Pandora Hearts RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Личные отыгрыши » [1830|20 июля] You lead me deeper through this maze... ©


[1830|20 июля] You lead me deeper through this maze... ©

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Действующие лица: Кристиан Баскервилль, Лео, Элиот Найтрей
Временный промежуток: 20 июля, поздний вечер (20-22 часа)
Описание ситуации: Кристиан, внезапно возникший за спинами "прогуливающихся" по городу трущоб Оза, Элиота и Лео, утащил последнего в один из проулков. Изначально его целью было облегчить "коллегам" работу - поимку Оза, но темноволосый мальчик, угодивший в его руки, оказался любопытным субъектом.
Тем временем Элиот, который и под страхом смерти не смог бы оставить слугу в баскервилльских лапах, рванул за ними и вмешался в завязавшийся разговор...

0

2

Дождь по-прежнему лил, как из ведра, не особо церемонясь и атакуя тяжелыми маслянистыми каплями всех-друзей, врагов, случайных прохожих...будь Баскервилль простым человеком, он бы уже давно плюнул на все и пошел в дом-к теплому очагу, любящей супруге и неугомонному чаду. Но Кристиан был тем, кем стал уже давно-приемышем богатой семьи, славной темной семьи, чьи узы были нерушимы и священны...
Хорошо ориентируясь на всех улицах, мужчина без проблем выбрался на относительно чистый пятачок, бывший ранее площадью, посвященной какой-то там святой воде. Что это за вода и кому она нужна, а также, зачем в нее верить, Крис давно позабыл, заменив на более интересную информацию, например, на "сто приемов заставить жертву говорить" или "краткий справочник любимых кровавых игрищ Шарлотты". Там же помещались "любимые блюда Элизабет", "какие сладости любит Лили", "что значит, если Винсент щурится" и "энциклопедия по ухожу за Хроносом"....
Фонтан на площади, кстати, тоже был, вернее, его жалкие останки-три распадающихся ручейка и множество камней, разбивших опоясывающий фонтан бортик. Жаль, раньше здесь было так красиво...Баскервилль остановилсяи оглянулся через плечо. Девочки справятся, а Шарлотта наконец-то сможет отомстить Джеку, вдоволь поиздевавшись над мальчишкой. Кстати, о мальчишках...
Спустив с плеча темноволосого мальчика, который во время "разделения" вел себя тихо, как мышка-странно даже, почему, может придушил ненароком? - теперь смотрел на него без особого страха. Кристиан запоздало поймал себя на мысли, что такое вот рассматривание его напрягает, особенно тем, что нет привычного ужаса в глазах и вообще никаких эмоций нет - всему препятствует длинная челка, сплошняком закрывая лицо - видны только плотно сжатые упрямые губы.
- Эй, парень, как тебя зовут? - с хрипотцой в голосе-неужто простыл? - спросил Кристиан, задумчиво присаживаясь на камушек. Бежать бесполезно - Хронос навязчивой тенью маячил где-то за спиной мальчика, готовый в любой момент поймать и вернуть паршивца на место

Отредактировано Kristian Baskerville (2011-11-17 13:37:19)

0

3

По пути мужчина легко закинул Лео на плечо, чтобы было удобней с ним перемещаться. Вырываться не было смысла - это мальчик понимал прекрасно. Баскервилли не такие идиоты, чтобы не суметь справиться с одним тощим мальчишкой, не способным даже оружие в руках держать. Лео пытался смотреть, что твориться позади, но его несли слишком быстро, часто прыгали через мусор и разваленные куски стен. Мальчика тащили все дальше и дальше - даже голоса позади успели стихнуть.
Похититель вынес Лео на площадь. Воображение мальчика дорисовывало не только окружающую архитектуру, но даже людей вокруг - смутными образами, больше напоминающими тени. Вот какая-то девица подошла к фонтану, намочила ладонь и обрызгала маленькую девочку. Та отскочила, всплеснув руками, а потом сама побежала к фонтану, чтобы отомстить. Люди вокруг останавливались посмотреть, а потом проплывали дальше, не издавая ни звука. Стоило сосредоточиться на физических ощущениях, и отражения ныне мертвых людей исчезали.
Мужчина опустил Лео на землю как раз рядом с фонтаном. Челка висела сосульками и не скрывала глаз, и вокруг похитителя тут же весело и торжественно заплясали золотистые отблески. Чувствуя, как внутри разрастается злость, Лео поправил волосы и сжал губы - пусть видит недовольство таким поворотом событий.
- Эй, парень, как тебя зовут?
"Похищал неизвестного?" - недовольно подумал Лео. Смысла в таких кражах он не видел, потому что, если этим Баскервиллям нужны были господа, слуга дома Найтрей точно не смог бы помешать.
Лео отступил на шаг назад и уткнулся пятками в бортик фонтана. Посыпалась каменная крошка. Мальчик сел, быстро убедившись перед этим, что точно не упадет в воду - хотя смысл в том, если все равно одежда мокрая настолько, что хоть выжимай?
- Зачем вам нужно меня похищать? - вопросом на вопрос ответил Лео и нахмурился. Называть свое имя он уж точно не собирался, особенно этому странно знакомому мужику.

Отредактировано Leo (2011-11-19 01:01:24)

0

4

Кристиан задумчиво рассматривал сидящего перед ним мальчишку. Мальчик как мальчик - худой, вроде бы даже напуганный - за спутанной челкой толком не видно лица, поэтому испуг в глазах не читается.  И зачем было такого тащить? Почему это вообще мальчики, а не девочки?
Скинув бесполезный капюшон, мужчина запустил руку в волосы, расплетая хвост и что-то ворча. Пленный парень пока что молчал, и это молчание несколько озадачило Криса, поскольку он заметил, что его тоже бесцеремонно разглядывают. И даже как-то смутился напоказ, запахнув плащ обратно.
- Хронос, проверь-ка, не идут ли к нам гости?  -  змей недовольно зашипел, явно не оценив идею оставлять хозяина одного, но, решив, очевидно, потом мелко напакостить – сломать пару ребер, например – уполз, неспешно утягивая тело подальше и брезгливо огибая останки зданий. Проследив за ним взглядом и убедившись, что Цепь отправилась именно на дело, а не полакомиться чей-то неприкаянной тушкой . А хотя даже если и полакомится – не жалко. Хотя бы какое-то время Баскервилль сможет спать спокойно и не ходить на охоту с проголодавшейся животинкой. Кстати, что это? Он линяет? Приподняв с земли чешуйку, явно могущую принадлежать только большой змее, коей Хронос и являлся, мужчина хмыкнул – вот возни-то. Будет сейчас по всему дому куски шкуры валяться. Непорядок…Прошлые чистоплюйные гены Криса взвыли, в красках представив усеянный чешуйками пол. А впрочем, какая разница – они все равно придут в гости к их информатору. Лишь бы жалкий нелегал не заложил их…
- Зачем вам нужно меня похищать? – молниеносно обернувшись, Крис, не так давно покинувший свой пост – точнее, так наверняка казалось стороннему наблюдателю - легко вскочил на остаток бортика фонтана и, балансируя на нем, честно ответил, растянув губы в усмешке:
-  Да я и сам не знаю, зачем мне было похищать такого замухрышку! – и пожал плечами, усевшись рядом с мальчиком. Заговорщицки подмигнул, про себя уже десять раз представив, как можно помучить мальчика. Или подарить Шарлотте – пусть перестанет наконец-то дуться на него. Он же ни виноват, в конце концов, что его усыновили и он стал братом Глену.
- Но, возможно, если Хронос проголодается…можно будет покормить его тобой…знаешь, так, по частям – сначала мышцы ног, потом руки, а голову оставить на десерт… Хотя… - совершенно нахально ткнув в бок брюнета, он довершил – хотя знаешь, наверное, он не оценит – он любит упитанных…надо было тащить того, что повыше… - рассуждая вслух, Баскервилль уже снова бродил по обломкам, сложив руки на груди…
- О, а вот и ты! – спустя некоторое время радостно выдал он, завидев знакомые изгибы. Хронос возвращался с дозора, крепко что-то зажав в одной из пастей. Как выяснилось – крысу. Крис поморщился – зверьки это были противные, поэтому он поспешил озвучить:
- Лучше бы ворону приволок…Ах да! – он обернулся – только полы плаща взметнулись. – Мой милый мальчик, я думаю, что пока что тебе лучше посидеть в обществе моего друга Хроноса… - подцепив его за шкирку, Баскервилль, противно рассмеявшись чуть ли не в ухо жертве, ловко усадил его на Хроноса, умудрившись пристроить так, что слезть мальчишка не мог, но  и разговаривать так можно было поспокойнее – ершистость спадет, может, чего интересного расскажет?
- Только чешуйки не выдирай - он не любит...

Отредактировано Kristian Baskerville (2011-11-17 13:34:21)

+1

5

ООС: прошу прощения за задержку - куча непредвиденных обстоятельств мешала мне написать пост раньше.

Незнакомец наконец-то осознал, что капюшон не спасает от дождя, и Лео начал разглядывать его еще пристальней. Взглядом он был похож на самого мальчишку - будто бы мужчина скрывался или хранил какую-то убивающую его тайну.
- Хронос, проверь-ка, не идут ли к нам гости?
Лео проследил за удаляющейся цепью. Не сказать, что его пугали змеи - все вместе, большие и маленькие, - но неизвестно было, чего ждать от похитителя. А раз уж он Баскервилль, то, как и все остальные, психопат.
Мужчина мешкал, не говоря своих целей, а потом все же соблаговолил ответить на вопрос.
Да я и сам не знаю, зачем мне было похищать такого замухрышку! Но, возможно, если Хронос проголодается… можно будет покормить его тобой… знаешь, так, по частям – сначала мышцы ног, потто руки, а голову оставить на десерт… Хотя… хотя знаешь, наверное, он не оценит – он любит упитанных… надо было тащить того, что повыше…
Похититель расхаживал рядом, присаживался, тыкал Лео в ребра. Мальчик все стоически терпел и молчал. Ему хотелось сказать, чтобы Баскервилли не трогали Эллиота, но тогда он мог нечаянно подставить своего хозяина. К тому же, Эллиот защищен настолько хорошо, насколько это было в возможностях Лео.
Когда мальчик уже собирался было достать пистолет и попытаться пристрелить мужчину, тот радостно поприветствовал свою Цепь. Лео огорченно вздохнул.
- Лучше бы ворону приволок…Ах да! Мой милый мальчик, я думаю, что пока что тебе лучше посидеть в обществе моего друга Хроноса…
Лео подняли вверх, как котенка, и посадили на змею. Мальчишка хотел было заорать с перепугу, но быстро смог взть себя в руки.
"Ты что, маленький? Тут некому помочь, сам выкручивайся".
- Только чешуйки не выдирает - он не любит...
"Да плевать мне на его чушуйки!"
- Мое имя Лео, как вас зовут? - зубы громко стучали от холода. - И все-таки объячсните, зачем нужно было похищать меня? Я не смогу вам помешать, что бы вы не собирались сделать, а тратить время на беседы со мной не очень рационально.
"Да он вообще знает это слово?" - злился Лео.

Отредактировано Leo (2011-11-19 01:03:55)

+1

6

ОФФ: Все нормально, лишь бы интерес не пропал :3
Кристиан что-то проворчал – как будто недовольный кот, про себя отметив, что в следующий раз лучше будет тащить кого-нибудь…менее покорного своей судьбе. Мальчишка начинал раздражать – на провокационные речи он не велся, просто молча разглядывал Баскервилля. Скукотища, вот если бы его так пристально разглядывала красивая барышня – другое дело. А тут – пацан, с длинными волосами, мокрые пряди липнут к щекам, скрывая глаза. Черти что, хоть тряси его за шкирку и заставляй плясать лезгинку. Идея, конечно, хорошая, но где гарантия, что он умеет?
Сидеть на камне было невыносимо – ветер радостно дул на неподвижную фигуру, да и вообще холод маленькими цепкими лапками перебирался  по телу все глубже и глубже, забираясь за шиворот и стекая ниже по спине. Ощущение было противное. Противное, но несмертельное, простуда пройдет легко, но день – два стоит держаться от мужчины подальше, дабы не вызвать взрыв негодования и заработать себе царапины и кровоподтеки. «Спокойно, Крис, спокойно – не нужно бить нашего информатора, он может быть полезен. Даже просто тем, что мы можем перекантоваться у него пару ночей. И да – не забыть встретиться с Винсентом, от него тоже должна поступить новая информация…о Глене. Это важно, действительно важно…» Где-то глубоко в груди снова неприятно царапнуло, как будто тупой иглой – сам того не замечая, младший брат все-таки привязался к нелюдимому старшему, и теперь его периодически мучали воспоминания из прошлого. После посещения Бездны такие отклонения были привычны и для него, и для любых Баскервиллей – такое даром не проходит. А получив в дар от щедрой Бездны собственную жизнь и возможность вернуться в своей мир, можно было только радоваться, что они так легко отделались. Впрочем, легко ли? Теперь их род – предатели, убийцы…И это, как ни странно, заводит. Куда лучше, чем самый благородный дом, которым восхищаются, с который надеются заключить союз…
Отвлекшись на размышления, Кристиан совсем позабыл о мальчишке – ещё бы, не забудешь тут, если он ведет себя тихо, спокойно, а бежать, попытавшись спрыгнуть с Хроноса – все равно что подписать себе смертный приговор. Прокушенная конечность, потеря крови – и медленная агония. А потом главную улику – труп – Цепь сжует, радостно похрустывая костями. Это, кстати, не такой плохой вариант. Одним мальчишкой меньше – меньше хлопот с остальными, и, быть может, Оз станет поразговорчивее, поняв, что Баскервилли шутить не намеренны? Уже занеся руку, чтобы отдать Цепи приказ, мол, съешь-ка этого человека, он нам не нужен, он застыл, услышав:
- Мое имя Лео, как вас зовут? – неужели он дождался хоть каких-то слов? По губам растеклась язвительная усмешка, перемешанная с радостью – разговорил, разговорил! – а мальчик продолжал, с трудом удерживаясь на змее – хотя, надо сказать, и не паникуя, за что и заслужил плюс одно очко в пользу того, чтобы оставить его – пока что, по крайней мере – в живых:
- И все-таки объясните, зачем нужно было похищать меня? Я не смогу вам помешать, что бы вы не собирались сделать, а тратить время на беседы со мной не очень рационально. – стоя вполоборота, так, что его лица не было видно, Кристиан улыбался, размышляя о том, стоит ли этому человеку говорить свое имя. Не будет ли это лишним, не получит ли он проблем на свою голову, сказав его? Он обернулся на мальчика – парень как парень, худосочный, на глаз больше пятнадцати лет не дашь. Длинная челка скрывает лицо, из-под плаща выглядывает воротник неброского пиджака. Ничего особенного, ничего опасного. И правда, зачем ему в этом представлении отведена такая скучная роль – разделить знакомых, чтобы Шарлотта и Лиззи могли утащить Оза. И да, ему ведь не показалось? Второй мальчик бросился за ними следом – по крайней мере, он что-то кричал им вслед. Кажется, как раз-таки имя этого мальчика?
- Значит, Лео… - приложив пальцы к подбородку, протянул Баскервилль, задумчиво продолжая разглядывать мальчика. Признаться, весь пылкий монолог Лео он слушал вполуха, больше наблюдая за реакцией. 
– Зачем я забрал тебя? Рассказать тебе?  Хочешь ли ты это знать, Лео? – он, театрально  протянув руку вперед в вопросительном жесте, перевел дыхание, на самом деле не столько ожидая реакции, сколько потому, что ему требовалось несколько секунд, чтобы сформулировать фразу.
- Понимаешь ли, мальчик, нам нужен не ты, нам нужен один из твоих друзей… Он – ключик для наших дел, а мы привыкли получать все, что нужно. Любыми способами. А как проще всего забрать то, что тебе нужно? Правильно – исключив все ненужное… - мужчина вытянул из рукава стилет. – Ты был не нужен, поэтому…поэтому тебя убрали с поля, оставив нужные фигуры. – он подкинул оружие в руке, а потом вдруг спросил – любопытство съедало уже давно, да все не было случая ввернуть вопрос:
- Скажи мне,  Лео, почему ты не подстригаешь челки? Ты – проклятый ребенок?  - Кристиан не знал, знает ли мальчик старинную формулировку этого вопроса, но знал, что сто лет назад так называли детей с кроваво-красными глазами. Такие были у Лиззи, похожий оттенок носили и глаза Лотти. Но девушки не скрывали свои глаза – напротив, он гордились ими, выставляли напоказ (впрочем, не только глаза они выставляли). Простому же горожанину спрятать такие глаза – всего лишь отпустить длинную челку, чтобы скрыть алую радужку. Порой Баскервилля даже задевал тот факт, что не у всех членов его семьи такие глаза. Глаза Глена были насыщенно фиолеотовыми, как будто оттенки заката после дождя, Кристиан же мог похвастаться сапфирово-синими. Вновь кольнуло больно ощущение тоски по брату, но мужчина беспечно от него отмахнулся...

Отредактировано Kristian Baskerville (2011-11-17 13:39:07)

+1

7

Некоторое время похититель смотрел в сторону, будто раздумывая. Лео было невероятно неудобно держаться на змее, но он старался, мысленно ругая всех Цепей вместе взятых, вместе с Бездной, Волей Бездны и Сабрие. Корень всего, бесспорно, был в этом проклятом городе, и мальчишке хотелось пнуть ближайший камень.
Мужчина стал смотреть на Лео только тогда, когда тот заговорил. Мальчика даже передернуло - ведь его могли убить просто за ненадобностью.
- Значит, Лео… Зачем я забрал тебя? Рассказать тебе? Хочешь ли ты это знать, Лео?
"Если спросил, то хочу, очевидно же", - злился Лео.
У Лео разболелась голова от света, шума дождя и общего напряжения, и он скривился с заметным недовольством.
Большую часть слов мужчины Лео попросту не услышал. Ветер сменил направление, и теперь дождь хлестал в спину, было жутко холодно и мокро, а похититель уже достал оружие и с удовольствием вертел в руках.
"Убьет", - понял Лео.
Мальчишка довольно громко сглотнул - если бы не шумел дождь, похититель непременно услышал бы и понял, насколько Лео... скажем так - не по себе.
Тем временем мужчина заговорил опять, и Лео обхватил себя руками за плечи, чтобы хоть как-то согреться. Тут же даже не поймешь, из-за чего дрожь!
- ... почему ты не подстригаешь челки? Ты – проклятый ребенок?
Лео задумался. С одной стороны, проклятья "красных глаз", с которым так носились люди еще сто лет назад, у него не было, но и все странности, сопровождавшие его с детства, явно не говорили о нормальности.
- Нет, я обычный, мне так удобней, - ответил Лео.
Мокрые волосы, сейчас лезущие в глаза, были явной противоположностью удобства. Лео поднял руку и пригладил челку получше - от греха подальше.
- А если бы был проклятым, то что? Мне казалось, Баскервилли не придают значения таким мелочам, в отличие от всех остальных, кто жил до разрушения Сабрие.
Небо расчертила кривая молния. Мальчик прищурился: и без того отсутствие спасительных очков чуть ли не сводило с ума, так еще и вспышки света. Спасибо, природа, удружила.
- Вы ведь жили до трагедии, - с утверждающими интонациями сказал Лео. - Кто отправил вас в Бездну?
"Тяни время, пока не придумаешь подходящий план!"

Отредактировано Leo (2011-11-19 01:10:01)

+2

8

Рассматривая мальчишку, Кристиан как-то задней мыслью подумал, что ему, наверное, не мешает подстричься. Конечно, волосы хорошо собираются в хвост, но вот сейчас…он похож на сову с растрепанными перьями – так торчат в разные стороны пряди волос, и попытки привести их в порядок ни к чему не привели. Решив, что сидеть на камне – совершенно недостойно его, герцога Баскервилля, поведение, он решил пересесть под бок к Хроносу – там хотя бы создается иллюзия, что дождя поменьше, да и бок верной Цепи – место укромнее, там проказник-ветер не найдет мужчину. Змей  свернулся в некое подобие спасательного круга, удобно устроив головы на другой части своего длинного туловища. Теперь с Лео было куда душевнее разговаривать – они сидели как будто в креслах напротив друг друга. Удовлетворенно хмыкнув, заметив, насколько неудобно сидеть на мощной шее змеи, он удивленно изогнул бровь, услышав через некоторое время:
- Нет, я обычный, мне так удобней - чувствуя, как ползет вверх и вторая бровь, Крис переспросил – с интонацией человека, до крайности любящего порядок – старые гены возвращались, и он все больше становился параноиком по части чистых вещей и порядка в доме:
- Удобнее ходить лохматым? Ну-ну… - мужчина фыркнул, видя, как мальчик пытается пригладить мокрые волосы ещё сильнее, чем это сделал дождь, и провел по своей щеке стилетом. Выступила капелька крови – царапина была неглубокой, а капля сразу же смылась дождем, растворившись где-то в земле. На это играться с мелким оружием ему надоело. Надо завести себе кинжальчик, как у Шарлотты – стилетом удобно колоть, но и резать чем-то нужно! Например, как теперь заделаться парикмахером и подстричь мальчишку, чтобы оставить ему на время воспоминания о встрече? Фирменная стрижка от Кристиана Баскервилля, только для привилегированных. Ткнувшаяся в бок рапира, его и Дага стараниями превращенная в нечто среднее между мечом и рапирой, подсказала выход. Но в этот момент мальчик выдал ещё одну умную мысль, которую, склонив голову набок, выслушал с интересом мужчина:
- А если бы был проклятым, то что? Мне казалось, Баскервилли не придают значения таким мелочам, в отличие от всех остальных, кто жил до разрушения Сабрие. – беспечно махнув рукой, Крис ответил:
- У моих сестренок тоже такие глаза, да и у союзников такие же, так что ты меня ими не напугаешь. Скорее я порадуюсь – красные глаза всегда предполагают какие-то скрытые мотивы. У тебя ведь тоже есть тайны, верно, мальчик? – с усмешкой и непонятными интонациями в хриплом голосе спросил он, и это могло означать любые тайны – стопка мужских журналов, запрятанная в недрах шкафа или же какие-то махинации против правительства. Что угодно – хоть Джек Безариус внутри. Ах нет, реинкарнацией зеленого кафтана сейчас как раз занимаются его драгоценные сестры. Интересно, как они сейчас? Да, и Джеку в свое время Кристиан в свое время страстно желал отстричь длинную косу, не понимая, зачем было вообще её отращивать. Потому подумал и решил, что, если он решит таки прикончить блондина, то можно будет повесить его на собственной косе. И почему все мысли перетекают к волосам? Ах да, все из-за того, что его безумно раздражает прическа, точнее, её отсутствие, у сидящего почти напротив и чуть повыше Лео.
- О Бездна, это невыносимо – я общаюсь с говорящими волосами! – совершенно бесцеремонно стащив, ухватив мальчишку чуть повыше локтя, его с Хроноса – одна пасть лязгнула в опасной близости от руки Криса, за что тут же получила кулаком по морде – мужчина швырнул хрупкого мальчишку на землю и замер на мгновение, вытягивая из ножен рапиру, любуясь её заточкой – работа мастера, Даг просто чудно над ней поработал, сделав удобную простую гарду. Идеальный баланс и мгновенная смерть длиной в сто сантиметров.  Сто смертоносных сантиметров. Сестры нередко ворчали на него за то, что он таскает за собой эту «длинную палку» - в руках девушек жило совсем другое оружие, кинжал и хулахуп – но Кристиан неизменно отмахивался, мол, каждому свое.
- А теперь, милый мальчик, да будет свет! -  и резкий росчерк рапирой, самым кончиком – зачем кромсать Лео раньше времени? Да и не то оружие. Да, все-таки надо было утащить у Лотти один кинжальчик – ушко там отрезать, язык. А хотя нет, не надо язык – так поговорить охота, ужас просто. Вольно поиграть словами, посмеяться, поиздеваться. Вдруг Баскервилль понял, что хочет на бал – только чтобы развлечься, не более! Глядя, как на лбу мальчика выступают и тут же пропадают, смытые дождем, несколько капель крови, он также понял, что парикмахером ему не быть. Это вам не Винсент с его ножницами – щелк-щелк, и готово - новый дизайн от Винсента Найтрея. Косо отхряпанная челка прикрывала левую бровь, зато с другой стороны открывала правую бровь полностью. Парень инстинктивно схватился за лоб, и Крису даже стало как-то жалко парнишку – у него-то нет способности к почти мгновенной регенерации.
- Мда, так, конечно, лучше, но платка у меня, увы нет…Да ладно, не переживай – шрамы украшают мужчин! – «утешил» того мужчина, смахивая приставшие волосы с рапиры и бережно вкладывая её в ножны. Царапина, пройдет. А немного боли наоборот, освежат мальчишке мысли, впрыснув ясности в рассудок. Боль отрезвляет, всегда, так или иначе. Баскервилли по-своему относились к боли – с нескрываемым наслаждением, но тем не менее в рамках допустимого, не отрезая конечностей и, конечно, как зеницу ока берегли голову.
Цепь, почуявшая запах крови, вопросительно подползла поближе и склонила среднюю – самую умную, как решил когда-то Кристиан – голову в вопросительном жесте. Уже можно, хозяин? Съесть этого человечишку? Он покачал головой – пока нет, ведь он ещё не наигрался.
И вдруг раздался вопрос – неожиданный, непрошенный, с совершенно другими интонациями – Баскервилль, застыл, чувствуя, как по спине бегут полчищем слоноподобные мурашки, впечатывая лапки в ни в чем неповинный позвоночник:
- Ты ведь жил до трагедии. Кто отправил тебя в Бездну? – будь вопрос задан по-другому, без этой интонации, Кристиан бы уже швырнул из рукава припасенный на любой случай жизни стилет, не одобряя такого панибратства, когда подросток разговаривает со взрослым человеком, как с равным. Но здесь…он медленно произнес, зажимая скользнувшее было лезвие в руке, внимательно смотря на как будто внезапно выросшего, возмужавшего мальчика:
- Я не знаю подробностей – в какой-то момент я просто провалился вместо с этим городом в Бездну…- голос звучал непривычно тихо, с шипящим присвистом. Ответ был совершенно правдивым – он не знал, кто сбросил Сабрие в Бездну сто лет назад, знал только одно – Баскервилли в этом были не виноваты, ни капли. – Это не наши проделки, это устроил кто-то другой. Баскервиллям не было резона это делать. Глен… - слова так и остались невысказанными – Кристиан замолчал так же резко, как начал фразу. Перед глазами встало пламя и собственные окровавленные руки, безумный смех. Наверное, именно в тот момент, они все и сошли с ума – Бездна, хоть и корежит умы людей, не способна полностью свести с ума.
ОФФ: все действия согласованы с Лео :3

Отредактировано Kristian Baskerville (2011-11-15 22:02:57)

+1

9

Похититель смотрел пристально, и Лео хотелось поправить челку, что-нибудь одернуть, достать очки, а еще лучше - переключить внимание Баскервилля на что-нибудь другое. Пошевелиться было страшно - одна из голов змеи повернулась и пристально следила за мальчишкой. Тут бы любой исследовательский интерес пропал, вот и в Лео он угасал с каждой минутой.
Подойдя ближе, мужчина уселся на Цепь напротив Лео. Теперь его взгляда было не избежать, а опустить голову - значит, пропустить какой-нибудь опасный маневр.
- Удобнее ходить лохматым? Ну-ну…
- Нравится, - негромко буркнул Лео.
Мужчина то и дело выдерживал паузы, во время которых его Цепь напрягалась и смотрела на Лео уже двумя головами - а вдруг хозяин прикажет съесть жертву?
Когда же Баскервилль вытащил оружие, змея немного ослабила свое внимание. Лео поерзал, делая вид, что усаживается поудобней. В действительности же ему хотелось принять такую позу, чтобы можно было достать пистолет и выстрелить в кого-нибудь из этих двоих. Главное, выбрать, в кого именно - и Цепь, и похититель легко могли убить Лео после выстрела.
Похититель, вопреки всем страшным ожиданиям мальчика, провел стилетом по собственной же щеке.
"Ненормальный", - подумал Лео и поежился.
- У моих сестренок тоже такие глаза, да и у союзников такие же, так что ты меня ими не напугаешь. Скорее я порадуюсь – красные глаза всегда предполагают какие-то скрытые мотивы. У тебя ведь тоже есть тайны, верно, мальчик?
- У всех есть свои секреты, - уклончиво отозвался Лео.
Похититель опять замолчал, действуя мальчику на нервы. Лео поерзал на змее, а та приподняла одну из голов повыше, показывая, что все еще следит, и внимательно.
- О Бездна, это невыносимо – я общаюсь с говорящими волосами!
"Я не хочу умирать!" - запаниковал Лео, когда мужчина стащил его со змеи и швырнул за землю.
Один из обломков камня больно врезался в бок, грязь жадно хлюпнула. Дождь лился в лицо, Лео перестал что-либо видеть. В руках похитителя была длинная рапира странной формы, и метился он явно в голову мальчика.
- Не надо! - едва слышно пискнул Лео.
"Я же не могу просто так умереть! - думал Лео и не мог пошевелиться. - Где-то там Эллиот, может, он нуждается в помощи. а если он из-за меня попадет в опасность? Я не хочу умирать!"
Наверное, прошли какие-то доли секунды. Похититель махнул лезвием рапиры около глаз Лео - мальчик задержал дыхание, глядя во все глаза на острие - и срезал часть челки, оставив на лбу неглубокую царапину.
Лео глотнул воздух тогда, когда мужчина отставил оружие в сторону - тоже доли секунд, если смотреть со стороны, - и дотронулся рукой до лба. В глаза лезли отстриженные пряди волос. Мальчик поднял руку и увидел на ладони кровь.
Баскервилль что-то сказал, и Лео, разумеется, благополучно пропустил его слова, все еще разглядывая руку. Кровь текла из раны и тут же смывалась дождем, а он, в свою очередь, заливался в глаза. Мальчик сел на колени и отер лицо рукавом.
Мир опять наполнился яркими отблесками Бездны - даже ярче, чем бе очков, - Лео будто в детство попал.
Похититель обернулся и изменился в лице.

Отредактировано Leo (2011-11-19 01:13:34)

+1

10

За мгновения, потраченные на понимание происходящего, быструю, но не особенно разумную оценку обстановки и выпад в сторону одной из Баскервиллей, похититель в алом плаще успел скрыться с Лео на плече за поворотом. Это был единственный ориентир, на который мог опираться Найтрей в своей погоне, но когда Элиот обогнул этот обломок стены и сделал несколько шагов вперед, переулок заметно сузился из-за здоровенных каменных глыб, наполовину загородивших проход. Сохраняя остатки здравого смысла, юноша замедлил шаг, справедливо опасаясь засады, но, обойдя огромный камень, он обнаружил за ним совсем не впечатляющую картину: уходящий влево переулок, совсем рядом – еще одна узкая-узкая улочка между домами, а в соседней стене зияет большая дыра в человеческий рост – Баскервилль с найтреевским слугой запросто мог скрыться в этом полуразрушенном доме.
- Черт возьми! - очередная минута замешательства и раздумий – минута, за которую с Лео могло произойти все что угодно. Элиот, нетерпеливо сжимая и разжимая пальцы на рукояти меча, оглядывался, в сумерках пытаясь угадать, куда же ему идти. Время уходило – стремительно, безвозвратно, а в душе смешивалась вина и злость за собственную невнимательность с усиливающимся беспокойством за жизнь слуги и друга.
Но иногда бывало, что Найтрея вел вперед то ли инстинкт, то ли интуиция, которым зачастую невозможно было противиться – оставалось только довериться и идти вперед. И хотя он все же заглянул в дыру в стене и не увидел и не услышал ничего, кроме стекающих по стенам капель, с характерным звуком падающих в лужи, знакомое и непонятное чувство тянуло его в проулок между домами. Крепко сжав в ладони оружие, Элиот решительно направился в совсем не гостеприимную темноту проулка, запинаясь о валявшиеся на земле камни – ему было не до того, чтобы смотреть под ноги.
Двигаясь вперед сначала нерешительно, Найтрей уже через несколько метров ускорил шаг. Проулок оказался длинным, извивающимся, как змея, но закончился неожиданно – Элиот едва успел затормозить, прежде чем ступить на открытое пространство. Затормозил вовремя – послышались голоса, которые уже почти не приглушал еле капавший с небес дождь, но Найтрей все равно ничего не разобрал. Единственное, что было понятно – говорил тот Баскервилль.
«Вряд ли он говорит сам с собой», - мысль придала уверенности в том, что слуга жив, и Элиот без колебаний шагнул вперед.
Это и правда был Баскервилль. Стоял к нему лицом, держа в руках меч или что-то на него похожее. Существо, разлегшееся у остатков фонтана, отдаленно напоминало змею, но было слишком велико, чтобы являться обычным животным… И голов у него было многовато.
«Цепь», - уверенно кивнув, Элиот пригляделся, но не заметил сначала Лео, скрытого здоровенной тушей баскервилльской Цепи. И рванул вперед, поднимая меч, даже не обратив внимания на то, что мужчина в алом плаще застыл на мгновение, куда-то вглядываясь. В нем закипал неудержимый гнев – тот самый, заставляющий повиноваться только инстинктам.
- Где мой слуга, Баскервилль?! – рявкнул Найтрей, резко останавливаясь в нескольких метрах от цели и машинально отпинывая в сторону небольшой камешек – явно готовясь вступить в бой не на жизнь, а на смерть. Головы Цепи извернулись, вперившись взглядом трех пар глаз в Найтрея. И тут же две головы перестали скрывать от взгляда Элиота вполне живого Лео, и Найтрей, не сдержавшись, с облегчением выдохнул. Но отступать не собирался.
- Какого черта тебе нужно от него, предатель? – уже спокойнее, но так же громко и уверенно спросил Элиот, кивая в сторону своего слуги. Краем глаза он следил за головами Цепи, ожидая нападения в любой момент и готовясь его отразить и помочь Лео бежать любым способом. Его обязанность – защищать слугу, поэтому за свою безалаберность он будет отвечать сам.

+1

11

После ответа Кристиана на площади повисла длинная пауза, которая давящей на уши тишиной, опуская плавно на псевдо - мертвый город сумерки, укутывая, как шалью, плечи и голову. Слышно было, как бежит ручеек, выбиваясь из трещины между камнями, да как немелодично – как будто железно - скрипит чешуя Хроноса – Цепь все пыталась устроиться так, чтобы Лео не смог шмыгнуть, проскочив между кольцами. Крис думал о прошлом, о Сабрие, на автомате вновь вытянув рапиру из ножен – закралось подозрение, что он не все волосы стряхнул. Глядя на чистое лезвие и   видя свое отражение, думалось, что, кажется, тут кто-то совсем сбрендил. Судя по тому, что мужчина спятил давно и это уже норма, то спятил мальчишка. Спятившие мальчишки – это плохо. Вдруг он сейчас прыгнет и укусит Хроноса? О боже, бедный Лео – зубы ведь переломает о такое покрытие. Наесться чешуей, каждая из которой почти каменная – удовольствие не из приятных. Или нескладный пацан вытащит из кармана ту замечательную смертоносную  штучку, которая появилась в этом мире за время их отсутствия, раздастся выстрел и появится аккуратная дырочка в плече или животе. Ай-яй-яй, бедная рубашка – она пропитается кровью, белое станет красным, как простыни после первой брачной ночи, расцветет розой сначала вокруг дыры, а потом растянется по всему телу, капая частыми каплями на мощеную мостовую…
…Пауза пугливо бежала, скрываясь в одном из проулков, едва в воздухе посвистели первые нотки неприятного смеха Баскервилля. Рапира была перехвачена поудобнее, плащ распахнулся, сам по себе похожий на два кровавых крыла. Цепь недоуменно повернула одну из голов, но, убедившись, что хозяин, как обычно, «слегка» сумасшедший, вновь устремила плотоядный взор трех пар глаз на Лео. Мужчина инстинктивно чувствовал, что мальчишку пора кончать – оставлять напуганного Лео здесь значит оставлять много следов – да и напряженный кончик хвоста Хроноса, что и дело подергивающийся, исходивший мелкой рябью, свидетельствовал лучше любых взглядов и эмоциональных контактов, что ещё чуть-чуть, и запах свежей,  горячей,  юной крови окончательно сведет её с ума, заставив пренебречь хозяйским указом и съесть мальчишку. В сиюминутном взгляде Крис прочитал это желание – откусить  - чуть-чуть, совсем чуть-чуть, ножку, ручку, хотя бы запястье! – кусочек от желанной добычи. Ведь он заслужил, Цепь весь день играла только устрашающую роль, только пугая случайных прохожих или же на данный момент Лео.
- Скажи мне, Лео, как ты думаешь, умирать страшно?  - сладким голосом осведомился Баскервилль, подплывая поближе, нетерпеливо откидывая мокрые пряди, что падали на лицо – ей-богу, надо постричься! – и вставая в стойку. По губам пробежала усмешка, и с них сорвался шипящий, с присвистом, голос, дурманящий, словно умоляющий поверить в сладостный кошмар, который представляет собой смерть:
- Нет, мальчик, это нестрашно. Всего лишь маленький укол в сердце – и ты уже там, на твой выбор. Рай, Ад, Чистилище, а быть может, ты хотел бы попасть в Бездну? - последнее слово выдалось особо громким и не шипящим, как будто он не мог сдержать свою радость, произнося это слово. Да так и было  -  Бездна дарила безумие, но она же дарила невиданную свободу – свободу мыслей, слова, действий. Каждый, вернувшийся оттуда, становился на ступеньку ближе к богу, к собственной безнаказанности. Но ведь Баскервилли – почти боги, не правда ли?
- Знаешь, Лео, ты удивил меня своим вопросом про Сабрие. Этот город…знаешь, пожалуй, я рад, что он теперь такой… - Кристиан собирался ещё что-то сказать, но тут раздались шаги – так бывает, когда кто-то торопливо идет по улице. Да что там идет – топает, как слон. Явно спешит на помощь бедолаге Лео. Ах, какая ирония – появиться в такой ответственный момент, испортить такое действие, лишить Хроноса ещё на полчаса еды…Непростительно!
Боковым зрением словив движение, Крис повернул голову – волосы хлестнули по щеке, скрывая одну часть лица. Другой глаз радостно щурился, а ухо уже наслаждалось разъяренным воплем:
- Где мой слуга, Баскервилль?! – вглядываясь в это напряженное до последней черточки лицо, Баскервилль умилился. Проделать такой путь ради слуги? Вау, снимаю шляпу перед тобой, незнакомец! Если бы была шляпа… Растянув губы в усмешке, он ответил, по- прежнему держа рапиру так, чтобы в любой момент успеть отразить атаку ретивого мальчишки, что стоял теперь перед ним, запыхавшийся и отчаявшийся:
- Как невежливо – наставлять оружие на человека, который всего лишь забрал твоего слугу Лео на мужской разговор… - цокнув языком, он продолжал все так же открыто, без тени смущения – нашли тут ещё кисейную барышню! – рассматривать противника. Стилет просился в другую руку, практически вываливаясь из рукава, но лишь твердая воля держала его по-прежнему там. Он попадет, конечно, но зачем? Если мальчик хочет подраться, то он  предоставит ему эту возможность. Два мальчика  - один на первое, второй на десерт – правда здорово, Хронос? Перемигнувшись с Цепью, мужчина насмешливо усмехнулся, услышав второе восклицание:
- Какого черта тебе нужно от него, предатель? – открытая бровь удивленно поползла вверх. Непорядок, второй человек за день задает ему этот вопрос, и он по-прежнему не может дать интересного и оригинального ответа. 
- Хронос, ты слышишь? Молодой человек издевается. Понимаешь ли, мальчик, Лео и я решали некоторые вопросы, связанные…с его прической. Это такая трагедия, мой дорогой, когда твой слуга выглядит, как пес во время линьки, когда зимняя шерсть ещё не вылезла. Я помог ему увидеть свет, подарил ему второе рождение… -  он прервался на секунду, переводя дыхание и любуясь озадаченной бесполезным набором слов мордашкой молодого человека, который все крепче сжимал в руках меч. Какая красивая конструкция – наверное, тяжеловато для такого молодого человека, но, впрочем, если развита рука… - и поскольку я ему его подарил, я могу отнять его жизнь так же просто…раз-два – и распустится цветок вот здесь, на  груди – для убедительности ткнув себя свободной рукой в грудь, Кристиан замолчал. Разлетевшийся от движения плащ опал,  рассыпаясь по мостовой веером…
- Знаешь, мальчик, похоже, сегодня у Хроноса будет вкусный поздний ужин… - стилет золотистой рыбкой скользнул в руку,  словно уже зная, куда целит хозяин.
Все произошло быстро – пролетела в воздухе  золотая молния, и вонзилась туда, куда и предполагалось – в плечо, но не ломая кости, а всего лишь протыкая насквозь мышцу. Правая рука молодого человека сразу же повисла плетью, а ведь такой меч трудно  держать одной  рукой, тем более - левой…
…Но что это? В воздухе явственно ощущался запах пороха, а в груди как будто бы прогрыз червячок себе норку, и теперь выбрасывал хлам наружу, убирая лишнее, ненужное… Прижав руку к животу и тут же отняв, Баскервилль заворожено наблюдал, как стекают с пальцев ещё теплые ручейки…снова поднести к ране, проникнуть внутрь, извлекая маленький кусочек неведомого материала. Кристиан садистски улыбался, бросая взгляд на блондина– и тут же выбрасывая вперед руку в повелительном жесте:
- Хронос! Наш гость позволил себе дерзость! - капельки крови сорвались с пальцев и, переливаясь – восхитительный букет, какого года это вино? –  послужили тем самым платочком, что перед  соревнованиями бросают леди, давая начало к старту. Цепь, до этого бездействовавшая, легко, что казалось столь неуместным для такого массивного тела, соскользнула с бортика, на котором частично лежала, и обвилась – пока что один раз – вокруг ног темноволосого мальчишки.
- Знаешь, Лео, я так не люблю эти штуки – бах! – он откинулся немного назад, прогибая спину  - и уже попорчен твой костюм. Какая досада… – второй оборот захлестнул живот и грудь мальчика…

Отредактировано Kristian Baskerville (2011-11-20 22:52:47)

+1

12

Похититель молчал и разглядывал рапиру.
"Вот он, мой шанс!"
Лео, периодически вытирая лоб, пополз спиной назад подальше от змеи и Баскервилля. Осознание жути и ужаса ситуации накатывало волнами. Во-первых, его не убили, и это уже хорошо. Во-вторых, убить его все еще могли, и это совсем плохо.
- Скажи мне, Лео, как ты думаешь, умирать страшно?
Движение пришлось прекратить. Похититель подошел ближе и заулыбался. Лео решил, что самым удачным сейчас будет молчать - может, мужчина сейчас выговорится и... а что "и"?
- Нет, мальчик, это нестрашно. Всего лишь маленький укол в сердце – и ты уже там, на твой выбор. Рай, Ад, Чистилище, а быть может, ты хотел бы попасть в Бездну?
Лео хотел спросить, откуда это может знать тот, кого без всяких лишних вопросов и предложений спустили в Бездну, но опять смолчал. Баскервилль говорил о своей столетней тюрьме с радостью, даже восторгом. Лео передернуло.
- Знаешь, Лео, ты удивил меня своим вопросом про Сабрие. Этот город… знаешь, пожалуй, я рад, что он теперь такой…
Похитителя прервали шаги. Лео попытался выглянуть и посмотреть, кто это пришел, хотя уже - благодаря шестому ли чувству или узнал по походке - понял, что это Элиот.
- Где мой слуга, Баскервилль?!
Вздохнув, Лео обратил все свое внимание на Цепь и похитителя. Змея, явно не ожидавшая появления еще одного человека, потеряла бдительность, и теперь смотрела только на подоспевшего Элиота. Впрочем, как и Баскервилль.
"Вот оно!"
Лео, не делая особенно резких движений, чтобы нечаянно не зашуметь, потянулся за пистолетом. Элиот наконец-то появился в поле зрения, причем живой и здоровый. Выдохнув, Лео отер лоб свободной рукой еще раз, другой продолжая тянуться к пистолету. О чем он вообще думал, когда засовывал пистолет под ремень за спиной? Ведь совершенно невозможно достать его в лежачем положении, особенно когда оружие застревает - вот как сейчас.
Похититель продолжал обещать Элиоту и Лео смерть, играл с рапирой, любуясь самым опасным на данный момент противником.
"Давай же, ну!"
Наконец, пистолет поддался, но Лео не спешил стрелять. Баскервилль все болтал, Цепь смотрела на Элиота.
- Знаешь, мальчик, похоже, сегодня у Хроноса будет вкусный поздний ужин…
Лео не успел буквально на пару мгновений. Похититель замахнулся, кидая стиллет - в следующий же миг раздался звук выстрела. Лео даже не смотрел, куда попал - он во все глаза смотрел на Элиота, а если точнее, то на рану в его плечо.
"Уходи, Элиот, этот мужик сумасшедший!"
Резко подскочив, Лео собрался рвануть в сторону, все еще держа под прицелом Баскервилля.
- Хронос! Наш гость позволил себе дерзость!
Змея единым плавным движением преодолела расстояние до Лео и обвилась вокруг его ног.
- Элиот! - испуганно позвал Лео, мысленно все так же приказывая господину бежать. Хотя куда уж там: что слуга, что его хозяин прекрасно знали, что один другого не бросит даже под угрозой смерти.
- Знаешь, Лео, я так не люблю эти штуки – бах! - и уже попорчен твой костюм. Какая досада…
Цепь подобралась выше, сжимая в кольцо тело Лео. Мальчик попытался выстрелить по похитителю еще раз, но промахнулся - пуля свистнула у того над головой. Змея зашипела, сдавив Лео посильнее - пистолет выпал из руки и остался лежать где-то под хвостом Цепи.

+1

13

Найтрей не спускал глаз с болтающего без умолку Баскервилля, стараясь дышать ровно – необходимо было подготовиться к предстоящему бою, к любой неожиданной атаке и не делать самому резких движений до тех пор, пока это не станет необходимо. Пока мужчина разглагольствовал, вертя в руке собственное оружие, а его Цепь внимательно рассматривала Найтрея всеми шестью глазами, Лео успел незаметно отползти чуть в сторону и теперь пытался из вернуться – должно быть достать оружие. Элиот заметил движение слуги боковым зрением, заставляя себя не глядеть в его сторону – иначе Баскервилль заметит его взгляд, обернется… И надежды, что Лео, попадающий в цель один раз из десяти, удачно выстрелит, не останется в помине.
- …и поскольку я ему его подарил, я могу отнять его жизнь так же просто…раз-два – и распустится цветок вот здесь,  на  груди, - Найтрей крепче сжал рукоять меча и поднял его перед собой, чувствуя, как злость переполняет его до краев.
«Все, что вы умеете, - это угрожать», - только успел раздраженно подумать Найтрей, прежде чем реальный смысл слов дошел до него…
«…могу отнять его жизнь так же просто…», - сердце будто пропустило удар, а меч в руке дрогнул – на одно мгновение показалось, что он сейчас потеряет сознание. Баскервилль еще что-то сказал, но Элиот не разобрал – кровь явственно застучала в висках, заглушая все остальные звуки, и он покачнулся, но удержался на ногах, сделав шаг в сторону. И в ту же секунду стилет Баскервилля проткнул серый элиотовский плащ, рукав и распорол кожу правого плеча.
Не шагни Элиот в сторону, острейшее иглоподобное лезвие задело бы кость, но обошлось лишь глубокой царапиной. Найтрей машинально отбросил застрявшее в ткани оружие и зажал рану ладонью. Боль немного привела его в чувство – на несколько коротких мгновений, но он едва не выронил меч из ослабевшей руки. Сжал зубы, морщась и перекладывая оружие в левую руку – неудобно, но что же теперь, – и вскинул голову, готовый ринуться в атаку – плевать, что левой рукой держать меч неудобно, плевать, что кровь стремительно пропитывает правый рукав.
- Хронос! Наш гость позволил себе дерзость!
По рубашке Баскервилля расползлось кровавое пятно – значит, Лео выстрелил и попал! Неслыханно. Но вопреки всем законам природы мужчина и не думал падать, более того – он продолжал болтать, и Найтрей застыл на месте, сделав только шаг.
«Что за чертовщина?»
Но обдумать происходящее он не успел. Упущенное на замешательство мгновение использовал Баскервилль: змееподобная Цепь по первому же его приказу кольцом обвила ноги Лео, и послышалось сдавленное и испуганное «Элиот!», за ним – снова выстрел и звук упавшего на мостовую револьвера, а потом…
Найтрей упал на колени, как подкошенный. В голове загудело, а рану отчего-то полоснуло резкой болью – не сдержав невнятного рычания, Элиот с силой сдернул с плеч серый плащ  и снова зажал ладонью распоротый стилетом рукав. Поднял голову, увидел, как змея все больше обвивается вокруг тела его слуги, и…
«Он же убьет его!» - с последней отчаянной мыслью в глазах вдруг потемнело, сердце на секунду будто остановилось – и Элиот потерял сознание.

…упасть на мостовую Найтрей не успел – сила Цепи, сокрытой в его теле, удержала его от падения. Но Элиот уже не был Элиотом – с земли он поднялся, остекленевшим взором глядя на обидчика, и его лицо не выражало ничего. Зато появившийся за его спиной Шалтай-Болтай, наводящий ужас своими огромными пустыми глазницами, действовал моментально.
Широко разинув пасть, обнажив нескончаемые ряды зубов, Шалтай с быстрого замаха резанул по панцирю Цепи, сжимающей Лео, – лезвие, которое при хорошо развитой фантазии можно было считать языком, соскользнуло по прочной хитиновой оболочке, причиняя врагу минимальную боль, и остановилось на несколько секунд, врезаясь в основание трех голов. Любую чешую можно было пробить, если хорошо постараться. А еще можно прирезать контрактора – и не осознающий своих действий Найтрей, ведомый влиянием своей Цепи, поднял меч левой рукой, готовясь изрубить Баскервилля на кусочки. Теперь до боли в плече ему не было никакого дела.

+3

14

Второй выстрел ушел в небо, потому что второй дырки  - на сей раз брюнет метил в голову – Баскервилль бы не хотел. Хотя, ходили у них в семье слухи, что это очень весело – чувствовать, как восстанавливаются клетки мозга и что во время этого можно увидеть интересные вещи, которые ранее не были подвластны. Другие миры, отражения, параллели –быть может, можно было снова попасть в Бездну? Одним глазком взглянуть, что там сейчас происходит…По-прежнему задумчиво рассматривая пятно, которое, как живое, расползалось по рубашке, окрашивая её под стать плащу в алый цвет, Кристиан только покачал головой, озадаченно произнося:
- Ай-яй-яй, Лео, ты меня так разочаровал – ведь мы так чудно говорили, я даже оказал тебе услугу и подстриг твои волосы – думаешь, твой господин додумался бы до такого сам, без того, чтобы ты сказал ему?  - он кивнул в сторону Элиота – как зовут блондина, легко было понять по писку мальчишки, которого все сильнее сжимала Цепь – и усмехнулся. О, мальчик, нелегко, не правда ли? Стилет – коварное оружие. С виду небольшое, оно даже не выглядит грозным, но когда идет в ход, летит быстрее, чем стрела – идеальный баланс достигнут! – и протыкает податливую плоть…Вот тогда понимаешь, слабея от потери крови и болевого шока, насколько глуп был, недооценив маленькое жало…
Хитрый прищур баскервилльских глаз ясно говорил о том, что сейчас он нападет, но… молодой человек  внезапно рухнул на колени, как подкошенный, и Крис озадаченно вскинул бровь вверх. Тактик ведения боя, стоя на коленях, он не знал, и сейчас лихорадочно соображал, что могло измениться в системе дуэлей и боев за эти сто лет. Может быть, это теперь модно – быть ближе к земле, вроде так и падать небольно, но так ведь неудобно размахивать оружием!
- Эй, мальчик… - блондин не отвечал, все больше вгоняя в ступор мужчину, непривыкшего к тому, чтобы нападать на сидячего. Не лежачий, конечно, он может и ударить, но…мозг неохотно ворочался, едва не приподнимая черепную коробку. Убить его сейчас? Вот так просто, без веселой драки? Дуэль без правил, ведь это так чудно… Особенно когда твой противник не ожидает, что правил, как таковых, нет, а есть только желание позабавиться, поиграть, выпустить пар, освежить в памяти движения-обманки…Рана уже почти не ныла, только чувствовалась пульсация крови в том месте, где были разорваны ткани. Ни с чем не сравнимое ощущение, когда по телу ползут электрические вспышки, заставляя срастаться поврежденные участки, тянется кожа, с всхлипом закрывается, затягивается кожа, кровь останавливается и тут же на пронзительном ветру начинает подсыхать.
Лениво повернув голову вновь к Лео – Хронос был предельно осторожен, сжимая мальчишку крепко, чуть-чуть душа, но не убивая. Конечно, если бы не хозяйская воля, Цепь давно бы уже проглотила мальчишку, не особо считаясь с потерями – ведь, в конце концов, Крис обещал, что это будет его ужин! Но приказ был не убивать, приказ был напугать до полусмерти, заставить чувствовать себя умирающим…
- Знаешь, Лео, пожалуй, я заберу эту маленькую смертоносную штучку – вдруг я захочу научиться выпускать маленьких свинцовых демонов, заставляя их поселиться в чьем-нибудь теле. Бам! – он шутливо крутанул пистолет в руке, рассматривая. Мужчина уже видел такую вещь у Винсента – только у него она была больше, покрытая какими-то узорами. Милая вещица. Как-то не доводилось ей пользоваться, но, кажется, принцип предельно прост, почти как со стилетом… - Мне ведь положен боевой трофей, не правда ли?
В этот момент  раздался скрежет, заставивший заныть зубы – настолько  металлическим, но в то же время незнакомым – ухо испуганно ловило непривычное звучание – он был. Хронос не то  ухнул, не то простонал – шипением назвать сорвавшийся с клыков трех глоток звук можно было назвать ну с ооочень большой натяжкой.
- Что за черт?! Хронос! – плевать на мальчишку, которого от неожиданности и обиды – да кто посмел портить его прекрасную переливчатую чешую?! – Цепь отпустила, и тот рухнул, как марионетка, раскидав в разные стороны непропорциональные руки и ноги.
- Какого черта?! - прорычал Баскервилль, озираясь по сторонам. Чтобы застыть, увидев за спиной таки поднявшегося мальчишки столь хорошо знакомую ему Цепь.
- Шалтай… - сорвался с губ благовейный шепот, и мужчина, сам того не осознавая, сделал шаг назад, под прикрытие Цепи, что тоже видела этот объект, что волшебным образом повяился практически из неоткуда. Мальчишка с Цепью?! Абсурд, не может этого быть, Шалтай всегда защищает Глена, каким бы он не был…Глен?! Может ли такое быть? Взор метнулся вновь на Элиота – так ведь зовут мальчика? Тот был совершенно пустой. Не контролирует себя? Может быть…правда?
Что-то подозрительно много совпадений за сегодня. Чересчур насыщенный день, надо будет попросить Элизабет сделать ему массаж плеч, а то и вовсе походить по позвоночнику, восстанавливая способность хладнокровно мыслить..

+1

15

Лео зажмурился - казалось, что сейчас если не треснут ребра, то всенепременно лопнут глаза. Цепь развлекалась, игриво сдавливая мальчишку все сильнее и сильнее.
Баскервилль что-то говорил, но в голове шумело, а дышать было все сложнее.
Открыв один глаз, Лео быстро глянул на похитителя, а потом, почти сразу, стал смотреть на Элиота. Найтрей стоял на коленях и явно выглядел не так хорошо, как хотелось бы.
"Надо выбраться и помочь ему!"
Тем временем похититель приблизился и достал из-под змеи пистолет Лео.
- Мне ведь положен боевой трофей, не правда ли?
Лео молча скривил губы, давая Баскервиллю понять, что он думает и о нем, и о его действиях.
"Элиот... что с ним происходит?"
С Найтреем было что-то странное. Лео, увидев кровь господина, дернулся, но Цепь только зашипела в ответ. Чувствуя боль в шее и удивляясь ей, Лео зажмурился и рванул сильнее. В конце концов, какая разница, съест его змея или нет, если Элиота сейчас убьют? Лео ведь не сможет простить себе, что подверг господина смертельной опасности.
В следующий миг Цепь ослабила хватку, и Лео рухнул на землю. Ребра тут же заныли - от облегчения, не иначе. Лео жадно глотнул воздуха, сначала неловко приподнялся на локтях, а потом вскочил, пытаясь сообразить, что он может сделать, чтобы хоть как-то помочь.
Элиот стоял чуть в стороне, только скорее напоминал пустую оболочку, чем полноценного человека. Зато Цепь за его спиной - вот она-то уж была воистину реальной!
- Ох, нет... - шепнул Лео.
- Шалтай… - секундой позже пробормотал похититель, по счастливой - или не очень - случайности оказавшийся рядом.
Быстро глянув на Баскервилля, Лео повернулся к Элиоту.
- Не надо! - заорал он и сам не понял, обращался к господину или к Цепи. - Остановись, пожалуйста, стой!
"Идиот, - тут же подумал Лео и застыл, - какой же я идиот. Может, Шалтай-Болтай сможет нам помочь".

0

16

«Защитить любой ценой», - языкоподобное лезвие взметнулось над головами вражеской Цепи, неестественно-плавно изгибаясь, словно было атласной лентой, а не одним ударом сносящим головы оружием.

«Убить… пусть он умрет», - на три шеи снова обрушился удар – не получилось в первый раз, так получится во второй. До боли в ушах противный скрежет скользящего по чешуе металла – отрубить, искромсать в кусочки, не оставить врагу ни малейшей возможности навредить господину…

«Спасти нашего господина…» - и хотя баскервилльская Цепь уже выпустила темноволосого мальчика, позволив ему упасть на мостовую так, будто он мешок с мусором, а не живой человек, жизнь которого была величайшей ценностью, это совершенно не имело значения – опасность все еще совсем рядом, опасность все еще не устранена.

«Добраться до врага… убить, убить, убить», - повинуясь приказам Шалтая, полностью контролирующего тело и разум, Элиот шагнул не вперед, но в сторону. Прирезать контрактора – и цель будет достигнута. Отрубить ему голову – Баскервиллю, не узнавшему своего господина и поднявшего на него руку. Раз не поддается Цепь, надо дотянуться до ее хозяина.

- Остановись, пожалуйста, стой!

Голос господина… приказ господина. Необдуманный – ведь его жизни угрожает опасность – но все же приказ, вселяющий тень сомнения в правильности действий, в правильности той задачи, которую давным-давно было поручено выполнять Шалтаю: защитить любой ценой – в этом смысл его существования…
Найтрей, чье сознание было полностью во власти его Цепи, замер, не сводя остекленевших голубых глаз с Баскервилля. Шалтай-Болтай, повиновавшийся приказу, но готовый в любой момент ответить ударом на удар, наполовину втянул в себя острейшее лезвие, оставив попытки лишить голов баскервилльскую Цепь. Единственный шанс для Баскервилля – одумайся, пока не поздно, оставь в покое темноволосого мальчика, в котором ты не в состоянии разглядеть того, кому служишь.

«Прочь… прочь!», - левая рука, уверенно сжимающая фамильную найтреевскую драгоценность, прошедшую через многие десятилетия – меч из черненой стали, инкрустированный гербом семьи, - не дрогнув, вытянулась вперед, целясь в сторону застывшего Баскервилля. Один только шаг, одно только слово – что угодно, дающее повод усомниться в приказе господина, - и Баскервилль умрет. Даже ценой жизни мальчишки-контрактора. Ведь главное – защитить…

0

17

Замешательство длилось недолго – всего лишь несколько секунд, но в эти секунды Баскервилль успел передумать столько, сколько за весь день сегодня не передумал. Противный дождь закончился, начало темнеть, потихоньку заполняя поле битвы – а ведь теперь это было именно оно, по разные стороны которой застыли Лео, Кристиан и Хронос, после удара выглядевший немного помято. А с другой стороны застыл в непонятной позе Шалтай, похоже, полностью подчинивший контрактора, потому что в глазах мальчишки по имени Элиот не читалось ни капли разума. Марионетка, не более того, послушно исполняющая волю хозяина. Лео, лежа практически за спиной мужчины, что-то пискнул, но он и не заметил, рассматривая и размышляя о том, что нужно дальше делать. Подозрение грызло душу, но в этот момент временная пружина сорвалась, и время вновь пошло в нормальном  - если не в ускоренном – режиме.
Язык Шалтая вновь взвился, мгновенная вспышка, свист – в голове вспыхнула знакомая картинка из прошлого, но Деймос и Шалтай принципиально разные Цепи! – и его собственная Цепь вновь сжалась, принимая удар на себя, прикрывая контрактора и едва не придавливая Лео. Хрен знает, что думал Крис, рыча по-звериному и выдергивая за шкирку этого школьника, но в итоге брюнет был вполне так себе цел. Зато герцог взбеленился не на шутку – с лица стерлось издевательское выражение, усптупив сосредоточенному взгляду и сведенными на переносице бровями – он думал, размышлял. Пытаться сражаться с Шалтаем – все равно что добровольно подставить голову под топор палача. Цепь, не ведающая пощады, не знающая ни этикета, ничего – хладнокровный убийца. Привыкшие улыбаться губы, теперь сжались в ниточку, отчего сводило скулы. Дождь был на руку – так было проще уследить. Теперь нет дождя. Хроноса надо отозвать – эта тварь отрубит ему головы! Впервые за долгое время в голову Баскервилля прокралась паника и тревога за своего друга неземного происхождения. В этот момент Лео,  непонятно каким движением вывернулся из руки, что крепко держала его за шкирку, и прокричал что-то – из-за пульсирующей в голове крови Крис даже не расслышал толком, что это были за слова. Но Цепь внезапно остановилась, страшное гибкое лезвие застыло, и мужчина сделал первое движение, которое теоретически могло привлечь внимание – он шагнул из-под сени Цепи, что судорожно подрагивала, пытаясь восстановиться, но на одной из голов была видна трещина в толстой чешуе – Шалтай медленно, но верно отсекал голову, надеясь остановить сначала Цепь, но, видимо…
…Догадка оказалась верна – Шалтай понял, что Цепь не сдастся так сразу, пока жив контрактор. Элиот – или это все же только марионетка? – сделал шаг в сторону, недвумысленно указывая мечом на мужчину. Он хочет, чтобы они сразились? О нет, боюсь мы не сошлись нравами. Взвилась и потухла забавная мысль, сменившись мыслями куда более тяжелыми. Чтобы выжить, Кристиан был готов поступиться всем. Да, он менее смертен, чем обычные люди, но это не значит, что его нельзя убить.
- Черт… - выругался Баскервилль, прокусив губу до крови, но не замечая, как она скатывалась по подбородку и капала на рубашку. Он должен что-то сделать сейчас. Прищуренные до щелочек глаза ловили любое движение, любое колыхание смертоносной ленты. Думай, Крис, думай. Зачем ты здесь? Все варианты медленно сводились к одному – надо отступать. Девочки должны были уже схватить Безариуса – особенно если он остался один. Тощий мальчишка не устоит перед его боевыми сестрами, должно быть, он именно сейчас болтается, намертво прикрученный веревками, к пушистому боку Леона. А если основанная цель захвачена, то смысл ему задерживаться тут и подставлять под удары свою драгоценную головушку? Он уже более свободно вздохнул, чувствуя, как по жилам вновь разливается горячая кровь – секундный ужас, вызванный тем, что появилась Цепь, что ужасала не одно поколение, медленно покидал тело, давая возможность двигаться, как раньше.
И первым делом Кристиан растрепал волосы. Шалтай не реагировал на столь мелкое движение. А Лео – он итак не забудет их встречи. 
- Хронос! - в повелительных нотках все же сквозило сочувствие, все же его Цепи досталось неслабо, и полностью восстановиться ей будет непросто. Но ему придется ещё немного продержаться, прикрывая контрактора, служа ему щитом. Все это было высказано просто взглядом в глаза. Рапира вернулась в ножны как будто бы силой мысли, плащ взмахнул кровавыми крыльями – и вот уже мужчина стоит на обломке в нескольких метрах от мальчишек с их жуткой Цепью.
- Прощай, Лео, не забывай мою доброту и не забывай подстригать челку! Ах да, если ты, конечно, проживешь чуть дольше, чем та полевка! - издевательский смех разнесся по окрестностям. И спустя некоторое время Баскервилля и след простыл – о нем напоминала лишь вытащенная, казалось бы, так давно, пуля, что сиротливо блестела на брусчатке. Кристиан возвращался к своим узнать, выполнили ли они задание.
---> Заброшенное поместье? Уточню – заменю.

0

18

Элиот напал на Цепь. Вернее... вернее, Цепь напала на Цепь, но Элиот-то мог пострадать!
Лео задержал дыхание, наблюдая за тем, как змея идет на попятный. Мальчик никогда не задумывался, насколько сильную тварь из Бездны прикрепил к господину, и теперь, видя, как легко она может расправиться и с Баскервиллем, и со змеей, убеждался в том, что Шалтай-Болтай - это не просто забавная игрушка.
"Господи, хоть бы все обошлось", - взмолился обычно не набожный Лео.
Битва не казалась слишком страшной. Враг тут же начал оступать - вернее, он не сделал и попытки защититься, что-то привело его в замешательство.
"Может, дело в том, что он не знал о контракте Элиота? Разумеется, не знал, но отчего же было так удивляться? Нет, дело не в этом, он же назвал Цепь по имени... Ох, что же я натворил?"
Лео понятия не имел, с чем им теперь предстоит столкнуться, чем им будет чревато знание Баскервиллей о маленьком секрете Элиота - нет, скорее, Лео, - поэтому предпочел об этом сейчас не думать. В самом деле, были заботы и поважнее: Баскервилль замер и не предпринимал никаких попыток к защите или побегу.
- Хронос!
Изредка отвлекаясь на то, чтобы глянуть на Элиота и на нависшую над ним Цепь, все же большую часть внимания Лео уделял похитителю. И, что уж кривить душой, Лео был готов в любую секунду дать отдать Шалтаю приказ, если вдруг Баскервилль поймет, кого защищает Цепь, и направит змею на Элиота.
Баскервилль спрятал рапиру - Лео выдохнул и уставился на мужчину во все глаза, не забыв переместиться немного в сторону, чтобы закрыть собой Элиота.
- Прощай, Лео, не забывай мою доброту и не забывай подстригать челку! Ах да, если ты, конечно, проживешь чуть дольше, чем та полевка!
- Да пошел ты, - тихо пробормотал Лео, нервы которого успели расшататься буквально за пару часов.
Дождь прекратился, но с мальчика до сих пор лилась вода, а его самого колотило так, что даже стучали зубы.
- Уходи, - приказал Лео Шалтаю.
В ту же минуту мальчишка подставил руки, чтобы Элиот не свалился на мокрую и грязную землю, и чуть не рухнул сам. Шмыгнув носом - простуду явно не придется ждать долго, - Лео уселся на колени и потряс бесчувственного господина. В голове его были одни и те же мысли, появляющиеся в подобных случаях, начиная с "Элиот наорет, когда очнется лежащим у меня наруках" и заканчивая "боже, что же я натворил".
- Черт... - выдохнул Лео, заметив кровь на руке, которой придерживал найтреевское плечо. - Элиот? - позвал Лео, не решаясь похлопать господина по щекам после всего, что сегодня произошло. - Элиот, слышишь меня? Очнись, пожалуйста.

+1

19

Запал прошел так же неожиданно, как и начался. Мужчина, здраво рассудивший, что не стоит ему выступать против Цепи, призванием которой была защита могущественнейшего человека – Глена Баскервилля, сказал еще что-то и ретировался с поля боя под прикрытием своей покалеченной Цепи, которая еще не скоро забудет обычно смертоносные удары одного из самых сильных порождений Бездны. Пусть плотная чешуя и защитила ее в этот раз, в будущем может и не повезти.

Ушел. Не тронул больше господина, не попытался поднять оружие, угрожая его жизни. Сбежал, будто его и не было. А вместе с ним исчезла и тревога, заставлявшая беспокойно колыхаться смертоносное лезвие Шалтая, вынуждавшая марионеточное тело Найтрея держать в вытянутой левой руке меч. Исчезла угроза. Исчез стимул рубить головы. Осталось только одно – не позволить мальчишке вспомнить.
«Засыпай… И не думай о том, что может тебе навредить. Что может ему навредить… нашему господину», - едва пробившийся отблеск сознания Элиота моментально заглушили навязчиво-мягкие голоса в голове… Один голос. Всегда один. Он всегда заботится о том, чтобы Найтрей не помнил лишнего. Всегда…

- Уходи.

Ноги в одно мгновение стали ватными и подкосились, увлекая уже не удерживаемое силой Цепи тело Найтрея на мостовую. Коснуться холодного и мокрого камня он не успел – заботливые руки оставшегося в живых Лео сумели подхватить его, не давая соприкоснуться с грязной брусчаткой лицом. Меч, который Элиот так уверенно держал еще минуту назад, выскользнул из ослабевших пальцев и шлепнулся на землю, жалобно звякнув. В одно мгновение из него будто высосали все силы, и правую руку пронзила резкая боль – такая неожиданная, что не почувствовать ее было невозможно. Последнее, что он ощутил, была именно она, буквально разрывающая плечо в клочья. Последнее, что он слышал, - сбивчивый шепот Лео. И последнее, что он видел, - склонившееся над ним лицо слуги: неровно обрезанную челку, прилипшую из-за дождя ко лбу, и...
- Где... твои очки? - Одними губами, с большим трудом пролепетал Найтрей, щуря голубые глаза, и окончательно потерял сознание, теперь уже без помощи Цепи. Как только он очнется – не останется ни одного воспоминания об этом коротком сражении – Шалтай-Болтай об этом позаботится.

офф: думаю о том, чтобы дальше уже писать в локации, в трущобах. но теоретически можно продолжить и здесь, а потом просто перенести сообщения ^^

+1

20

Эпизод завершен. Продолжение в Городе трущоб.

0


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Личные отыгрыши » [1830|20 июля] You lead me deeper through this maze... ©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC