Pandora Hearts RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Барма » Кабинет Руфуса


Кабинет Руфуса

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Просторное помещение с большим окном, завешенным почти никогда не задвигающимися портьерами. В кабинете имеется рабочий письменный стол для хозяина, а так же диван и кресла для посетителей. Почти все стены – те что не заняты окном, камином и дверью – уставлены стеллажами, в которых выставлено множество книг, чередующихся с различными диковинными вещами.
В остальном, это вполне обычный рабочий кабинет, и если есть тут какие-то потайные двери, ведущие в тайные комнаты, то они тщательно скрыты и недоступны для обозрения даже самому внимательному и любопытному посетителю.

0

2

Начало игры.
Время и Дата: 20 Июля. 12-17 часов.
Погода: По сравнению со вчерашнем днем потеплело, но по-прежнему пасмурно.

Откинув голову назад так, чтобы касаться затылком стены, герцог Барма сидел на подоконнике своего кабинета, задумчиво всматриваясь в пасмурное небо. В родовом поместье было тихо – каждый из его обитателей знал, что герцог любит тишину и, когда он работает, беспокоить его не надо, разумнее сидеть тише воды или заниматься своими собственными делами. Руфус пребывал в крайне несвойственном ему состоянии растерянности и несобранности, дела не складывались, все валилось из рук, поэтому он решил сделать паузу и дать отдых глазам и разуму, упорядочить свои мысли. Извечная погоня за разгадкой Сабрие окончилась тупиком, каменной стеной, которая абсолютно точно имела где-то тайный ход, но Барма пока не мог предположить не только как открыть его, но и где он вообще находится. Абсолютно все оставалось непонятным, и это выводило герцога из себя, но Барма не буйствовал, как порой это бывало с его иллюзиями, а сидел тихо и спокойно, словно чего-то ждал. На самом же деле за его мнимой внешней расслабленностью скрывалась напряженная внутренняя работа. Прежде всего, волновался Дронт, а это было ох как ни с проста, ведь обычно Цепь никогда не давала о себе знать, если того не требовалось. Из его поведения можно было сделать вывод, что в скором времени стоит ожидать какого-то знаменательного события. "Возможно, это даже как-то связано с домом Баскервиллей…" - тешил себя надеждой Руфус. Хотя, кто еще мог развязать нечто такое, на что обратит внимание даже цепкий птичий глаз Додо, которому и дела нет до обычных людей и всего человеческого мира, по сути. Цепи, которая крайне избирательна, особенно когда дело касается личности, как и сам Барма. Они нашли друг друга, но, кто кому служил, оставалось непонятным даже герцогу. И спрашивать Дронта о чем-либо было бесполезно, оставалось ждать и быть готовым к любому повороту событий.
Во-вторых, если он не ошибался, а ошибки герцог делал нечасто и старался искоренять их на подходе, то записи Артура говорили о том, что человеческая душа не исчезала после смерти. Запахнув полу теплого домашнего балахона, выполнявшего роль халата, чтобы сохранить тепло, герцог коснулся лбом прохладного стекла окна. Более того, она могла вернуться в этот мир через сто циклов. "Сто лет…" - Руфусу никак не удавалось поверить в это. Мысли обычно расчетливого герцога метались в беспорядке, что уже порядком раздражало его. Руфус знал, что рано или поздно он расставит все по своим местам и в его голове наконец сложится картина происходящего, как всегда и бывало, но это не мешало ему ненавидеть этот переходный период несобранности. – "Сто лет прошло с момента трагедии. Значит ли это, что Глен Баскервилль может вернуться? Насколько это правда?" – никогда прежде Руфус не сомневался в достоверности слов Артура, но то, что открывалось его понимаю сейчас было слишком невероятным даже для мира, где люди и цепи живут бок о бок, а два их измерения сплетены так тесно, что непонятно, какой же из них реальность, а какой – отражение. Это было выше его понимания. - "Как же так, Джек, герой Сабрие пожертвовал собой с целью остановить Глена ради того, чтобы он просто переродился через сто циклов. Как глупо и необдуманно, но мог ли Безариус знать это? Судя по его сопливым переживаниям, он и впрямь считал, что с Гленом покончено раз и навсегда… Так вот… Впрочем, невероятность слов Артура вовсе не означает, что они не могут быть правдой. И тогда, как отреагируют Баскевилли?" – Руфус неожиданно улыбнулся. Игра принимала новый оборот, привлекая на доску все новые и новые фигуры. А сказать однозначно, кто играл белыми, кто – черными, было нельзя. Недаром цели «Пандоры» и Баскервиллей так схожи. С легким металлическим звоном раскрыв веер, Барма бессознательно наклонил его так, чтобы в нем отражалось небо. А рядом его задумчивое лицо, на котором улыбка не смогла задержаться надолго. – "Будут искать своего господина? Вероятно, они уже ищут его. Нет, здесь все не может быть так просто", – мягко, по-кошачьи, спрыгнув с подоконника, герцог прошел по мягкому ковру, в котором утопала нога, в сторону своего письменного стола. Ответы могли скрываться только в одном месте – этих желтых страницах и наклонном почерке его непростого предка. Ему, наследнику Барма, стоило постыдиться и перестать столь бездарно тратить время, утекавшее сквозь пальцы. Хоть Дронт и наделил герцога своей силой, никто не мог быть вечен. Мягко отодвинув высокий стул резного дерева, Руфус сел за стол и открыл дневник Артура в том месте, где виднелась небольшая закладка. Предстояло вновь погрузиться в работу. Вопреки тому, что герцог не нашел ответов на интересующие его вопросы, мысли его прояснились, и Барма снова мог работать. Тонкий кончик карандаша быстро заскользил по бумаге, захватывая основные моменты и порой даже вычерчивая схемы.
Прошло не менее часа, прежде чем в дверь его кабинета постучали, хотя она и не была заперта. Возвращаясь в реальность, герцог выпрямился и гордо приподнял подбородок.
- Можете войти, - холодно и строго прозвучал голос Руфуса, отложившего карандаш и скрывавшего легкую улыбку уголков губ веером – он наконец разгадал очередную загадку и кое-чего достиг в своем бесконечном исследовании. Взгляд светлых серых в тон нейтральной одежды и, казалось, пасмурного неба глаз его был устремлен на одного из его приближенных, составлявших элиту его прислуги, если так можно было выразиться. Эти люди, крайне ловкие и предельно осторожные, избирались самим герцогом и работали над добычей информации, ибо Руфус физически не был в состоянии охватить всего. И сейчас Барму охватывало легкое нетерпение – его «шпион» не смел бы явиться просто так. И он явился неспроста. Выслушав молодого мужчину, герцог расплылся в улыбке.
- Прекрасно. Все именно так, как я и предполагал, - величественно откинувшись на спинку стула, герцог улыбался, насмешливо и самодовольно, обожая быть в курсе всех дел, знать то, чего не знает еще никто. Бросив быстрый взгляд на слугу, Руфус совершил легкое движение веером, указывая на дверь. – Можете быть свободны. 

0

3

Начало игры.
Время и Дата: 20 Июля. 12-17 часов.
Погода: По сравнению со вчерашнем днем потеплело, но по-прежнему пасмурно.

Если сравнить сегодняшний день со вчерашним, то он, определенно, был лучше, хотя погода по-прежнему не радовала. Пасмурная и хмурая, она нагоняла на Тайлин тоску и уныние. Особенно обидно потому, что шло время летних каникул. Если прохладной и дождливой весной можно было занять себя чем-то интересным, например, осторожным наблюдением за однокурсниками, то в особняке Барма таких экзотических развлечений не было. Отчасти, это напоминало родной дом.
Были в нынешнем месте проживания свои плюсы и минусы. К явному плюсу леди Барма (с) могла отнести возможность беспрепятственно… ну или почти беспрепятственно (будь неладен этот глупый слуга) покидать особняк и прогуливаться в Лебе. На Родине она не чувствовала такой свободы. Однако, находясь на территории герцогского дома, Тайлин не могла позволить себе излишние капризы, которым потакал Николас А. Барма*. Ко всему прочему, приходилось чаще слушаться слугу – перед отъездом отец очень просил воздержаться от безумных выходок и прислушиваться к наставлениям Эрика. Но какого черта нужно слушаться мальчишку, который всего на два года тебя старше? Это бесило.
Сквозь большие окна галереи, ведущей в основную часть особняка, пробивались тусклые солнечные лучи, падавшие на каменные плиты размытыми пятнами – не такими четкими как в ясные солнечные дни. Тайлин шагала по коридору с хмурым видом – под стать погоде. Большая часть ее внимания была сосредоточена на книге, которую она читала практически не глядя на дорогу. Было бы на что смотреть. Галерея была прямая, особыми красотами в пасмурную погоду не отличалась, а если что вдруг случится, Эрик успеет отреагировать. Не зря же он тащится рядом. Можно было углубиться в чтение.
Заправив за ушко прядь волос, Тайлин недовольно хмыкнула и перевернула страничку. Очередной том «Holy Knight»** был столь скучен и уныл, что девушка в очередной раз поразилась какую низкосортную литературу читает местная молодежь. Но что поделать. Чтобы быть в курсе интересов молодого дворянства и, в случае чего, поддержать разговор на тему унылой книжки, приходилось читать.
«Нужно было взять астрономический атлас. В библиотеке дядюшки Руфуса новая редакции, а у нас был совсем старый», - Тайлин громко вздохнула и демонстративно захлопнула книгу. – «Скучнооо…», - скосив взгляд на идущего рядом Эрика, она размышляла как бы так обратить на себя его внимание.
- Мне холодно! – гордо задрав носик заявила леди Барма, совершенно не заботясь об абсурдности своего заявления – несмотря на хмурый день, шла середина лета, а девушка и так была одета в платье с длинным рукавом.
Попытка оказалась провальной. Конечно же, вредный слуга не впечалился хитрым маневром госпож и ответил в привычной манере.
«Ну и ладно», - обиженно надувшись, девушка вручила ему более не нужную книгу и двинулась дальше – к кабинету герцога Барма.

Притормозив на секунду у массивных дверей герцогского кабинета, Тайлин поправила волосы и одернула подол юбки, дабы предстать перед дядей не растрепой, а благовоспитанной леди. Короткого взгляда удостоился и слуга, но у Эрика с внешним видом все было в порядке. Пару раз ударив кулачком в дубовую дверь, Тайлин толкнула створку и та неожиданно легко подалась вперед, пропуская посетителей.
На самом деле дядюшка Барма давно уже был дедушкой, но внешность герцога категорически не соответствовала его годам – Тайлин даже в мыслях не могла назвать его стариком, не говоря уже о том, чтобы обратиться к герцогу подобным образом.
- Герцог Барма…
Тайлин коснулась складок юбки и почтительно поклонилась.

*Николас Аллен Барма – герцог, глава герцогского дома в соседней стране, отец Тайлин
** «Holy Knight» - «Святой рыцарь» (анг.). Популярная среди местного дворянства художественная литература. Выпускается уже несколько лет и насчитывает десятки томов.

0

4

Начало игры.
Время и Дата: 20 Июля. 12-17 часов.
Погода: По сравнению со вчерашнем днем потеплело, но по-прежнему пасмурно.

Переехав в другую страну, Эрик не слишком замечал перемены, произошедшие с его жизнью. Новое поместье, новая школа, новая форма, не более. Переезд не повлиял ни на его график, ни на темперамент Тайлин, которая пребывала в хорошем настроении лишь первое время. Он по-прежнему повсюду сопровождал строптивую герцогиню, нетерпеливое напряжение которой с каждым днём становилось всё сильнее и сильнее, зарабатывая её постоянное недовольство уже этим. Бог бы с ним, с этим плохие настроением, Рэй точно знал, что рано или поздно, она не выдержит, но во что это может вылиться в стране, в которой на каждом углу какие-то странные люди, слухи или происшествия?
Эрик подавил внутренний вздох. Если Тайлин думала, что он безумно рад бегать за ней как курица за цыпленком, то сильно ошибалась. Разумеется, парень, которому всю жизнь внушали, что забота и защита герцогини его единственная цель существования, не мог ни чувствовать ответственность, к тому же они знали друг друга столько лет, что относится безличностно к своей "работе" было просто невозможно, но упрямая, вечно недовольная девчонка могла бы сделать ему великое одолжение и чуть- чуть помочь! Она ж мечтала об одном - попасть в гущу событий. И желательного так, чтобы "этот глупый слуга" под ногами не путался. Эрик, поглядывая в сторону пасмурного неба, мелькающего в окнах, сильно сомневался, что ему эта гуща понравится.
"Ааа?!" - хмуро глянув в сторону своей хорошо упакованной хозяйки, парень выразительно поднял бровь. "Тайлин, ты не могла бы понять это до того, как мы почти пришли к месту", - Эрик бросил взгляд назад. В покоях юной девицы Барма была всевозможная одежда. При необходимости, он мог укутать её от и до, но не имел не малейшего желания сейчас бежать обратно, чтобы к тому моменту, когда взмыленный нагонит госпожу услышать "опоздал". Герцогиня была из тех людей, кто кричит "холодно" только для того, чтобы через пять минут после образовавшейся вокруг неё суеты крикнуть "жарко".
- Я приму это к сведению, когда мы соберемся покинуть поместье, - очень вежливо ответил Эрик, тщательно задавливая насмешливые нотки в тоне голоса. - Я бы мог предложить вам мой фрак, но боюсь, этот жест некоторым может показаться слишком интимным. Мне остается надеяться только на то, что вы соберете в себе герцогскую волю и пройдете это нелегкое испытание достойно.
Тайлин обиженно насупилась ещё на первой половине его монолога. Эрику оставалось только хмыкнуть, когда гордо всучив ему третьесортное героическое чтиво, госпожа вздернула свой симпатичный носик и, задрав голову так, что риск наткнуться на препятствие в сравнении с читающим режимом увеличился, как минимум, вдвое, направилась дальше.
Эрик отстал от неё на два шага и двинулся следом, как всегда, недовольно сдвинув брови, когда герцогиня не только подолбилась в дверь, как какая-то мещанка, но и самостоятельно её раскрыла. "Вот напомните мне, какого черта я тут делаю?" - необходимость сопровождения госпожи к герцогу не только встала под вопросом, но и вызвала уже почти привычное раздражение.
- Неужели лунные дни нагнали? - едва слышно пробормотал Рэй так, что Тайлин, стоящая рядом, ещё имела шанс расслышать, но сидящий в глубине комнаты герцог Барма – нет, и, проследовав в комнату вслед за госпожой, прикрыл за собой дверь и согнулся в вежливом поклоне.

Отредактировано Eric D. Ray (2011-03-27 09:35:54)

0

5

Rufus Barma

20 Июля
17 - 22 часа.
Погода:
Проливной дождь, холодно, сыро. Слякоть на всех дорогах.

День для герцога пролетел совершенно незаметно - конечно, ведь весь день он читал в кабинете, откинувшись в любимом кресле в кабинете и лишь изредка меняя позу для того, чтобы не затекало тело. В кабинете было привычно тихо, а за дверями сылшны были привычные для поместья звуки - кто-то подметал двор, служанки носились с обедом, но никто - никто - не смел нарушить покой этого священного места.
Тихо тикали часы на столе, веер лежал сложенный рядом, а герцог расслабленно откинулся в кресле, дочитав длинный свиток, который содержал сведения, которые недавно ему принесли. Так же он прочел письмо от родственников с просьбой позаботиться о его дочери Тайлин. не сказать, что Руфус был рад подобному стечению обстоятельств, но складывались они все же удачно. Он давно подыскивал кандидатуру на рогль шпиона, а юная девушка не вызовет подозрений в высшем обществе. К тому же ему недавно прислали приглашение на бал. Об этом иностранце он сегодня и искал сведения. И нашел много чего. Сведения были крайне интригующие...
...Размышления прервал резкий уверенный стук в дверь. Лениво вскинув взгляд на вошедших людей, Барма про себя отметил, что его юная племянница очень сильно похожа на свою мать, что, разумеется, не могло не радовать - ведь редко встречаются женщины такой красоты в их стране. Если бы, конечно, герцога хоть каплю интересовали другие женщины...
"Любопытно, её слуга молодой человек. Обычно девочки предпочитают себе служанок или гувернанток. Хотя впрочем, это не меняет сути дела. Они помогут мне в этом деле - ведь, если я хоть чуть-чуть знаю наш род, то за информацию они согласятся на многое...."
- Герцог Барма… - девушка грациозно поклонилась, вызывая невольное умиление - все-таки у Руфуса не было детей  (к сожалению), и подобное почтение вызывало мягкую улыбку.
- Добрый вечер...Тайлин. - небольшая пауза перед именем, потому что встал выбор - называть ли девушку по имени или же официально. Но герцог предпочел сделать выбор в сторону приватной беседы - они все же родственники, а надо уметь ломать лед в отношениях между ними. - Присаживайтесь. И ваш слуга тоже может присесть - не люблю, когда стоят над душой. - он подался вперед, беря в руки веер, но не спеша его раскрывать. - Надеюсь, дорога вас не утомила? - на самом деле, дядюшку Руфуса меньше всего на свете волновало то, удобно ли было леди в дороге или нет. Логично предположить, что если у неё нашлись силы для посещения дяди сразу же после поездки, то значит, что дорога была вполне сносной.
- Отец отправил вас сюда очень удачно, юная леди - через несколько дней состоится бал, на который приглашена вся наша семья. И вы отправитесь туда вместе со мной. - пристальный взгляд свел к нулю любую попытку протеста.
- Разумеется, это лишь прикрытие для нашего плана. Вы ведь хотите поучаствовать в моем плане? О, вижу любопытство в ваших глазах. Но также я знаю, что вы, как и я, потребовали плату за помощь...И я готов сообщить вам част ьинформации, которую вы потребуете, в качестве аванса. - резко сложился и вновь распахнул радужные крылья веер. - Так чего вы хотите, юная леди? Я смогу ответить на любой ваш вопрос, не сомневайтесь.
Услышав ответ, Герцог Барма только улыбнулся - конечно же, чего и следовало ожидать - Тайлин хотела знать все о Пандоре и Цепях. Это было настолько ожидаемо, что Руфус даже не стал утруждать себя устным ответом и лишь прошел к динному стеллажу с книгами, привычным жестом вытянув оттуда книгу в серебристом переплете. Протянул небольшу. книжицу - страниц на триста на вес - девушке и вернулся в кресло. - На первое время вам хватит этой инйормации. Это - мой аванс. Ну а теперь перейдем к делу, леди Тайлин. - - он переплел пальцы, поудобнее устраиваясь в кресле. - Мне нужно, чтобы вы вдвоем проследили за одними людьми, которые будут на балу. Они принадлежат к благородному дому Найтрей, и в их семье есть некоторые личности, которые вызывают у меня подозрения...Их фото и краткое досье вы найдете в этом конверте. - жестом фокусника герцог извлек из широкого рукава пухлую папку. - О любом странном поведении или же даже намеке на него будете докладывать мне. А сейчас можете быть свободны.  Доброй ночи вам. Когда прочтете книгу, думаю, у вас возникнут вопросы. Но отвечу я на них только после выполнения задания. Но по другим интересующим вас вопросам можете обращаться - вы в любое время сможете найти меня здесь. - веер вновь щелкнул, складываясь и герцог отошел к окну, показывая, что разговор окончен...

Отредактировано PANDORA HEARTS (2011-04-10 21:56:30)

0

6

Очень хотелось сказать наглому слуге что-то злое и неприятное вроде «заткнись!» или «закрой рот, идиот!», но момент был уже упущен – ругаться с Эриком на глазах у герцога Тайлин не посмела бы, еще хватало благоразумия. Поэтому пришлось проглотить язвительный комментарий, злобствуя внутри и сохраняя спокойствие снаружи. В конце концов, никуда он от нее не денется и за дверями кабинеты Руфуса Бармы получит свое сполна. Уж кто-кто, а несносная госпожа ему этого не забудет.
Герцог Руфус Барма удивлял Тайлин на протяжении всех тех месяцев, что она жила в его особняке. Причем удивлял практически каждодневно. Ценившая в людях ум и осведомленность, герцогиня быстро прониклась уважением и симпатией к дяде, но с самого начала ей стало ясно, что герцог слишком умен и хитер, чтобы можно было позволить себе повернуться к нему спиной или хуже того, стать его противником. Даже просто находясь рядом с ним, Тайлин постоянно чувствовала легкое напряжение – она не могла ему доверять. Это напряжение слегка сковывало ее движения, но лишь обостряла чуткость к изменению обстановки и внимательность.
Манерность и вежливость племянницы воспринимались герцогом с одобрением, но вряд ли нынешняя покладистость зеленоглазой леди могла обмануть человека, прожившего более полувека и ставшего главой одного из великих герцогских домов. Его вообще ничего не могло обмануть.
Неформальное обращение ничуть не смутило Тайлин – возможно дядя наконец-то решил признать в юной герцогине свою родственницу, а не просто приживалку, ставшую лишним грузом лишь из каких-то политических отношений с герцогом из другой страны. Однако в купе с неожиданным вызовом и непривычно начавшимся разговором, это вызывало подозрение.
- Благодарю,- отозвалась Тайлин на слова герцога и послушно уселась в кресло. Поправив складки на платье, она перевела взгляд на дядю.
- Надеюсь, дорога вас не утомила?
«Какого черта? Откуда он знает?» - глаза девушки удивленно расширились. О сегодняшней поездке загород никто не знал. Даже сама Тайлин до самого момента отъезда не знала. Так уж повелось, что частенько капризной герцогине в голову взбредали совершенно неожиданные мысли, которые она стремилась немедленно воплотить в жизнь. Как бы Эрик не противился желанию ехать в пригород Лебе, леди Барма настояла на своем. Сборы были быстрые, и никого о своем отъезде строптивая девица не предупредила. Теперь оставалось только гадать, откуда герцог знает, что она покидала город, а не провела почти весь день, гуляя по магазинам Лебе.
«У него тут повсюду глаза и уши», - недовольно думала Тайлин, хотя своего возмущения, естественно, не выказывала. Лишь только слегка поджатые губки могли намекнуть на ее недовольство, но о такой манере скрывать возмущение знал разве что только Эрик.
- Нет. Несмотря на хмурую погоду, мы чудесно провели время. Спасибо за беспокойство, - ни капли раздражения в голосе, только почтение, покорность, хотя и излишне прямой взгляд – не в традициях скромной леди.
После тактичных приветствий Руфус перешел к сути разговора, отчего-то серьезно и внушающе поблескивая глазами. Ну что такого серьезного может быть в каком-то заурядно балу? Тайлин внутренне напряглась, а когда герцог объявил истинную цель визита на бал, ей сразу стало ясно, почему он так пристально смотрел.
«План?» - озорной огонек, вспыхнувший в зеленых глазах, был немедленно замечен герцогом и воспринят как согласие юной леди посодейтсовать его замыслам. Любопытство настолько сильно овладело Тайлин, что она даже не обращала внимание на раздражающий веер, который герцог Барма бесконечно вертел в руках.
- Так чего вы хотите, юная леди?
- К чему этот вопрос, герцог? – на лице девушки появилась довольная ухмылка, быть может не совсем позволительная в общении с главой герцогского дома, но явно демонстрирующая согласие на участие в этой авантюре. – Вы и так прекрасно знаете какую информацию я хотела бы получить, - Тайлин не раз расспрашивала дядю о Пандоре, о Сабрие и о Бездне, но ранее, он говорил об этом с явной неохотой, ускользая от отвела за витиеватыми фразами и не выдавая ничего существенного.
Бездна, Пандора, трагедия в Сабрие, таинственные Цепи – все это подобно яду разрушало ее Родину. Все эти слова бесконечно повторялись в папиных бумагах. Все эти загадки тревожили и юную герцогиню. И все это крайне не нравилось Эрику.
«Лишь бы этот зануда сейчас не вмешался», - девушка скосила взгляд на слугу, чтобы в случае протеста, немедленно заткнуть его. В конце концов, это ей решать, а не ему. Она же тут герцогиня.
Дядя правильно расценил слова племянницы и уже через пару секунд в ее руки перекочевала книжка, которая, как утверждал Барма, содержала нужную юной и очень любопытной леди информацию.
- И какова же цена этого? – Тайлин чуть приподняла книжечку, с ухмылкой показывая ее дяде и давая возможность Эрику так же рассмотреть не толстый томик.
- Ну а теперь перейдем к делу, леди Тайлин.
В том, что Руфус Барма хитрый человек и защитник своего дома, Тайлин нисколько не сомневалась, но вот то, что он плетет интриги против Найтреев, было для герцогини новостью. Насколько она знала, опальный дом не был настолько силен, чтобы навредить дому Барма, но часто бывает, что зазнавшиеся люди не замечают ветра перемен и в наказание за это их сносит уже бурный ураган – нужно всегда быть начеку.
«Шпионаж? Дядя, да вы меня удивляете», - даже мысленно Тайлин иронизировала и, конечно же, не переставала ухмыляться, получая папку с документами. Мучительно хотелось тут же зарыться в бумаги, но герцог еще не договорил, и племянница послушно внимала его словам.
- Знание – сила. Эту фразу давно уже пора поместить на геральдическую ленту дома Барма, - как только Руфус закончил свою речь, Тайлин поднялась из кресла. – Буду считать это разумной сделкой между разумными людьми и так же буду надеяться на плодотворное сотрудничество. Доброй ночи, дядя Руфус, - почтительно поклонившись герцогу, Тайлин бросила короткий взгляд на слугу и направилась к двери.

***

Как только тяжелые, дубовые двери плотно затворились, Тайлин, не останавливавшаяся и не замедлявшая шаг, приподняла руку, жестом предупреждая любые возражения слуги.
- Прежде, чем ты что-либо скажешь, у меня есть к тебе поручение, - голос Бармы был непривычно серьезен и спокоен. Едва ли сейчас в ней можно было узнать шестнадцатилетнюю, капризную девушку, бесконечно отравлявшую жизнь Эрика своими глупыми, девичьими выходками. Полученные документы буквально жгли ладони – так хотелось прочесть их и обсудить со слугой, но пока следовало воздержаться от этого. – Принеси из моей комнаты дорожный плащ. Я буду ждать тебя в карете, Рик.
Не грозный, но строгий тон; редкое, доверительное обращение к слуге; отсутствие девчачьей манерности и кривляний – все это свидетельствовало о более, чем серьезное настрое герцогини.
«Доверяй, но проверяй», - такая мысль вертелась в голове леди, ожидавшей, когда будет подана карета. За окном уже начался ливень, затянувший серыми тучами все небо и скрывший солнце. Из-за хмурой погоды в парадном холле особняка было непривычно темно, но такая мелочь не могла остановить Тайлин. Получив сокровенную книжицу, она, конечно же, хотела немедленно приступить к изучению любопытного материала. Ожидание экипажа было в данном случае как нельзя кстати.
Это было чем-то вроде дневника – в твердом переплете заключались белые листы, испещренными аккуратными, ровными строчками, содержащими размышления и объяснявшими некоторые понятия, которые были столь интересны Тайлин. Прикладывая пальчик к листу, чтобы удобнее было следить за строкой, герцогиня быстро пробегала взглядом по странице и переворачивала на следующую, неизменно хмурясь и заправляя за ушко выбившуюся прядь волос. В голове немедленно всплывали фразы из документов отца, которые, объясненные дневником, теперь становились понятны – словно недостающие элементы мозаики наконец-то были найдены и водружены на место, создавая целостную картину.
Леди Барма торопилась прочесть дневник как можно быстрее, буквально глотая страницу за страницей и едва ли замечая то, что происходило вокруг. Появление дворецкого с сообщением о поданном экипаже было воспринято девушкой без энтузиазма – пришлось немедленно закрыть книгу и с важным видом подняться с дивана. До кареты было едва ли пара минут пути, но нетерпенье все равно жгло со страшной силой.
Выйдя на улицу, герцогиня проследовала к экипажу под зонтиком, услужливо подставленным дворецким, прижимая к груди папку и книгу, уберегая их от влаги и охраняя, как настоящее сокровище, а как только дверца кареты плотно закрылась, приступила к изучению материалов из папки – досье и инструкций о том за кем следить, и что нужно узнать.
Поначалу это было весьма забавным – на лице девушки то и дело появлялась ехидная улыбка, ведь узнавать много нового о своих сокурсниках, учениках школы, представителях знати и прочих известных личностях, было очень любопытно. Однако вскоре от улыбки ни осталось и следа – все точно заволокло тучей негодования, подобно тем, что сейчас затягивали небо, грозясь разразиться громом и молниями. Правда… реальность оказывалась далекой от сказки и куда более опасной, чем леди Барма могла предположить.

----»» Эпизод: Я никогда не буду просто пешкой © ----»» Места и города – Столица Лебле – Библиотека

Отредактировано Taileen Barma (2011-05-06 16:48:06)

+1

7

На разрешение сесть Эрик ответил вежливым поклоном головы и вполне удобно устроился в кресле. Никакого напряжения в связи со встречей он не испытывал, заведомо относясь к ней, как к чему-то обыденному. Откровенно говоря, его вообще редко волновало что-то постороннее, да и необходимость засунуть свое поведение в какие-то определенные рамки довольно серьезно охлаждала характер. От демонстрации собственного недовольства Эрик предпочитал воздерживаться, прекрасно отдавая себе отчет в том, что отец Тайлин относился к нему со снисхождением только из-за доверия к деду и талантов, касающихся боевых навыков. В тот момент, когда безопасность девушки стала для него приоритетной, он закрыл глаза на не идеальность слуги. По крайней мере, Эрик видел ситуацию именно так, и злоупотреблять подобным доверием был не намерен.
Сделав вид, что предмет беседы ему ни капли неинтересен (в конце концов, он – слуга - не должен иметь мнение, касающееся господских разговоров) Рэй открыл книгу на произвольной странице и начал читать. Роман как таковой был ему неинтересен, и содержание не слишком его волновало, с тем же успехом он мог бы читать кулинарную энциклопедию, но сам процесс чтения действовал на Эрика успокаивающе, хотя нисколько не мешал прислушиваться к происходящему в комнате (благо чтиво было далеко не сложного содержания). Когда Барма озвучил своё предложение, слуга впервые как-то отреагировал и недовольно сдвинул брови, потеряв взглядом читаемую строку.
"Вот значит как..." - перспектива быть использованным старым интриганом в своих целях, не радовала Рэя. Ещё меньше энтузиазма вызывал откровенный ажиотаж Тайлин. Сомнений в том, что ни к одному его слову сейчас не прислушаются, у Эрика не осталось. Да и открыто возражать госпоже в присутствии третьего лица он бы не стал даже ради того, чтобы вправить не в меру любопытной девчонке мозги - и так было ясно, что это сражение им проиграно едва ли не заранее. "Ведь ты сейчас уже не остановишься", - вздохнув, Рэй тихо прикрыл книгу и кивнул Тайлин, давая понять, что заметил её взгляд и готов обсудить полученный материал позже.
В целом Эрик более-менее мог понять образ мыслей герцога. Имея желание как-то использовать юную герцогиню, он идеально выбрал аппарат управления - информацию. Девчонка, будь она трижды Барма, не привлечет такого внимания, как молодой человек, а госпожа может войти со своим положением в обществе в любой дом, в котором они мало-мальски заинтересованы. "Но почему Найтреи?" - строго говоря, не имея никакого понятия о целях Бармы, он не только не мог знать, зачем этот дом, пользующийся сомнительной репутации, понадобился герцогу, но и слабо себе представлял бессмысленный шпионаж. Бессмысленный хотя бы потому, что никакого очевидного смысла Эрик не видел. Даже если ему представиться возможность что-то увидеть или выяснить, он все равно не будет знать, какая именно информация нужна. Понятие "странное" было слишком растяжимым. По мнению Эрика, все в этой стране были "странными". Кто-то более, кто-то менее, но нормальных он пока не встречал.
"Посмотрим, что на это скажет Тайлин", - внутренне фыркнул Рэй, поднимаясь со своего места в тот момент, когда стало очевидно, что короткая, но насыщенная встреча подошла к концу. "Хотя я себе представляю, что она скажет. "Он просто уверен, что с моими талантами я справлюсь с задачей", - скривился Эрик, отрывая перед Тайлин дверь и всё также молча следуя за ней по коридорам.
Юноша не считал девушку наивной и глупой, но она определенно была слишком самоуверенной. Даже если Тайлин не стремилась доверять герцогу, ей не придет в голову отказаться от опасной затеи только из-за этого. Всё потому, что девчонка уверена, что одних её сил хватит на то, чтобы со всем справиться, всех обхитрить и выйти абсолютной победительницей. Эрик, видимо не наделенный таким острым умом, не привык считать остальных людей дураками. Он знал, что в среде дворян крутится много людей. И каждый из них - умных, талантливых, красивых - хочет использовать другого для достижения своей цели. Недооценивать их только потому, что, живя в замкнутом обществе, ты блистала сообразительностью - глупо. Вдвойне глупо находить тот процесс забавным.
По мере своих рассуждений, Эрик всё больше хмурился, приходя из обычно пассивно-раздраженного состояния, в нервно-агрессивное. На то, чтобы не заговорить раньше Тайлин, приходилось тратить усилия. Он не боялся сказать что-то такое, о чем впоследствии доложит герцогу какая-нибудь служанка, но отдавал себе отчет в том, что это возможно. Круг людей, которым Эрик доверял, замкнулся на Тайлин. Разумеется, был ещё его дед и её отец, но в восприятии Рэя они всё равно отошли бы на задний план, если бы пришлось сделать выбор. Именно поэтому, услышав в голосе Тайлин серьезные нотки, молодой человек просто кивнул и отправился исполнять указания, искренне надеясь, что ума не покинуть поместье герцога в одиночестве ей хватит.
Поднявшись в покои герцогини, Рэй заметил, что всё ещё сжимает в своей руке дурацкую книжку, которую в тот же миг швырнул на стол. Накопившееся раздражение остро требовало выхода. Злость не герцога, впутывающего его госпожу в какую-то темную историю, не спешила уходить. "Убил бы", - скрипнул зубами юноша и сжал руки так, что полумесяцы ногтевых пластин до крови врезались в ладонь. "Какого черта он впутывает Тайлин в свои дела?!.." - риторически вопрошал Эрик, не видя уставившись в шкаф, из которого на него смотрел запрошенный госпожой плащ.
На то, чтобы успокоить дыхание понадобилось какое-то время, несмотря на привычные уже дыхательные упражнения. Этого время хватило, чтобы мысли, скакавшие в каком-то угаре, пришли в подобие порядка. Ещё чуть-чуть потребовалось, чтобы убедить себя в том, то "мы все умрём" необязательно единственный вариант развития событий. Вполне возможно, что ситуация остановиться хотя бы на "всё плохо", Тайлин надоест и она оставит свои мысли о Цепях, Бездне и Пандоре где-нибудь глубоко в прошлом. "Нет, такого не случиться", - ехидно хмыкнул Эрик, натягивая на поврежденные руки перчатки. "Не смешите меня. Только не она", - накинув на себя и повязав плащ, парень захватил второй для Тайлин и вышел из комнаты с мыслью, что им очень повезло с утра прогуляться - он хотя бы был полностью одет и собран.
В последний раз убедившись, что и шпага, и пистолет в порядке, Рэй спустился вниз, где у парадной лестницы стояла запряженная карета. Огладив явно волновавшуюся в такую погоду лошадь, Эрик, не желая больше мокнуть и более-менее приведя чувства в порядок, залез в карету и дал знак кучеру трогаться. Такая погода, несмотря на всю её неприятность, была удобна хотя бы потому, что расслышать то, что происходило в карете, было очень и очень трудно. Значит, тут они могли поговорить более-менее искренне.
- Уже успели полистать, - утверждающе произнёс Рэй, протягивая девушке плащ и сбрасывая влажный капюшон с головы. Он постарался устроиться в замкнутом пространстве подальше от Тайлин, так чтобы её случайно не задеть и не выдать собственное раздражение излишне размашистыми движениями. Когда карета двинулась с места, Эрик с трудом устоял, опершись рукой позади девушки. – Смотрю, предложение родственника вас положительно впечатлило, герцогиня Барма, - проговорил Эрик, глядя прямо в зеленые глаза, находящееся в непосредственной близости. Ядовитого сарказма, пропитывающего каждое слово Эрика, в едва ли не смиренном тоне голоса было практически не угадать. Хотя тяжелый взгляд синих глаз с трудом скрывал отношение слуги к происходящему. - И что же в связи с ним собирается делать моя госпожа? - он насмешливо кивнул, изображая поклон, и сел напротив, повернувшись к окну. Унылый пейзаж нисколько не развеивал его тяжелых мыслей, но, по крайней мере, не провоцировал.

В карете по дороге в Лебле >>>>Библиотека

Отредактировано Eric D. Ray (2011-05-06 16:43:59)

+1

8

««« [1830|21 июля] Чтобы добыть информацию, порой приходится переступить через свою гордость
Время и дата: 21 июля 1830 года, 16:00 - 00:00
Погода: Тепло и ясно

После разговора с Констанс Бореальд герцог направился прямиком к себе в особняк, надеясь провести вечер в одиночестве, подытоживая информацию, добытую за день. Однако, по сути, и подытоживать-то было почти нечего, кроме тех крох сведений, полученных от Тайлин утром, и того, что стало всем известно еще ночью. "Нет, определенно так дело не пойдет," - нахмурился Руфус, подъезжая к родовому поместью. Однако треволнения дня так вымотали его, что сейчас он мечтал только о том, чтобы уединиться у себя в кабинете.
Едва очутившись внутри здания, Барма быстрым шагом направился прямиком к себе в кабинет, не желая попадаться на глаза прислуге, в особенности Лиаму, и даже своей племяннице. К счастью, в это время большинство обитателей дома были заняты своими делами, и по дороге герцог не встретил ни единой живой души. Он бесшумно проскользнул в свой кабинет, который был смежен с его личными покоями, после чего скинул белый парадный плащ и темную рубашку, надев вместо них серый домашний кардиган и широкий алый плащ сверху. "Надеюсь, никто не побеспокоит меня до завтра," - мечтательно подумал Руфус, раскрыл металлический веер и уселся на софу, взяв в руки лист бумаги и перо, чтобы составить полную картину того, что знал.
Но тишина и покой недолго царили в кабинете. Буквально через какие-то пятнадцать минут герцог Барма услышал торопливые, сбивчивые шаги, словно кто-то очень спешил, но вместе с тем боялся предстоящего разговора. "Лиам..." - пронеслось в голове, потому что эта отличительная походка не могла принадлежать никому другому, кроме как личному слуге и секретарю Руфуса, Лиаму Лунетту. Герцог слегка повернул голову, ожидая, что же будет дальше и как скоро молодой человек решится, наконец, постучаться в дверь и войти.

0

9

Редко выпадали дни, когда Лиам Лунетт не нервничал. Это было его постоянное, привычное состояние, без которого, он, казалось, не мог ни жить, ни работать. А ведь нервные клетки не восстанавливаются…  Вот и весь замечательный день 21 июля молодой человек жутко переживал, потому что отчеты не пришли вовремя, документов скопились целые горы, сломалось перо, опрокинулась чернильница, заляпав форменный камзол… Словом, все шло сикось-накось, и Лиама не оставляло назойливое ощущение, будто бы он на досуге разбил зеркало или надел что-нибудь шиворот-навыворот. Проверил. Ничего подобного.
А еще его весь день преследовали сплетни, благо, не о нем, но легче от этого не становилось. О чем только при нем не судачили, кому только кости не перемывали! Даже герцога Барму стороной не обошли. Или лучше сказать «в особенности»? Лунетт прилагал все усилия, чтобы не вслушиваться во всю это ахинею, но как он ни старался, один слушок все же не проскочил мимо его ушей. Он не особенно доверял тому, что болтали в коридорах «Пандоры» - наслушался от господина, что за «некомпетентный сброд» здесь работает - однако данный случай навязчиво претендовал на правдоподобность и никак не желал оставить разум Лиама в покое.
В общем, много чего терзало слугу Дома Барма в этот злосчастный день. Теперь же он, вернувшись домой несколько позже обычного и обнаружив блики света в окнах кабинета своего господина, спешил к Барме на ковер, чтобы передать ему некоторые бумаги и между делом, если удастся, расположить к разговору о том злосчастном слушке, что не давал Лунетту покоя.
- Ваша Светлость? – робкий стук в дверь, сопровождаемый отчетливо слышным голосом, в котором, несмотря на все усилия его обладателя, слышалась некоторая напряженность.  – Могу я Вас побеспокоить?

0

10

Руфус терпеть не мог, если кто-то беспокоил его по пустякам в те моменты, когда хотелось уединения. А в том, что Лиам пришел с пустяком, герцог не сомневался. "Наверняка он принес кипу бумаг, которые я уже видел или которые абсолютно меня не интересуют," - вздохнул он, меланхолично глядя на дверь, за которой стоял слуга. Удивительно, но Лунетт обладал талантом - если это можно так назвать - появляться в самый неподходящий момент в самом неподходящем месте. Словно какое-то шестое чувство подсказало Барме, что его покой будет нарушен, стоит ему расслабиться, появлением Лиама. "Похоже, сегодня вечером мне не удастся отдохнуть..." Но - что поделать! - не мог же он прогнать слугу, который так рьяно - порою даже слишком - выполнял свою обязанности.
- Войди, Лиам, - лениво протянул Руфус, - я был уверен, что рано или поздно ты придешь.
По голосу молодого человека было ясно, что он снова пребывает в нерешительности. "Сколько раз ему говорить, что своим поведением он позорит меня в обществе," - закатил глаза герцог. - "Почему он не может быть, как все слуги, немногословным, сдержанным и прямолинейным?.. Хорошо хоть в бумажной работе ему нет равных." Однако сейчас глава дома был не намерен ругать или поучать Лиама. Все, что ему сейчас было нужно, - это как можно скорее избавиться от нежданного собеседника и продолжить заниматься своими делами. Впрочем, теперь Руфус даже сомневался, сможет ли дописать свои соображения, потому что после бессонной ночи и дня, проведенного в разъездах между своим особняком, поместьем Шерил и зданием "Пандоры", у него уже почти не осталось сил на какую-то активную деятельность. Герцог Барма взглянул на входящего слугу и заранее приготовился выпроводить назойливого Лиама, если, конечно, тот не принес ничего важного или интересного.

0

11

Да, рано или поздно, так или иначе, Лиам обязательно оказывался в этом кабинете, даже если не очень-то и хотел. И каждый раз его встречало несколько осунувшееся от усталости лицо с выражением вопиющего недовольства. Эту картину он видел сотни раз и сотни раз душил в себе желание посоветовать герцогу хоть однажды отдохнуть по человечески. Какой смысл? Он все равно не станет слушать, только страдальчески закатит глаза, вот как сейчас. Трудоголик и библиофаг. Стопроцентный.
- Не смею сомневаться. – Лиам проскользнул в кабинет и тихонько прикрыл за собой дверь. Широкий рукав, как это бывало частенько, зацепился за полированную ручку. Лунетт опустил было руку, не заметив этого, но тихий, однако отчетливый звук трещащих ниток заставил его в испуге обернуться. Без рукава он, конечно, не остался, но был, как ему самому казалось, к этому близок. Нет, сегодня явно не его день.
- Прошу прощения, господин, я верно некстати, но эти бумаги нуждаются в Вашей подписи. – мягко шагая по ковру и неотрывно глядя себе под ноги, опасаясь возможности споткнуться обо что-нибудь – мало ли какие еще сюрпризы свалятся на его бедную голову? – молодой человек пересек комнату и, открыв заветную папку, передал ее Барме. Документы в ней не несли практически никакой информационной ценности. Чистая формальность, без которой невозможно было продолжать работу.
Нервные пальцы Лиама вцепились в один из шнурков, свисавший с рубашки и принялись теребить его, завязывая и развязывая свободные узлы, в то время как сам он отчаянно пытался угадать настроение герцога и ту вероятность, с которой вертящийся на языке вопрос покажется ему как минимум неуместным. Выпытывать что-то у Бармы было вообще делом гиблым, но попытаться-то можно? Можно же? Эх, и какой дурак брякнул, что попытка не пытка? Еще какая, чтоб он знал!
- Ваша Светлость, - голос Лунетта звучал на порядок тише и напряженнее, чем прежде. – Я… Не сочтите за дерзость, но… Господин Оз… С ним все в порядке? То есть… Я хочу сказать, он ведь… Не пропал, верно?
Лиам сглотнул. Тот слух, что донимал его весь этот день, касался именно этого. В «Пандоре» болтали, будто молодого Безариуса давно не видели. Подозревали похищение. А так как о том, что  он жив, никто из лиц не связанных с «Пандорой»  не знал, то в мысли сама собой закрадывалась одна единственная версия, которой Лунетт очень и очень боялся. Однако отрицать ее правдоподобность он не мог, хотя и очень старался. Молодой человек крайне трепетно относился к Озу, хотя и частенько страдал от его выходок, и волновался за него несказанно, теряясь в догадках, версиях и сомнениях.

+1

12

Наблюдая за тем, как неуклюжий Лиам снова, уже в который раз за время службы, умудрился зацепиться широким рукавом своей робы за медный набалдашник на ручке двери, герцог Барма меланхолично прикрыл глаза и тяжело вздохнул. "Ну почему хороший слуга обязательно должен быть таким растяпой?.. - устало подумал он, продолжая вполоборота следить за Лунеттом. - Знал бы он, как верно подметил абсолютную несвоевременность своего прихода". Но, что уж поделать, пришлось все-таки взять из протянутых рук молодого человека папку, которую он, очевидно, берег как зеницу ока по дороге в эту комнату. Одного беглого взгляда на документы внутри хватило, чтобы понять их полную бестолковость. Не будь здесь Лиама, так дорожившего каждой бумажкой, вполне возможно, что Руфус бы бросил эти отчеты прямо в пылающий жар камина, чтобы поскорее забыть о них и о тех, кто их передал. "Ну почему они все думают, что мне интересно читать целые кипы бумаг с информацией, которая мне и так уже известна и не представляет никакой ценности?"
Но Барма подавил свое желание избавиться от принесенной папки и вновь перевел взгляд на Лиама, нервно топтавшегося на месте в нерешительности. По всем признакам было видно, что чересчур робкий слуга явно хочет что-то спросить, но то ли боится, то ли понимает, что вряд ли получит ответ, то ли вообще забыл, зачем сюда пришел. Руфус опять вздохнул, на этот раз тише, но так же страдальчески. Это начинало действовать ему на нервы. Наконец, когда он уже хотел прогнать Лунетта, тот смог собраться с мыслями и набрался мужества, чтобы задать вопрос, вертевшийся на языке.
Однако эта фраза была настолько неожиданной даже для герцога Бармы, настолько неуместной, что одна бровь на лице Руфуса взлетела вверх и изогнулась дугой, словно выражая недоверие. "Вот уж не ожидал... - подумал он. - За треволнениями прошедшей ночи я совсем забыл про этого Безариуса. А ведь еще утром хотел заняться этой проблемой, чтобы в который раз утереть пандоровцам нос".
- Лиам, - издалека начал хозяин дома, - я думал, ты уже набрался достаточно жизненного опыта, чтобы понять и усвоить, что люди не могут взять и просто исчезнуть, словно испариться. В крайнем случае, - то есть когда их уже точно нет в нашем мире, - они могут провалиться в Бездну. Но на этот раз, полагаю, все намного проще... У меня нет достоверных сведений относительно местоположения юного Безариуса, однако мой шпион, приставленный к нему, сообщил, что и Баскервилли последнее время проявляли к нему интерес. К сожалению, на какое-то время он исчез из моего поля зрения, и, судя по всему, именно в этот момент и был захвачен кем-то из Баскервиллей...
Руфус на время прервал свою поучительную речь, взглянув сначала в окно, а потом на циферблат напольных часов, потому что у него появилась одна идея.
- Так вот, у меня есть все основания предполагать, что им нет смысла убивать этого мальчика, поэтому он наверняка содержится где-то в их убежище, - продолжил он после минутной паузы. - Возможно, они его пытают, но, думаю, он выживет. Однако... если тебя так волнует судьба Безариуса, у меня есть давняя знакомая, ты наверняка про нее слышал, которая может предоставить нам полезную информацию. Так что, если ты действительно переживаешь, то я жду тебя через десять минут у парадного входа, экипаж уже будет нас ждать.
Не сказать, что герцогу была безразлична судьба Оза, но он не слишком-то переживал за его сохранность. Главное, чтобы тот мог поделиться информацией, - остальное не важно. Теперь же, движимый отнюдь не желанием успокоить Лиама, а узнать что-нибудь новое и сменить обстановку (голова начинала гудеть, и дружеский визит пошел бы на пользу), он предложил такой вариант дальнейших действий. Действительно, сегодня был день визитов, но это никогда не утомляло Руфуса сильнее, чем, например, работа с бумагами, принесенными слугой.

»»»  Лебле. Городской дом Эшфорд

Отредактировано Rufus Barma (2013-01-11 15:09:00)

0

13

И все-таки никому не удавалось так мастерски заставлять Лиама и паниковать, и негодовать одновременно, как Его Светлости Руфусу Барме. Паниковать, потому что самая жуткая догадка молодого человека подтвердилась-таки, отчего где-то на периферии замаячило желание с воплями описать по комнате несколько кругов, снося при этом все, что попадется под ноги и под руки. Негодовать, потому что герцог говорил об этом так спокойно и буднично, как будто речь шла не о мальчике… Хотя на мальчика-то ему наплевать… Скажем так, не о ценном источнике информации и сосуде души участника, более того, героя событий столетней давности, до сих пор вгоняющих в ступор сотни, а то и тысячи людей, а так, о чайной чашке какой-нибудь или  любимом пере. Поразительный человек. Не удивительно, что холост…
- Я жду тебя через десять минут у парадного входа.
Дважды Лунетту повторять было не нужно. Он быстро поклонился, пробормотав нечто абсолютно формальное, и пулей вылетел из господского кабинета, оглашая тихий особняк быстрым топотом и гулким звуком периодических спотыканий. Ковры, чтоб им пусто. Не прошло и тех самых десяти минут, как он выбежал из парадной, на ходу завязывая шейный платок и оправляя манжеты рубашки, в суете смявшиеся под рукавами уже самого обыкновенного черного камзола, и нырнул в экипаж вслед  за господином, перебирая в мыслях всех его «давних знакомых» и выискивая среди них ту, которая в скором будущем могла либо развеять его страхи, либо довести слишком впечатлительного слугу до инфаркта.

»»» Лебле. Городской дом Эшфорд

Отредактировано Liam Lunettes (2013-01-19 11:37:19)

0


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Барма » Кабинет Руфуса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC