Pandora Hearts RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Баскервилли » Гостиная


Гостиная

Сообщений 1 страница 30 из 42

1

Большой, плохо сохранившийся зал. Часть обломков оттащена к стенам, особенно большие куски до сих пор валяются там, куда упали несколько лет назад. Пыль въелась во всю мебель, из которой, в общем-то, осталось всего ничего - пара вечно скрипящих кресел, все остальное уже малопригодно для использование. Через разбитые стекла в больших окнах задувает ветер.

0

2

Оз слишком очевидно находился не в самом лучшем положении, а теперь, будучи здесь, в голове назойливо всплывал вопрос - как так получилось? Наверное, тогда все вышло не так. Наверное, не нужно было ехать, наверное... А, может, так и лучше? Ведь, кто знает: не окажись на месте Оза, пострадать гораздо сильнее мог бы Гил. А этого допустить никак, никак нельзя. Ведь, в итоге, они бы, рано или поздно, отыскали Беззариуса, а нынче, еще больше узнав эту обезумевшую семейку, слепо идущую за своей целью, блондин засомневался, что оно "так просто обошлось бы". А теперь хотя бы был уверен в том, что хуже не будет. Хоть это успокаивало, пусть и не сильно.
Все время, что мальчик находился среди многочисленной и знаменитой в прошлом семьи, он четко понимал - отсюда надо выбираться. Пандора, конечно же, будет искать его, предпринимать попытки вернуть, догадываться, что же произошло, но... Наверное, блондин зря упомянул своих друзей. "Они придут и спасут меня" - это ведь звучало слишком эгоистично и необдуманно? Ничего страшного, что правда. Беззариус постарается справиться сам, ему нужно лишь выиграть немного времени и остаться одному. Он не бросит попыток поскорее покинуть это место. Хотя бы потому, что это огородит его близких от лишней опасности. Басскервили мягко намекнули, что от его убийства толку будет мало, как и от пыток - что же, это значит, что хоть какое-то время у Оза есть. Хоть и было странно то, что отвечал за все зеленоглазый, ему же и доставалось, но при этом обидчики хотели достать не его, а Джека, не подающего им никаких признаков собственного существования, сейчас Беззариус был все же благодарен ему. Не будь Джека, люди в кровавых плащах уже давно бы его убили, как что-то ненужное и совершенно бесценное. Вопрос лишь в том, надолго ли их хватит. И поэтому нужно действовать как можно скорее, внимательно наблюдая за всем, что происходит вокруг.
И, будь она неладна, эта усталость! Наблюдая за происходящим, слушая диалоги родственников, понимая, что достучаться до них - непосильная задача, а бедолаги к тому же еще и говорят об очень жестоких и страшных вещах... Глаза несколько раз закрывались, словно силы его покинули, а открывать их приходилось из раза в раз, не давая себе отключиться от происходящего. Да, по коже отчего-то бегали мурашки, заставившие Оза чисто интуитивно отстраниться от активных действий и молча наблюдать, сильнее сжавшись от дискомфорта. К тому же, он выплеснул свою ярость ранее, заместо которой пришло некое сострадание, что ли.
"Очень хочу спать" Сознание в очередной раз дало маленькую слабину, и... Мальчик толком не понял, что произошло, однако почувствовалась резкая тупая боль, в глазах все сначала расплылось, а потом потемнело, после чего блондин просто напросто потерял сознание, попав в прекрасное царство Морфия.

Снилось ли ему что-то? Кажется, да. Это было что-то невнятное, странное. И теплое, и холодное одновременно. Какие-то картины прошлого, резко прерываемые посещением Бездны, встречей с Джеком в измерении Чешира, невнятными и совершенно непонятными картинами. Но, в основе своей, ему не снилось ничего. Просто пустота, бесконечная и совершенно бессмысленная. Отдохнуть и набраться  сил можно было только в ней, будучи совершенно свободным от размышлений и предрассудков. Просто сладко спать, чтобы потом проснуться в окружении друзей, улыбнуться им, и...

... Беззариус открыл глаза. Затылок все еще немного болел, однако оно было не важно. Оз обнаружил себя мало того, что не в кругу друзей, так еще и... ну конечно, Баскервилли не приснились ему, как того хотелось. Все случилось наяву.
  Мальчик постарался немного размять конечности, но обнаружил, что сделать это проблематично: во-первых, он "засиделся" и успел провалиться в кресло(уже не задавал себе вопрос "как я тут очутился", ведь наверняка перетащили), а во-вторых, совсем-совсем-совсем рядом спала Баскервилль, что радовало его меньше всего.
Может, если он незаметно (преодолевая законы физики и гравитации) как-то сползет с кресла, то у него появится шанс выбраться? Что же, надежда умирает последней, ибо именно это Оз сделать и попытался. И ничего, что тщетно - проникнувшись темной и странной атмосферой этого ненормально места, мальчик, кажется, и сам начал действовать подобным образом. Или это результат недавнего удара?

+1

3

Почему все хорошее имеет свойство заканчиваться?
Вроде, только совсем недавно Лиззи, устав после целого дня на ногах, с радостью провалилась в сон, устроившись в своем кресле с Озом в охапку...
Спала Баскервиллька, вроде, хорошо, что случалось не совсем часто. Не было кошмаров из прошлого, что начали в последнее время столь часто к ней наведываться, не было просто кошмаров-запугивалок, мол, и Баскервилли погибнут, а Лиззи вновь, как назло самой себе, выживет, в третий раз оставшись без всего - без дома, без любимой семьи, без ежедневного уже ставшего чуть безумным веселья. Не было ничего - только манящая пустота, в которую разум уставшей Элизабет без малейшего сопротивления погрузился с головой.
Невероятно приятно было закрывать глаза, чувствуя рядом теплую тушку Безариуса - он ведь еще и мягонький, так что его можно было во сне потискать, как какую-нибудь очередную любимую игрушку. Хотя... каждая игрушка стопроцентно любима только один день. Во всяком случае, для Лиззи.

... Однако сейчас уже был не рассвет, как перед сном, а близился день. Просыпаться - точнее, открывать глаза - девушка не спешила - несмотря на то, что ее оставили спать в гостиной, когда на втором этаже Лиззи ждет ее гостеприимная комната с мягкими подушками и одеялом, привычка поваляться никуда не пропала. Глубоко вдохнув, Баскервилль поудобней перевернулась на бок, по-прежнему тиская блондина в объятиях. Глаза девушки по-прежнему оставались закрытыми, а сама Элизабет старалась держать дыхание ровным, словно она все еще спит - привычка, полученная еще в детстве и отточенная в цирке - в общем-то, тоже от детства недалеко, но все же чуть подальше. Скажем, на годик подальше, то бишь, лет в четырнадцать... Но это было давно - больше века назад - сто шестнадцать лет прошло, если уж быть совсем точным. Однако не суть.
В один момент Лиззи почувствовала какое-то копошение со стороны Оза, которое малец, видимо, всеми силами пытался скрыть. "Сбежать хочешь?" - пронеслось в полусонной голове девушки, а когда Безариус чудом смог выбраться из ее тисков, спустившись на пол, издав шума при ступлении на скрипящий пол чуть меньше, чем это обычно делают кошки при забирании на забор, красноглазая плавным движением точеной ручки ухватила блондинистого горе-беглеца за запястье, сильно сжав, словно намереваясь передавить эту часть руки настолько, чтобы в кисть руки не поступала кровь. Врочем, подобная мысль в голове бывшей циркачки не проскользнула ни на минуту - там вообще сейчас спросонья было полупусто.
- Оззи-и-и-и~ - сладко протянула Лиззи, потягиваясь в кресле в надежде вобрать в себя всю бодрость прохладного воздуха вокруг, но по-прежнему держа беглеца за руку. - Куда же ты собрался, милый Оззи? Неужели бросишь меня тут на съедение скуке?

+2

4

Оз каким-то удивительным образом умудрился изловчиться так, что и в правду слез с дивана и, кажется, даже сделал это практически бесшумно и осторожно. Если бы мальчик был сейчас в другом месте и слышал себя со стороны, то вряд ли заметил бы подобного жеста. Быть может, и здесь его не заметили?(и плевать на пол, который скрипит от любого шороха и акустику, разносящую каждый звук и скрип).
Ему кажется, или с одной из Басскервиллей можно было попрощаться? Неужели на одну безумную девицу меньше? Очень хотелось в это поверить и столь же бесшумно, как и ранее, проникнуть к выходу. И даже если там его поймают, то, несомненно, оставят явно не здесь. И тогда можно будет выбраться, и тогда... Плевать, что сейчас этот план был слишком глуп и не продуман. Беззариус твердо решил, что ему нужно выбираться отсюда. С первой или с сотой попытки, но он сделает это! Детская наивность порой творила такие чудеса.

  ... но и это предположение оказалось одним лишь домыслом. Не успел мальчик сделать и двух шагов в сторону выхода, как почувствовал сильную боль в руке. И даже услышал противный хруст собственной кости, от чего стало как-то не по себе.
Я ее разбудил. Первое, что сразу понял Оз, замерев на месте. Теперь так просто не уйти. Он не то что от одной из Баскервилль не избавился, так еще и умудрился сделать не самый разумный жест. Странно только, что девушка отреагировала на это как-то... спокойно. То ли от того, что только проснулась, то ли не поняла, то ли претворилась, что не поняла... Однако даже боль в сжимаемой руке уходила на второй план. Или же она просто была сжата до такой степени, что Оз и вправду перестал чувствовать свою конечность, успевшую принять слегка красноватый цвет от недостаточного кровообращения.
-... кажется, я вас разбудил, - немного растерянно проговорил блондин, натягивая на лицо знаменитую и раздражающую улыбку. Немного озадаченную к тому же. - Я думал осмотреть это место, пока вы спали, но никак не ожидал, что вы проснетесь так скоро, а я окажусь источником, разбавляющим вашу скуку, - Оз немного прищурился, лишь шире улыбаясь. Первое его предложение звучало немного неуверенно, но под конец, он словно и сам поверил в то, что говорит. Ни страха, ни угрызений совести - все ведь именно так, как говорит Беззариус, разве нет?

  Нельзя было допустить того, чтобы что-то пошло не так. Оз успел сделать вывод, что, пожалуй, в этой семейке ему не стоит торопиться. Сделал это один раз - отключили чем-то тяжелым. Сделал второй - чуть не пережали руку. Наверное, лучше быть более осторожным. В конце-то концов, у него была прекрасная возможность проследить за Баскервиллями и узнать их быт получше. Не у самого блондина разве ранее имелся ряд вопросов относительно безумной семейки? Планировать побег и отвечать на них, не провоцируя агрессию. Интеллект подсказывал, что стоит действовать подобным образом. Но вот будет ли так поступать Оз - вопрос очень относительный.
- И... не могли бы вы отпустить мою руку? - мальчик с трудом пошевелил одним пальцем зажатой рук, словно напоминая, что та все еще находится в неудобном положении и беззвучно страдает. Улыбка стала более нейтральной, а немного вопросительный, но спокойный взгляд зеленых глаз устремился на "охрану".

+1

5

Левое крыло ----------------------->

По правде говоря, Кристиан был совершенно не в настроении любоваться сейчас милым личиком Оза Безариуса. Куда охотнее он отправился бы к Винсенту, знавшему толк в опасных игрушках и вещах, касающихся Воли Бездны. Кристиану казалось, что у него много общего со старшим братом Гилберта и он старался, со своей стороны, ненавязчиво поддерживать с ним доверительные отношения. Что сам Винсент об этом думал, он понятия не имел, но был бы не против узнать.
Если бы с Безариусом всё было так же! При одном мысли о юном Озе, у Кристиана начиналась мигрень. Это создание не должно было существовать, и, тем не менее, спало сейчас в гостиной. Что с ним было делать?
Единственным возможным вариантом была импровизация. Существо, представляющее собой одну большую ошибку, вряд ли можно сломить с помощью чётких планов.
«Нельзя, впрочем, его переоценивать», - подумал Кристиан, невольно оправив манжеты и пригладив волосы. – «Он – всего лишь мальчик. Ребёнок».
И всё же, ему тяжело было воспринимать Оза как обычное дитя. Он был… слишком похож на Джека, которого Кристиан никогда не знал, но жаждал бы узнать. И этот маленький Джек спал теперь под этой крышей, такой чистый и непорочный, такой спокойный…
Кристиан живо и ярко представлял его умиротворённое лицо,  чуть приоткрытые губы, золотистые волосы, беспорядочно рассыпавшиеся по подлокотнику дивана… Ангельская невинность. Расставленная ловушка, готовая захлопнуться в любой момент, если Кристиан размякнет и совершит ошибку.
В таких обстоятельствах нельзя было не благодарить Бездну за то, что Лиззи тоже там присутствовала, и, как убедился Кристиан, открыв дверь, отлично выполняла возложенные на неё обязанности.
- Какое прелестное зрелище! – он расплылся в нарочито сладкой улыбке. – Вы очень мило смотритесь, держась за руки, дети. Неужели вы решили сбежать, Оз? Это крайне неосмотрительно. Одна милая леди уже пыталась убежать от нас не так давно. Сожалею, что не могу показать вам её останки – моя Цепь их как раз переваривает.

Отредактировано Christian Baskerville (2012-05-14 01:57:32)

+1

6

Почему-то Лиззи доставляло маниакальное удовольствие осознание того, что у несчастного Оззи скоро онемеет одна из достаточно важных конечностей, а именно - рука. Хотя, впрочем, столь же невероятная радость и непонятный никому, кроме нее самой и еще пары-тройки человек, восторг ее охватывают и при причинении боли абсолютно любому человеку, кроме Баскервиллей - действительно, почему надо ненавидеть только его? В общем-то, он забавный, его порой забавно помучить, а люди же, в целом, скучные, жестокие, жадные. Это уже Смертные Грехи - явно же не просто так их придумали! Кто-то очень заботливый решил придумать 7 Смертных Грехов, дабы среди людей не было всякой грязи и падали, и к каждому их этих Грехов приставлен свой Жнец, который "вырезает" носителей своего Греха под корень. Впрочем, самой Лиззи частенько казалось, что если все грешнички будут вырезаны, то мир станет больно скучным... светлым. Фу...
- Именно, солнышко, разбудил~ Точнее, я проснулась за пару минут до того, как ты четко поставил перед собой задачу сбежать. Пока ты там пошелестел, пока собрался, пока слез - вот и... - она немногозначно посмотрела на зажатое в, казалось бы, хрупкой и слабой ручке запястье блондина, проведя неприятно ногтем одного пальца по и без того настрадавшейся коже.
Далее Безариус заговорил уже о том, что он, мол, хотел осмотреть это место(по легенде, так сказать), но не ожидал, что Лиззи, такая хитрая и коварная вредина, проснется столь скоро. И уж точно Оззи был уверен, что красноглазой и в голову не придет играться и издеваться над ним, если ей вдруг станет скучно. Но, увы, существует такое понятие, как закон подлости - вот думал ты так, а в итоге получилось совсем наоборот, и это наоборот частенько очень ухудшает положение.
- Хммм... Не верю, юноша~ Впрочем, не тебе знать мой искренне ужасный по отношению ко всем, кроме Баскервиллей, их игрушек и их же союзников, характер, а посему прощаю, - Лиззи озорно улыбнулась, резко дернув Безариуса за запястье, притягивая его тем самым к себе - ей, видите ли, холодно стало.
- Зачем? - Элизабет изобразила искреннейшее удивление, широко распахнув красивые глаза, в которых даже сейчас, когда она была более-менее спокойна, плясали какие-то подозрительные огоньки, искры. Словно безумные, но, увы, увидеть их не дано - только почувствовать, а затем представить...

... Однако как Лиззи почувствовала попытки Безариуса ретироваться куда подальше хотя бы от нее самой, так и Акробат, услышав приближающиеся звуки шагов в коридоре, так сказать, психанул, налетев на только что пришедшего Кристиана и едва-едва не задел того - благо, останавливать свои ручищи это чудище все-таки умеет быстро, в отличие от скорости передвижения себя-любимого.
- ...Вы очень мило смотритесь, держась за руки, дети, - проговорил мужчина, растягивая улыбку.
Лиззи на слово "дети" досадливо цыкнула, обращая вновь почти все свое внимание на юного потомка Златовласки, зашипев про себя: "Какие к черту дети? Даже Безариус - и тот уже не ребенок... Ясное дело, конечно, что я веду себя обычно, как малое дитя, но все же - мне казалось, все Баскервилли знают, что это как сбособ защиты от окружающего мира. Если ты показываешь всем, как ты их терпеть не можешь, они только больше тебя ненавидят. А милые создания их слегка или не очень раздражают, но явно их не ненавидят. Только если они сделали что-то ужасное... Да и не только защита это!" Лиззи, конечно, любила, когда ее называют ребенком, но только в шутку, да и когда называют ее ребенком мягко, может, чуть с укоризной... Но ни того, ни другого, ни третьего в голосе Кристиана не слышалось, так что в этот раз это слово вызвало только крохотный, но бурный поток негодования.
- Ам, это всего лишь ты, - бросила чуть досадливо, чуть скучающе Лиззи, которой гораздо больше хотелось увидеть сейчас, например, Цвай или кого-нибудь из врагов, дабы дать волю урагану эмоций, столь тщательно скрываемому еще со вчерашнего дня... Со вчерашнего же?

+1

7

Оз машинально проследил взглядом за тем, что же происходил с его рукой. До этого бледная, а теперь в пятнышках, она уже успешно онемела, вызывая лишь легкое покалывание, а когда девушка умудрилась его еще и поцарапать, то отдалось легким жаром по линии проведения ногтя. Не то чтобы мальчик боялся боли и повреждений, но... кому хочется оказаться в подобном положении? Верно, к их числу блондин не относился. Потому, видать, и попросил его отпустить (в плане, для начала руку). Культурно, как член престижной семьи, без агрессии и попыток вырваться. Все же не чувствовал он настолько сильной опасности, чтобы вырываться, а опыт предыдущего дня и последних минут показал, что все же ему придется быть куда более осмотрительным, ибо собеседники, все и каждый по-своему, неконтролируемы.
Но не только ему – хозяевам дома, как ни крути, а придется понять, что за штучка у них в руках. Давить на Оза, причиняя ему боль или телесные повреждения, не самый лучший способ расположить к себе Джека. Мальчишке ведь в некотором роде и самому было интересно то, о чем может поведать Герой. Он, как и Пандора, как и Алиса, как и Баскервилли, искал ответы. Но вытащить их из себя не мог – Джек не повелся вчера, значит и сегодня не даст о себе знать, делая так, как считает нужным. А слабый и раненный Беззариус, как что-то подсказывало блондину, явно не в интересах Героя.
Но ведь всему перечит странный инстинкт самосохранения, который в наследнике занимал очень необычную позицию – работал отменно. Но не всегда в нужные моменты. Своеобразно. Или у «носителя Джека» подобного инстинкта вообще нет, а им движет некто, сидящий внутри? Боже, упаси от этих бессмысленных рассуждений.
   
И вновь он резко притянут ближе к девушке, уже, кажется, привыкая к ее повадкам. Некоторым образом. Будучи все же наивным, Озу на минуту показалось, что под всей жестокостью и безумством охраняющей его особы может скрываться недостаток любви, затертый эгоизмом да испытаниями жизни. Но, как говорилось ранее, на минуту. Прошло. Выбраться бы, оттянуться как можно дальше, право слово.
- Я все понимаю, правда, но я не уверен, что с покалеченной рукой я стану более разговорчивым. Ну или Джек, - и вновь светлая детская улыбка. Нет, ну что вы – мальчик ни на что не намекает, кроме того, что подобные манипуляции с собственным телом ему не нравятся. Даже как-то немного покраснел: все же не каждый день тебя дамы к себе прижимают! Ну, правда, в весьма своеобразном качестве…

В гостиной появилась еще одна особа, которая невольно вызвала в голове некоторые неприятные ощущения – уж это явно он ранее ударил блондина по голове, от чего тот еще не отошел. Не самый лучший способ найти общий язык(что во многом сейчас было необходимо, как бы это хотелось\не хотелось признавать), а первые два шанса уж точно упущены.
И снова угрозы?... Они что все, издеваются? Парень невольно вздохнул, отмечая странную семейную особенность его похитителей. А если бы мне предложили, положим, печенье с чаем, я бы наверняка был более расположен к диалогу.. ну.. наверное, был бы расположен Джек. Он же им нужен, не я, верно? И вновь противоречивые выводы относительно собственной персоны. Но это им гарантии в его разговорчивости не даст, а поэтому зачем… Баскервиллям надо оставаться Баскервиллями, а мне придумать план побега. Но для этого нужно время. Представил, как оно будет проведено – совсем не лучшим образом. Может быть Пандора сможет меня найти, тогда я подожду, но… В очередной раз подвергаю всех опасности из-за своей персоны. Наступит ли когда-то то время, когда я смогу постоять за себя, чтобы не подвергать других опасности?
- Д-доброе утро, - блондин пошире растянул улыбку, стараясь как можно более приветливо помахать рукой (что в его положении было неудобно и комично). Игнорируя часть про «… ее переваривает моя цепь». От греха подальше. – Я не уверен, что это будет разумным выходом, тем более, если ваша цепь уже сыта, - моргнул пару раз своими зелеными глазами, так просто и искренне веря в придуманное на ходу. – Я понимаю, что это будет вам неприятно, но… придется нам друг друга потерпеть. Раз уж такое дело, сами понимаете…

+1

8

- Старший брат пришёл и помешал сестре наедине общаться с приятным молодым человеком, какая трагедия! Впрочем, не настолько ужасная, чтобы напускать на меня Цепь. – Кристиан миновал Акробата, едва не столкнувшись с ним, в последнюю минуту, и улыбнулся недовольной Лиззи. Обращаясь к ней, он чувствовал облегчение – сестрица отвлекала его от волнения и мыслей о Джеке, который был совсем рядом.
Совсем…
– Увы, я сейчас слишком хочу сам перекинуться словечком с господином Безариусом, уж прости, что нарушил ваше уединение.
Он сел на диван, как бы подтверждая, тем самым, что действительно не собирается никуда уходить, и похлопал по выцветшим, немного отдающим плесенью подушкам рядом с собой.
- Присаживайтесь, господин Безариус. И ты, Лиззи, - нам неловко будет сидеть, когда дама стоит.
Оз выглядел побледневшим и испуганным – это злило Кристиана. Джек никогда и никого не боялся, он располагал к себе всех, везде был как дома, а этот мальчишка… Скованность портила его красивое, умное личико, а улыбка, чуть более широкая, чем это было необходимо, выглядела неестественно. Кристиан мог это оценить, потому что как никто знал толк в фальшивых улыбках.
- Я хотел бы прояснить для вас кое-что… Оз. – Он говорил с юным Безариусом мягко и успокаивающе, как с ребёнком, и решил, после некоторых раздумий, называть его по-имени, потому что фамилия рождала ненужные сейчас воспоминания. – Менее всего я желаю причинить вам какой-либо вред. Не потому что я добрый человек, отнюдь, просто насилие над вами совершенно бесполезно. Если бы я мог вспороть вашу слабую грудку и извлечь оттуда Джека… - Кристиан сделал согнутыми пальцами плавное движение, будто выдирая что-то из воздуха, - …я бы, без сомнения, так и поступил. Но, к сожалению, это невозможно. Однако, мои братья и сёстры не видят причин, препятствующих им переломать вам ноги, к примеру, поэтому я не советую вам убегать или делать подобные глупости. Если вы будете вести себя разумно, вам ничего не грозит. Вы настроены на мирный диалог, друг мой?
Безариус не был ему другом, но говорить с испуганным или воинственно настроенным подростком Кристиану абсолютно не хотелось, поэтому он пустил в ход львиную долю своего обаяния, стараясь выглядеть добрым и благостным.

0

9

-------------------> Берег реки

Время и Дата:
3 ИГРОВОЙ ДЕНЬ
21 Июля
День, 12:00 - 16:00


Как быстро меняются планы, еще не давно, она хотела погулять по берегу реки, насладиться пейзажами, тишиной и солнцем, но не прошло  и пары часов, как ей приходится возвращаться в поместье. Неожиданно, но обладая свитком содержащим информацию о Глене Баскервилле, желание гулять исчезает само собой.  Хочется, скорее открыть, прочитать, узнать, наконец, что за информацию собрал этот странный визитер, что посетил их владения сегодняшним днем. Лотти быстрым шагом прошла сквозь заросший сад,  и впервые за долгое время не поморщилась. Даже не обратила внимания на запустения этого места. Она вбежала по щербатым ступеням, толкнула скрипящую дверь, через которую, некогда считали честью пройти все дворяне.  Но, это было, давно.  Войдя в помещение, она вдохнула, затхлый и сырой воздух, в котором явственно ощущался запах плесени. Шарлотта поморщилась и на мгновение остановилась, прислушиваясь. Но, похоже, рядом не было никого из Баскервиллей, в коридорах так точно.
-Кристиан, Кристиан, где же ты можешь быть. - Лотти усмехнулась, слегка прищурив взгляд. -Попробуем поискать тебя в гостиной. -кивнув своим мыслям, она прошла к комнате, в котором чаще всего собрались родственники, толкнув дверь, она заглянула внутрь, рассматривая присутствующих. Оз, Элизабет, Кристиан. Прекрасный набор. Ее взгляд задержался на юном лице Безариуса, как же, он похож на своего предка.
-Всем доброе утро! -наигранно радостно произнесла девушка, оставаясь на пороге комнаты. Ей не зачем было проходить внутрь и начинать представление.  Она перевела взгляд на главу Баскервиллей.
-Кристиан! Мне срочно нужно с тобой поговорить. Наедине.-и, не дожидаясь вопросов или ответа, Баскервилль выскользнула из комнаты, прикрывая за собой дверь.
---------------------------------> Левое крыло поместья.

0

10

Кристиан терпеть не мог, когда его отвлекали, да и момент Шарлотта выбрала совершенно не подходящий, но следовало отдать ей должное – она никогда не сделала бы такого без веской причины.
Ему оставалось надеяться только, что Лиззи, оставшись одна, не станет больше жестоко шутить над бедным мальчиком, запутавшимся, кажется, и не очень понимающим, что от него хотят.
Кристиану он нужен был в здравом уме и твёрдой памяти, а братья и сёстры, - он в этом не сомневался, - могли довести его до совершенно детских рыданий и размазывания слёз.
- Прошу меня извинить. – Кристиан встал и слегка поклонился пленнику. – Мне придётся оставить вас на какое-то время, господин Безариус, надеюсь, Элизабет вас займёт и вам не придётся скучать в её обществе.
С этими словами он вышел.
Ему показалось, что игрушка в жилетном кармане нагревается, словно почувствовав опасность или неприятности, которые сулили новости Шарлотты.

----------------------------------------------> Левое крыло поместья.

0

11

- А что с рукой не так? - Лиззи удивленно распахнула глаза, глядя на Безариуса. Ах, она же слишком сильно сжимает его запястье, наверно...
Нехотя Баскервиллька отпустила запястье блондина, подумав так же, что, возможно, она так же когда-то случайно полоснула по руке Безариуса ногтем - не специально, но просто не заметив, ведь всякое бывает.

- Старший брат пришёл и помешал сестре наедине общаться с приятным молодым человеком, какая трагедия! Впрочем, не настолько ужасная, чтобы напускать на меня Цепь, - Акробат отполз куда-то за диван, в то время как слова брата начали мало-помалу выводить девушку из себя. Уж к кому-кому, а к подросткам 15 лет девушку не тянуло ну никак - они же... младше ее, да. А Лиззи терпеть не могла, когда ухажер младше своей единственной леди... Впрочем, наплевать - каждому воля дана на его мнения и действия. Хотя Элизабет, честно говоря, предпочитала некоторым ни той, ни другой воли не давать - зачем она, например, всяким там крестьянам? Пусть пашут себе на своих полях - это их цель в жизни, ибо они все равно больше ничего и не умеют, а значит, и нужно им меньше. Намного меньше.
Задумавшись о своем, нахмурившись, Лиззи и не заметила, как Кристиан уселся на один из крайне потрепанных диванов, пригласил сесть сначала Оза, а затем и Лиззи - мол, видите ли, им будет неловко вальяжно разваливаться в креслах, пока дама скромненько стоит в сторонке и хмурится. Глубоко, чуть раздраженно вздохнув, девушка села на дальний от брата подлокотник  дивана, чувствуя, как ей от всей этой сырости и прохлады, пронизывающей воздух не только этого помещения, но всего поместья, вновь слегка захотелось спать. Завнув, Лиззи откинулась на спинку дивана, находящуюся за спиной, устало полуприкрыв глаза, готовясь послушать разговор Оззи и Кристиана и при надобности вставить свои пять копеек в разговор.
- Однако, мои братья и сёстры не видят причин, препятствующих им переломать вам ноги, к примеру, поэтому я не советую вам убегать или делать подобные глупости.
- Говори уж за себя... Максимум, что я сделаю Озу - перетяну ему запястья или локти так, что кровь дальше этих мест идти не будет, - пробурчала Лиззи, хмуря брови и пытаясь заодно найти наиболее удобную позу, чтобы сидеть на подлокотнике было наиболее удобным занятием.
- Вы настроены на мирный диалог, друг мой?
Лиззи невольно чуть усмехнулась, бесшумно фыркнув. Нет, конечно же, Безариус с гораздо большей охотой будет говорить на спокойных высотах голосов, однако что-то подсказывало Баскервилльке, что какая-то долька испуга или настороженности будет присутствовать в любом случае. Неизменно. Обязательно. Ведь все мы, находясь в гостях у весьма опасного врага, стараемся вести себя максимально настороженно, потому что каждый из нас боится, что он умрет. Страх порождает желание воспринять все более хорошо, чем оно есть, а это желание, сталкиваясь с реальностью, приводит к настороженности. " "Все будет отлично, если я буду осторожен в словах, движениях и выводах" - не так ли все мы думаем?~" - подумала Лиззи, вдыхая чуть противный запах сырости и, кажется, гнили, зародившейся в деревянной мебели, дверях и так далее. Почему же все так случилось? Может, Джек не хочет с ними говорить потому, что он что-то скрывает? Или держит на них какую-то ведомую одному черту страшную и крайне серьезную обиду? Нет, бред какой-то, быть такого не может.

-Всем доброе утро!
- У-у-утро, - громко, лениво растягивая согласные, промычала Лиззи. Шарлотта? Да, она. Она что-то сказала о том, что ей срочно нужно поговорить с Кристианом, и переговорить надо - о, предки, вы услишали! - наедине. Лиззи, довольно улыбнулась - присутствие брата, который сотню с лишним лет назад так отчаянно подражал Глену, ее слегка раздражало, так как она никогда не сможет понять людей, которые хотят походить на других. Глен - это Глен и никто другой не должен быть похож на него, так же как Кристиан - это Кристиан. Каждый человек ведь один единственный и должен быть собой, разве нет? Во всяком случае, так считала Лиззи, и ей казалось глупым увлечение Кристиана становиться прямо таки двойником главы Баскервиллей.
- Как замеча-а-ательно-то... - пропела Лиззи, скатываясь с подлокотника на диван, облокачиваясь на спинку локтем и упираясь щекой в ладонь. - Итак, о чем поговорим? Уж точно не о Джеке - как говорится, что было, то прошло, верно? Да и не думаю, что тебе прямо очень уж приятно, когда тебя путают с Джеком...

Прошу простить за задержку - отсутствие интернета такое отсутствие интернета~ Возможно, пост вышел слегка кривой, но это оттого, что пишу его с компа в интернет-кафе.

Отредактировано Elizabeth Baskerville (2012-08-06 19:13:48)

+1

12

Дамы и сели, высокий мужчина говорил, а Оз... отчего-то тому показалось, что, быть может, и плевать на все это вовсе. Выкинул это из головы - не дело так думать, и, чуть затормозив, все же уселся следом. Даже не задумываясь, рефлекторно. Стоять и вправду будет нехорошо и не особенно прилично, хоть, признаться, сидеть рядом с подобными особами было... небезопасно, скажем так.
Спасибо, что заговорили с ним спокойно. На самом деле, на удивление. Он даже немного удивился, слабо-слабо вздернув брови.
Тогда чего им от меня нужно? Не держать же меня здесь вечно.

От все большего присутствия Баскервиллей становилось не по себе. Не то чтобы Оз боялся и все такое... но да, это настораживало. Веяло некоторой опасностью, что заставляло инстинкты хоть как-то работать.И, хоть он и понимал, зачем его сюда приволокли, теперь держат и все такое, до мальчика все же не доходили некоторые вещи. К примеру, если он не знает, как связаться с Джеком, а тот явно не горит желанием показываться, то чем юный Беззариус может помочь? Не верилось ему, что Герой-таки покажется. Детская сторона так и заявила бы: "дяди, тети, уважаемые! раз я бесполезен, то давайте я пойду..домой. И все будут рады!" Другое, что обстановка не та, аподобные изречения явно ему не помогут. Что же тогда делать? Выжидать. Если уж Озу и предоставился шанс увидеть Басскервилей изнутри, то он воспользуется. В том числе и потому, что поиск правды уже давно стал и частью его интересов. Быть может, ему удасться узнать нечто новое от забытой семейки, понять и договориться. Хотелось же верить: к каждому можно найти подход, каждый является человеком. Правда, на словах... в идеале... Но лучше блондину думать подобным образом, присматриваться и быть на стороже. Не убьют - отлично, позвонки не пересчитают - хорошо... но кто сказал, что это то единственное, чему ему стоит опасаться? Мирные уговоры могут навредить еще больше, потому ни в коем случае не стоит верить. Пока не стоит. Просто ради того, чтобы все, что было до этого, не оказалось зря.
 
Разговор с мужчиной так и не успел начать. Наверное, к лучшему - без понятия, о чем ребенку можно с ним говорить. Потому слабый вздох облегчения и мимолетная радость. Только не думайте - мальчик оценил, что с ним говорили вежливо и не угрожали... почти. И Элизабет, как оказалось, не собиралась наносить ему увечий, что, определенно, радовало не меньше. И все равно оставаться с ней наедине особенно не хотелось.
- Был рад познакомиться! - помахал на последок ушедшим, чувствуя невозможность просто сидеть без всякого движения. Не взрослый еще, как исходит это из возраста.
  Глаза пробежались по комнате - без вариантов, придется сидеть. Да не успел-то особенно вес обдумать: Кристиан вышел, а девушка тут как тут, уже устроилась и явно ждет его внимания.
- Могу с этим только согласиться. Мало кому приятно, когда его путают с кем-то другим, - Оз улыбнулся, чуть прикрыв глаза. Ему стоит быть чуть более открытым и дружелюбным. Пока надо, да и трудно ребенку долго сидеть угрюмым. И врать причин тоже не было. Запах плесени наконец достиг своей цели и начал щекотать нос, от чего Оз чихнул, прикрывшись. - Мисс Элизабет, вы ведь живете здесь... - начал было парень,  немного прокашлялся от запаха и продолжил. - ... но ваш дом непохож не обжитое место. Я знаю, что Баскервилли после случившейся трагедии больше не занимают то место в обществе, что раньше... Но ведь если начать обустраивать свой дом, то и жизнь изменится к лучшему, - он говорил максимально искренне, звонко, может даже как-то наивно. Хотя почему может? Однако вопрос и в правду интересный.
  Оз не знал, как бы действовал сам, окажись в подобной ситуации, но одно знал точно - останься бы у него хоть что-то, не отчаялся бы и поспешил это восстанавливать. Потому что прошлое... оно просто прошлое, может быть забыто, а жизнь идет настоящим. Беззариус знал это по себе - его прошлое трудно назвать воистину светлым. Жаль даже Баскервиллей немного стало. Они просто запутались в своей беготне, а вокруг столько всего, что помогло бы справиться с болезненным прошлым...

Отредактировано Oz Vessalius (2012-08-27 14:21:56)

0

13

Лиззи довольно рассматривала Оза, пытаясь понять, о чем же он думает. Впрочем, какая-то часть была достаточно предсказуемой и обычной для тех кого держат черти где взаперти жуткие дядьки и тетки - мысль о спасении и побеге. Возможно, где-то и с кем-то другим юному Безариусу еще удалось бы потихоньку ретироваться, но только не здесь и не с ними - Баскервиллями. Как говорится, из-под земли достанут, руку откусят и еще добавки попросят. Последние два действия, правда, конечно же, сделают их Цепи, но тем не менее... Цепи Баскервиллей - это ведь в какой-нибудь мере отражение их хозяев, так что нельзя порой точно, например, сказать, кто отрезал вам руку - приказал ли это Цепи сделать хозяин или само порождение Бездны так захотело, пока хозяин не видит?

Но это все неважно. Акробат пусть себе сидит где-нибудь в углу, а Лиззи пусть болтает с Озом - так, как казалось Баскервилльке, вполне хорошо - и без жертв, и без давящей на плечи скалы под названием "Скука".
Оззи, кажется, еще и не успел хорошенько опомниться после ухода Кристиана, как на него уже налетела Лиззи со своими вопросами и желанием поскорей избавиться от начинающей помалу угнетать скуки.
- Вот-вот, и я о том же! - Лиззи широко, по-Чеширски улыбнуль, широко распахнутыми глазами внимательно продолжая осматривать своего собеседника. - Интересно, почему другие этого не понимают и продолжают так мучить Оззи, как думаешь? И вообще... - девушка фыркнула, так и не закончив фразу - разумеется, для нее это нормально. Для нее вообще много чего является чем-то нормальным - взять хотя бы ее манеру одеваться так, словно она имеет нескрываемую  принадлежность к вон той группке ночных бабочек. Хотя, конечно же, это было вовсе не так и к вышеупомянутым "мотылям" Элизабет не имела никакого отношения, кроме того, которое называется ненавистью - ну, не понятно было ей, на кой черт и какой идиот придумал такую - тьфу! - профессию?! Только позорить (якобы) слабый пол...
- Мисс Элизабет, вы ведь живете здесь...
Задумавшись слегка о своем, Баскервилль мотнула головой, возвращаясь к реальности и еще сильнее растрепывая челку. Оззи, кажется, чихнул?..
- Будь здоров. И называй меня просто Лиззи, блондин! - дослушав, наконец, Оза до конца, красноглазая внаглую вновь повесилась Озу на шею - или, наоборот, притянула к себе? - как недавно, когда спала в кресле, и плюхнулась на свой плащ, который предварительно был уложен на неприятный теперь на ощупь диван. А после - чуть нахмурилась в легком непонимании - хотя, несомненно, она прекрасно поняла, о чем это Оз говорит - и принялась несильно тянуть юношу за прядь челки, надавливая на волосы ногтями и тем самым чуть завивая их в забавные витки, как у барашка.
- М-м-м... Возможно, все действительно станет меняться в лучшую сторону, но я и сама толком, пожалуй, не знаю, почему мы ничего не меняем... тут. Но начнем с банального, раз уж на то пошло - у нас же нет денег на это все. Не можем же мы обворовать всех, у кого есть уютные элементы мебели? Потом... на такие мелочи, наверно, попросту не хватает мелочи. У нас же великие духовно возвышенные цели, ну! - Лиззи всплеснула руками в воздухе, словно стараясь вложить в эту фразу больше смысла. - Ну, это если наверно... я же далеко не всегда присутствую на таких вот... планерках. Как и сейчас, в общем-то, - девушка нарочито печально вздохнула, пожимая плечами. - Впрочем... оно и не так уж важно, пожалуй.

0

14

Оз решительно не понимал, что он тут делает. Нет, мальчик не помутился рассудком и не забыл, где он находится, и что он в плену, но, точно так же, как он не понимал, что с ним будут делать, похоже, не понимали этого и Баскервилли. Ситуация становилась крайне смешной, если подумать - его схватили, притащили в поместье, поместили под стражу и теперь понятия не имели, куда Безариуса приткнуть. Насколько Оз понял из слов Кристиана - способ извлечь из него Джека был Баскервиллям неизвестен. Поскольку открытия такого плана не делаются за один день, Оз был уверен, что если он будет и дальше спокойно сидеть в этой комнате, то проведет у своих похитителей еще пару дней минимум, пока кто-нибудь с особым рвением к науке не отыщет вожделенный метод в каких-нибудь пыльных манускриптах. Признаться, ситуация была бы еще смешнее, если бы не два ее возможных исхода: либо Баскервилли упорно будут стремиться заполучить Джека, либо в какой-то момент их терпение лопнет и Оза убьют. Второй вариант мальчика мало устраивал, первый начинал, в свою очередь, казаться привлекательным. Джек не спешил подавать признаков жизни - ни словом, ни советом не помогая Озу выбраться из сложившейся ситуации, зато проблем от Сабрийского героя было выше крыши - Джек умудрился обзавестись не только приличной цифрой поклонников, но и врагов, и каждый из них жаждал перекинуться парой слов с Джеком, обычно вопреки воле Оза.
На самом деле, Безариус бы предпочел обсудить свое положение с более рассудительным и уравновешенным Кристианом, нежели с Лиззи. Нет, в другое время и при других обстоятельствах Оз был бы рад пообщаться с привлекательной леди, хотя она и была старше его, но сейчас их общение походило на балансирование на канате над обрывом. Элизабет, насколько смог узнать о ней Оз, была девушкой импульсивной, подверженной всплескам эмоций, и если в нормальной обстановке это можно было назвать живостью характера, то сейчас это делало Лиззи еще более опасной. Один неверный шаг или слово - и Оз рисковал остаться без какой-нибудь жизненно важной части тела. Вот и сейчас Лиззи вновь повисла на нем, а Безариус не решился и пошевелить рукой. Оттолкнуть Элизабет значило бы проявить ненужную враждебность и дальше разговор бы не сошел с мертвой точки. Трогать ее Оз тоже опасался - мало ли, что девушка сочтет за оскорбление, или, того лучше, нападение. А потому приходилось сидеть и стоически терпеть, пока Элизабет обеспечивала его новой, еще более растрепанной, чем обычно, прической.

- М-м-м... Возможно, все действительно станет меняться в лучшую сторону, но я и сама толком, пожалуй, не знаю, почему мы ничего не меняем... тут. Но начнем с банального, раз уж на то пошло - у нас же нет денег на это все. Не можем же мы обворовать всех, у кого есть уютные элементы мебели? Потом... на такие мелочи, наверно, попросту не хватает мелочи. У нас же великие духовно возвышенные цели, ну! - Оз прекрасно все понимал. В их время уже разорились многие аристократические семьи, а Баскервилли, насколько Безариус мог судить, не имели собственного дохода - оно и неудивительно, после Сабрийской трагедии о них никто не слышал вот уже сто лет, удивляло скорее то, что им вообще хватает средств хотя бы на еду. Он не знал, что еще добавить к своим и ее словам - жалеть своих похитителей не лучший вариант, и все же Безариус ощущал что-то вроде сочувствия. В конце концов Баскервилли когда-то потеряли свой дом, такого и врагу не пожелаешь.
Меж тем, Безариусом все больше овладевала скука. Сидеть в запертой комнате и ожидать своей участи было невыносимо. Да, пока он не нашел способа сбежать, но это не значит, что нельзя как-то разнообразить свое заключение. Тщательно подбирая слова, Оз обратился к девушке:

- Эли... Лиззи, тебе не скучно здесь сидеть со мной? - Элизабет казалась девушкой бойкой, а потому Оз даже не сомневался, что протирать диванную обшивку - не самое любое ее занятие. Перейдя на "ты", Безариус пытался установить с ней более дружественный тон разговора, чем прежде - это было важно сейчас. Впрочем, Лиззи могла истолковать его слова не так, а потому Безариус счел нужным пояснить, - Скучно сидеть на одном месте. Может, покажешь мне поместье? Я все равно не смогу убежать под твоим присмотром.

Безариус попытался натянуть на лицо самую открытую и искреннюю улыбку, которую мог из себя выжать. В конце концов он действительно был бы не против размять ноги, а уж знать расположение комнат и коридоров в особняке тем более не помешает - если удастся сбежать, то он будет знать кратчайшие пути из поместья, а значит, не терять зря времени. Оставалось лишь надеяться, что девушка тоже не прочь выбраться из пыльной комнатушки.

+2

15

Лиззи продолжала тем временем изучать Оза. Уже сейчас девушка могла спокойно судить по его нежеланию, например, встречаться взглядами с Баскервиллькой, что ее жизнерадостность на него не распространяется и скорее наоборот пугает. Она и сама знала, что жизнерадостность со стороны врага являет собой нечто слегка жуткое, подозрительное... Опасное, словно эта неизвестная радость могла нести за собой вполне известные всем фатальные исходы.
Лиззи встряхнула головой, невольно подумав, что, пожалуй, Джек в такой ситуации вел бы себя несколько... иначе. Наверное. Все-таки она не замечала за собой привычки следить за Баскервиллями и их друзьями, но что-то подсказывало ей, что длинноволосый был бы несколько иным... А, впрочем, какая разница?
Оз не осмеливался оттолкнуть Лиззи - оно и ясно, ведь она сама сильно от подобного жеста расстроилась бы, после чего не постеснялась бы найти веревку или что-нибудь, что может ею служить - да хоть чулки, - и связать Безариуса по рукам и ногам. И привязать к чему-нибудь, от чего он не оторвался бы - и все, все счастливы, Акробата можно было бы оставить охранять его, а Лиззи тем временем поспала бы... Ведь это так здорово - окунуться в Царство Морфея после того, как ты не доспал часик-другой! Еще более сладкое ощущение уюта, причем только усиливающееся оттого, что ты находишься в холоде: ведь это так приятно - взять и сжаться калачиком, согреться всем назло...

Воцарилась тишина. Не очень долгая, но все-таки тишина повисла в помещении, как только Лиззи закончила говорить о том, почему же Баскервилли не обустрраивают это место как-нибудь... более уютно, что ли. Оз, видимо, что-то обдумывал, а Лиззи продолжала спокойно валяться на юноше, теперь уже играясь не с волосами, а с самыми кончиками воротника рубашки. А после вновь принялась слушать, что говорит юный Безариус:
- Эли... Лиззи, тебе не скучно здесь сидеть со мной?
Брови чуть дернулись, лицо же в целом так же приобрело чуть нахмуренно-надутый вид. Да, Лиззи имеет привычку некоторые вещи понимать не совсем так, как надо - а иногда и совсем не так, как хотелось бы. Да, Лиззи имеет привычку не доверять человеку даже после того, как он закончил предложение, и в целом смысл сказанного после этого сильно поменялся в положительную сторону...
Губы растянулись в улыбке, глаза же чуть сузились, с подозрением и вместе с тем с хитростью глядя на Оззи:
- Нет... пожалуй, в экскурсии я тебе как раз-таки откажу... На всякий случай. Хотя, это да, сидеть тут скучно... Лично я пошла бы сейчас и вовсе спать, - и вздохнула, вспоминая, как сотню лет назад ей никто не запрещал спать. Не до часу дня, не до пол-двенадцатого дня, а просто спать - а сейчас-то как раз спать частенько не получается - не хватает времени. Есть ведь и более важные дела - побежать туда, узнать это, поговорить с сестрами-братьями... Подумать, в конце концов, что начинает напрягать и вместе с тем настараживать, слегка пугать неприятное чувство в животе, напоминающее одновременно пустоту, подобную бесконечной Бездне, и тяжелейший комок, тянущий вниз, вызывающий желание спрятаться, убежать, скрыться ото всех...
И, пожалуй, в последний раз вздохнуть - и вдохнуть воздух не свежий, не приятный, но затхлый, сырой.

0

16

- Нет... пожалуй, в экскурсии я тебе как раз-таки откажу... На всякий случай. Хотя, это да, сидеть тут скучно... Лично я пошла бы сейчас и вовсе спать.

Такого поворота событий, Оз, признаться, не ожидал. Не то чтобы в мальчике жила непоколебимая уверенность в собственной неотразимости и обаятельности, но Безариус всегда предполагал, что достаточно тонко чувствует людей, чтобы подобрать к каждому индивидуальный ключик. Получалось, что он себя сильно переоценил. Теперь, когда Элизабет ему отказала в прогулке по поместью, убеждать девушку дальше было бесполезно - настаивай Оз сейчас, Лиззи немедленно заподозрит неладное и мальчику скорее всего не поздоровиться. Раздумывая над тем, что ответить на отказ - ведь фраза должна была звучать естественно - Безариус взглянул на Элизабет и понял, что ответа от него, собственно, никто и не требовал - Баскервиллька, казалось, ушла глубоко в себя, обдумывая что-то. Вот и прекрасно - значит и у него есть время проанализировать ситуацию.
Итак, его прекрасный план провалился, не успев даже начаться. Вариантов оставалось не так много - сидеть здесь дальше в глупой надежде, что друзья все же придут, чтобы спасти его и при этом преуспеют, или же начинать действовать. Проблема заключалась в том, что в плане действий Оз был связан по рукам и ногам - символически, конечно. Как никогда остро Безариус ощущал сейчас свою бесполезность. Без двух главных составляющих - Алисы и Гила, Оз не мог сделать ничего. Это вызывало в мальчике противоречивые эмоции. С одной стороны Безариус никогда не стремился обрести силу - его контракт с Алисой изначально был скорее вынужденным, чем желанным. С другой стороны то, что он не смог защитить себя сам и тем самым поставил своих друзей в опасность, не делало юному герцогу чести. Наоборот. Даже драться на мечах Оз толком не научился, несмотря на все тренировки с Брейком. Он отнесся к собственной безопасности слишком пренебрежительно и теперь пожинал плоды своих действий.
По всему выходило, что ситуация безвыходна. Все, что оставалось делать Озу - сидеть здесь и надеяться, что Алиса и Гил...
- Ты можешь справиться и без них, - шепнул знакомый голос на периферии сознания. Джек все же решил показаться. Основатель рода Безариусов всегда решал сам, когда ему появиться, и зачастую выбирал для этого не самые лучшие моменты. Сейчас, когда Оз сидел с Лиззи на своих коленях, так близко, она могла заметить, что мальчик пребывает слегка не в себе. Впрочем, перед внутренним взором Оза уже стоял старший Безариус, с неизменной улыбкой на лице. Пораскинув мозгами, мальчик все же решил, что стоит рискнуть и получить пару советов от прародителя - ведь он еще ни разу не подводил.
- Что ты имеешь ввиду?
- Ты можешь выбраться отсюда сам, - Джек, похоже, не торопился что-либо объяснять. Иногда Озу казалось, что его предок испытывает садистское удовольствие, выдавая информацию туманно и в час по чайной ложке, впрочем, Джек продолжал, - Используя силу Черного Кролика.
Оз решительно не понимал, к чему клонит Джек. Алиса была далеко. Даже если он сможет как-то сорвать печать без помощи Гила, то какой с этого толк, если его Цепь сейчас за много верст отсюда?..
- Ты можешь контролировать эту силу, вспомни, Оз, - Джек, видимо, понял его опасения без слов и подошел, панибратски ероша волосы мальчика. Весьма странное ощущение - прикосновения, существующие лишь в твоем сознании. Оз не помнил. Он хотел спросить еще тысячу вопросов, но их мысленный диалог был прерван.
Левая сторона груди отозвалась уколом боли, а затем легким толчком, заставив мальчика вздрогнуть. Даже не заглядывая себе под одежду, Безариус мог определить, что стрелка печати сдвинулась вновь - с каждым разом он испытывал все меньшую боль при очередном ее движении и это, признаться, беспокоило.
В надежде все еще успеть расспросить Джека, Оз прикрыл глаза, прислушиваясь к собственным ощущениям и мыслям - ничего, присутствия Джека больше не ощущалось. Оставалось лишь довериться его словам и... пытаться.
Безариус сосредоточился, пытаясь воззвать к чему-то внутри себя. Он не знал, что именно искать, а потому ощутил себя полным дураком в самом начале. Пытаясь снова и снова вызвать силу Черного Кролика, мысленно зовя Алису, Безариус дошел практически до безысходности, которая сразу испарилась, едва он ощутил какой-то отклик.
Дальше события развивались слишком стремительно, чтобы Оз мог их запомнить детально. Ощущение было таким, словно кто-то вырвал из его тела разом все переживания, тревоги и отчаянье, заменив их силой и одним единственным порывом - уничтожить все, что стояло у него на пути. Прямо сейчас на его пути стояла, а, вернее, сидела Элизабет Баскервилль.
Резко встав, Оз опрокинул девушку с себя на пол с несвойственными для себя силой и небрежностью. Сейчас он не думал, не планировал, не предполагал развития событий. Тело двигалось само, так же естественно и бездумно, как работают легкие, обеспечивая человеческий организм воздухом. Откуда в его руках взялась коса, Оз даже не задумывался. Его мысли были коротки: отпрыгнуть дальше от Элизабет и Акробата - увеличить дистанцию для боя. Заняться Цепью, а затем и ее контрактором. И уничтожить их обоих.
Бой прошел легко. И сравнительно без потерь. Цепь Элизабет, казавшаяся такой грозной, была чересчур медлительна. Хорошо иметь руки-лезвия, но, когда не достаешь до противника - они становятся лишь бесполезными железяками. Оз даже не отдавал себе отчета в том, что делает. Точными ударами косы он отводил выпады Акробата в сторону от себя, не подпуская на близкую дистанцию. Потребовалось лишь около нескольких секунд, чтобы комната превратилась в руины - Акробат, катающийся и крошащий своими лезвиями мебель играл Озу на руку - препятствия замедляли и без того не быструю Цепь. В очередной раз подпустив его чуть ближе, Безариус выгадал момент и вонзил косу в плоть между лезвиями. К сожалению, сейчас он не мог себе позволить долго возиться с Цепью - не стоило забывать и о девчонке.
Ох, милая Лиззи. Лучше бы она оставалась под грудой обломков и ткани, в которую превратился диван. Но нет, Баскервилли всегда слыли упорством, и Элизабет не являлась исключением. Драться девушке было нечем, а в маленькой, заваленной комнате ее ловкость служила ей не больше, чем грациозность тигру в клетке. Неуемная жажда уничтожения требовала от Оза медленной и мучительной смерти для Лиззи. И все же что-то внутри удержало его от резни. Безариус постарался подарить Элизабет Баскервилль быструю смерть - коса полоснула по телу наискосок, вспарывая грудь и живот. Послышался неприятный хруст - кажется, под лезвием проломилась грудная клетка. Комната, до этого такая серая и унылая окрасилась всеми оттенками алого и бурого, брызги крови запятнали одежду самого Оза, с косы на пол капали густые, темные капли и падали ошметки чего-то нелицеприятного. Подойдя, Оз успел застать тот мимолетный момент, когда жизнь покинула девушку, а ее глаза, прежде яркие и живые, угасли и остекленели. Словно в тумане, Безариус глядел на дело рук своих. Сквозь эту плотную дымку, застилающую сознание, он не мог ощутить ни ужас содеянного, ни раскаяние, ни отвращение от увиденного разрозненного тела, буквально только что сидевшего у него на коленях и весело щебетавшего с ним. Единственное, что мальчик ощущал сейчас, сжимая окровавленную косу - это триумф. Он уничтожил препятствие собственными руками. Его цель была достигнута. Довольно усмехнувшись, Оз развернулся к двери. В этом особняке были и другие препятствия, которые следовало устранить.

Отредактировано Oz Vessalius (2012-09-25 17:19:33)

+2

17

-------> Баскервилли » Левое крыло поместья

Где опасности бред, там живые могилы.
Нас за верность и хлеб
Поднимают на вилы.©


Они не успели, это точно. И ничего этим нельзя было поделать. Не устраивать же пожар? Но мальчика пришлось остановить - рукояткой меча по затылку. Вряд ли после такого он смог бы так же лихо махать своей косой. Теперь можно было со всем разбираться. Правда, меча Лестер не убрал.
- Милая Богиня, тебе идет алое,- медленно, казалось бы очарованный кровью, молодой человек подошел к убитой сестре и закрыл ее веки,- Фанг, нужно найти то, чем ее укрыть,- вздохнул. Пожалуй он несколько винил себя в этом. Наверное каждый в семье, находящийся в доме делал бы это. Это было естественно. Правда встреча с Волей обеспокоила Эррона намного больше, чем смерть Лиззи. Слишком часто алые жнецы видели смерть, они несли ее в своей крови.
- Как ты думаешь, может это знак того, что скоро будет бойня?,- он не играл, не искал роли, а просто хмурился, от того казался старше, чем был на самом деле. Разум Эррона вновь начал искать связи с образами, чтоб не думать о собственной смерти - только это пугало его в жизни. Так странно и трусливо, правда Лестер этого никогда не скрывал, ведь не пытался быть лучше, чем есть на самом деле. Наверное, он даже не умел очаровывать своею игрой и своими ролями. Наверное, даже из него был плохой актер,- Знамения, во всем есть свои знамения. Все шло к тому, ведь мы ничем не занимаемся, мне кажется даже не пытаемся найти Глена. Просто сидим на месте, занимаясь всякой ерундою,- молодой человек вздохнул и посмотрел на брата. Должно быть сейчас и Кристиан с Лотти должны будут спуститься, если не заняты "особенными" делами. Хотя сейчас совершенно не хотелось шутить о том, что брат спит и с прекрасной сестрою, слишком печальным и бессмысленным получался день. Как тот много лет назад в Сабрие. Много глупо пролитой крови и все бесполезно и бессмысленно.

0

18

------->  Баскервилли » Левое крыло поместья

Оружие, столь нежно любимое Фангом, всегда само собой удобной рукоятью ложилось в ладонь. Он даже не успевал подумать об этом, а верный боевой товарищ уже был наготове. Наверное, сказывались бесконечные часы тренировок и опыт. Меч был настолько привычен, что тяжесть его почти не чувствовалась – выверено сбалансированный, он придавал сил своим весом, становясь продолжением мужчины, причем наиболее опасным, если оценивать все остальные его навыки. Тообу тихо заворчал, но сейчас расслышать нематериализовавшуюся Цепь мог только ее контрактор. Все было понятно без слов. Но он мог поклясться, что при прошлой встрече в руках зеленоглазого блондина не было подобного жуткого орудия убийства, да и внутренне в нем что-то неуловимо переменилось. Сейчас он его просто не узнавал, а потому вздохнул с облегчением, когда брат отправил Безариуса ненадолго отдохнуть. Но даже при этом оба оставались настороже и при мечах.
«Дожили… двое вооруженных Баскервиллей в собственном доме не знают, чего ждать от проклятого юнца из рода Безариус. Два неплохих бойца допустили, позволили случиться семейной трагедии».
Сестра бесконечно далеко отныне, и становится не по себе от осознания, что ее смех они больше никогда не услышат. И самое печальное в том, что даже мальчишку Фанг винить не мог. С ним явно творилось что-то необычное, и разобраться в том, кто прав, а кто виноват, было невозможно. По крайней мере, пока. Не сводя сощуренных глаз с обмякшего туловища, почти не раздумывая над своими действиями, он расстегнул пряжку-застежку на воротнике и быстро стянул с себя плащ, протянул его Лестеру. Он настолько привык скрываться под слоем алой ткани, что на миг почувствовал себя неуютно, но сразу отбросил эти мысли. Плащ всегда можно заменить, а вот сестру уже ничто не вернет. И хотя бы проводить ее в последний путь они обязаны достойно. Искать что-то другое сейчас было бы нелепо, да и оставлять Оза в одного с кем бы то ни было уже не хотелось. А символический баскервилльский плащ цвета живой крови по всем параметрам, физическим и моральным, подходил для своеобразной церемонии как нельзя лучше.
– Спи спокойно, Лиззи. Я буду скучать, – бесхитростные и тихие слова прощания должны были прозвучать, и Фанг не стал сдерживать в них искренней скорби. Если кто и сочтет его странным, то точно не здесь. – Если юный наследник Безариус настолько силен, то мы можем потерять многих, если не будем бдительны. Первый печальный пример перед нами.
Он не был стопроцентно уверен в том, что понял, о чем говорит Лестер. Он вполне допускал, что ответил невпопад и даже отдаленно не напоминающее то, чего желал услышать его брат. Очевидно было, что оба единогласно сходились в одном: случившееся угнетало и делало отсылки к прошлому. А Глен… и с этим Фанг был отчасти согласен, но предпочел не высказывать вслух. Его душевный настрой сейчас к этому не располагал.

+1

19

Волна чуждой, и вместе с тем столь опьяняющей, естественной агрессии схлынула в один миг. Будто кто-то сдернул вуаль с глаз, открывая искаженный доселе мир таким, какой он был в действительности. Первые несколько десятков секунд Оз даже не понимал, что предстает его глазам. Кто бы мог подумать, что жестоко разорванное тело еще недавно дышало? Что эти бледные, тонкие пальчики перебирали его волосы совсем недавно, что грудь, сейчас обнажающая дуги ребер, еще несколько минут назад мерно вздымалась, даря живительный кислород привлекательному, теплому телу... В какой-то миг в ноздри ударил приторный, тяжелый запах крови и Безариус наконец-то осознал, что видит перед собой. С момента своего падения в Бездну, Оз видел множество вещей, включая смерть, но никогда еще она не представала перед ним в таком безобразном, таком откровенном обличье. И еще никогда эта смерть не была дело его собственных рук. Живот скрутило мгновенно от одного запаха, и Озу пришлось прижать свободную руку ко рту, чтобы его не вывернуло на пол. По той же причине пришлось и зажмуриться. Пальцы другой руки все еще судорожно сжимали невесть откуда взявшуюся косу, теперь оттягивающую руку намного больше, чем мальчик замечал до этого, в пылу боя.
Я убил Лиззи. Я... убил. Это имел ввиду Джек, говоря, что Оз справится сам? Руководил ли им Джек в эту минуту, он ли вложил в мальчика эту бешеную жажду убийства? Бесконечная череда вопросов заставляла сознание плыть, а голову - кружиться. Нет, скорее Оз пытался сбежать от истины. Задавая бесконечные вопросы, Безариус лишь отдалял момент, когда станет очевидно - виноват здесь он и только он. Он убил человека, и теперь ничто уже не вернет обратно веселую, живую Элизабет Баскервилль. Пусть девушка и держала его в заключении, но Оз не хотел ее смерти. Баскервилли - такие же люди, как и все вокруг. И пусть их цели и методы их достижения часто вредили самому Озу или его друзьям, но мальчик не стал бы покупать свой побег ценой чужой крови. Он положился на помощь Джека и ему в голову не пришло, что у героя Сабрийской трагедии могут быть совершенно другие представления о том, что приемлемо, а что нет. Теперь же ситуация стала во сто крат хуже. Озу нужно было срочно бежать - назад пути не было. Но мальчик не мог пошевелиться - ноги были словно ватные, а ужас содеянного не позволял мыслить здраво и придумать план побега. Если Баскервилли найдут его над трупом одного из своих - его, Оза, часы будут сочтены. Убийства своих столь малочисленное и сплоченное семейство не простит - как и любой из Великих Домов. По всему выходило, что юный герцог только что, может быть, развернул крупномасштабную войну. За смерть Лиззи отомстят ему самому, за его смерть - его друзья. И этот круговорот мести и смерти начался только что.
Мальчик был настолько погружен в свои мысли и захвачен тошнотой, что даже не услышал, как в дверь сзади него вошли двое. Затылок отозвался резкой, горячей болью и сознание Оза поглотила тьма. Сейчас Безариус был даже рад потерять связь с ужасающей его реальностью и не возвращаться в нее как можно дольше. Не чувствовать запаха крови и верить, что все это был сон, что он проснется от того, что Элизабет вновь издевательски скрутит ему руку - в этом сейчас было его спасение. Все эти мысли пронеслись в голове мальчика за секунду до того, как коса в его руке растворилась, а тело рухнуло на пол. Но самый последний вопрос сверкнул в сознании ярко и одномоментно, как искра падающей звезды, рассекающая ночное небо:
«Джек... почему?»

+1

20

Страха нет. Одни небеса. ©


Было вполне логично, что сам Лестер находился тут без плаща. Ведь его маленькое путешествие в город не должно было затронуть жителей энного. Но затронуло лишь самого молодого человека.  Сейчас, укрывая милую сестру плащом, что дал Фанг, Эррон думал только об одном: как бы избежать собственного умапомешательства. А себя Лестер знал хорошо, поэтому понимал, что такое может случиться. Будет куча лишних и ненужных монологов, миллион новых ролей, сдерживание дыхания. Он даже точно знал, что иногда сам будет не понимать, что говорит.
- Она же не станет Цепью?,- испуганно спросил брата, словно бы забыв глупые устои  мира, поддавшись страху напрасно.  Ему необходимо было слышать ответ на этот глупый вопрос, даже кажется Лесма, очутившаяся на плече своего контрактара, не успевала понимать, о чем же думает ее лучший друг, не успевала, от чего перебежала с одного плеча молодого человека на другое.
- Мы же не будем потом с ней сражаться? И она не встретиться нам в виде кролика? Того, что я видел сегодня,- он нервно кусал губы, пытаясь привести сознание в порядок, пытаясь заставить себя понять, что все эти вопросы глупы, как и глуп сам он.  Но подсознание не поддавалось воли человека, пускай и Баскервилля.  Лестер перевел взгляд на потерявшего сознание Оза, чтоб еще раз убедится в том, что тот не опасен.
- Чем же мы занимаемся? Зачем? Мы ведь только теряем… теряем, пытаясь найти,- хотелось подойти и со злости пнуть этого несчастного мальчишку,  но Эррон остался стоять на месте, не шевелясь и какое-то время все так же не моргая смотря на нарушителя равновесия.  Лестер пытался думать о Глене и о том, что в любом действии, в любом… должна быть своя равноценная плата. И смирение, кажется, медленно приходило к нему, смешиваясь с тем страхом, который никуда не делся.

0

21

Фанг, не долго думая, убрал меч и поднял юного, почти невесомого Безариуса на руки. Все-таки, перед ними на холодном и грязном полу лежал не абы кто, а наследник Герцогского Дома, и вести себя с ним следовало подобающим образом. Иерархия стояла превыше чувств – без этого не могло быть порядка, а порядок мужчина чтил и жизни без него не представлял. Зеленоглазый ребенок вполне мог простыть – детский организм легко хватает и впитывает в себя разнообразные недуги. А сейчас, после этой трагедии особенно, он был слишком важным и нужным, по причинам, понятным любому, и рисковать лишний раз не хотелось. Навряд ли кто-то из братьев и сестер захочет с ним возится после того, как узнают о совершенном. Пытки и унижения, возможно, начнутся позже, а «спящих», пусть даже вынужденно, в спину не бьют.
Чудовищная сила, давившая на плечи, когда они следовали на помощь сестре, схлынула, и маленькое тело сейчас не вызывало никакого опасения, будто жестокое убийство было не его рук делом. Но в комнате находились только они одни. И оружие, странное… огромная коса, этот парень точно держал ее в руках.
«Кто же ты, Оз Безариус?» – этот вопрос уже много лет пчелиными узорами крутился в голове, и вот, наконец, всплыл снова.
Лестер, судя по всему, балансировал на грани слепой паники и безумства, и его растерянный вид, нервные движения вызывали искреннюю жалость и сочувствие. Фанг, прекрасно понимающий состояние брата и догадывающийся, что его собственный жест доброй воли к мальчишке вполне может вызвать неосознанную агрессию, сейчас воздержался от того, чтобы подойти и похлопать его по плечу, принести хоть немного успокоения и поддержки.
– Успокойся, пожалуйста. С ней все будет хорошо, - Баскервилль сам на миг перекосился от сказанных слов – настолько некрасиво, неправильно они сейчас звучали. Но в глазах читалась мольба об ответе, и в этом Фанг отказать не мог. – Я ничего не слышал о том, кого ты видел сегодня.
Сейчас предстояло столько всего сделать: решить, что делать с теперешним пленником, оповестить братьев и сестер о смерти Лиззи, предпринять что-то для нее самой, точнее, для оставшегося от нее тела… И помощь Лестера была неоценима, терять его было нельзя.

+1

22

Ты не один.©

Действия брата заставили Лестера очнуться от страшного кошмара безумия, которое как обычно, было вызвано дыханием смерти. Молодой человек обернулся и посмотрел на Фанга, тихо, почти неслышно произнес.
- Спасибо,- эти смены ролей, скрывающие собственное неуравновешенное состояние, наверняка были известны всем родственникам и не было в этом ничего удивительного. Почти все они могли знать, что если немного помочь, протянуть руку Эррон мог быть весьма полезен, мог избрать для себя нужную и правильною под обстановку роль. Вот и сейчас, такая роль нашлась. Она была писана прошлым и теми ощущениями, что вызывал когда-то Глен. Спокойствие, ровное дыхание, печаль, и много чистого незамутненного чувствами разума. Впрочем, точно так же вряд ли бы у Лестера получилось. Его разум не мог быть кристально чистым, он не мог решать слишком сложные задачи.
- Крис знает, но это не важно,- покачал головой, разворачиваясь и направляясь к выходу,- Я позову их, нужно что-то решать,- с наигранным спокойствием в голосе. Иначе было просто никак,- Позаботься о них,- почти шепотом и вновь думая о том, что о сестре позаботиться только земля. Холодная и мокрая земля. А мальчик, ну что мальчик, слишком странный, слишком от него пахнет Бездной, и вообще в этот день все провоняло ею. Хотя наверное многих, позабавило бы это, ведь сейчас Баскервилль находился возле места трагедии и тут не могло быть иных запахов. Но ко всему привыкаешь. Это несомненно истина.
- Странно, что они не почувствовали,- пробормотал себе под нос, сетуя на то, что братец с сестричкой явно занимаются не теми делами, какими бы стоило и что придется стучать в дверь, чтоб чего случайно не нарушить.

------>  Баскервилли » Комната Шарлотты

0

23

Он не прогадал и был очень этому рад. Облегченно выпрямившись, позволив брату самостоятельно и по собственному желанию разрешить тревожащий их обоих вопрос, он, действительно, должен был заняться Безариусом и Лиззи… точнее, тем, что осталось от нее. Но если в случае с сестрой Фанг точно знал, что нужно было делать, то наследник Герцогского Дома повергал в пучину разрешимой, но от этого не менее непростой дилеммы. Можно было дать ему отдохнуть и не тревожить, пока тот сам не выскочит из своего туманного забытия, когда придет отмерянный срок. Но это было в равной степени и опасно, ведь уверенности в безобидности грядущего пробуждения не было, а повторять судьбу Лиззи не хотелось категорически – Фанг был в своем уме и недооценивать неизвестного противника в этом маленьком теле не собирался. Тем более, столкнуться с этой чертовщиной нос к носу теперь было вполне реально, куда реальнее, чем раньше, и крайне нежелаемо сейчас. А ведь Баскервилль, будучи человеком простым и бесхитростным, вполне допускал, что может об этом запамятовать и в тот самый момент Икс случайно по воле судьбы повернуться спиной… и дальше ничего представлять уже не требовалось. И от этого еще меньше хотелось приводить юного герцога в чувства немедленно – пока он без сознания, он молчит и не дергается, не доставляет проблем и выглядит паинькой.
Похоже, это устраивало обоих. Мужчина опустил подростка на кресло, устроив того, по возможности, какую позволяла старая и редко используемая по назначению мебель, поудобнее, и оставил его на попечении Тообу. Маленький барсук, забравшись на спинку кресла и удобно устроившись там, нависнув прямо над лицом мальчишки, начал легонько и безвредно шлепать его по щеке маленькой когтистой лапой. Чего хотела Цепь, – маленькой мести за смерть товарища своего Контрактора или осуществления простой шалости, не чуждой любому живому существу, – Фанг не знал, но доверился ей, теперь склоняясь над Лиззи и обращая внимание на нее, нетребовательную, но того заслуживающую. Человеческое тело славится хрупкостью, а если оно еще и принадлежит женщине… сестра была истерзана, но узнаваема, и его плащ уже успел пропитаться остывшей и загустевшей кровью, что очарования общей картине не прибавляло. Но уж лучше бесформенный силуэт, чем останки. Ее следовало привести в относительный порядок и предать земле. Откинув алую ткань с застывшего лица, он ласково стер с ее щек кровавые пятна и, как умел, распутал яркие темные волосы, укладывая завивающими прядями по обе стороны бледных щек.
– Лестер прав, ты – красавица, – как мало Фанг мог ей сказать. – Прости, что были так беспечны и не помогли тебе.

0

24

Пробуждение далось Озу с трудом. В затылке поселилась тупая, сверлящая боль, мешавшая сосредоточиться и собрать мысли в кучу. Еще немало этому мешало ритмичное постукивание по лицу. Каждое мягкое прикосновение отдавалось болью в голове и в целом это действо начинало походить на китайскую пытку водой. Надо было это прекратить, хотя бы узнать, что именно мешает ему лежать в его блаженном забытье, но у мальчишки просто не было сил, чтобы открыть глаза. По собственным ощущением, перемежавшимся вспышками боли, Оз сумел уловить, что это "нечто", столь настойчиво возвращающее его в реальность, как минимум сухое, теплое, и, кажется, живое. Вдобавок откуда-то сверху доносился странный звук, напоминающий сопение. Спокойствия все эти факторы никак не добавляли, даже наоборот, в какой-то момент Оз дошел до состояния такой нервозности и паники, что резко распахнул глаза, тщетно постаравшись сфокусировать взгляд... и чуть не заорал. Вернее было бы сказать, что мальчик закричал бы, если бы в горле не пересохло настолько, что сделать это не было никакой возможности. А вы бы как отреагировали, вернувшись из обволакивающей тьмы тяжелого, болезненного обморока и обнаружив перед собой морду неопознанного существа, с упорством, достойным лучшего применения, шлепающего вас по щеке лапой? Страшно было особенно в первые моменты, когда из-за расплывающихся перед глазами кругов, Оз не мог в точности сказать, что именно видит перед собой, с каким животным столкнулся. На секунду он даже решил, что не очнулся, а просто видит бредовый сон. Откуда в поместье Баскервиллей животные? Поместье Баскервиллей... воспоминания просыпались вместе с его телом - так же нехотя и болезненно. Он убил человека. Что ждет его теперь? Как он сможет посмотреть в глаза своим друзьям? Да и доживет ли до того момента, когда вновь увидит их? Все эти вопросы оставались без ответа, и эта неизвестность угнетала.
Оз почувствовал себя разбитым и одиноким, как никогда. Да, он защищался, даже не он - это Джек нашел изощренный способ защитить их совместное тело. Но важно ли это теперь, когда он не смог сбежать и остался на суд и следствие у  Баскервиллей? Вряд ли ему простят все грехи и отпустят домой. Меж тем животное продолжало свою игру, оставаясь глухим как к тому факту, что объект домогательств уже проснулся, так и к его страданиям, моральным и физическим. Теперь, когда Оз мог более ли менее сконцентрировать взгляд, он видел, что это барсук. Хоть от этого стало легче - животных мальчик с роду не боялся. Осторожно приподняв руки - уж слишком близко от лица находилась шаловливая лапка, тем не менее наделенная вполне себе угрожающими когтями, а также морда животного - Безариус снял зверя с насиженного места, спуская себе на колени и теперь уже боясь убрать руки от теплого тельца. То, что барсук не набросился на него сразу, еще ни о чем не говорило.
- Откуда ты тут? - хрипловатым, севшим голосом, Оз задал вопрос животному, не получив на это какого-либо вразумительного ответа. Зато теперь, когда все поле его зрение не было захвачено этим зверьком, он смог наконец осознать, где находиться.
Сперва-наперво - он сидел в кресле. Но до этого он, кажется, стоял вон там... Переведя взгляд в угол комнаты, Оз почувствовал, как к горлу подкатывает тошнота. Тело Лиззи все еще было тут. Крови больше не было видно - тело было заботливо укрыто алым плащом, и все же мальчик отчетливо вспомнил ту картину, что видел перед собой до того, как потерять сознание. Над телом склонился Баскервилль. Оз не сразу узнал его - он как-то видел мужчину в Латвидже, вместе с Лотти. Привлекать его внимание категорически не хотелось, впрочем, вполне возможно, он уже выдал себя с головой, обратившись к зверьку. И все же, откуда здесь барсук?..

+1

25

Тообу так увлекся, заигрался, что самостоятельно и довольно скоро привел свою жертву в чувства. Он не стал предупреждать Контрактора об этом, светловолосый аристократ сделал неосторожное движение без его помощи – и заговорил. Фанг давно заметил, что его Цепь, невольно копируя его действия и образ жизни, тоже в какой-то момент начала питать нежные чувства к детям, с видимым удовольствием возилась с ними, и юный Безариус не стал исключением. Именно поэтому какое-то время барсук оставался у него в руках, издавая громкое ворчание, но не кусаясь. Он вел себя корректно и терпимо, словно ручной зверь – коим, по сути, и был, при всей своей боевитости и когтистости. Заворчав еще громче, от чего все его небольшое и пушистое тельце ощутимо завибрировало, он спрыгнул с колен и в мгновение ока оказался на плече Баскервилля. Тут-то они оба заметили и оценили еще один огромнейший плюс алого плаща: Цепи было очень удобно на нем висеть. Сейчас же черный свитер Фанга этого удобства не предоставлял, вес барсука превращался в перетянутые тканевые складки, в дискомфорт для мужчины, уже давно и окончательно привыкшему к свободной одежде. Тообу перебрался на его голову и остался там, уставившись крошечными глазами-бусинками на блондина в кресле.
– Господин Безариус, – спокойно произнес Баскервилль, поднимаясь и разворачиваясь к очнувшемуся и, следовательно, требовавшему к себе внимания мальчику. В знак приветствия он сдержанно и коротко улыбнулся и вежливо склонил голову перед человеком, безжалостно убившим его сестру. Перед тем ли человеком? Наследник Великого Дома выглядел нездорово бледным и несколько перепуганным, возможно, от совершенных своими же руками действий. – Мне очень жаль, что наша встреча сопутствует столь печальным обстоятельствам. Но у меня нет намерения причинять вам вред.
«Ни сейчас, ни потом».
Щурясь, он хмурился и пристально разглядывал пленника этих стен. Мальчишкой займутся другие, те, кому понадобится выбить из него что-то, что взглядом по нему прочесть невозможно. Фанг не обладал такой обязанность, возможностью и желанием, во многом за счет характера, известного братьям и сестрам. Долг подстегивал его быть предельно учтивым с Безариусом. Нужно было узнать хоть что-нибудь мирным путем, ведь, насколько он помнил, зеленоглазый парнишка не обладал замкнутым характером и был довольно сговорчивым. Конечно, если в грудь не упирается острый каблучок леди Шарлотты.

0

26

Барсук в его руках ворчал и топтался, но нападать не спешил. Зверек даже чем-то напоминал котят Ады - от ворчания его тело вибрировало, будто он урчал, а теплое тело уже согрело и ладони, и колени мальчика. Это были не те обстоятельства, в которых можно отрешиться от всего и заняться животным, и все же с каждой секундой, которую это существо проводило на его руках, Безариусу становилось легче на душе, будто тепло барсука вытесняло из его тела жгучий холод, прочно поселившийся где-то внутри. К сожалению, вскоре барсук спрыгнул с его колен, видимо, почувствовав, что еще немного - и он от Оза так просто не уйдет, и с поразительной скоростью шмыгнул к Фангу, нелепо и неуклюже попытавшись повиснуть у того на одежде. Мальчик почувствовал, как уголки губ невольно поползли вверх - уж слишком потешно выглядела эта картина. Не боись он сейчас издать хоть какой-то звук - посмеялся бы от души. Потом пришло страшное осознание - он держал в руках Цепь! Хорошо еще, что барсук явно обладал доброжелательным характером и не перегрыз Безариусу глотку при первом же прикосновении.
– Господин Безариус.
В этот момент Оз почувствовал, как сердце на мгновение сжали тиски паники. Его услышали. И сейчас он встретится взглядом с Баскервиллем, чьего родственника он убил. Когда Фанг поднялся, оборачиваясь, мальчик невольно вцепился в подлокотники кресла, пытаясь сохранить самообладание. Он ожидал от мужчины чего угодно - удара, нападения, угроз, но его слова выбивали из колеи:
– Мне очень жаль, что наша встреча сопутствует столь печальным обстоятельствам. Но у меня нет намерения причинять вам вред.
Оз всегда неплохо чувствовал людей. Баскервилли, как понял Безариус уже давно, были такими же людьми, как и все остальные то есть разными по характеру. Среди них были сумасшедшие и маньяки, такие, как Цвай, были просто очень опасные личности, вроде Лотти, которая заставляла мурашки ползти по коже. А были такие, как Фанг. В его голосе не было угрозы или злобы, даже хитринки, которая предполагала бы, что мужчина скрывает свои истинные чувства. Он был похож на чем-то на дядю Оскара, если подумать, особенно теперь, когда барсук по-свойски забрался ему на голову и обустраивался там, смешно сопя. Таких любят дети, и даже Оз, уставший от того, что из него вечно пытались выбить информацию или выманить хитростью, уставший от жестокости и постоянных нервов, почувствовал невольное расположение к мужчине. Руки мальчика расслабились, а спина перестала быть неестественно выпрямленной. У него даже появилось желание встать и подойти поближе к Баскервиллю, чтобы не разговаривать с ним через всю комнату, но заставить себя подойти к трупу он не мог физически - к горлу сразу подкатывала тошнота, от одной мысли о чем-нибудь подобном. Поэтому Оз предпочел не испытывать судьбу и собственный желудок, и посидеть еще немного.
- Простите, я... не хотел, чтобы все так вышло, - мальчик не узнал собственный голос. Никогда еще он не звучал так жалобно, так виновато. Словно провинившийся ребенок, разбивший любимую вазу матери, он каялся в своих грехах перед Баскервиллем. Но сил контролировать себя у него не осталось, да и желания такого Фанг не вызывал. Озу некому было выговориться, поделиться своими чувствами по поводу произошедшего, и Баскервилль невольно стал тем человеком, которому Безариус слепо доверился.
- Я не хотел, - мальчик опустил голову, не в силах смотреть мужчине в глаза. Его взгляд не был осуждающим - и это было еще хуже, чем если бы Баскервилль сходу начал обещать ему, Озу, долгую и мучительную смерть. - Это был...
Взяв себя в руки, Оз замолк. Не нужно Баскервиллю знать о Джеке. Оз давно заметил, что, как только он упоминает Джека, отношение к нему окружающих резко меняется. У кого-то - в лучшую сторону, иные же готовы были его убить, чтобы добраться до Сабрийского героя в нем. Мальчик не хотел выяснять, как отреагирует на это имя Фанг.

0

27

Фанг долго что-то припоминал, глядя на мальчика перед собой. Невежливо было беседовать с юным Герцогом через всю комнату, поэтому он приблизился, сделав несколько шагов. При движении невидимый для мужчины вес Тообу, балансирующего на голове и цепляющегося за волосы, стал слегка заметен. Но ненадолго. Что-то почуяв и сверкнув напоследок глазками, барсук засучил лапками и растворился в воздухе, скрылся от посторонних и любопытных. Не было смысла ему мешать.
Этот проклятый ребенок, от которого так легко отрекся отец-герцог, ребенок, который не должен был рождаться никогда – если верить произнесенным когда-то словам – на памяти Фанга всегда выглядел напуганным и пасующим перед страшной реальностью. Сколько раз они пересекались, столько он ловил потухший взгляд больших детских глаз. На его юную долю выпало столько неприятностей и испытаний, быть может, давно стоило прервать линию жизни на его руке, чтобы прекратить непрерывающуюся и затянувшуюся череду мучений и смертей. Оставалась одна маленькая деталь: кому его судить и как понять, что выбранный – достойнейший? Баскервилль на дух не переносил бахвальства и во всем видел знаки Судьбы. Но этот юноша выбивался из всех приличных рамок. Само его тело и разум не поддавались никаким ограничениям. Кто в них ютился и преобладал? Сомнения подсказывали, что никто не может дать точный ответ.
– Вы не можете контролировать силу Джека Безариуса, не так ли? – несколько вкрадчиво поинтересовался он, про себя все еще решая, нуждается ли он в подтверждении этих слов. В памяти всплыло его удивление, когда там, в академии Латвидж, он увидел, насколько сильно переменилась поза, речь и уверенность блондина, когда, поддавшись уговорам Шарлотты или обстоятельствам, он дразнящей украдкой показал им человека, знавшего о событиях Сабрийской трагедии больше всех Баскервиллей вместе взятых. Иронично, но кто кого контролирует – Оз Джека или Джек Оза? Если путается он, то что об этом думает несчастный мальчишка, даже представлять не хотелось. Заключение пришло само собой, собеседник мог и не продолжать. – И это было его рук делом.
Хотелось узнать, что помнит молодой человек, чем сестра вывела его из себя, что такого сделала, что натворила, навлекая на себя бурю гнева. Но Фанг промолчал. Находиться перед наследником Герцогского Дома, не будучи укутанным в плащ, было неуютно. Несмотря на легкую алую ткань, чувство, будто без плаща ты открыт и уязвим для окружающего мира, не желало отпускать, даже при наличии на поясе меча, и весом, и размером превосходящим параметры носителя Джека Безариуса. Фанг посчитал бы это предчувствием, если бы боялся повторения резни. Но светловолосый юноша, несмотря на оживление и очевидное облегчение, даже наделенный сверхъестественными силами, сейчас был похож на того, кто скорее расплачется и закроется совсем, нежели продолжит наводить хаос.

0

28

---------->Баскервилли » Комната Шарлотты
Идя по коридорам проклятого поместья и все так же стараясь держаться роли спокойствия последнего Глена, Лестер пытался воспользоваться этой передышкой собственного разума и размыслить о том, что же произошло за последние сутки. Даже меньше. Ночь, по крайне мере ее часть, Эррон провел в разведке, время которым он наслаждался, гуляя по заброшенной и кишащей Цепями Сабрие, а так же как и Цепями, кишащей этими глупыми людьми: Пандорой. Именно с этим известием, что передвижение организации изменились, Лестер и вернулся домой, придя к ругани сестрицы с братцем, тем удивительнее было их состояние там в комнате Лотти. Впрочем, все устаю и они не исключение. Баскервиллям нужно чаще спать, может научаться видеть истину в простых вещах и перестанут искать сложности.
Эти моменты были самыми добрыми и невинными в начавшемся дне, который принесет столько боли и усталости. Потом были несколько встреч, знакомство и с мальчиком, принесшим Баскервилльскую смерть в дом алых жнецов. И да, именно тогда, Лестер последний раз видел сестру, оставив ее во сне и с «мягкой игрушкой» под боком. И кто знал, что все случиться не по-человечески.
А потом была прогулка, в удивительное места и встреча с «нечто». Надо будет у Кристиана узнать, кто же это был, потому что тот явно что-то знал, чего мне не сказал. Я медленно соображаю…
Последние полчаса Лестер прокрутил в голове картинками, потому что так было проще сдержать спокойное состояние, сдержать и отпустить случившееся.
- Зачем его убивать? Чтоб смерть Лиззи была напрасной?,- спросил эмоциональное и очевидное,- У него была сила Цепи, он как-то ее пробудил. Лиззи чем-то его спровоцировала,- старался рассуждать, и получалось логично. В этот же момент, оценив длину пройденного пути, молодой человек осознал, что зря наговаривал на братца с сестрою, что они просто не могли слышать и чувствовать того, что происходило в месте локального апокалипсиса. Но извиняться Эррон не стал. Не время и не место,- Зачем его убивать? Можно отдать за информацию,- посмотрев на Кристиана и с удивлением замечая диссонанс, ведь говорил тот довольно эмоциональные вещи, но при этом внешне выглядел очень спокойным. Впрочем, Баскервилли хорошие актеры. С такими судьбами, как у них, иными просто нельзя было быть. Столько боли и отчаянья, приходилось переживать внутри, оставаясь внешне спокойными.
- И ты туда же,- отозвался Лестер на слова и сестры, осознавая, что нынешняя роль его, слишком спокойная, слишком разумная, чтоб контактировать с этими, настроенными на кровь. Но ведь этот настрой был неразумен! Что подтвердила и картина, что открылась им уже в гостиной. А вернее вопрос Фанга, что должно быть услышали все. Он тоже не сомневался, что в мальчике что-то да есть, что-то, что он явно не может контролировать. У Эррона сложилось такое же впечатление, особенно тогда, когда они с братом вбежали сюда, около часа назад (хотя время путалось в голове, точно Лестер назвать его не мог) и молодой человек увидел этого мальчишку. В его фигуре, в его словах, было столько отчаяния, что с уверенностью можно было сказать, что все произошедшее случайность, стечение кучи мелких обстоятельств: а значит неизбежность.
-Очнулся,- тихо, ловя себя на мысли, что радуется тому, что удар по голове был не сильным. Что даже в гневе и шоке, он смог себя сдержать.

-1

29

Первое, что заметил Кристиан, входя в комнату – очертания тела под красным плащом.
- О, нет… - прошептал он одними губами, и, даже не посмотрев на Оза, бросился к трупу, загораживая спиной то, что когда-то было Лиззи. – Бедное моё дитя, неужели тебе нужно было пройти Бездну, чтобы умереть, в конце концов, вот так…
Он откинул плащ с её лица и ласково-ласково погладил бедняжку по волосам. Одно едва заметное движение, - и то, зачем он на самом деле подошёл к сестре, скользнуло к нему в рукав.
Длинная, острая шпилька, которая, при должном старании, может без особенных трудностей прошить яремную вену пятнадцатилетнего мальчика.
Бросаться на Безариуса в открытую, имитируя крайнюю степень горя, выпускать Хроноса, было чревато – мальчишка снова мог взбеситься, и, что хуже всего – победить. Нельзя было оставлять ему такой простор для манёвров. Нельзя было оставлять ему выбор – жить или умереть.
«Лестер и Шарлотта мне не союзники», - с досадой подумал Кристиан, подходя к Озу со спины и успокаивающе кладя руку ему на плечо. – «Я боялся, что мне придётся сдерживать бешенный нрав Лотти, однако, она оказалась разумнее. Лестер же ещё на что-то надеется. Придётся отнять у него надежду. Фанг… он не любитель резких движений и поспешных поступков. Его основательность мне сейчас вовсе не на руку. Что ж, я никогда особенно на них не надеялся».
- Вы поступили дурно, Оз, - мягко и печально сказал он, осторожно поглаживая плечо мальчика и глядя на золотистый затылок, на беззащитную шею… - Но в том нет вашей вины.
«Вы поступили дурно, Кристиан», - так говорил ему самому когда-то Леви, отчитывая, и теперь он неосознанно скопировал его интонации.
Шпилька бесшумно скользнула ему в руку.
«Но… что если я убью Джека?» - всплыла, вдруг, тщательно подавляемая мысль, и Кристиан, вдруг, почувствовал, как от волнения комок встал в горле.
Нет. Джека никогда не было в этом теле – всё это лишь авантюра, прекрасно сыгранная, впрочем. Да, мальчишка похож на него – но это не удивительно, фамильное сходство может проявляться самым неожиданным образом…
Он занёс руку и направил шпильку туда, где неутомимо билась под тонкой кожей вена.

Отредактировано Christian Baskerville (2013-01-19 23:49:39)

0

30

– Вы не можете контролировать силу Джека Безариуса, не так ли? - Оз понял, что сказал слишком много. Если бы он мог смолчать, если бы не обманулся располагающими манерами Фанга, то Баскервилль так легко не добрался бы до истины его положения. И, опровергнет ли Оз эти слова или подтвердит, результат останется неизменным - Баскервилли поймут, что он абсолютно беззащитен перед ними. И, в принципе, бесполезен. И вот тогда...
Ответить Фангу Безариус не успел, зато, что же будет "тогда" узнал сразу. Потому, что в комнате один за другим начали появляться Баскервилли. И вместе с каждым новым гостем надежда Оза выбраться из этой передряги живым таяла, словно снежинка на теплой ладони.
-Очнулся.
Когда мужчина посмотрел на него, мальчику захотелось провалиться сквозь землю. Голова вновь противно заныла, словно признавая противника, нанесшего по ней удар. От страха Безариус едва мог дышать, когда в дверь вошли Кристиан и Шарлотта, ему показалось, что его внутренности медленно скручиваются в узел.
Свои короткие встречи с этими двумя Оз запомнил раз и навсегда. И вся вера в то, что из ситуации можно будет найти какой-то мирный выход, испарилась. Вот уже лидер Баскервиллей подошел к накрытому плащом телу и склонился над ним...
– Бедное моё дитя, неужели тебе нужно было пройти Бездну, чтобы умереть, в конце концов, вот так… - Оз едва смог уловить слова, но что поразило его, так это их фальшивость. Этот человек не переживал за бедную погибшую Лиззи, во всяком случае куда меньше, чем сам Оз. Поэтому, когда Кристиан подошел к нему и встал за спиной, мальчика охватило напряжение. Да, раньше он предпочел бы поговорить именно с главным Баскервиллей, так как тот казался гораздо рассудительнее взбалмошной и скорой на расправу Лиззи, но сейчас в сердце Безариуса родилось острое чувство недоверия, вперемешку с нехорошим предчувствием. Когда рука Кристиана легла на плечо, Оз с трудом заставил себя не рвануться вперед, подальше от этого прикосновения.
- Вы поступили дурно, Оз. Но в том нет вашей вины.
Слишком мягко. Оз ожидал гнева, криков, горя, в конце концов, тихой ярости, направленных против себя, но никак не этих мягких интонаций. Баскервилли оказались слишком понимающими, слишком... человечными для тех, кого прозвали Алыми Жнецами и кому приписывали жуткие зверства. Слова Кристиана вновь звучали фальшиво, но ведь и Фанг до этого не винил его... Даже Шарлотта, казалось, не испытывала желания уничтожить его, Оза. Мягкие прикосновения к плечу заставляли его невольно расслабиться, и на мгновение Безариусу уже подумалось, что все будет хорошо.
Он не смог даже осознать то, что произошло дальше.
Его рука сама взметнулась к шее, и в следующую секунду в тыльную сторону ладони вонзилось что-то острое. Но боли он уже не ощущал, лишь ладони Джека, сжимающие его плечи.
- Смотри, Оз, ты вновь подвергаешь наше тело опасности. Какой ты неаккуратный.
- Но Джек, Лиззи... она мертва. Это ты...?
- Нет, Оз, я лишь помогаю тебе высвободить силу. А уж как использовать ее - решаешь ты.
- Но я не хотел...
- Я знаю, но сейчас нам не до этого, не так ли? Позволь, я поговорю с ними снова.
- Но что если...
- Не ты ли говорил мне, что, чтобы спасти своих друзей, тебе нужно вначале спасти себя?

Да, тогда, в Латвидже, Оз вызвал Джека сам, именно ради этого. И теперь он оказался поставлен в тупик собственными словами. Если бы не Джек, то в его шее сейчас бы торчала та самая шпилька, что вошла в руку. Безариус ощущал кровь, струящуюся по запястью, но едва ли ощущал боль. А затем контроль вновь взял Джек.
Мальчик посмотрел наверх, на своего несостоявшегося убийцу и улыбнулся. Когда он заговорил, голос его был спокоен, даже весел, на губах играла беззаботная улыбка:
- Кристиан, рад встретить тебя снова, - он говорил тихо, не желая, чтобы все присутствующие в комнате разбирали слова разговора, впрочем, это было не так уж и важно, - Когда-то ты спас мне жизнь... теперь решил забрать ее обратно? В следующий раз доводи дело до конца.
Выдернув шпильку из правой руки левой, Джек протянул ее обратно Баскервиллю, поднявшись из кресла и оглядев собравшуюся компанию.
- Здравствуй и ты, Лотти, - короткое приветствие в сторону девушки, - Кажется, в прошлый раз я предупреждал, что еще одна попытка встретиться со мной приведет вас к смерти. Но, я вижу, на этот раз вы тщательно подготовили нашу встречу.
Переводя пронзительный взгляд с лица одного Баскервилля на другого, он махнул здоровой рукой в сторону трупа.
- И вот, к чему это привело. Хватит смертей на сегодня.
Помедлив, словно задумавшись о чем-то, Джек объявил всей комнате.
- Я буду говорить только с Кристианом. Что касается остальных... вы можете остаться и рискнуть жизнью, а можете обеспечить девочке достойные похороны.
Договорив, мальчик замолк, поднимая взгляд на Кристиана, словно показывая всем остальным, что они теперь лишены его внимания. Теперь решение оставалось за лидером Баскервиллей, и Джеку хотелось быть уверенным в том, что тот не растерял своего благоразумия.

+2


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Баскервилли » Гостиная


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC