склонившись и заведя левую руку за спину, протянула правую леди Рейнсворт для опоры. Участвовать в спектакле, так по максимуму, только почему Рут досталась мужская роль неизвестно. Хотя, рассматривая ее и Рэймонда (и снова он), то Колдвелл действительно была более состоявшейся в этом плане. Не кинув ни единого взгляда на Рейнсворт, неторопливо делающую пару скромных шагов к креслу, на соседствующее которому Ее святейшество уже усаживалось до этого.
«Вы меня еще в латы оденьте и меч дайте для полного абсурда. Наш спектакль к Ромео и Джульетте уж никак вроде бы не относится. Там вроде о вражде и любви, а мы тут за упокой бирюльки молимся» - мысленно фыркнув, «принц» выпрямилась, делая небольшой шаг назад, чтобы не вторгаться в господское пространство. Взглянув на Барму, примостившуюся на сцене, Рут невольно опустила голову, теперь глядя на Тайлин несколько исподлобья.
«И на грязную сцену… Что, думаешь, раз академия, то все вычищено? Да вам, неженкам, одной пылинки хватает, чтобы слечь с простудой! А слуге потом еще и форму стирать – пол же!» - вопрос, беспокоящий всех слуг. Стирать-то им! А эти даже не задумываются о том, чтобы облегчить жизнь тем, кто подле них извивается. И ты же потом и виноват, что форма еще не высохла. Кто бы погоду винил, а.

0

22

Юная леди Рейнсворт в связи с присущей ей эмоциональностью и склонностью к обморокам – неясно было, что в этом виновато, наследственность или что-то ещё – была нередким посетителем больничного крыла Академии. Другое дело, что сейчас упасть в обморок  прямо тут означало только одно – то, что репетиция сорвется. И виновата в этом будет именно Офелия – ведь остальные вполне хорошо себя чувствуют. Хотя, возможно, леди Тайлин тоже не мешало бы посетить данное крыло – таким горящие щеки могут быть симптомом повышенной температуры.
Обо всем этом Лия думала, по-прежнему стоя рядом с креслами и судорожно сжимая ручкой его спинку, а другую приложив к виску. Никакое растирание не помогало, да и вряд ли помогло бы что-либо, кроме таблеток или же крепкого сна. Ни того, ни другого девушка себе позволить не могла, поэтому не стала протестовать и спорить, когда герцогиня Барма попросила Рут помочь Офелии добраться до кресла, и лишь послала благодарную улыбку девушке, что теперь сидела на краешке сцены. Злости на неё как и не бывало, и леди Рейнсворт, кажется, начала понимать, что за маской вредности прячется маленький напуганный котенок, который выгибает спинку, как только видит что-то незнакомое и тем самым ограждает себя ото всех. «Забавно…хотелось бы на досуге подумать над этой теорией».
Вложив тонкую ручку в ладонь Рут, Лия прошла, чуть  покачиваясь,  к креслу и опустилась в него – хотя очень хотелось просто рухнуть в него. А лучше прилечь. Но все это было недоступно, и от этого совсем не становилось легче. Она через силу улыбнулась:
- Спасибо, Рут. – после этого леди как-то немного выпала из реальности, потирая виски теперь уже обеими руками. «Мне придется распустить волосы…я чувствую, как гребень цепляет. Думаю, я могу это сделать…» Лихорадочно соображала  девушка, поглядывая то на Рут, то на Тайлин, казалось бы, всецело, поглощенной прочтением сценария. «Мне все равно скорее всего придется выступать с распущенными волосами…ну или чуть-чуть собранными…ведь это было так…хотя костюмами здесь не я заправляю, но если вспомнить это время…» Несмотря на головную боль, мысли метались в голове с привычной быстротой и не могли остановиться. «Слова, я не помню слова…черт, да я даже встать не смогу, если захочу…Дьявол!» Ручки, сложенные на коленях, сжались в кулачки, зажимая несчастную ткань юбки, но Лия быстро опомнилась и отпустила руки – к счастью, ткань не успела помяться.
- Может быть… - робко начала она, привлекая внимание, и тут же пожалела об этом.
- Может быть, прогоним сцену пока что так – сидя? – она не стала распространяться о том, что если встанет, то рискует все-таки упасть в обморок. – Ну…чтобы ознакомиться… - Лия не указывала, не советовала, а просто делилась мыслями, чуть краснея от своей смелости, и в то же время холодея от того, что может снова получить не самый приятный ответ…

Отредактировано Ophelia Rainsworth (2011-11-28 13:29:13)

0

23

off: Ophelia Rainsworth, я так понимаю, у тебя в кавычках и жирным шрифтом все же мысли, а не речь персонажа. Потому реагировать на них не стала.
off_2: Прошу прощения за задержку поста.

Когда Тайлин украдкой поглядывала, как Рут усаживает госпожу Рейнсворт в кресло, ее посетила весьма любопытная мысль, ни коим образом не относящаяся к самому спектаклю и репетиции, но, тем не менее, напрямую касающаяся актеров, игравших в оной.
«Реймонд так похож на инфантильную девицу, а его служанка с успехом могла бы стать порядочным дворянином – галантным молодым человеком. Быть может, стоило поменять их ролями. Хмм… нет, дурацкая идея. Во-первых, это не в моей власти, а во-вторых, синьора Капутелетти взрослая сдержанная дама, а Реймонду до сдержанности ой как далеко. Рут роль подходит больше».
Как контрастно смотрелась Колдвелл рядом с аристократкой Офелией. Тайлин даже не смогла бы ответить, что больше подчеркивает это соседство – манерность госпожи Рейнсворт, или же услужливая безэмоциональность Рут. Но как бы то ни было, стоило признать, что сегодня Барме повезло, что в сцене участвовала не только Офелия, но и эта загадочная светловолосая служанка, в который было нечто неуловимое, что отличало ее от обычных слуг. Тайлин даже подумала, что у Колдвелл и Эрика есть определенные сходства. И это не одинаково светлые волосы. Это какое-то внутренне достоинство, которое девушка сейчас прятала за услужливостью служанки.
«На следующую репетицию нужно будет принести воды. Все-таки игра на сцене сопряжена с выплеском определенных эмоций. Как бы наши леди не попадали в обморок от своего артистизма. А еще… еще нужно захватить конфет. Сахар улучшает работу мозга и помогает прийти в себя при головокружениях», - Тайлин выудила из кармана небольшой карандашик и сделала соответствующие пометки на листах, чтобы не забыть, что именно ей нужно будет принести на следующую репетицию.
Миссия по водружению Офелии на мягкое сиденье была выполнена с блеском и теперь, когда свет со сцены упал на лицо леди, Тайлин смогла заметить бледность ее щек.
«Быть может, стоит попросить в медпункте ее карту? Вдруг она больна и ей нельзя выступать на сцене, а мисс (в ее то годы и еще «мисс») Браун не знала об этом, выдавая роль. Очень не хотелось бы узнать это в день премьеры. Да и вообще, если так пойдет и дальше, мне придется подыскивать дублершу на эту роль. Я не могу допустить, чтобы она все испортила».
Даже несмотря на то, что блондинка Рейнсворт срывала репетицию… несмотря на то, что она каким-то образом была связана с Эриком, и не взирая на то, что девушки подобного склада сильно раздражали Тайлин, она не испытывала к Офелии ненависти или серьезного негатива, но все же… нельзя было допустить провала спектакля.
«Ладно, посмотрим, как она себя дальше вести будет. Замечу еще такие косяки или неумение собраться в нужный, ответственный момент, найду ей страховку».
- Может быть, прогоним сцену пока что так – сидя? – пролепетала принцесса, отвлекая Тайлин от размышлений.
- Если вам совсем нехорошо, можно отложить сегодняшнюю репетицию на завтра, - в очередной раз заправив за ухо прядь волос, Тайлин повнимательнее присмотрелась к леди Ренстворт и заметила на ее щеках легкий румянец. – «Краснеет. Отлично. Если кровь приливает к щекам, значит, она скоро придет в норму».
Посчитав, что Офелии и без того было нелегко высказать такое предложение – собственно, румянец был тому подтверждением – Барма решила не акцентировать внимание на ее нездоровье.
- Но ознакомиться и правда можно… сидя, - подарить одобряющую улыбку Офелии так и не получилось – уж слишком непривычно было улыбаться какой-то там изнеженной даме, поэтому Тайлин поспешно перевела взгляд на Колдвелл. – Я так понимаю, ты не против? – хоть это и был вопрос, прозвучал он скорее как утверждение. Нет, Барма не пыталась давить на Рут и демонстрировать ей кто тут главный, просто для нее подобный исход был настолько логичным, что она даже и не предполагала, что служанка будет противиться воле двух дворянок.

0

24

«Кажется, я снова забыла полить герань. Интересно, она еще жива?» - мысли о никому ненужном цветке отчего-то начали преобладать над обсуждением окружения. Эти обе дамы раздражают Рут, пусть одна из них и является довольно адекватной, но по сути все та же герцогиня, которой нужно помыкать, помыкать и помыкать. Да, это никуда не выбросить, но легче от этого факта не становилось. Вновь любуясь точкой в пространстве, «принц», карауля принцессу, думала о своих обязанностях, незавершенных на сегодня. Реймонд непременно занимается где-то дурью, и необходимо контролировать его учебу. Выполнение учебы. Самой заодно хоть чему-нибудь научится кроме натягивания улыбки и прочего актерского мастерства.
- Может быть, прогоним сцену пока что так – сидя? – раздалось в ушах, прерывая нависшую до этого тишину.
«Вот не молчалось тебе, а» - кинув легкий неодобрительный взгляд на Рейнсворт, Рут спохватилась и чуть одернувшись вернула былое безразличие, глядя на Барму и ожидая ее вердикта.
- Если вам совсем нехорошо, можно отложить сегодняшнюю репетицию на завтра
«Да! Ко врачу я ее тащить на своем горбу не собираюсь, если она грохнется тут в обморок» - прикрыв глаза, помыслила Колдвелл, прикидывая возможные варианты дальнейшего развития. Это же высшее сословие – посидеть на кресле и понюхать настойку, чтобы прийти в себя не для них. Нужно непременно полежать в кровати, померить температуру и вообще провести чуть ли не полный осмотр. Оно же все так, верно?
- Но ознакомиться и правда можно сидя. Я так понимаю, ты не против?
Еле слышно выдохнув, Колдвелл сложила ладони, опустив руки вниз, как обычно держат все служанки, и слегка поклонилась. Привычка.
«Что ж, для этого мы тут и собрались» - окинув взглядом леди, Колдвелл отчего-то решила их сравнить с Реймондом. Они же все дворяне. И девушки. Ну, Реймнд-то не парень. Совсем нет. Блондинка, конечно, имела некие черты господина, но все равно была далека от того безумия. Про Барму и говорить нечего – она категорически была другой, более взрослой, рациональной. Но, судя по всему, относительно Реймонда все взрослее.
«Он, что, действительно один такой идиот?»

0

25

Офелия мотнула головой и открыла глаза – потихоньку головная боль и суматоха, вызванная от этого, проходили, уступая место решимости продолжить репетицию сегодня. «Думаю, у меня хватит на это сил. Просто надо будет зайти к медсестре после – уж она-то точно знает, какое лекарство мне дать. Что-то я зачастила туда…» Да, в последнее время головные боли её довольно часто посещали, и дай бог, что случалось это после уроков, а не на них. Бороться с ними леди не умела и тихо ненавидела себя за это. Но медсестра больничного крыла была однозначно добра ко всем, а, поскольку в этом семестре появлялась чуть ли не каждую неделю, и, растеряв все свои признаки леди, фактически падала на кушетку, держала лекарства наготове. «Может быть, мне стоит обратиться к врачу и пройти обследование?» Щеки покрылись легким румянцем – Лия не любила врачей за то, что они были совершенно лишены её комплексов, не любила прикосновения холодного металла к телу, когда прослушивали грудную клетку. «Пожалуй, лучше я подожду, пока вернусь домой, и пусть меня обследует мой доктор…» По ленивому течению мысли леди Рейнсворт поняла, что, если сейчас же не возьмет себя в руки, то уснет – мягкий полумрак, царивший в зале, этому способствовал.
- Если вам совсем нехорошо, можно отложить сегодняшнюю репетицию на завтра – с любопытством глянув на Тайлин, что сидела на краешке сцены и удивленно заметила, что на неё тоже смотрят. Отведя взгляд, Лия немного нервно расправила юбку – о том, чтобы натянуть её на коленки, конечно, речи не шло, но хоть на сантиметр, но та стала длиннее. А может быть, так казалось ей, так и сумевшей понять причины столь откровенного разглядывания. Однако, она не могла отметить красивый цвет глаз темноволосой леди. Когда-то давно она мечтала, чтобы у неё были зеленые глаза. Сложившийся типаж глупенькой блондинки с голубыми глазами у людей – это как бич для девушки. Возможно, она не так умна, как люди старше её, но и не глупа. Конечно, с математикой у неё нелады, но зато с музыкой все прекрасно. Она глубоко вздохнула, прогоняя остатки дурноты, и ответила, подняв глаза:
- Нет, со мной уже все в порядке. Мы можем начать. Прошу прощения за задержку. – нет, конечно, Офелия не отрицала, что порой гораздо проще было прикинуться глупой, чем пытаться кого-то переспорить, но наступить себе на горло…не всегда было легко. 
- Но ознакомиться и правда можно… сидя 
«Лия, да соберись ты, перестань думать о чем-то другом, сосредоточься на пьесе!» Тихонько пролистывая листы в поисках сцены №3, девушка думала о том, что вскоре вечера за увлекательной книжкой придется отложить, и вздохнула печально. Ада  расстроится, но что поделать. И сейчас её вновь начали терзать сомнения, правильно ли преподаватели выбрали. «Может быть, стоило взять кого-то другого на эту роль? Ведь я не единственная студентка Академия в подходящем возрасте…А, вот она, сцена номер три!» Вновь подняв глаза на девушек, Офелия ещё раз глубоко вдохнула, приготовившись после Рут читать свой отрывок. «Так, как учили – с выражением, с нужными интонациями… Я здесь. Что, матушка, угодно вам?»

0

26

off: Ophelia Rainsworth, к вам небольшая просьба - не забывайте, пожалуйста, про свое животное. Мы с Рут (да и вы тоже) должны на него реагировать, а реагировать на то, чего нет, очень непросто. Писать что-то за вашего хорька (что он зевнул или пополз куда-то) мы не можем, так как он ваш NPC, а вы сами о нем ничего не пишите))

Рут слегка кивнула, давая тем самым свое молчаливое согласие на сидячую репетицию. Хотя вернее даже было сказать не «дала согласие», а смирилась с волей девушек-дворянок, чья воля и чьи приоритеты, несомненно, стояли выше пожеланий личной служанки Рэймонда Безариуса.
«Ну что ж, тогда, пожалуй, приступим, а то мы и так много времени потеряли», - с этой мыслью Тайлин взглянула на группу студентов, стоявших с другого конца сцены и ожидавших своей очереди занять ее для репетиции.
- Свободно. Можете подниматься, - герцогиня махнула рукой, привлекая внимание учеников и приглашающим жестом указывая на сцену – давая понять, что они могут занять ее и начать репетировать.
Ребята с довольным видом поднялись на сцену и, заняв дальнюю ее часть, приступили к прогону своего куска пьесы, а Барма повернулась к Рейнсворт и Колдвелл.
- В нашей сцене участвуют три персонажа, - заправив за ушко прядь волос, Тайлин поочередно посмотрела сначала на Офелию, а потом на Рут, чтобы привлечь их внимание и показать, что обращается она уже к ним. – Это синьора Капулетти, - легкий взмах ладони, указующий на Рут, - ее дочь – Джульетта, - такой же жест в сторону Офелии, - и няня Джульетты, - тут уж никакого жеста не последовало. – Да и вы сами знаете, наверное – все уже ознакомились с текстами.
Последовала небольшая пауза, но прежде чем девушки успели поинтересоваться судьбой няня Джульетты, Тайлин продолжила:
- К сожалению, девушка, которой досталась роль няни, не может сегодня репетировать с нами, поэтому за няню буду я, - вот теперь ладонь герцогини легла на грудь, обозначая, кто в их сцене няня Джульетты.
Игра какой-либо роли для Тайлин была сопряжена с массой проблем и неудобств. Конечно, она злилась, что ей досталось руководство всем этим балаганом, но успокоившись, она поняла, что ей отчасти повезло. Глядя на то как нервничал Эрик в связи с предстоящими репетициями – да-да, Тайлин видела больше, чем могли заметить другие – ее место в спектакле уже не казалось таким уж и отвратительным.
Актерская игра казалась Тайлин чем-то очень нескромным и смущающим. С чувством говорить о том, чего ты на самом деле не чувствуешь и изображать из себя  того, кем в действительности не являешься, было сложно. Именно поэтому на щеках Тайлин неизбежно выступил румянец.
- Кхм… - прокашлявшись, она посчитала нужным заметить девушкам одну вещь, продиктованную скорее не действительной надобностью, а ее стыдом, - …я не являюсь частью актерского состава, поэтому не буду так уж стараться блеснуть данными талантами, - она заранее оправдывалась и от этого щеки краснели только сильнее. – Но вы должны играть максимально артистично. И так, начнем.
Еще раз нервно заправив за ушко выбившуюся прядь волос, герцогиня решила не мешкать с началом репетиции, дабы у девушек не было времени сосредоточить внимание на ее неловком оправдании по поводу ее бездарной игры, которая, как казалось Тайлин, наличествует и непременно даст о себе знать.
Комната в доме Капулетти. Входят синьора Капулетти и няня, - проговорила Барма и жестом указала на Рут, которой предстояло озвучить следующую реплику.

0

27

Толк просить прощения, когда на любую вашу оплошность будут закрывать глаза. Проще сразу извиниться за свое существование. – раздраженно про себя отметила Рут, апатично оглядывая леди Рейнсворт, все еще немного выглядящей нездоровой. Уж кому, а слугам приходится выявлять болезни по самым незначительным деталям, а уж если располагаешься в подчинении какого-то самолюбимого и гордого молчуна, то там вообще нужно быть телепатом. Благо Колдвелл в этом плане повезло – оказывается Безариус не такой уж и бесполезный. Нет, все же бесполезный – только бесполезный, ничего не умеющий парень начнет стонать от температуры на пару десятых градуса выше обычного. Что ж, далее шли очередные пояснения со стороны Бармы касательно конкретной сцены, а так же и всего спектакля, затронув вопрос актерского состава.
Не может репетировать? Взашей таких безответственных девиц гнать надо, вместе с больными и немощными. – в который раз разочаровываясь в бесполезности представителей высших сословий, не способных даже заботиться о своем здоровье, Рут невольно уткнулась в текст, представляющий разве что набор неясных символов.
И как меня угораздило так подставиться под удар? И этот чертов щенок словно не в курсе. – покосившись на верещавшего в задних рядах Рэймонда, Колдвелл сделала небольшой вдох, на секунду прикрывая глаза. Жаль, что Рэймонд и правда не знает о всей этой ситуации. Спасибо герцогу за это. И все же, как можно не заметить, что слуга, бывшая ранее горничной, не умеет читать?! И во всем снова виноват Рэймонд – вместо того, чтобы записать то, что нужно сделать Рут, он ленился и говорил это, рассчитывая на ее память. Рассчитал.
- Прошу прощения, я не могу прочесть текст. – апатично проговорила Колдвелл, глядя в глаза Бармы, казалось ожидающей реплики сеньоры Капулетти больше, нежели Джульетта. Забавно было, что подобное было весьма серьезной повинностью, но Оскара это не остановило. Решил сделать жизнь Рэймонда ярче и заполненной непредвиденными ситуациями – никак иначе. В любом случае, раз Колдвелл наконец-то дали слово по этому поводу, а она сообщила о проблеме пусть и в несколько неконкретной формулировке, то, во-первых, организаторы будут уличены в своей неосведомленности о способностях актеров, а во-вторых, им придется искать замену на роль. Вряд ли Колдвелл отправят оперативно учить чтение, выбивая полноценное умение без запинок за несколько дней.

0

28

ОФФ: Окей, будет вам хорек х)
ОФФ2: Надеюсь, леди Тайлин не в обиде, что я приплела ваши туфли.

Если публика сегодня будет капризничать,
я умру уже во втором акте. Сара Бернар

Слушая приятный тонкий голосок леди Тайлин, Лия расправляла листочки сценария, что лежал у неё на коленях. От головной боли немного плыло помещение, но в целом мысли, чувства и эмоции наконец-то были взяты под контроль, и милая улыбка вновь появилась на губах, а болезненный румянец пропал, оставив лишь чуть-чуть краски на щеках. Леди Барма объясняла вполне понятно, хотя, в общем-то, что можно не понять в описании той или иной сцены? Мастер, что создал её, потрудился на славу, грамотно и четко все расставив, поэтому для девушки не составляло особых проблем  сообразить, кто, где и как должен стоять и какие слова он должен при этом произносить.  Впрочем, если леди хочет подробнее разъяснить, то, значит, в сцене есть какие-то подводные камни? Но…ах неважно, лучше она просто послушает, чем потом оказаться не у дел или попасть в неловкую ситуацию.
«Хотелось бы мне тоже какую-нибудь роль второго плана…» как-то между прочим подумала девушка, с улыбкой глядя на Рут. Для Лии такие светлые, почти что белые волосы были добрым предзнаменованием, они казались мягкими и пушистыми, что хотелось подойти и погладить. Наверное, одно удовольствие плести из них косички или же убирать в прически… Но что это, она только что позавидовала?
Грустно усмехнувшись, поправляя воротничок формы и украдкой касаясь выпуклости в области внутреннего кармана, проверяя, на месте ли Мива, леди Рейнсворт вдруг подумала, что да, наверное, позавидовала, что у неё нет личной слуги, как господина Реймонда, как у леди Тайлин…но, с другой стороны, разве это не рисует их несколько слабыми и неспособными выполнить какие-то вещи без помощи слуги? Есть повод гордиться? Возможно. Но с другой стороны, есть плечо, на которое можно опереться, на кого можно положиться в трудную минуту. Но, вновь посмотрев на внимательную Рут, девушка подумала, что, наверное, на плечо хрупкой девушки опираться господину Безариусу не стоит – хоть она и показала себя с сильной стороны, когда искала мамину сережку, подросток наверняка тяжелее, чем кресло…Наверное…в креслах Офелия не разбиралась, да и в мальчиках не особо. Ей нравился Эрик, были приятны одноклассники, немного раздражает господин Рут, но в целом – нельзя было сказать, что она презирала сильный пол. Просто…она не всегда знала, как на них реагировать. В обществе оных она иногда терялась, не зная, что сказать, боясь сказать лишнее… Но в то же время….мальчики…ей нравились…
Чувствуя, как краска начинает заливать лицо, она склонила голову, скрывая смущение, возникшее от свободных мыслей, скрывая их упавшими на лицо прядями, и начала шустро перелистывать странички – только это и было слышно. Какое бесстыдство – вот так вот, во время репетиции, сидеть вот тут и думать о мальчиках! Тем более теперь, когда она уже провинилась своей головной болью…
Хорек в пиджаке зашевелился, видимо, из-за того, что в кармане стало тесно и душно оттого, что девушка сложила руки на груди, и высунулся из-за полы пиджака. Вопросительно уркнул, глядя на хозяйку темными глазами-бусинками.
- Ах Мива, ты уже выспалась?  - шепотом спросила леди, погладив острую мордочку пальчиком. В ответ зверек смешно чихнул, вытирая лапкой нос. И юркнул в карман, откуда послышалась возня, бренчание, и вот уже он гладкой молнией скользнул по полу, направившись в сторону Тайлин, держа в пасти сережку – хорьки по природе своей любят таскать вещи, и второй вещью, на которую нацелился зверек, были шнурки на туфельках герцогини. Деловито затормозив у ног девушки, он отложил сережку, впрочем, положив её так, чтобы её никто не забрал, и  вцепился в  тонкую змейку шнурочков зубами и дернул. Обувь протестующе скрипнула, затягивая бантик в узелок.
- Мива, ты что творишь, проказница?!  - с ноткой ужаса спросила Лия, вскакивая с кресла. Подняла с пола хорька, что недовольно сопел и фыркал, сережку и произнесла:
- Прошу прощения, она любит играть и ей стало скучно… - да, все-таки проще будет не брать зверька на репетиции, чем каждый раз оттаскивать Миву от серег, колец и прочих блестящих, бренчащих и любопытных вещей. Теперь уже краска стыда постаралась, заливая лицо девушки полностью, а растерянность в глазах и гнущиеся в тщетной попытке губы  только увеличивали  риск того, что ещё чуть-чуть – и Лия разревется, как маленькая девочка, от стыда, пытаясь замять эту неприятную ситуацию. Конечно, вряд ли Тайлин подаст на неё в суд за что, что Мива затянула шнурок, но кто знает этих Барм?

0

29

Итак, репетиция наконец-то началась. Произнеся слова автора и обозначив тем самым место действия данной сцены, Тайлин посмотрела на Рут, ожидая реплики синьоры Капулетти. Но герцогине ответила совсем не гордая дворянка из известной пьессы Шекспира, а все та же служанка Рэймонда Безариуса – Рут.
- Прошу прощения, я не могу прочесть текст, - уныло произнесла девушка, как-то не особенно смущаясь того, что она срывает едва только начавшуюся репетицию.
«Что за…», - Тайлин раздраженно поморщилась, глядя на Колдвелл и потянула руку, загибая листы бумаги, которые блондинка держала и куда периодически поглядывала.
Рут пользовалась копией текста, которую Барма вместе с вариантом для Рэймонда, передала оному через однокурсницу. От большинства молодых людей, учившихся в Академии, не стоило ожидать дисциплины и особого рвения, как в учебе, так и во внеклассных мероприятиях, поэтому Тайлин озадачилась тем, чтобы обеспечить таких вот обормотов, как Безариус, хотя бы текстом – уж коль не выучит, то хотя бы прочтет, а для начала хватит и этого. За одно с Рэймондом, копии удостоилась и Рут. У Тайлин всегда был аккуратный и разборчивый почерк – отец нередко хвалил ее за это, к тому же, переписывая куски нетленного произведения на бумагу, она старалась сделать копию максимально понятной и читаемой. Однако всегда существовала вероятность, что кто-то что-то не поймет. Эта самая непонятливая вероятность стояла сейчас перед Тайлин с апатичным выражением лица.
- Разобрать не можешь? – начала было Тайлин, делая шаг к Рут, чтобы взглянуть, что именно в реплике той не ясно. Взгляд уже скользнул по бумаге, ища то самое место, как вдруг с задних рядов донеслись крики, отвлекшие герцогиню, как от листа бумаги, так и от служанки-Колдвелл.
«Какого черта?!» - взгляд метнулся в ту сторону, откуда уже продолжительное время доносились громкие голоса, перешедшие теперь в отчетливые крики. – «Да что там творится?»
Вновь вспыхнув от гнева – и тебе тут болезная мисс Рейнсворт, и апатичная Колдвелл, и два кричащих и очень раздражающих субъекта – Тайлин уже готова была кинуться к орущим мальчишкам и поставить их на место, но не получилось. Отвлекшись на разразившийся в конце зала скандал, герцогиня упустила из виду действия маленького, но очень опасного врага, который воспользовался моментом и напал на ее обувь. Шнурки затянулись, сдавливая хрупкую ножку, и Барма бросила взгляд на ноги, ощущая внезапный дискомфорт.
- Ааа! – коротко вскрикнув, Тайлин шарахнулась в сторону, врезаясь боком в сцену.
Герцогиня никогда не была труслива, но эффект неожиданности этому мерзкому зверенышу удался хорошо. Боль в бедре заставила Тайлин слегка согнуться и опереться о деревянный бортик. Сжав зубы она терпела боль, мысленно понося животное, и его хозяйку, всеми бранными словами, которые только знала. Но нельзя было терять лицо, поэтому, когда первые болевые ощущения прошли, девушка развернулась и процедила сквозь зубы, отвечая на извинения леди Офелии.
- Больше никогда не приносите на репетицию животных. Я запрещаю, - фраза совсем не получилась резкой, грубой и угрожающей, как рассчитывала Тайлин, но все, что недоставало интонациям в ее голосе, леди Рейнсворт могла прочесть в ее глазах.
Скрипнув зубами, герцогиня вновь уселась на край сцены и подняла согнутую в колене ножку, чтобы немного ослабить затянутую туфельку. На то, что в таком положении из-под юбки отчетливо просматривались трусики, она не обратила внимания, да и вид ее был столь злобен, что любого, кто посмел бы как-то прокомментировать ее поведение, она убила бы взглядом. А может и не только взглядом.
- Продолжаем, - заявила Барма, опуская ногу и нормально усаживаясь на краю сцену. О том, чем кончится ссора  Безариуса и Найтрея, герцогиня уже не беспокоилась – пусть хоть поубивают друг друга. Важнее было быстрее закончить репетицию, иначе это грозило травмами не только для Тайлин, но и для двух блондинок, пялившихся сейчас на нее.
- Скажи же, няня, где же дочь моя? Покличь, - рыкнула девушка, глядя на Рут, которой надлежало говорить эти слова. Она знала наизусть уже всю пьесу – памятью Барма превосходила многих – и могла читать реплики за всех персонажей не подглядывая в листочек. – Вот что ты никак не можешь разобрать в тексте.
Далее шла реплика няни, и, скрестив руки на груди, герцогиня начала ее читать. Злость, от которой лицо девушки сильно раскраснелось, успешно маскировала смущение – реплики няни Тайлин решительно не нравились.
Моим девичеством клянуся, в двенадцать лет целехоньким еще, «О, небеса! Нашла чем хвастать. Как будто в двенадцать лет кто-то помышляет от потере невинности. Что за текст?» я кликала уж. Где же ты, Джульетта? Ау, голубка! Девочка, ну где ж ты? «А вот она то как раз и помышляет о том, как расстаться с девичеством».
Роль Барма произносила без какого-либо намека на кроткую няню – в голосе девушки все еще слышалось гневное рычания, не говоря уже о том, как сверкали ее глаза, когда она поочередно посматривала то на Офелию, то на Рут.
- Входит Джульетта, - взгляд остановился на леди Рейнсворт. – «Ну давай! Ты еще слова свои не сумей прочесть. Голову оторву!»

+2

30

Как и ожидалось, Барма восприняла новости от Рут совсем неодобрительно. Еще бы, тем более после того, что пришлось преодолеть прежде, чем начать репетицию. Сейчас же, когда она наконец началась и, казалось, проблем больше нет, осталась еще одна. Кинув легкий взгляд на подошедшую герцогиню, решившую, что Колдвелл попросту не может разобрать текст, Рут глядела в бумагу, вовсе не концентрируя зрение на каком-то конкретном слове.
Уж только ты там умудрись сам разобраться, или пусть тебя уже зарубят, а. Слишком громко верещите. – крики на фоне раздражали не только Барму, это естественно. Раздражало это фактически добрую половину присутствующих, а из второй половины кто-то или беспокоился, или веселился, глядя на шоу, или же умудрялся игнорировать. Колдвелл, конечно, могла примкнуть к последним, но то, что в инциденте замешан ее господин, не давало покоя. В голове летала недовольная мысль о том, что с минуту на минуту Реймонд выдохнется и позовет слугу себе на помощь. Тогда хочешь, не хочешь, придется сорвать репетицию. Какая разница, если ответственность за это брать Безариусу?
Крик со стороны герцогини заставил отвлечься Рут от своего мыслительного процесса. Апатично, с внутренним изумлением, Колдвелл кротко оглядела ту, приметив связанные между шнурки и юркнувшего в сторону хозяйки хорька, удобно расположившегося в безопасной зоне.
Бестолковое невоспитанное животное. Ну, животное отражает хозяина. – без зазрений совести заключила Рут, опустив взгляд в текст, напоминающий кроссворд. Буква знакомая, буква незнакомая, еще раз незнакомая и снова знакомая. А в целом, можно даже и сориентироваться.
«Скажи же, няня, где же дочь моя? Покличь»… - про себя повторила девушка, переметнув взгляд с одичавшей Бармы на текст. Хорек вроде бы ее не кусал, так что рычать-то? Вот она, истинная леди. И это при том, что она секундами назад попрала главные нормы приличия.
Объяснить причину или хотя бы вставить кроткое слово извинения Колдвелл не дали, словно Барма вовсе не предполагала тот склад ситуации, который имеется на данный момент. Да, она понимала то, что Джульетта больна, да, она приняла в расчет то, что сеньора Капуллети безэмоциональное бревно, мимика которой наверняка будет выглядеть слишком простой. Но вот вероятность того, что слуга одного из члена герцогских домов необразованна и даже не умеет читать, ей вовсе не рассматривалась. Оно и верно, такого быть не должно, но это так.
Если я скажу об этом, то подвергну под сомнение статус Безариусов, не говоря уж о положении того слабого щенка. – кинув взгляд в зрительный зал, где «щенок» до сих пор выплясывал, Колдвелл все больше раздражалась ситуацией. Почему она, внезапно вырванная из привычной среды, неподготовленная, должна нести ответственность за такого шумного и раздражающего парня, тем более еще и заботиться о его авторитете? Да она даже слова такого, «авторитет», не знает.

0


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Личные отыгрыши » [1830|15 июня] R&J №1 "Шило в мешке не утаишь." ©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC