Вверх страницы
Вниз страницы

Pandora Hearts RPG

Объявление

Добро пожаловать на ролевую игру Pandora Hearts RPG!
Материалы форума могут содержать контент 18+


>>Предложить музыку<<

Требуются

АЛИСА, ВИНСЕНТ, ШЕРОН, ЭХО, ФАНГ, БРЕЙК

Навигация

Время в игре

4-й ИГРОВОЙ ДЕНЬ

28 июля 1830 года
00:00 - 08:00

>>>События в игре<<<

Погода в игре
  • Лебле:
    Прохладно, облачно, сильный ветер.

  • Сабрие:
    Облачно, но тепло. Сильный ветер.

Руководство

Администраторы

Elliot Nightray
#608910106, w_charley

Leo
#421979246

Модераторы

Eric D. Ray
ЛС

Oz Vessalius
#251972270, aoi_guitar

Lester Aaron Baskerville
ЛС

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Барма » Библиотека


Библиотека

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

Огромное помещение. Пожалуй, это не только самое большое помещение во всём доме, но и самая внушительная библиотека города. Здесь есть всё и обо всём. Сотни тысяч страниц архивов, хранящих информацию за многие годы. И всё это за стальной дверью, под замком, как самое драгоценное, что есть в этом доме.

0

2

Время и Дата: 21 Июля. Утро, 06:00 - 12:00
Погода: Облака постепенно рассеиваются, уступая место солнцу и теплу. Влажная после дождя земля подсыхает.

---»»  Барма. Комната Тайлин

Вся человеческая мудрость содержится в книгах. Так всегда думала юная Барма, и когда рядом не было отца, готового растолковать дочери то или иное понятие, она углублялась в чтение где-то в углу их большой библиотеки. У Руфуса Бармы библиотека была ничем не хуже. Пожалуй, она даже превосходила в размерах ту, в которой проводила свое детство Тайлин. Просторное помещение, высокие потолки и бесчисленные ряды книг. С особой педантичностью Руфус следил за тем, чтобы его сокровища были каталогизированы и содержались в сохранности.
Пробежав вдоль ряда стеллажей, герцогиня остановилась у нужной ей полки и вытащила из нее пухлый томик с золотистой надписью “Толковый словарь”.
“Начнем с него”, - мысленно одобрив свой выбор, она принялась аккуратно листать странички в поисках нужного слова.

ДРУЖБА: близкие отношения, основанные на взаимном доверии, привязанности, общности интересов

- Угу, - кивнув себе самой, Тайлин загнула уголок страницы, хотя значение слова было ей предельно ясно.
“У нас действительно близкие отношения. Мы привязаны друг к другу и между нами существует доверие. Пусть наши интересы порой разнятся, но в целом, мы близки по возрасту и по взглядам. Нас определенно можно назвать друзьями”, - заключила юная Барма и продолжила искать следующее слово.

ЛЮБОВЬ:  1. Глубокое эмоциональное влечение, сильное сердечное чувство. 2. Чувство глубокого расположения, самоотверженной и искренней привязанности. 3. Постоянная, сильная склонность, увлечённость чем-нибудь 4. Пристрастие, вкус к чему-нибудь 5. Интимные отношения, интимная связь

А вот с этим словом было все гораздо сложнее и запутаннее, чем с предыдущим.
“Глубокое эмоциональное влечение?” - к своему стыду Тайлин восполнила сегодняшнее утро, но можно ли было охарактеризовать желание непрерывно смотреть на Эрика, как сильное эмоциональное влечение, она не знала. А вот чувство глубокого расположения и привязанности, определенно, было присуще их отношениям. Следующие две трактовки были отметены, как не относящиеся к делу.
Пробежавшись глазами по страничке, Барма наткнулась на последнее толкование и начала краснеть. Ранее в ее голове даже мельком не появлялась мысль о том, что между ней и ее слугой может быть что-то подобное, но ведь.. - “Я же во сне хотела поцеловать его. И потом... когда проснулась”, - отчего-то стало душно и, загнув уголок странички, Тайлин расстегнула пуговичку на воротничке. Теперь уже мысль о поцелуе с Эриком не казалась смешной и глупой. Она вызывала волнение.
“Какой бред! Это же просто бред! Любовь - это сущая ерунда. Преувеличенное и приукрашенное чувство, которым мужчины обманывают женщин, а женщины мужчин. Со мной ничего такого произойти не может”, - зажмурившись, Тайлин начала несильно ударять книжкой по своей бестолковой голове. Ей казалось, что она спятила и виноват в этом был Эрик. Зачем она пришла сюда? Зачем ищет  всякие глупости в книгах? Как ей такое вообще пришло в голову?
Решительно не хотелось думать о прошлой ночи, но мысли сами собой утекали в сторону поцелуев, объятий, прикосновений. Тайлин казалось, что пока она не разберется во всем, не найдет разумных объяснений произошедшему, она никогда не сможет думать ни о чем другом. Но книги не давали ей желаемого.
“Ыыыыыы... чертова книга! Здесь все так бестолково написано”.
Раскрыв словарь, она вновь начала перелистывать его, но уже через пару страниц забылась. Ее пальцы автоматически переворачивали один лист за другим, но глаза не видели того, что на них было написано.

+1

3

Комната Тайлин Барма

▪ Время и Дата: 21 Июля. Утро, 06:00 - 12:00
▪ Погода: Облака постепенно рассеиваются, уступая место солнцу и теплу. Влажная после дождя земля подсыхает.
▪ Внешний вид:  черный фрак, украшенный темно-синей вышевкой и серебристыми пуговицами; синий жилет; белая сорочка с кружевом на манжетах и высоких жабо; черные брюки, заправленные в ботфорты на низком каблуке. Волосы распущены. 
▪ Состояние: следы недосыпа на лице.
▪ Инвентарь: меч на перевязи, револьвер, скрытый полами фрака.

Чуть больше часа утренней тренировки, отразились на мышцах приятной усталостью. Эрик сразу ощутил облегчение от того, как хорошо чувствовал собственное тело. Он с лёгкостью вбежал по лестнице, направляясь к себе в комнату, и уже помывшись и переодевшись, спустился вниз в поисках госпожи. Его настроение балансировало где-то на грани отличного, несмотря на то, что на это не было ни малейшей причины, но насвистывая себе под нос какую-то запомнившуюся песенку, Эрик не собирался преднамеренно вызывать в себе мнительность и агрессивную апатию. Он знал, что его настроение с лёгкостью перестанет быть таким радужным, стоит только какой-нибудь проблеме замаячить на горизонте.
"И где она?" - не обнаружив госпожу ни в столовой, ни в гостиной, ни в её покоях, Эрик сходил на кухню, чтобы разжиться каким-нибудь завтраком и повторно направился на поиски уже с вполне определенной целью найти герцогиню. По дороге ему встретилась горничная, которая охотно сообщила, что видела госпожу на пути к библиотеке, но Рэй, скорее всего, и сам бы пришёл к тому, чтобы заглянуть в обставленную книгами комнату. И он, и Тайлин там чувствовали себя особенно уютно.
"О! Вот она!" - по привычки тихо отворив дверь, он оглядел комнату и обнаружил там госпожу усердно и с какой-то особенной агрессией вычитывающую книгу. - "Что она делает?" - с ироничной усмешкой подумал юноша. Глянув в коридор, он убедился, что никого там нет, и притворил за собой дверь. Сейчас в библиотеке они были совершенно одни.
- Тайлин! - без лишних церемоний окликнул девушку Эрик, когда подошёл уже достаточно близко. - Я тебя везде искал. Эй! - вздрогнув от удивленного возгласа Тайлин, явно застигнутой врасплох его внезапным появлением, рыцарь отшатнулся. Он не собирался её пугать, и, несмотря на то, что тихо вошел в помещение, не думал подкрадываться или не пытался лишний раз оставаться незамеченным. Её реакция несомненно была следствием увлечения слишком толстой, чтобы быть очень уж интересной и художественной, книжкой.
- Осторожней, - неожиданно для себя задержавшийся вдох Эрик тяжело выдохнул, когда убедился, что больше госпожа кричать не намерена. Он наклонился, чтобы поднять и рассмотреть столь увлекшую Тайлин книжку. - Словарь? - с недоумением переспросил юноша. - И всё-таки, Тайлин, ты натуральная зазнайка. Что может быть такого увлекательного в словаре, чтобы не заметить, как к тебе кто-то подходит? - он выразительно приподнял бровь, оставляя увесистый том на краю стола.

+1

4

В библиотеке царили такие тишина и спокойствие, что Тайлин даже не заметила, как полностью углубилась в свои мысли и чтение справочной литературы. Она переворачивала одну страницу за другой, останавливалась чтобы подумать и листала дальше, а иногда даже мысли сами собой захватывали ее и отвлекали от аккуратных печатных строчек на пожелтевшей бумаге. Рассеянностью во время чтения Барма ранее не страдала - книжные истории или любопытная научная информация всегда занимали ее мысли и воображение, но сейчас туда вклинивались то пространные размышления, то какие-то воспоминания.
Воспоминания самые различные - начиная от момента их первой встречи с Эриком и заканчивая сегодняшним утром, когда слуга проснулся в ее постели. Отчего-то все эти события словно приобрели иной оттенок или же Тайлин просто взглянула на них с другой стороны - с более удобного ракурса - и теперь видела то, чего не замечала прежде. Как она вообще могла этого не замечать? Куда она, любопытная и наблюдательная Барма, вообще смотрела?
“И тогда... первый день в Латвидже”, - в горле образовался неприятный комок, и Тайлин сглотнула. Краска стыда поползла по ее щекам, но стыдно стало не за прошлое, а за настоящее - за свои мысли. Вспоминая, как она стояла спиной к Эрику в этом отвратительном, совершенном неприличном белье, она вновь почувствовала волнение - то ли просто вспомнила те ощущения, то ли они вернулись только от одной мысли. Она помнила, как робко посмотрела на него через плечо, но распаленная фантазия теперь дорисовывала картины того, чего в тот раз не было. Что если бы она тогда почувствовала его дыхание на своей щеке? Что если бы...
Невидящим взглядом Тайлин смотрела в книгу, воображая как тогда Эрик мог бы наклониться к ней, как она бы застыла на месте, боясь пошевелиться и ожидая, когда он придвинется еще ближе. Так близко, чтобы его губы коснулись ее губ...
- Тайлин!
Голос Эрика нарушил тишину библиотеки так внезапно, что герцогиня едва не вскрикнула в голос, шарахнувшись назад и врезаясь спиной в стеллаж. Она издала странный звук, похожий то ли на вздох, то ли на удивленное восклицание, и испуганными глазами уставилась на слугу. Недавняя краска сменилась бледностью, а сердце забилось так часто, что Тайлин казалось, будто она не слышит ничего кроме его биения.
Напуганная резким появлением Эрика, Барма даже не сразу поняла, что перед ее глазами в сторону шарахнувшегося от госпожи-истерички слуги летела та самая книжка, которую она секунду назад держала в руках.
“Нет!” - только и успела подумать Тайлин, хватая руками воздух, но пухлый томик, так и не будучи вовремя пойманным, с характерным шлепком приземлился на пол у ног Эрика. - “О, Боже!”
- Осторожней, - посетовал парень на неловкость госпожи и поднял книгу с пола, а у герцогини прямо сердце упало от испуга.
- Я-я... читала, - совершенно невнятно пролепетала она, подтверждая и без того очевидное. Все ее внимание было приковано к книжке, которая оказалась в руках Эрика. Страшно представить, что будет, если он возьмется листать ее и найдет загнутые уголки страниц. Краска вновь бросилась в лицо, да так, что казалось, будто щеки колет тысячей иголочек.
- Ничего. В ней нет ничего интересного, - в голосе и в поведении Тайлин явно чувствовалось напряжение, а в сочетании с зардевшимися щеками она и вовсе производила впечатление человека, пойманного за чем-то аморальным и постыдным. - Это просто дурацкий словарь. Совершенно скучная книга, - начинала суетливо тараторить герцогиня, стараясь отвлечь Эрика от подозрений и невольно сама же их вызывая. Она силилась не смотреть на эту проклятущую книгу и вовсе, но взгляд то и дело падал на край стола. - Читаешь такие и думаешь о чем-то своем. Смотришь на страницу, а мысли в другом месте. Вот и не заметила. Задумалась. А тут ты...

+2

5

Слегка наклонив голову набок, Эрик с нескрываемым любопытством наблюдал за неожиданно бурной реакцией госпожи. Степень её смущения была таковой, что в пору было думать, что застали леди скорее за чем-то непристойным, чем за чтением книги, которая по своей скучности могла соревноваться только с религиозными трактатами.
- Ммм... - задумчиво протянул рыцарь, проследив за направлением взгляда госпожи, неотрывно следящей за книгой, покоящейся на краю стола прямо под его рукой. Торопливые отговорки Тайлин только убедили Рэя, что предмет её чтения был в разы более увлекательным, чем ему показалось на первый взгляд. Плюхнувшись в ближайшее кресло Эрик, не выпуская словарь из рук, пододвинул его к себе и начал с ленивым любопытством рассматривать увесистый талмуд. Книга была довольно старого издания, но пользовались ею нечасто или же очень аккуратно. Ни единой закладки не было, но у нескольких страниц были характерно загнуты уголки. Именно так Тайлин отмечала заинтересовавшие её места.
- И о чём ты таком увлекательном думала, пока смотрела в книгу? - налюбовавшись на словарь, Эрик расположил его у себя на коленях и, в ленивом жесте подперев рукой голову, принялся листать. Он пробирался к заложенным страницам медленно, словно интересовался содержанием книги от скуки в ожидании ответа герцогини.
Первая, отмеченная Тайлин страница, содержала слова на букву "Д", где сразу за "дротиком" и "дрофой" следовало множество слов так или иначе связанных с понятием "дружба". Потеряв терпение, Эрик в каком-то неясном предчувствие открыл следующую закладку, где в алфавитной последовательности располагались слова с корнем "люб". Если в случае с “дружбой” можно было ещё подумать, что девушке зачем-то понадобился “дротик”, то эта страница была крайне однозначной.
Догадаться о ходе рассуждений Тайлин было не сложно, особенно с учётом того, что Эрик тоже думал о чём-то подобном после ночи, проведенной в постели госпожи. Другой вопрос, что его размышления не носили вопросительный характер. Он совершенно точно знал, что чувствовал и кем был для Тайлин.
- О! - заметил юноша слишком хриплым для непринужденного тоном. - Ты пытаешься разобраться в своих чувствах или решила расширить пределы знаний о социальных отношениях? - язвительная шпилька вышла в разы более неуклюжей, чем планировал Эрик. Он сунул свой нос в то, чего не хотел знать, потому что мысли Тайлин, которые привели её к словарю, обдавали горячей и совершенно необоснованной надеждой. Если она думает о том же, если в её мыслях присутствует он и от этих мыслей она испытывает сильное смущение, возможно ли, что его чувства всё же взаимны?
"Это стало бы проблемой", - подумал Эрик, пытаясь угомонить и собственное волнение, и биение собственного сердца. Он определенно был в слишком хорошем настроении, чтобы воспринять подобные мысли, как опасность, и от этого завтрак сворачивался в желудке неприятным узлом. Ему хотелось знать, о чем думала Тайлин, отмечая эти страницы, но он опасался этого знания.
- Ах, да, ты же просто задумалась, - Эрик выдавил из себя улыбку, но в жесте, с которым он отбросил словарь на стол, явно проскальзывало раздражение. Юноша всегда очень бережно относился к книгам, не имея привычки загибать уголки, делать отметки на полях или класть, сильно перегибая переплёт.

+1

6

- Ни о чем... ни о чем не думала, - поспешно заявила Тайлин, опровергая свои же слова, сказанные несколькими секундами ранее.
Сбывались ее самые худшие опасения - Эрик заметил ее волнение и понял, что оно связано с содержанием этой злосчастной книги. Увесистая книжонка с края стола перекочевала на колени парня, и Тайлин едва сдержала порыв быстро схватить ее и спрятать за спину. Да, наверное, именно так и нужно было сделать, но пока Барма рассуждала не вызовет ли это еще больше подозрений, слуга уже раскрыл пухлый томик и принялся его листать.
От волнения даже ноги подкашивались, но точно сказать почему же она так сильно разволновалась, Тайлин не могла. Странное желание не допустить чтобы Эрик узнал, что она чувствует, о чем думает и в чем пытается разобраться, было непонятно ей самой. Ведь он друг и она не должна от него что-то скрывать.
Конечно же, проклятущие уголки, которыми Барма отметила пару страниц, выдали ее с головой и, приложив минимум усилий, Эрик быстро догадался какие именно слова привлекли внимание его госпожи. Поздно было идти на попятную и говорить, что ее заинтересовали иные понятия - увы, если на странице с “дружбой” еще можно было выбрать о чем солгать, то на странице с “любовью” царствовала она одна - любовь. И тут даже хорошая память и хитрость девушки не смогла бы помочь ей увязать эти слова в правдоподобную ложь.
Язвительный тон Эрика подстегнул Тайлин. Уже не было сомнений, что не стоит надеяться, что он так просто пройдет мимо случившегося, не придав этому никакого значения или просто проигнорировав. Герцогине поневоле пришлось обороняться и ее оборонительная позиция была видна даже внешне - суетливо преступив с ноги на ногу, она важно задрала носик и скрестила руки на груди, пытаясь принять вид высокомерный и надменный. Лучшая защита - это нападение. Так гласила народная мудрость. И если Тайлин хотела скрыть правду, нужно было часть это правды сказать, чтобы скрыть все остальное. Она готова была признаться, что влюблена, как ей казалось, но к кому она испытывает эти чувства, говорить не хотела.
- Мне уже шестнадцать. Я взрослая. И не нужно думать, что я в чувствах совершенно ничего не понимаю, - ухмылочки Эрика и его язвительные слова так и подмывали сказать ему какую-то гадость. Казалось, что Тайлин на время позабыла о том, как хотела от него поцелуев и объятий - вновь вернулось желание соперничать с ним и поставить его на место. - Или ты думал, что я навсегда останусь маленькой и никогда не смогу влюбиться? А вот и нет. Найти любовь оказывается не так уж и сложно.
Эрик был старше и в делах любви был куда опытнее Тайлин. Раньше она никак не воспринимала ни слухов, ни сплетен об этом, но сейчас только мысль о том, что слуга знает все то, о чем она и понятия не имеет, бесила и раздражала.
“Посмотрите, какой тон. Строит из себя умника. Пффф...”

Отредактировано Taileen Barma (2012-08-03 18:49:05)

0

7

"Ох, Тайлин..." - у Эрика был прямо талант - на юную герцогиню он злился легко и без каких-либо дополнительных стимулов. В поведении госпожи, в её манерах или словах можно было найти множество поводов для раздражения, но конкретно сейчас злиться не хватало сил. Слушая откровенно наивный монолог Тайлин, он никак не мог решить для себя, как ему стоит на него отреагировать.
- Ну да, - с хмурой беспечностью согласился Эрик меньше всего желающий сейчас обсуждать высокие чувства. В особенности свои, хотя и чувства Тайлин слуга предпочел бы оставить за гранью своих познаний. - Тебе шестнадцать, ты уже совсем взрослая и влюбилась. Самое время. Мне остается только поздравить тебя и посочувствовать твоему возлюбленному, - Эрик косо улыбнулся. Ему не хотелось думать о влюбленности Тайлин ни к нему, ни, тем более, к кому бы то ни было ещё. В первом случае она означала большие проблемы, а обдумывая малейшую вероятность второго до тошноты хотелось набить морду предполагаемому кандидату. Оба варианта не несли для Эрика ничего хорошего.
- Обычно девушки, задумываясь о влюбленности, листают сентиментальные романы, а ты, наверное, самый подробный в Антверле словарь, - снисходительным тоном проговорил Эрик, с раздражением поглядывая на внушительную книгу. И что его заставило сунуть туда свой нос? - С чувствами тоже по понятиям определилась? - не просто с желанием заполнить тишину чем-то кроме неловкого молчания и подозрений, а с вполне реальным любопытством, поинтересовался Эрик. - Уверена? А вдруг ошиблась? Судя по высоко задранному носу, тебе просто захотелось похвастаться. Тему ты выбрала неудачную. Давай лучше поспорим о том, кто меньше попадает в неприятности.

+1

8

Он насмехался над ней и ни на секунду не верил. Тайлин почему-то подобное оскорбляло. Неужели она действительно такая бесчувственная и бестолковая, что даже лучший друг не может поверить в то, что она может полюбить? Слова Эрика ставили в тупик. Было очень обидно. К тому же, он внес смятение в душу герцогини. Она и так не была уверена в реальности своих чувств, а тут еще и это. Неужели и правда в словаре не найти ответа на те вопросы, которые ее интересуют?  Конечно та область, которую они с Эриком сейчас обсуждали, была для Бармы чем-то очень сложным - сложнее, чем высечь искру из кремния, сложнее, чем перегонять спирт-сырец из яблок и сложнее, чем проектировать настоящий корабль. Но ведь нет ничего невозможного! Нужно только приложить должные усилия. Ведь правда?
- А ты вот зря смеешься, - ровно, но несколько высокомерно заявила Тайлин и, подхватив злополучную книгу, двумя быстрыми движениями расправила загнутые уголки. - Оглянуться не успеешь, как я замуж выйду, - сказала она это от обиды, но почему-то в груди что-то больно кольнуло.
Словарь был возвращен на положенное ему место, а сама герцогиня расположилась в кресле недалеко от Эрика. Она сидела смирно и искоса поглядывала на него. Первоначально она хотела скрыть свою влюбленность и как-то замять эту тему, но сейчас глупый служка своего рода бросил ей вызов. Нет того, чего она не умеет или не сможет научиться. Научиться можно всему, ведь кругом много книг и людей, которые помогут почерпнуть опыт в той или иной сфере. Ведь правда?
“Даже если это и не любовь, я могу постараться как следует и влюбиться”, - мысль сама по себе казалась глупой, но Барма твердо стояла на своем и в большей степени потому, что слова друга ее сильно задели. Хотелось доказать, что она может. Вопрос "зачем ей это нужно?" отходил сейчас на второй план.
Осуществляя свой коварный план “я смогу влюбиться”, она поглядывала на Эрика и убеждала себя в том, что она его любит. Вот только почему-то было очень стыдно смотреть на него так - казалось, что она делает что-то тайное и противозаконное. Тайлин и так не была ни в чем уверена, а желание оспорить слова бестолкового слуги, лишь только еще больше запутывало этот клубок сложных чувств. Он провоцировал ее, а она кидалась в темный омут, в котором и так уже, без его помощи, стояла по колено - вместо того чтобы идти обратно, она хотела идти дальше.
- Глупый Эрик, - с обидой в голосе проговорила Барма. - Нет чтобы помочь госпоже, а он смеется. А над чувствами между прочим смеяться нельзя, - помолчав еще какое-то время, Тайлин скрестила руки на груди, надулась и проворчала. - И как же я смогу понять, что влюблена в него, если в словаре об этом толково не написано?

+1

9

Слова Бармы, её поведение и чувства вызвали улыбку. Вполне искреннюю и даже беззлобную. С такой улыбкой Эрик вспоминал детство, когда оно было совершенно беззаботным, наполненным шалостями и играми, и, казалось, никогда не кончится. Тогда, в детстве Эрик разве что не лопался от гордости из-за возложенной на него миссии. Он был личной слугой, телохранителем, а впоследствии и рыцарем пусть глупой, но герцогини. Эти мысли и само присутствие Тайлин нейтрализовали негатив создаваемый дедом. Эрик постепенно перестал бояться услышать очередной укор от деда и всё больше давал волю характеру. Конечно, его болезненную гордость по-прежнему задевали шпильки в сторону его сходства с отцом и всё чаще он получал нагоняи за своё поведение, но в целом ничто не оставляло болезненных рубцов на его памяти.
Тогда в детстве он был по-настоящему счастлив и, наверное, тогда же впервые кого-то полюбил.
Первыми объектами любви для ребенка становится семья, но Эрик не помнил своих родителей - отец ушел, когда он был совсем маленьким, мать рано перестала о нём заботиться, сплавив в какой-то пансионат, пропахший старыми тряпками и пылью, а от деда он ни разу слова доброго не слышал. Первым объектам восхищения Эрика, заняв законное место отца, стал герцог, а первым объектом симпатии - его дочь.
Тайлин всегда была маленькой и капризной. Поначалу это жутко раздражало Эрика, не привыкшего к тому, что что-то можно не делать просто, потому что не нравится: не есть кашу - холодная, не пить компот - кислый, не ходить на занятия - скучно. Тайлин была очень послушной к словам герцога, очень умной и ужасно вредной. "Тоже мне, герцогиня!" - думал юный служка, то натыкаясь на едкое слово, то на упрямое игнорирование. Он сам был немного нелюдимым и, столкнувшись с кем-то ещё более нелюдимым и замкнутым, растерялся. Лишь со временем Эрик понял, что за резкими словами и презрительными взглядами прячется действительно очень одинокая и очень добрая девочка. Почти такая же, как он, несмотря на то, что её не бросили и у неё был отец.
Эрик всегда хорошо чувствовал ту невидимую, классовую стену, которая была между ними, но она никогда ему не мешала. Светлое чувство, которое он испытывал к Тайлин, всегда было любовью, но раньше Эрик любил её как сестру. Ему не стыдно было прикоснуться к ней или даже заснуть в её постели. Он не чувствовал неловкости, если она заставала его без рубашки или он видел её панталоны. Он любил её, но его любовь не была наполненной жаждой обладания. Когда это изменилось? Когда ему захотелось не просто быть рядом, а стать центром её жизни?
"Это омерзительно", - выдохнул Эрик, чувствуя отвращение к себе, к своим мыслям, к своему внутреннему протесту. Он никогда не должен был хотеть чего-то подобного, он не должен был испытывать этих чувств, но врать самому себе об их существовании тоже не мог. Он любил её, потому разговор о чувствах был таким не лёгким для него. Эрик любил её, потому не мог принять мысли о взаимности собственных чувств. В конце концов, «статус» был для него слишком размытым понятием. Чтобы  обладать ей, он мог пойти против всего мира, но не был уверен, что что-то подобное сделало бы её счастливой. Когда-нибудь она обязательно выйдет замуж и это будет кто-то другой.
- Да, уверен, что так оно и будет, - вопреки обыкновению, вместо того, чтобы заявить, что на такой вредной девчонке ни одни мужчина не жениться, согласился Эрик. От этих слов становилось холодно и мерзко, но он всегда знал, что это случиться. Разыгрывать удивление или чувствовать разочарование было глупо, но он очевидно был глупцом. – Ооо, если госпожа просит, я, конечно, помогу ей. Чувства не требуют определения. Когда тебе больно, тебе не нужно смотреть в словарь, чтобы знать, что боль - это боль. С любовью тоже самое. Она просто есть и от неё никуда не деться.

+1

10

Разговор приобретал какой-то странный оборот. Нет, спокойная и доверительная беседа не была редкостью для Эрика и Тайлин, но было что-то странное в том, что герцогиня пыталась разобраться в чувствах, испрашивая совета у объекта тех самых чувств. Но а у кого еще она могла спросить?
Смущение, неловкость, страх, неуверенность - все это соседствовало с желанием быть к Эрику ближе - подойти, взять за руку, обнять, найти в его лице защиту и поддержку. Но что-то останавливало, и Тайлин не двигалась с места..
- Я... - как-то неуверенно и тихо начала она, - я что-то совсем запуталась, - Барма нервно теребила подол платья, склонив при этом голову так, что длинные темные пряди волос ниспадали вдоль лица, почти полностью его скрывая. - Не уверена, что я подхожу для любви и романтики. Ненавижу то, что не поддается логическому объяснению. Ненавижу то, что невозможно контролировать.
“Моя любовь должна быть осознанна и логична. Я должна отдавать отчет своим чувствам. Как все сложно”.
- Ыыыы! - Барма схватилась за голову и поворошила волосы, стараясь прогнать ураган бушевавших мыслей. - У меня скоро голова расколется от бестолковых размышлений.
Чем больше герцогиня думала, тем меньше понимала, что с ней происходит. За чередой логических... и не очень, размышлений она теряла основную нить и в определенный момент понимала, что не может сообразить о чем она вообще начинала думать - о том, любит ли она Эрика или нет? о том, что ей делать дальше с этой любовью? о том, нужна ли она ей вообще?
- Вот ты, - Тайлин резко вскинула голову и посмотрела на Эрика, - ты так рассуждаешь о любви, как будто все про нее знаешь. Так скажи, почему юноша и девушка влюбляются друг в друга? Я думала потому, что они обладают набором качеств, которые ценят в людях больше всего. А в этом дурацоком словаре написано, что любовь - глубокое эмоциональное влечение, - невольно демонстрируя свою растерянность, Барма развела руками. - Влечение - сильная склонность к кому-либо, - она продолжала цитировать словарь, в попытке найти логическое объяснение любви, но толковый словарь категорически не хотел ничего толковать. - Значит, любовь - это эмоциональная склонность к кому-либо. Но это мне совершенно ни о чем не говорит. Почему эта склонность возникает?

+1

11

О том, что Тайлин прямо сейчас находилась в смятении, не догадаться мог разве что полный кретин, но Эрик нисколько не планировал облегчать жизнь юной герцогини. За годы их знакомства, за все те шалости и упрямства, за собственный ураган чувств, поднимаемый её эгоистичными выходками, за всё то, что было и то, чему никогда не суждено случиться он сейчас будет просто сидеть и смотреть на то, как её голову раздирают сомнения.
- Так часто бывает, когда говоришь о предмете, в котором не смыслишь ровным счётом ничего, - он усмехнулся, одновременно забавляясь реакцией Тайлин и чувствуя острое неудобство от предмета разговора. Ему не нравилась тема, напоминающая острый камушек не пойми как попавший в сапог, и не нравилась заинтересованность герцогини в этой теме. Хотелось отмахнуться от неё, как от надоедливой мухи, но скажи он Тайлин о том, что она со своими вопросами может и дальше штудировать книги, как ему придется выдержать обстрел сотен "почему?" ответить на которые будет ещё сложнее.
- Так не думай, - пожал плечами Эрик, явно не понимающий необходимость размышлять о не размышляемом. Тайлин настолько увлекалась рефлексией, что сама тема абсолютно теряла смысл, а итог не имел значения. В конце концов, даже если бы это не была очередная прихоть его маленькой госпожи и она действительно в кого-то влюбилась, даже если она сможет ответить на вопрос "за что?" и "как?", ей определенно от этого не станет легче.
- Звучит на удивление логично. Ты преуспеешь в софистики. По крайней мере, тебе легко удается строить бессмысленные логические цепочки, - Эрик с трудом подавил усмешку. Он никогда особо не верил в логику. Мысль, обреченная в слово, всегда казалась ему искаженной. И неважно было, сколько человек убеждает в себя в обратном, но любовь и ненависть совершенно не имели никаких причин. Просто кто-то при первом же взгляде вызывал симпатию, а кто-то отвращение и в любом из них можно разочароваться.
- Ты задаешься слишком философскими вопросами. Почему возникает любовь?! Спроси что полегче... А почему солнце светит? Почему люди болеют? Почему существует Бездна? Забудь об этом. Давай лучше поговорим о планах на сегодняшний день.

0

12

~Мой разум-врач любовь мою лечил.
Она отвергла травы и коренья,
И бедный лекарь выбился из сил
И нас покинул, потеряв терпенье (с)

“Эта любовь сведет меня с ума”, - с какой-то необъяснимой горечью подумала Тайлин, глядя на Эрика. Она чувствовала, что все в ее голове перепуталось и привычная четкость целей уступает место смятению. Неужели так будет всегда или скоро все наладится и встанет на свои места? - “Нужно подождать. Просто подождать и отвлечься на что-нибудь. Сейчас я не обладаю нужной информацией. Но это не страшно - исследование только началось. Не нужно торопить события. Нужно выждать и понаблюдать. Я просто не уделяла этому аспекту человеческой жизни должного внимания”.
- Может и не смыслю, но лиха беда начала, - откинувшись на спинку кресла, спокойным голосом произнесла Тайлин. Слова Эрика немного задевали, но она не могла их не признать.
Согласившись с необходимостью не думать больше о любви и не терзаться сомнениями по этому поводу, герцогиня тем не менее никак не могла переключиться на что-то еще - что-то более важное, чем сидящий рядом Эрик и с сегодняшнего дня прибитый к нему ярлычок “предполагаемый возлюбленный”.
- Ладно, оставим этот разговор, - сухо произнесла Тайлин и подперла щечку кулачком, покачивая ножкой и глядя на обувную пряжку. - Все равно с тебя неважный советчик, - в ней говорила прежде всего обида, и потому герцогиня закрывалась от слуги так же, как он закрылся от нее. Ушло волнение от мыслей “а вдруг это любовь?”, смущение от того, что предмет твоего обожания сидит рядом, все становилось так как прежде. Почти все.
- Насчет планов еще не решила, - зацепившись за последнюю фразу слуги, Барма сменила-таки тему разговора. - Погода разгулялась и жаль будет потратить этот день, просиживая у окна. Конечно, можно куда-нибудь съездить, но у меня нет ни малейшего желания.
Поднявшись с кресла, Барма пошла вдоль ряда стеллажей, пробегая взглядом по книжным корешкам и подбирая себе книжку для досуга.
- Можно устроить пикник у озера, а если вода достаточно прогреется после дождя, даже поплавать, - остановившись наконец, Тайлин потянулась к одной из книг на верхней полке, но пальцы лишь скользнули по краю корешка - герцогиня не могла ухватить книгу так, чтобы выдернуть ее из ряда. - Ну и немного почитаю еще.
“История оружия Антверле” манила к себе, но стояла слишком высоко. Можно было пододвинуть лестницу, но Барма самоуверенно решила, что справится без подручных средства и чьей либо помощи.

0

13

- Ты говорила тоже самое, когда доставала Большую Историческую Энциклопедию, - с мягкой улыбкой напомнил Эрик. Его улыбка всегда становилась такой, когда казалось, что он смог убедить свою в чем-то более умную и в разы более упрямую госпожу. Он не любил с ней бороться. Споры и скандалы с Тайлин на тему того, что правильно и что неправильно, как нужно и как не нужно поступать, очень утомляли Эрика, и, когда наступало перемирие, он всегда чувствовал облегчение.
- Или это был Большой Анатомический Справочник? Или Сборник Географических Карт? - Эрик подначивал её, но беззлобно, не желая обидеть, стараясь уйти от навязчивого тона "старшего", который Тайлин отказывалась воспринимать на корню. Если считать, что в этом диалоге он достиг какого-то успеха, не стоило его разрушать нелепо или не вовремя сказанным словом. К тому же Эрик никогда не был очень ловок в обращении словами. В большинстве своем он предпочитал отмалчиваться, собирая данные и впечатления. Если ему приходилось делать выводы, он не всегда мог объяснить, на чем они основаны. Это очень часто мешало ему в разговорах с Тайлин. Если её слова звучали как господская прихоть (на что она, справедливо говоря, имела право), то его "я так думаю" не было подкреплено даже благородным статусом.
- Именно с таки выражением лица ты планируешь покорить очередную вершину знаний, но, поверь мне, выбранная тобой на этот раз тема, не из тех, в которых можно хорошо разбираться в шестнадцать... Или даже в восемнадцать лет, - поспешно добавил юноша, чтобы не разрушать тонкую нить примирения. Они ещё вроде бы даже не ссорились, но упомянутая тема вымотала Эрика сильнее, чем любая ссора. - Так что может быть ты и права - я неважный советчик, - задумчиво добавил Эрик. Его любовный опыт был не столь большим, чтобы выступать советчиком. И тем более не столь удачным, чтобы его советов слушались. К тому же, он был очень пристрастным во всем, что касалось его госпожи.
- Мне всё равно, чем мы будем заниматься, - произнёс Эрик, легко поднимаясь со своего места, чтобы подойти к полке. На муки госпожи было уже откровенно жалко смотреть, и в тоже время её попытки достать книжку были по-особенному умилительными для Эрика, который с детства проводил с ней время в библиотеках. - Только не ной потом, что мы чего-то не успели сделать, - встав позади Тайлин, он потянулся к книжке, до которой ей едва удавалось докоснуться. Никогда прежде это простое действие не вызывало столько волнения. До него донесся едва уловимый запах, который он не перепутал бы не с чем - запах горного воздуха, свежей травы, нового пергамента и чернил - запах Тайлин.
- Если тебе что-то нужно, ты всегда можешь попросить, - чуть хрипло напомнил Эрик, протягивая ей увесистый том с надеждой, что он был тем самым, который хотела достать герцогиня.

+1

14

Начало игры

Непринужденная беседа Тайлин и Эрика была прервана едва слышным скрипом открываемой двери. Шагая так же уверенно, как и всегда, в библиотеку вошел глава дома Барма, герцог Руфус Барма собственной персоной. Заметив свою племянницу и ее слугу, стоявших в непозволительной близости для людей противоположного пола и столь разного социального положения, мужчина приподнял правую бровь и негромко хмыкнул. "Ох уж эта молодежь..." - сокрушенно подумал он, наблюдая почти что неприличную сцену. - "Для них элементарные правила приличия - пустой звук..." Но все-таки Руфус подавил в себе желание сделать по этому поводу едкое замечание и подошел к парочке, чтобы поговорить о том, что его сюда привело.
Находясь все же на безопасном расстоянии от Тайлин и ее слуги, Барма не мог не заметить, что в руке девушка держит увесистый том с заглавием "История оружия Антверле". Хотя такая книга и не входила в список тех, что рекомендованы к прочтению юной леди, она могла дать хоть какое-то оправдание столь неподобающему поведению молодой Бармы. "Надеюсь, что он просто подошел объяснить ей какой-то непонятный термин касательно оружия", - пронеслось в голове у Руфуса. Все эти действия заняли не больше нескольких секунд, но в комнате уже успела воцариться почти что гнетущая тишина, которую герцог постарался развеять, обратившись к племяннице настолько располагающим тоном, насколько мог в данной ситуации:
- Тайлин, я хотел бы переговорить с тобой о том, что случилось ночью. Я ни в коем случае не осуждаю твои поступки и намерения, а лишь хочу знать, что же заставило тебя создать такую... - он хотел было сказать "панику", но передумал, чтобы не ставить акцент на своем отношении ко всему произошедшему, а потому сказал: - ...ситуацию в особняке.
Пока что герцог Барма не хотел говорить о том, что же на самом деле произошло этой ночью в самой Пандоре, как и о происшествии с Вратами, потому что не был уверен, нужно ли Тайлин знать об этом. Сейчас его целью было лишь выяснить, имеют ли действия девушки ночью отношение ко всему происходящему, и если да - то какое именно.

Отредактировано Rufus Barma (2012-08-27 15:13:58)

0

15

В тот момент, когда Тайлин потянулась к книжке и не смогла достать ее, она уже знала, что Рик поможет. Он всегда ей помогал. Иногда приходилось просить - просить слугу! - но чаще всего слова не были нужны. Потому, что он всегда рядом, защищает и охраняет ее, помогает в быту. Иногда Тайлин задавалась вопросом, справилась бы она без Эрика, смогла бы сама позаботиться о себе. Смогла бы. Куда более ценно было в нем  не рост, сила и возможность поднять, подать или отнести что-то, а его дружеское участие. Вот без этого дружеского тепла ей было бы сложнее. Не было бы поблизости слуги, подкатила бы лестницу и достала, но вот пережить разлуку с отцом без поддержки Эрика было бы в разы сложнее.
“Дурак”, - подумала Тайлин и улыбнулась. Он дразнил ее как маленькую девочку и ей это нравилось. Вспоминалось детство, когда недовольное лицо и грубые слова были выражением привязанности, которую еще мало знакомым мальчику и девочке было стыдно друг другу показать. Дружба бесценна, но Тайлин не боялась разменять ее на любовь. Она крайне редко колебалась в принятии каких-либо решений и не привыкла жалеть о чем-то. Пожалуй, в своей жизни она действительно сожалела лишь однажды, когда ее капризы чуть не стоили Эрику жизни.
- Только не ной потом, что мы чего-то не успели сделать, - послышался позади голос Эрика, и Тайлин показалось, что это дежавю.
- Успеем, - выдохнула она и ухватилась за книжку, плавно опустившуюся в руки. Голос бы так же хрипловат, как и его. Тайлин вспомнились не те бесчисленные множества раз, когда Эрик подавал ей книги, а их первый учебный день в школе. - Спасибо.
Она не пошевелилась, не обернулась к нему, не шагнула в сторону - просто стояла на месте и лихорадочно соображала, а по щекам уже разливался румянец.
“Поцелуй! Поцелуй может все решить”, - это казалось самым правильным выходом, и герцогиня корила себя в том, что сразу об этом не подумала.
Конечно же! В доброй половине романтичных книг, из того минимума, что она прочла, Тайлин постоянно натыкалась на патетичные высказывания девушек о том, что первый поцелуй решает все. Вместе с первым поцелуем девушка приобретает то сокровенное знание, что она влюблена и что он действительно ее единственная любовь, или же убеждается, что сердце ее холодно. Поцеловать Эрика - вот самый лучший способ проверить свою любовь.
Ситуация способствовала. Тайлин требовалось только повернуться, потянуться к губам Эрика и...
Но тело цепенело от волнения.
“Ну же, Тайлин! Сделай это!”, - приказала себе Барма и нервно облизнула губы. - “Это не сложно. Не упусти момент”.
Борьба с собой длилась секунды, но Тайлин показалось, то время тянется вечность, что она слишком медленно прижимает к груди толстую книжку, медленно поворачивается, медленно поднимает взгляд... остается полоборота, и...
- Дядя?!
Тайлин несколько секунд удивленно таращилась на попавшего в поле зрения герцога. Краска бросилась в лицо с такой силой, что казалось будто бы поднялась температура, но взять себя в руки все же получилось. Тайлин не шарахнулась в сторону, не засуетилась. Она спокойной сделала шаг навстречу дяде и присела в реверансе. Если бы не лихорадочно пылающие щеки, можно было подумать, что юную герцогиню обстоятельства встречи с родственником нисколько не смутили.
- Добрый день.
“Вот же принесла нелегкая”, - несмотря на нежную улыбку челюсть буквально сводило от раздражения.
- Чем могу быть полезна? - пролепетала она, избегая смотреть в глаза Руфуса и останавливая взгляд где-то на уровне брошки на его вороте. Но лучше бы не спрашивала, ибо дядя не преминул сразу в лоб объявить, каково его дело к племяннице и своими словами вновь вызвал вспышку гнева и смущения.
“И откуда он все-все-все-все знает?” - хотелось зажмуриться, но не стоило терять самообладания. Нужно было что-то придумать. Про какую именно ситуацию говорил герцог, с его слов было не ясно. Под впечатлением недавних романтических порывов Тайлин конечно же подумала, что дядя намекает на ее ночевку с Эриком, и чуть было не пустилась в оправдания по этому поводу, но в последний момент одернула себя и решила вновь сделать вид, что ничего не было.
- Прошу прощения, если вас разбудили по моей вине этой ночью, - изображая искреннее сожаление начала юная герцогиня. - Мне просто приснился дурной сон, и я распереживалась, но Эрик все уладил. Зря слуги вас потревожили.

+1

16

Эрик был готов вознести благодарности нерадивым слугам, не смазавшим петли, когда дверь скрипнула, впуская очередного посетителя, и он услышал приглушенные ковром шаги. Ему не нужно было оборачиваться, чтобы понять, что в комнате находился герцог. Слуги и гости двигаются не так. Герцог шагал с достоинством, которое любят демонстрировать хозяева больших поместьем. Всё здесь было его владением, а люди, присутствующие на его территории, делились всего на две категории: гости и слуги. У Эрика от досады начинало сводить челюсть, когда он думал, к какой категории в таком раскладе находилась Тайлин.

Присутствие герцога развеяло ощущение близости, не давая возможности зародиться желаниям, которым в голове прислуги зарождаться не должно. Эрик смотрел в лицо Тайлин, казавшейся по-особенному нежной и ранимой, но думал о тихих шагах и недопустимой для господина и слуги близости. Сделав шаг в сторону, он взглядом показал себе за спину, но Тайлин лишь подалась следом, не уловив его сигнал.
- Сзади, - одними губами проговорил юноша, ненавязчиво разворачивая замечтавшуюся герцогиню так, чтобы она, наконец, увидела герцога.
- Дядя?! - ожидавший подобной реакции, Эрик всё равно вздрогнул от возгласа Тайин. Рыцарь нахмурился, заметив её румянец, и, развернувшись на каблуках, отвесил учтивый поклон хозяину дома. Эрик не видел причин для смущения - они были знакомы с раннего детства и долгое время общались словно дети одних родителей, а не господин со слугой. В их поведении не было ничего недопустимого и он не чувствовал неловкости от присутствия местного Бармы. Тот просто ему не нравился, и с каждой встречей нравился всё меньше.

Вопрос герцога был ожидаем. Он и сам бы поинтересовался подобным, будь хоть радушным хозяином, хоть старикашкой, сующим нос не в свое дело, а вот из-за реакции Тайлин брови сами собой сошлись на переносице. Не нужно было ей акцентировать на нём внимание Бармы. Особенно после того, как он увидел их в закрытой комнате наедине стоящих в непозволительной близости друг от друга.
Эрик глубоко вздохнул, подавляя злость, и застыл позади Тайлин в немой поддержке. По его лицу сложно было что-то прочитать человеку, плохо его знающему, а сам он не мог вмешаться в беседу двух господ, пока они не обратятся к нему с вопросом. Иначе Тайлин отчитают ещё и за невоспитанного служку.

0

17

Казалось, Тайлин и ее слуга были застигнуты врасплох не только появлением хозяина дома, но и вопросом, который задал герцог. Зная характер своей племянницы достаточно хорошо, Руфус мгновенно отметил, что девушка все-таки немного растерялась, прежде чем ответить. Но Тайлин не была бы Тайлин, если бы не смогла почти сразу же взять себя в руки и надеть одну из своих любимых масок - искреннее сожаление и раскаяние за свои поступки.
Однако Барма был не из тех людей, которые готовы при первой возможности обнять свою ненаглядную племянницу и простить ей все ее грехи. "Дурной сон, значит... Неплохо бы выяснить, связан ли этот сон с Вратами..." Прежде чем ответить, Руфус внимательно обвел взглядом ту часть помещения, в которой они сейчас находились, делая вид, что размышляет. На самом же деле он украдкой наблюдал за лицом не только Тайлин, но и Эрика. Последний явно знал больше, чем положено простому слуге, и то, в каких отношениях находились эти двое, не могло не вызывать подозрений. Большие зеленые глаза девушки изображали саму невинность, и любой другой на месте Бармы отбросил бы все свои подозрения, едва взглянув на них. Лицо же юноши не выражало почти никаких чувств; про себя глава дома отметил, что этот слуга намного умнее, чем того требует его социальное положение. Однако кое-что Руфус, который великолепно разбирался в чувствах и выражении лиц самых разных людей, все-таки заметил. То, как Эрик Рэй глубоко вздохнул; то, как плотно сжались его губы; даже то, как он застыл, словно статуя, позади своей госпожи, - все это говорило о том, что молодой человек готов в любую секунду прийти на помощь своей госпоже, потому что она, возможно, сболтнула что-то лишнее.
"Значит, Эрик все уладил..." - мысленно усмехнулся Барма. Конечно, ему сообщили о том, что минувшую ночь эти двое провели вместе, но вопрос был в том, как они ее провели. И настойчивый герцог решил выяснить заодно и эту деталь.
- О нет, Тайлин, - лениво начал он, взглянув в упор на племянницу, - слуги не могли разбудить меня ночью, потому что в это время меня даже не было в особняке. Служебные дела, сама понимаешь... - Рискованный ход, но для достижения успеха нужно было усыпить бдительность девушки, заинтересовав ее чем-то необычным. - Так что, говоришь, тебе снилось?

Отредактировано Rufus Barma (2012-08-28 14:03:39)

+2

18

Смущение Тайлин подавила довольно быстро, тем более, что дядя учтиво не акцентировал внимание ни на происшествии в библиотеке, ни на том, что случилось ночью, а заданный им вопрос немного отвлек герцогиню от недавних романтических рассуждений. Как так вообще получилось, что из-за какого-то не случившегося поцелуя во сне, она совсем забыла о том, что ей еще вчера было так интересно?
“Определенно, любовь доставляет немыслимое количество проблем”, - подумала Барма и скосила взгляд на стоявшего рядом слугу. Казалось, что в ее голову просто попал опасный вирус, начинавший менять что-то внутри. Ей прежде были интересны наука и чужие тайны, а вовсе не объятия с молодыми людьми и мысли о поцелуях.
Одернув себя, Барма решила пока не думать о своей возможной влюбленности и посвятить все внимание любопытным происшествиям. Ведь бесконечно рассуждая на тему любви, можно пропустить все интересное, что вот только пару дней как начало заворачиваться вокруг Ее пронырливой Светлости.
“Ночью отсутствовал, значит?” - в то, что дядя по неосторожности выдал информацию о своем ночном походе в Пандору, Тайлин не верила. Руфус Барма слишком хитер для подобных промахов. И по себе герцогиня знала, что частенько, казалось бы, совершенно случайно оброненное слово, на самом деле нацелено на то, чтобы спровоцировать собеседника на определенный разговор.
Это был не просто кошмар, и внезапный интерес к нему герцога, заставлял задуматься:
“А не был ли этот сон следствием какого-нибудь происшествия?” - взгляд Тайлин стал очень внимательным, как будто она пыталась прочесть на лице дяди ответ на свой вопрос.
Барма частенько перед сном размышляла о Цепях, Пандоре и всяких странностях, но таких ярких и реалистичных снов ей прежде не снилось. Конечно, все можно было списать на впечатления после посещения библиотеки, но... вдруг тому виной не только это? Уж слишком настойчивым был взгляд дядюшки.
- Это был кошмар. Необычно яркий и реалистичный, но все же просто кошмар, с участием существа, которое назвало себя Волей Бездны, - мягко улыбнулась Тайлин. - Должно быть он навеян мыслями перед сном, или же происшествиями... встречами вчерашнего дня, - улыбка стала лукавой. - Но неужели вам тоже приснился дурной сон и вы отправились за его толкованиями в Пандору? Или, быть может, случилось что-то необычное, что потревожило ваш покой, дядюшка, и превратило мою мирную ночь в кошмар?
Что там произошло в Пандоре, Тайлин не знала, но подозревала, что дело нечисто. Дядя интересовался не ее успехами в шпионской сфере, а тем, как она спала и от чего проснулась. Очень хотелось узнать, что же все-таки случилось прошедшей ночью в этой сумасшедшей столице.

0

19

Тайлин была далеко не глупой девушкой, намного умнее большинства своих сверстниц. В какой-то степени в этом была и заслуга самого герцога, но все-таки у юной Бармы с самого начала были задатки, чтобы стать великолепным похитителем информации. Именно поэтому герцог поручил ей шпионить за некоторыми интересующими его самого личностями. Но чтобы ученица превзошла своего учителя? Нет, такой вариант Руфус даже не рассматривал, а потому мог не волноваться, что Тайлин вытянет из него информации больше, чем он планировал выдать. А пока что ему было просто интересно наблюдать, как девушка пытается применить уловки, которые Барма видел насквозь, надеясь обмануть своего дядюшку, которому пока что не было равных. "Все-таки отсутствие опыта дает о себе знать. Она еще недостаточно упражнялась на этом поприще, поэтому ее попытки такие жалкие..."
Тем не менее, Тайлин наверняка догадалась, что герцог Барма неспроста интересуется такой пустяковой вещью, как кошмарный сон своей племянницы, а значит, на то есть веские причины. Утаивать от девушки то, что произошло ночью в Пандоре, не имело смысла, но, несмотря на это, сам Руфус хотел сперва выяснить, имеет ли сон герцогини отношение к открытию врат Бездны. Но возможно, где-то в глубине души даже у такого черствого человека, как глава дома Барма, у которого никогда не было собственных детей, проснулись опасения за безопасность племянницы, пускай в действительности она и не являлась таковой. "Воля Бездны..." - задумался герцог. - "Неужели она действительно проникла в сон?.. Дурной знак. Кто знает, чем это может кончиться для Тайлин".
Однако мужчина подавил в себе всяческие проявления слабости и произнес тоном, по которому нельзя было определить ровным счетом ничего:
- О нет, Тайлин, мне уже давно не снятся сны. - Руфус, в свою очередь, тоже слегка улыбнулся, но это была фальшивая улыбка. Впрочем, как и всегда. - Мне всего лишь понадобилось выяснить кое-что, причем так, чтобы другие не знали об этом... Но, возможно, информация, интересующая меня, имеет прямое отношение к твоему ночному кошмару. Было бы замечательно, если бы ты в подробностях рассказала не только свой сон, но и предшествовавшие ему события.
Барма лгал, но его не терзали угрызения совести, потому что ради достижения цели он был готов пойти на все. Однако при всей своей заинтересованности в участии Воли Бездны во всем этом, Руфус не забыл и о более "человеческих" аспектах дела, а именно - какие отношения связывают Тайлин и ее слугу. "Но это можно выяснить и позже..."

0

20

“О, нет, дядюшка. Сны снятся всем”, - думала она смиренно поглядывая на герцога. Спорить с ним она не собиралась, и открыто выражать своего несогласия тоже. - “Уверена, вам снится прошлое... Тайны прошлых лет”.
- Понимаю, - словно бы в поклоне качнув головой, произнесла Тайлин. По правде сказать, она совершенно не понимала, что там Руфус Барма хотел выяснить, но решила, что в ходе разговора ясность возникнет сама собой.
“Пожалуй, ваше любопытство не знает границ, дядя”, - юная Барма бросила взгляд на своего слугу, а затем вновь перевела взгляд на своего родственника. - “Весьма занятно, что мой кошмар имеет отношение к чему-то. Да еще и этот ночной вызов в Пандору. Случилось что-то важное, связанное с Бездной. Может ли быть такое, что Воля Бездны вырвалась с наш мир?” - по спине пробежал неприятный холодок, и Тайлин поежилась. Увидеть свой сон в реальности она не хотела.
- Кхм... - поднеся кулачок ко рту, герцогиня кашлянула, настраиваясь на предстоящий рассказ. - Я легла спать и не почувствовала, как заснула - просто смотрела в потолок и в какой-то момент услышала мелодию. Она была очень похожа на мелодию из дамских шкатулок для украшений - совсем простая, мелодичное треньканье. Я сначала подумала, что это кто-то из слуг открыл шкатулку, но музыка не прекращалась, поэтому я встала и пошла на ее звук. Когда я вышла в коридор, в нем была вода - весь коридор был залит. Музыка манила за собой, а коридор был темный и только в самом его конце виднелась полоска света. Когда я добралась до нее, оказалось, что это дверной проем, неплотно занавешенный портьерой, - с каждым словом волнение нарастало. Рассказывать об этом было не так страшно, как ночью, но все равно сердце сжималось. - Зайдя за портьеру я оказалась в комнате. Комната без окон. Полукруглая, и по всем стенам стояли стеллажи с куклами. Много-много игрушек на полках, а посередине комнаты девочка со снежно-белыми волосами. Она сказала, что ее зовут Алиса и что она Воля Бездны. Я хотела поспорить с ней, потому, что мне казалось, что Волей Бездны должен быть белый игрушечный кролик с черными, словно выеденными глазами, но она рассмеялась и предложила чай.  Ее куклы смеялись как живые, а чай и посуда появлялись из воздуха и опускались на стол, которого я раньше не замечала. Потом Алиса сказала, что кто-от открыл Врата и теперь ее мир выпущен наружу - теперь она Хозяйка в нашем мире и Пандора не сможет ее остановить, - Тайлин сама удивлялась тому, в каких подробностях она помнит сюжет своего кошмара, но чем дальше рассказывала, тем бледнее становилось ее лицо и сложнее было вдаваться в детали происходящего. - В комнате появились окна и за ними горел мой дом в Йойсе. Я выбежала в дверь - не в ту с портьерой, а в какую-то другую - и кругом были кровь и разрушения. Она... убила моего отца, - герцогиня вздохнула и сморщилась как от боли. - Хотела обмануть, но я знаю, что это была она. Она убила многих.... Всех. Всех кого я знаю. Куча трупов. Одежда Пандоры, школьная форма Латвиджа... и ваш алый плащ тоже, - в зеленых глазах полыхнула ярость. - Она думала, что будет говорить ерунду и я ей поверю. Или может думала, что меня испугает кровь. Мне захотелось перерезать ей горло и за все отплатить, - ее рассказ Эрику был совсем не такой. Тогда Тайлин боялась, теперь же она была зла. Зла и решительна. Злость сейчас лишь обостряла мышление, - но у нее тоже было оружие. Я почувствовала боль в животе и проснулась.

0

21

По мере того как Тайлин рассказывала о своем сне, Руфус Барма все больше и больше хмурился. "Это действительно была Воля..." - раздумывал он. - "Шляпник описывал ее покои именно так. Неужели она всерьез заинтересовалась Тайлин? Не может быть, ведь она даже не контрактор... Случайность? Навряд ли... Все-таки мое изначальное предположение было верным". Одно быстрого взгляда на Эрика Рэя было достаточно, чтобы понять, что он слышит этот рассказ не первый раз, и герцог укрепился в мысли, что между девушкой и юношей существует связь намного более крепкая, чем должна бы быть. Однако сейчас Барму больше интересовало имя, которое упомянула Тайлин в своем рассказе. "Алиса... Черный Кролик... Воля Бездны... Оз Безариус упоминал о их сходстве..."
- Ты не должна волноваться, Тайлин, - внезапно сказал Руфус. - Я уверен, это был не просто сон, и Воля действительно избрала тебя в качестве своей жертвы. - Он наклонился ближе и почти прошептал: - Но в нашем мире у нее нет силы, так что тебе нечего опасаться. И уж тем более не стоит принимать навеянные ею кошмары за реальность.
"Непонятно лишь, почему Воля избрала в жертву именно ее. Судя по всему, Тайлин не подозревает о силе, которой обладает ее новая знакомая... И уж тем более она не могла встречаться с нею раньше". Мысли сменяли друг друга, и в голову пришло предположение, что Воля проникла в этот мир именно потому, что ночью вдруг открылись Ворота.
- Тайлин, не могла бы ты припомнить каких-нибудь переживаний прошедшего дня? - спросил дядя, стараясь, чтобы его голос звучал как можно заботливее. - Мне нужно знать, чем ты могла привлечь внимание Воли. Ничего в этом мире не происходит просто так. И ночные события подтверждают это...
Последняя фраза была произнесена с легкой улыбкой - Барма по-прежнему не собирался посвящать девушку в подробности того, что случилось в Пандоре, но таким образом как бы давал свое согласие на то, чтобы она сама все выяснила. Через других людей, разумеется.

0

22

Закончив свой рассказ, Тайлин послушно ожидала, что же теперь скажет герцог. Бросив короткий взгляд на его лицо, она могла понять, что чем-то дядю озадачила - ночной кошмар племянницы его, как минимум, заинтересовал. В этом сновидении было что-то необычное.
“В этой стране даже сны не такие как в родном Йойсе”, - констатировала Тайлин, пока герцог молчал, очевидно, размышляя над ее словами.
- Ты не должна волноваться, Тайлин... - наконец произнес Руфус и наклонился к юной Барме.
Это было неожиданно. Внезапная, подозрительная забота напугала девушку, а не успокоила. Яркие волосы герцога - волосы цвета крови - ниспадали на его плечи тяжелыми прядями. Когда он наклонился вперед, шепча Тайлин свое коварное предостережение, они казались алыми портьерами, обрамлявшими лицо, а яркое полуденное солнце, заглядывавшее в окно библиотеки и бросавшее свои лучи на герцога, делало его шевелюру еще ярче. Но Тайлин мало что могло напугать в тот момент, когда она чувствовала азарт.
- … в нашем мире у нее нет силы, так что тебе нечего опасаться … - шепнул Руфус, и Тайлин подалась вперед, чтобы приблизиться к его уху и так же прошептать.
- Но она может отправлять в наш мир посланников, - дыхание племянницы обожгло ухо герцога, - а они делают в полу вполне материальные дыры. И ведут эти дыры в Бездну, дядя.
Как только в комнате повисла короткая пауза, девушка отступила на шаг назад и, встав на прежнее место, заправила за ухо прядку волос.
- Вы совершенно правы - ничто не происходит просто так, - рассудительным и даже немного занудным тоном продолжила Тайлин. - И причины, по которым эта мерзавка ночью залезла в мою голову, мне известны. Это связано с одним вчерашним происшествием, но прежде чем сообщать вам подробности, мне бы хотелось узнать, что подняло вас среди ночи. Давайте обменяем одну любопытную информацию на другую, м? Умеренное доверие - основа плодотворного сотрудничества.

+1

23

Слова Тайлин заставили Руфуса приподнять уголки губ. "Она хорошо усвоила мои уроки..." - довольно подумал он и, наклонив голову набок, достал из складок своего плаща металлический веер. Юная герцогиня знала, как подобраться к тому, что ее интересует. Однако этот способ работал со всеми людьми, кроме самого Бармы, потому что именно он придумал его. "Использовать мое оружие против меня самого - как глупо!" Он даже позволил себе едва слышно фыркнуть, с презрением то ли к наивности Тайлин, то ли к самому факту сказанного ею. Как бы то ни было, Руфус не собирался делиться информацией, особенно с учетом того, что все самое главное девушка уже сболтнула.
- Ты абсолютно права, Тайлин, - с усмешкой сказал герцог, указывая своим веером в грудь собеседницы, - но я обмениваюсь информацией только тогда, когда считаю это равноценным обменом. В данном же случае... что ж, ты уже рассказала мне не только то, что произошло, но и как это произошло, а события, предшествовавшие этому, будет несложно установить. Особенно мне. С твоей стороны это было необдуманно - разве этому я тебя учил? - Руфус Барма цыкнул с притворной досадой, а затем продолжил: - Я предлагаю более интересный вариант: я попробую выяснить то, что случилось с тобой вчера вечером и что могло повлиять на твою встречу с Волей, а ты попробуешь выяснить, что же заставило меня ночью отправиться в Пандору. Кто доберется до истины первым - тот и победил. Как ты смотришь на такой вариант развития событий?
Герцогу не нужно было оглашать вслух наиболее вероятного победителя, ибо это было известно всем троим и без слов. Но ведь Тайлин могла и замести следы... Хотя это и было маловероятно, никогда нельзя исключать малейшую возможность на поражение - это глава дома Барма усвоил много лет назад.

0

24

Дядя упорствовал и не хотел говорить Тайлин о событиях прошедшей ночи. Это отчасти раздражало. Юная Барма не могла понять, действительно ли интересующая ее информация столь секретна или же герцог всего-навсего играет с ней. И еще этот бестолковый веер, которым он начал размахивать.
“Вот же старый баран”, - на лице девушки мелькнула тень раздражения. - “Старики всегда слишком осторожные. Списывают свою трусость на мудрость и опыт, но это лишь прикрытие. Риск - это для молодых и сильных, а не для трухлявых пней, как бы молодо они не выглядели”.
- Вы учили меня скрывать от врагов то, что я знаю и о чем я думаю, - с беззаботной улыбкой, как и подобает юной и немного бестолковой барышне, начала Тайлин. - Но разве вы мой враг, дядя? Мое нынешнее любопытство обусловлено лишь тем, что для успешного выполнения ваших поручений мне нужно обладать большей информацией. У меня не было цели обмануть или обхитрить вас, - шагнув в сторонку, она ловко скользнула мимо веера, так и норовившего ткнуться ей в грудь, и ухватила Руфуса под руку, как будто они собирались вместе пройтись по саду. На Эрика Тайлин сейчас старалась не смотреть, боясь увидеть в его глазах неодобрение.
- Я предлагаю более интересный вариант... - начал дядя и юная Барма чуть не подавилась своей улыбкой.
Быть может в его словах и желании проверить племянницу не было никакого тайного умысла, но Тайлин, считавшую себя очень умной, хитрой и... опытной, слова дяди задели, отчего сохранить благостный настрой было тяжело.
- Вы предлагаете мне игру, где победитель давно определен, - мило хихикнув, ответила она на слова Руфуса. - Даже недюжий талант и незаурядные способности, которыми я теоретически могла бы обладать, не поспорят с вашим опытом и вашими возможностями. У вас есть связи, огромное количество информации, понимание того, что творится в тайной жизни столицы и, в конце-концов, вы много лет учились читать по лицам. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что этот бой не равный. Но хотя... - сделав многозначительную паузу, Тайлин бросила короткий взгляд на Эрика, а затем вновь с улыбкой посмотрела на дядю снизу вверх. - Если вы не хотите мне сказать, что случилось в Пандоре, и у меня нет никаких шансов вас убедить, я могла бы выяснить это у кого-нибудь другого. Вчерашний день был богат на неожиданные встречи и совершенно невероятные знакомства. Судя по вашему досье, дядя, Зарксис Брейк тоже очень осведомленный человек. Я намереваюсь воспользоваться его приглашением посетить леди Шерон Рейнсворт. Возможно, Брейк не так... осторожен как Вы, Ваша Светлость, - лицо Тайлин стало хитрым, как у лисы, подкравшейся к курятнику - девчонка явно на что-то намекала.

0

25

"Обмануть или обхитрить... меня? Нонсенс!" - подумал Руфус, слушая речь Тайлин. Но девушка не дала ему выразить свое удивление, уклонившись от металлического веера и взяв дядю под руку. "Проворна, ничего не скажешь... Что и ожидалось от моей воспитанницы". Но сейчас Барма был в хорошем настроении, а потому не противился поведению герцогини, а вместо этого бросил едкий взгляд на Эрика, который стоял поодаль и был явно не доволен происходящим. Но сейчас собеседницей была Тайлин, и чувства и мысли какого-то служки нисколько не интересовали герцога.
Но ответ племянницы на его предложение был предсказуем. В конце концов, какой смысл состязания, победитель которого заранее предопределен? Руфус не винил юную Барму за отказ, потому что таким образом она сама вышла на мысль, которую он хотел ей внушить с самого начала. Получить всю информацию не на блюдечке с золотой каемочкой, преподнесенной великодушным дядюшкой, а выбрать тернистый, но более интересный пусть, пытаясь собрать мозаику из разрозненных клочков и обрывков сведений, полученных из разных рук. Однако несмотря на это, Руфус обратился в Тайлин так, будто ее слова стали для него полной неожиданностью:
- Ну что ж, юная леди, полагаю, у меня нет выбора, кроме как дать вам свободу действий. Одно я знаю точно: из моих уст вы не услышите ни слова о том, что случилось ночью в Пандоре. - Он высвободился от ее руки, сделал полный оборот на каблуках и через секунду стоял уже лицом к лицу к Тайлин, закрывая от нее Эрика своим плащом. - Шляпник действительно болтает очень много, но вот только не всегда правду. Это лишь предупреждение, а что с ним делать - решай сама, Тайлин. Надеюсь, ты хорошо проведешь вечер в доме Рейнсвортов. Возможно, я тоже навещу их... точнее, Шерил, мою знакомую.
Вероятно, девушке не очень понравилось то, что дядя может расстроить ее планы в особняке другого герцогского дома, но зловредный Барма просто не мог упустить еще одной возможностью в шутку позлить герцогиню. Руфус вновь развернулся на каблуках, на этот раз уже по направлению к двери, и направился вон из библиотеки.

<<< Рейнсворт. Коридоры

Отредактировано Rufus Barma (2012-11-06 23:11:00)

0

26

Rufus Barma

Я вам написала ЛС, но вы что-то его так и не прочли. Так что оно уже не актуально и вот пост)) Ибо ждать я более не могу - играть хочется)
Ну и да, спасибо за игру, было приятно с вами поиграть :З

“Туше”, - удрученно подумала Тайлин, когда дядя разбил ее надежды завершить их маленькую дуэль если не своей победой, то хотя бы вничью. Ей конечно было любопытно что же там произошло в Пандоре, но не более того - играть в кукловодов с Зарксисом Брейком и тянуть из него информацию она не собиралась. Это того не стоило. Слишком опасно и пока еще слишком не ее уровень. Руфус мог и сказать бы, удовлетворить каприз племянницы, сделать ей приятно. Но он не сказал, поэтому Тайлин обиженно надула губки.
Воспользовавшись замешательством девушки, герцог ловко высвободился из хватки и теперь стоял перед ней, разделяя их с Эриком. Обида быстро схлынула с лица Тайлин, уступая место легкому раздражению. Где-то за спиной Руфуса сейчас стоял ее слуга, и он, вполне возможно тоже был раздражен. Юная Барма была более чем уверена, что раздражен был Эрик поведением обоих Барм.
“Ну и что...” - самодовольно подумала Тайлин, без страха глядя в глаза дяди. - “Я вам тоже много чего интересного не сказала, дядюшка”.
Подумала, но благоразумно промолчала.
- Хорошо, - покорно проговорила герцогиня, понимая, что Руфус уходит, и почтительно кланяясь. - Если мне посчастливится увидеть герцогиню Рейнсворт раньше, я передам ей ваши приветы и желание почтить Ее Светлость визитом.
Покорность Тайлин закончилась ровно в тот момент, как герцог повернулся к ней спиной и направился к двери. Она проводила его испепеляющим взглядом, а когда дверь за Его Светлостью закрылась, повернулась к Эрику.
- Вот же старый пень, - прошипела Барма, опасаясь кричать громче. Тень дядюшки все еще витала над ней, пусть даже он уже покинул библиотеку. - Ты представляешь?! Он играет со мной. Ррррр... - руки произвольно сжались в кулаки. - Он вообще не доверяет мне. Как будто я глупое дитя. Как будто я маленькая и ни на что не годная девочка, - для пущей суровости Тайлин топнула ногой и, скрестив руки на груди, насупилась.
Она была слишком раздражена, чтобы обратить внимание на настроение Эрика и утруждать себя догадками что он обо всем этом думает. О том, что менее получаса назад она робела в присутствии слуги и ее мысли занимали поцелуи, герцогиня давно напрочь позабыла.
- Он фактически посылаем меня к Рейнсвортам, чтобы задать им вопрос “А вы не знаете, где был прошлой ночью герцог Барма?” Ха! Как будто мне действительно интересно, где он шляется, - Тайлин задрала нос и сделала надменное лицо, глядя на слугу сверху вниз, пусть даже ее рост такого варианта и не предполагал. - Да мне совершенно безразлично.
Очень сильно хотелось что-нибудь... или кого-нибудь пнуть, но в ближайшей доступности не было ничего подходящего для этого.

+1

27

Весь разговор Эрик изображал из себя не боле, чем предмет интерьера. На определенном этапе он прикрыл глаза и перестал обращать внимание на кидаемые на него взгляды. Что они там пытались прочесть? Младшая Барма искала поддержки, которую Эрик открыто выразить не мог, а Барма-старший, видимо, хотел вывести его "на чистую воду". Вот только "вода" и без того была кристально "честной", поэтому старания внешне молодого старика были, в общем-то, пустыми. Если бы он начал задавать прямые вопросы, относящиеся к вчерашнему вечеру или к Тайлин, Эрик бы нашёл, что сказать.
Вопреки каким-то опасениям, никто и ни о чём его спрашивать не стал. Руфус, по-прежнему, дразнил свою племянницу, а та пыталась огрызаться в ответ. Зачем такие сложности у, казалось бы, родных людей, Эрик не понимал, но у дворянства были иные законы и традиции. Там недомолвки и недоверие друг к другу, очевидно, относились к разряду спортивного мероприятия. "Информация о кое-чем и чтобы другие не знали", - передразнил про себя Рэй особо зацепившиеся за память слова. - "Тоже мне, гений хитрости".
В его мировоззрении Руфус занимал не самое почётное место, поэтому его напрягало то, как близко он подходил к Тайлин и то, насколько скрытной гадиной он был. "Не стоит волноваться"?! - брови Эрика медленно сползли к переносице, делая выражение его лицо особенно агрессивным. От высказанной Руфусом новости не то, чтобы волноваться хотелось, хотелось проломить мистическому существу череп, а здешнему герцогу сломать руку для сговорчивости, но не то, не то не представлялось возможным, поэтому рыцарь просто бесился.
"Тьфу, гадина!" - Эрик не знал, какие мотивы подбивали Барму провоцировать свою племянницу глубже влезать в антверленское болото, но он определенно его за это ненавидел и с каждым днём эта ненависть становилась всё глубже. - "И сдохнешь ты, как крыса в канаве", - напоследок поклонился Эрик уходящему герцогу и, как только дверь за ним закрылась, посмотрел на Тайлин. От её чистой и незамутненной реакции стало почти спокойно.
- Не злись, - проговорил Эрик, мягко погладив по волосам. Жест был практически инстинктивным и привычным по многим причинам, но сейчас он в большей степени успокаивался сам, наслаждаясь исходящим от Тайлин теплом. - Брейк приглашал нас в дом Рейнсвортов, Барма говорит о том же, возможно, и стоит прислушаться к словам местным интриганов, - в любой другой ситуации Эрик предложил бы обратное, но сейчас недостаток информации заставлял его чувствовать себя неуверенно. Он не знал, почему Воля Бездны посетила сон госпожи, и не знал, сопутствующие этому событию действия. Он не чувствовал, что мог обеспечить её безопасность в таком состоянии.
- Какое-то время я буду ночевать у тебя, - безапелляционно заявил Эрик, глядя на закрытую дверь. Плевать он хотел на то, что об этом подумают, что один, что вторая Барма. Сейчас его волновали другие категории. - Как ты думаешь, а не могла её спровоцировать брошенная тобой книга? И может злосчастный словарь - это отражение её проклятья? - последнее было шуткой. Он не собирался лишний раз нагнетать и без того не очень приятную после Руфуса обстановку. С другой стороны, такая Тайлин - вредная и ворчливая девчонка, - была знакома ему лучше и ничем не напоминала романтичную дурочку, которую он видел не далее как минут пятнадцать назад.

+1

28

- Я и не злюсь, - из вредности ответила Тайлин и, не резко, но настойчиво, стащила его ладонь с головы, сопроводив это действие гримасой. - Не порть прическу.
В сущности, какой-то особенной прически у нее не было, просто жест Эрика хоть и был милым, ласковы и теплым, было в нем что-то похож на отношение родителя к ребенку. Но то, что герцогиня позволяла отцу, сейчас ей совсем не хотелось позволять другу. В конце концов, на каком основании он считает ее маленькой девочкой и треплет по голове? Она же совсем не маленькая.
“Для родителей дети на всю жизнь остаются маленькими. И это понятно, но... я же совсем не его ребенок”, - внезапно посетившая мысль вызвала раздражение. - “Неужели он видит во мне только ребенка? Пфф, ерунда какая-то”.
Отмахнувшись от этой неприятной мысли, Тайлин плюхнулась в кресло и развалилась в нем, вытягивая вперед ноги. Вид у нее был хмурый и недовольный. От надоедливой и ненужной сейчас мысли пришлось отмахиваться не один раз, и от этого настроение юной Бармы портилось еще больше.
- Ну давай, съездим к ним, - несколько отстраненно ответила она на предложение Эрика - предыдущая мысль все еще летала вокруг надоедливой мухой, отвлекая от столь любимых герцогиней интриг. - Может быть узнаем что-нибудь, а не узнаем, так время проведем. Все равно любопытных планов у нас на сегодня нет.
Отвечая Эрику, Тайлин все больше погружалась в раздумья. Она подперла щечку кулачком и, казалось, смотрела сквозь предметы. На ее лице все еще читалось раздражение, но теперь оно было не таким очевидным, как в первые минуты после ухода Руфуса.
“Выкинь это из головы”, - еще раз повторила она себе, но тут Эрик выдал такое, что глаза Бармы удивленно расширились.
- Какое-то время я буду ночевать у тебя, - смысл фразы дошел до нее не с первого раза. Пришлось пару раз прокрутить ее в голове, чтобы понять, что слуга имел в виду, но даже сообразив, Тайлин еще пару секунд не могла поверить - удивленно смотрела на Эрика и чувствовала, как на щеки возвращается румянец.
- Шутишь что ли? - вопрос получился не грозный, а подозрительный и неуверенный. Истинная же шутка друга про Бездну, справочник и иже с ними, была и вовсе проигнорирована. - Я - девушка. Мне уже почти семнадцать лет, - отчего-то шепотом проговорила Тайлин, собравшись и сев в кресле теперь уже по-нормальному. - Ты не можешь ночевать у меня в комнате потому, что... - краска с новой силой бросилась в лицо. Герцогиня никак не могла подобрать слова, чтобы выразить почему именно с этого дня друг, с которым в детстве случалось спать в одной постели, теперь не может войти в ее комнату, когда гаснут свечи.
- Потому, что ты - … мужчина, - последнее слово Тайлин произнесла не сразу, как будто сказав это, она прямо сейчас проводила между ними черту - ту, которую стоило провести уже давно. Да, она совсем недавно мечтала о поцелуях и бестолковых глупостях, но лишь только сейчас она не просто назвала Эрика мужчиной, она впервые увидела его в нем. Ни мальчика, ни юношу, ни друга детства и ни ребенка, с которым весело играть и дразниться, а того, в чьем присутствии ей стоило себя вести не так вольно и почаще вспоминать о правилах поведения.
По спине побежали мурашки, но Тайлин не было холодно - напротив, она почувствовала непривычный жар.

+1

29

Жест Тайлин, когда она, убирая руку, отвергает его ласку, был привычным. Его госпожа всегда была ершистой - постоянно дулась и гнула грудь колесом, доказывая, какая она самостоятельная и взрослая. Он привык к этому и всегда считал этот жест милым и детским, оттого собственное, болезненно сжавшееся сердце сильно удивило его. Всё же нормально? Ничего же не изменилось? Он же не потерял её? Она же не начала его бояться?
- Тайлин, - он неожиданно захотел её спросить, к чему были эти романтические мысли с утра? Почему она вдруг начала интересоваться подобным? Но это означало вернуться к разговору, удачно прерванному Бармой. Эрик не хотел этого, не хотел ворошить осиное гнездо собственных мыслей, но хотел знать. Ему никогда не нравилась подобная рефлексия и полный раздрай в собственных мыслях вызывал только раздражение. От него нужно было скорее избавиться.
- Где ты там увидела прическу, а?! - с новой силой растормошив ей волосы, Эрик довольный собой усмехнулся, рассматривая взлохмаченную госпожу. "К чему эти дурацкие метания?! Всё в наших отношениях просто и понятно. Не нужно надумывать лишнего". - Не нужно мне делать одолжений. Не хочешь - не поедем. Мне же легче, если ты будешь сидеть в бармовской библиотеке и изучать словари, - в задорном тоне его голоса, в каждом слове, во взгляде, в позе таились насмешка и провокация. Он не хотел усложнять их отношения, тщательно цепляясь за прошлое и отвергая любые намеки на возможное развитие. Так было удобней, чем бороться с монстрами собственных желаний и нереализованных амбиций.
- Что?! Ты это серьёзно?? - с некоторым снисхождением переспросил Эрик, рассматривая внезапно раскрасневшуюся госпожу. - Тайлин... Я всегда знал, что ты с причудами, но это... - усмешка сама собой перерастала в веселую улыбку, а потом Эрик и вовсе разродился хохотом. - Ха-ха-ха, Тайлин, ты уморительна! Я не могу! Ха-ха-ха! Я мужчина?! Ха-ха-ха! - он смеялся, прикрывая лицо ладонью, потому что от вида досадливо краснеющей госпожи становилось только сильнее. Со смехом словно бы уходило напряжение, таившееся в нём уже долгое время. Всё вмиг стало снова легко и понятно. "Вот бы всегда так".
- Да я тебе об этом каждый день говорю! Тоже мне открытие! - погладив себя по животу, который от смеха начало сводить, он с тяжелым вздохом попытался выровнять сбившееся дыхание и, щелкнув госпожу по носу, вернулся к более серьёзному тону. - Это не обсуждается. Я не хочу, чтобы ты своими воплями снова поднимала весь дом на уши.

+1

30

Eric D. Ray
200
юбилейный) ну ты понимаешь, да :З

Про расчесанные и аккуратно уложенные с утра волосы можно было забыть - Эрик своей массивной лапой извел все недолгие, но все же старания. Он мог бы схватить ее, держать и ворошить волосы пока она не выбьется из сил, не сдастся и не превратится в веник. С него, самоуверенного мальчишки, и не такое станется. Поэтому особо резвых попыток противиться сооружению на голове птичьего гнезда Тайлин не делала. Сейчас было проще переждать, позволить этим сильным, но в то же время нежным рукам творить беспредел, чтобы потом, когда он вдоволь наиграется, надуть губки и попытаться привести всклокоченные пряди в первоначальный вид.
“И он меня ребенком называет?” - мысленно ворчала Барма.
- Какая-никакая, а прическа, - не удержавшись, она все же пробубнила что-то вслух.
Отчего-то сейчас собственный внешний вид ее заботил куда больше, чем поездка к  Рейнсвортам, про которую Эрик продолжал что-то талдычит. Тайлин не могла понять причину такой перемены и не вполне отдавала себе в этом отчет, но старательно приглаживала растрепанные волосы, чтобы выглядеть лучше, милее и привлекательнее.
Внезапный взрыв хохота заставил встрепенуться и отставить волосы в покое. По правде сказать, Тайлин наглаживала пряди не только чтобы улучшить свой внешний вид, но и чтобы скрыть неизбежное смущение. Она сказала другу такую откровенность, назвала его мужчиной и теперь получалось, что прошедшую ночь она провела не со слугой, не с другом детства, а с мужчиной, что само по себе заставляло паниковать и заливаться краской. Поэтому когда Эрик начал хохотать, Тайлин застыла на месте, так и удерживая в руках одну из темных прядей и непонимающе глядя на него. Несколько секунд она лишь смотрела, удивленно распахнув глаза и приоткрыв рот, а затем почувствовала смятение. Эрик так свободно и весело смеялся, что его смех заражал и хотелось смеяться вместе с ним - просто смеяться и ни о чем не думать, но был один немаловажный факт, который прямо-таки требовал возмутиться - этот чертов служка смеялся над ней!
- Я-я... - она хотела сказать “да, я серьезно”, но с досадой поняла, что это был вопрос, не требовавший ответа.
- Да, ты... - вцепившись в подол платья и растерянно глядя, как Эрика сгибает от хохота, она думала ответить “да, ты мужчина”, но и здесь ответ не был нужен.
“Что здесь смешного?” - чувствуя стыд, Тайлин начинала закипать.
- Какого черта ты ржешь? - выпалила она и вскочила с кресла. - Хватит! - подбежав к Эрику она толкнула его ладонями в грудь. - Перестань смеяться! - спихнуть слугу с места оказалось не так легко и герцогиня предприняла еще одну попытку. Увы, тоже безрезультатную. - Прекрати!
Но слуга хохотал, продолжая вводить госпожу в замешательство. Усмирить Эрика силой не получилось, и Тайлин, вертясь вокруг него, как раззадоренный щенок, принялась унимать Эрика словами.
- Дело не в том, что ты мужчина. Я это знаю, - речь была спешной и по лицу герцогини было видно, что она сильно взволнована. - Просто ты забываешь, что я женщина! - выпалила она не подумав и замахала руками, жмурясь и словно бы отгоняя от себя что-то. - Нет, не так. Не женщина, конечно. Но ты понимаешь ведь о чем я...
Щелчок по носу - тот особенный жест, который позволял себе только Эрик - на несколько секунда ввел Тайлин в состояние ступора. Она даже не смогла привычно фыркнуть и подергать носом. Окончательно смутившись и растерявшись, она совершенно не чувствовала уверенности в споре, поэтому пошла на попятную, хотя первоначально категорически не хотела пускать Эрика в комнату.
- Послушай, - собравшись с силами, Барма постаралась принять серьезный и рассудительный вид. - Если тебе так хочется, хорошо - можешь лечь на диване. Будем надеяться, что твое сопение сделает мой сон спокойным и крепким. Но мне с тобой нужно обсудить один важный момент, - Тайлин подняла раскрытые ладони, давая понять слуге, чтобы он не прерывал и без того сложно выходящую из нее речь. - Да, ты уже предлагал, и тогда я отказалась, но теперь я действительно считаю, что мне нужна горничная, которая с этого дня будет помогать мне с одеждой.

Отредактировано Taileen Barma (2012-11-12 00:22:24)

+1


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Барма » Библиотека


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC