Pandora Hearts RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Личные отыгрыши » [1830|21 июля] Случайная встреча


[1830|21 июля] Случайная встреча

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Действующие лица: Alice, Gilbert Nightray, Elliot Nightray, Leo
Временный промежуток: вторая половина дня, в промежутке от 16 до 18 часов.
Описание ситуации: продолжение отыгрыша Коридоры
Прочие пожелания: имена игроков даны в порядке очереди, в которой играем.

0

2

http://s3.uploads.ru/i1LDF.png

Alice

- Я не понимаю, что мы тут делаем, - раздраженно бросила Алиса через плечо своему спутнику, даже не соизволив оглянуться на него. Водоросль достал ее вконец, и теперь девушка не собиралась давать ему спуску и хоть как-то смягчать свое отношение к нему. - Им всем наплевать на Оза! Пока все тут заняты своими архиважными делами, Оз, наверное, уже в Бездне, или того хуже. Никто не собирается нам помогать, смирись, возьми себя в руки, и пойдем его спасать. Или я отправлюсь одна, если ты такой трус!
Алиса знала, что Гилберт переживает. На слуге Оза лица не было с тех самых пор, как он пропал, и сейчас Найтрей напоминал скорее измученный труп, - если трупы, конечно, могут быть измученными, - чем живого человека. Но Алисе было все равно, она тоже сходила с ума он переживаний за Оза, от злости на работников Пандоры, которые не обращали на них с Гилбертом ровно никакого внимания, и от усталости. Даже Цепи могут уставать, и девушка чувствовала себя вымотанной, морально и физически, до такого предела, что ей хотелось расплакаться. Но нет, она не такая, как этот размазня Водоросль, она сдержится до тех пор, пока Оз не вернется домой, а затем убьет его сама за то, что он посмел дать себя украсть и бросил ее тут с бесполезным Вороном!
Шумно сопя от злости, Алиса резко свернула по коридору и налетела на кого-то. Столкновение оказалось такой силы, что девушка покачнулась и прижала ладонь ко лбу, на котором незамедлительно начала назревать шишка.
Раздраженно поглядев на белобрысого мальчишку перед собой, грязного и какого-то ободранного, Алиса толкнула в плечо его и его спутника, расчищая себе дорогу, и устремилась дальше по коридору, звонко цокая каблуками сапог, от злости впечатывая их в пол гораздо сильнее, чем было нужно, так, что каждый шаг отдавался легкой болью в ногах. Она даже толком не разглядела лицо того, на кого напоролась.
- Какой-то приют для убогих, - фыркнула Алиса себе под нос, и, не услышав шагов Гила за собой, обернулась, уперев руки в бока. - Водоросль, ты идешь?!
И только присмотревшись к тем двоим, которых она пихнула, Кролик наконец начала понимать, на кого именно они налетели в этом коридоре. Младший братец Гилберта и его лохматый слуга. Тот самый Элиот Найтрей, с которым так хотел свести дружбу Оз, и из-за которого Безариус переживал, на парочку с Вороном, когда тот их отшил.
Контролируй себя девушка чуть поменьше и она растерзала бы Элиота прямо тут, на месте. Даже не от ревности или памяти о том, как он обидел ее слугу, сколько потому, что Водоросль вновь застыл и выпучил глаза, а это значило, что активных действий от старшего Найтрея можно не ждать, пока он не поговорит со своим братцем и не похнычет в уголке после очередной взбучки.
И почему я вынуждена держаться рядом с этими бесполезными людишками?!
Тяжело вздохнув, Алиса направилась обратно, на этот раз, правда, обходя Элиота и его слугу, а не продираясь между ними, и взяла Гилберта под локоть, потянув.
- Я понимаю, что это безумно радостная встреча для всех нас, - начала она в голос, рванув Найтрея вниз, заставляя склониться к себе и шипящим шепотом добавляя ему на ухо. - Но сейчас у нас есть дела поважнее, чем болтать с твоим братцем, так что прощайся и пошли за Озом.
Отпустив Гилберта, Алиса скрестила руки на груди и застыла в таком положении, буравя младшего Найтрея и лохматое нечто в очках неприветливым взглядом.

0

3

Чертова крольчиха. Борьба с самим собой давалась ему нелегко - усмиренное в груди пламя норовило то и дело вспыхнуть с новой силой, а девчонка, словно назло, добавляла туда поленьев, заставляя чувство вины нахлынуть на него очередной оглушающей волной. Фактически, на ногах да в твердом уме его держало лишь осознание того, что, если он сейчас сдастся собственным бесполезным эмоциям, время снова будет потеряно. Его и так потеряно бесконечно много. И тогда, может, они упустят единственный шанс... нет, об этом, право, не стоило и заикаться. Даже мысленно. Нужно быть оптимистичнее - как ему любил говорить... кто? Не важно. Это последнее, что его интересовало теперь.
Однако Гилберт прекрасно ощущал, чем вызвано раздражение девушки, имевшее в этот раз несколько другие оттенки, нежели он привык видеть. И в этот раз он будто в зеркало глядел, находя за такой же внешней хмуростью отражение собственных переживаний. Она ведь тоже по-своему беспокоится за Оза. И не потому, что в противном случае она потеряет слугу - для них обоих за всё это время Оз успел стать большим, гораздо большим, чем обыкновенным слугой, простым господином... Что за мысли забредают в его голову?
Желание ответить так же резко, скрипя зубами от накатывающей злости, смешанной с безысходностью, исчезло, временно сменившись чем-то мрачным, но на удивление спокойным. Посему Найтрей не сказал ничего, лишь молча ступая за девушкой, стараясь не отставать от нее. Он успевал лишь косо поглядывать по сторонам, то и дело натыкаясь на знакомые, но, тем не менее, безликие лица, если так можно было их охарактеризовать - Гилберт сейчас не мог вспомнить ни одного имени. Черт знает, волнение ли это сказывается, или, может, усталость.
Наверное, всё-таки последнее. Стоило Найтрею призадуматься, как подолы легкого платья девушки, мелькавшие перед его глазами - взгляд Ворона был устремлен куда-то в область ковра - по которым он и ориентировался, исчезли, а звук шажков резко затих. В недоумении Гилберт остановился, поднимая глаза и оглядываясь - и лишь через пару секунд догадавшись, что было бы очень неплохо, наверное, заглянуть в смежный коридор, куда с большой вероятностью и убежала Крольчиха. Хлопнув себя по лбу, ибо собственная глупость, по правде говоря, начинала немного беспокоить, Найтрей сделал шаг вперед, заворачивая за угол, по громогласному оклику девчонки убеждаясь, что не ошибся - и, нехотя поднимая взгляд на представших перед ним людей, замер.
Из всех возможных в Пандоре встреч почему-то произошла именно эта...
- Элиот? Что ты здесь делаешь? - спросил - и сам вновь едва удержался от того, чтобы не ударить себя за очередной глупый вопрос. Мозг, видимо, уже перекипел настолько, что не хотел адекватно воспринимать действительность. А это уже становилось даже немного опасно.
Мысли лихорадочно замелькали, смешиваясь и путая его. Гилберт на мгновение даже позволил себе прикрыть глаза - хотя обычно даже этот жест считал проявлением собственной слабости - но теперь ему отчаянно хотелось понять, что же, черт возьми, ему делать. Объяснить ситуацию брату? Попрощаться, сделав вид, что ничего не произошло, и пойти на поиски подмоги, или, в конце концов, сразу самого Оза?
Ко второму варианту, как ни странно, склонялась его спутница - она же подошла к нему и резко дернула вниз, заставив его бросить на нее уничижительный взгляд. Да, из нее определенно выйдет чудеснейший конспиратор - так ловко показывать то, что у них ничего не произошло, надо уметь.
- Да, надо идти, - тихо выдохнул Гилберт, выпрямляясь - неуверенный взгляд вновь устремился на брата, и даже осознание того, что Оз сейчас в опасности, что заставляло его до сих пор едва ли не лететь вперед, не помогало - он до сих пор колебался.

0

4

Настроение и состояние сегодня менялись так быстро, что Элиот за ними не поспевал – и это изматывало еще больше. Некоторое время назад он злился на всю «Пандору» в целом, потом на слугу, а теперь, когда цель их визита была достигнута, пусть и не в том виде, в котором ему хотелось, его будто выжали, как лимон. Усталость, боль в плече, раздражение, злость – все эти эмоции и чувства сошли на нет, оставив только смутное ощущение дикой утомленности.
Не получив ни капли заинтересованности от Вайолет, Элиот наконец осознал, что все же пора домой. Лео же только озвучил его мысли:
- Мы ведь домой, да?  Я очень устал.
Элиот молчаливо кивнул. Только сейчас ему пришло в голову, что слуга, должно быть, устал еще сильнее его – он ведь даже не спал как следует! Найтрей мысленно обругал себя всеми известными ему нелестными словами и принялся мрачно обдумывать то, как бы так проявить заботу, чтобы никто его в этом не заподозрил. Но Лео снова вспылил, сбив Найтрея с мысли, за что сразу захотелось стукнуть его хорошенько.
- И только не говори мне, что я неправильно поступил, когда сказал ей все это!
«Я и не говорю», - мысленно ответил слуге Найтрей, мрачно покосившись в его сторону. Если бы он мог сейчас разозлиться снова, слуга получил бы очередную оплеуху, но гораздо больше юноше хотелось поскорее убраться отсюда.
Фактически пропустив мимо ушей попытку Лео оставить их в «Пандоре» еще на пару часов, Элиот успокаивал себя обдумыванием «заботливого» плана. И когда они подошли к очередному повороту бесконечных коридоров, он резко остановился.
- Отдай мне меч, пожалуйста, - настойчиво, но максимально вежливо попросил он. Он хмурил брови и плотно сжимал губы, демонстрируя слуге свое самое решительное выражение. Это было единственным, что пришло ему в голову – в конце концов, он не калека и нести свой собственный меч в состоянии сам.
Но Лео ответить не успел – на них из-за поворота вылетело что-то маленькое и волосатое, отпихнув друзей в разные стороны и проносясь мимо с завидной решимостью.
Элиот буквально оторопел – за сегодняшний день случилось многое, но маленькое и волосатое в сердце могущественной организации еще не пихало его так, что больное плечо снова почувствовало себя больным.
- Что?.. – Элиот обернулся, пытаясь вспомнить, что это за знакомая копна длинных волос только что пронеслась мимо, но его размышления – в который раз за день! – бесцеремонно прервали.
- Элиот? Что ты здесь делаешь? – теперь Элиот повернулся обратно, лицом к лицу встречаясь со старшим братом. Вообще-то он думал, что брат уже вовсю ищет своего дорогого Безариуса – потому эта встреча была весьма неожиданной.
- А ты что здесь делаешь? – не менее глупо поинтересовался у брата Найтрей. Он, уставший, соображал особо медленно, но до него начало доходить, что за волосатое и быстрое нечто только что чуть не сбило его с ног, а сейчас повисло на Гилберте. Стало совершенно очевидно, что неразлучная троица все еще остается неполной – Безариуса никто не нашел и, по-видимому, только-только собрался искать.
- Разве ты не должен быть на полпути в Сабрие? – с нотками раздражения в голосе, но поразительно спокойно для себя поинтересовался у брата Элиот. – Как вообще получилось, что мы с Лео приехали сюда раньше тебя и обнаружили, что «Пандора» вообще не в курсе пропажи чертового Безариуса?
Брат снова показал себя не самым лучшим образом. Элиот снова чувствовал недовольство, чувствовал желание никогда не знать этого человека, который не только бросил семью в трудную минуту, но и не торопился искать своего друга. Гилберт снова разочаровал его – и никакое вчерашнее спасение не могло положительно повлиять на мнение Элиота о нем.
- Идем, Лео, - забыв про меч, Найтрей потянул слугу за собой мимо Гилберта и девчонки, - не стоит задерживать его еще больше.
Разочарование и усталость сквозили в его голосе. Если бы Элиот мог, он устроил бы брату взбучку, рассказал ему все, что думает. Но сегодня день просто-таки перенасыщен переживаниями, и даже Элиоту уже не хватало сил продолжать вести себя так, как обычно, - громко и очень решительно.

0

5

Лео угрюмо шагал вперед, размышляя над тем, как докатился до такой жизни. Можно было сказать, что он действительно развился и поднялся, сделал большой рывок вперед, превратившись из простого нищего мальчишки в слугу дворянина. Но, одновременно с этим, он получил массу проблем, и одна из них, самая главная и основная, сопела сейчас чуть позади и, возможно, опять истекала кровью.
"Зато теперь нам не придется продираться сквозь толпу", - вяло обрадовался Лео.
Страшнее всего было представить, что Элиот опять, как вчера, рухнет в обморок. Конечно, здесь людей было побольше, чем в тех развалинах, но что-то Лео за пару суток надоело паниковать, злиться, бояться и вообще проявлять какие бы то ни было эмоции.
На пару мгновений он даже позволил себе представить, как сидит в библиотеке и наблюдает за хороводом пыли в солнечном луче.
- Отдай мне меч, пожалуйста.
Лео многозначительно посмотрел на Элиота, но тот вряд ли успел заметить взгляд. Да и сказать ничего не получилось, потому что из ниоткуда выскочила та странная спутница Оза по имени Алиса, с которой они едва пересеклись, но Лео все равно успел по привычке запомнить имя девочки.
Первой мыслью было то, что они все знают, но успокоение пришло почти сразу. Подтвердить произошедшее в Сабрие мог только тот Баскервилль с огромной змеей, а он вряд ли стал бы это делать. Вообще говоря, Лео искренне надеялся, что с тем человеком ("Баскервиллем", - поправил сам себя он) им столкнуться не придется.
Он стоял в стороне, наслаждаясь тем, что никто не обращает на него внимания, и пялился в потолок, продолжая представлять, что было бы, явись тот Баскервилль в их жизнь снова. Наверняка правда о произошедшем не сильно повлияла бы на жизнь Элиота и кого бы то ни было еще, потому что и юного Найтрея, и Лео убили бы сразу, не вдаваясь в подробные расспросы. То, что они до сих пор живы, было явным чудом.
Хотя, наверное, Лео бы не отказался, избавь его кто-нибудь от бремени, которое он стойко и молчаливо нес.
- Идем, Лео, не стоит задерживать его еще больше.
Лео моргнул и покорно пошел следом за Элиотом. Он не считал поступок своего господина хоть сколько-нибудь вежливым, но, в самом деле, предпочел бы поскорее усадить того в экипаж, а потом и вовсе уложить в кровать.
- До свидания, - бросил он Алисе и Гилберту через плечо и улыбнулся. В конце концов, эти люди ведь не виноваты в полосе глупых несчастий, которая тянется и закручивает в себя Лео.
Он перехватил меч покрепче, так, чтобы Элиот не обратил на него внимания и опять не потребовал назад, ведь тогда в очередной раз пришлось бы проявить характер.

0

6

http://s3.uploads.ru/i1LDF.png

Alice

Алисе было все равно, выдает ли она их с Гилбертом плачевную ситуацию его младшему брату или нет. Ровно настолько же ей было все равно, что подумает о них блондин и его лохматый слуга, все, что имело для девочки сейчас значение - время.
Вопреки всем ее ожиданием, Водоросль не начал мяться, мямлить и делать все то, что он обычно делал при встречи с братом, видимо, Найтрей был все же умнее, чем она полагала. Приятно сознавать.
- Разве ты не должен быть на полпути в Сабрие? Как вообще получилось, что мы с Лео приехали сюда раньше тебя и обнаружили, что «Пандора» вообще не в курсе пропажи чертового Безариуса?
Вообще-то Алиса была полностью солидарна с Элиотом. Они потеряли много времени, по большей части благодаря нерасторопности дурацкого Шляпника у Рейнсвортов. Но теперь-то они здесь и направляются спасать Оза! Где-то на словосочетании "чертов Безариус" Элиот добавил в и без того переполненную чашу терпения Алисы ту самую каплю, которая заставила эмоции хлынуть через край. Поэтому спокойно уйти Элиоту было уже не дано.
Решительно схватив Найтрея-младшего за грудки, девушка начала трясти его, словно тряпичную куклу.
- А ты, что делал ты?! Оз считал тебя своим другом, а ты тут стоишь и читаешь Водоросли нотации вместо того, чтобы спасать его! Это хваленая честь Найтреев?! Да ты не лучше его! - глаза Алисы увлажнились, но девочка мужественно сдерживала слезы. - Оза, может, уже убили, пока вы тут все стоите и обсуждаете кто в чем виноват!
Крольчиха была так занята выплескиванием своего отчаяния на Элиота, что даже не заметила, как у них прибавилось компании.

Курьер - Thomas Brender

Томас Брендер был простым мальчиком на побегушках при одном из постоялых дворов Лебле. Принести письмо, починить перо, почистить лошадей - это все к нему. Том не брезговал работой, особенно, если один из постояльцев жертвовал звонкую монетку на ее оплату. Вообще-то в тот день у него был выходной, и Брендер собирался купить что-нибудь на блошином рынке. У матери скоро должен был быть день рождения, стоило порадовать подслеповатую старушку, в свое время выбивавшуюся из сил, чтобы прокормить маленького сына. И вот когда Том бродил между рядами, примеряясь к ценам на пару бронзовых спиц, - матушка к старости полюбила вязание, - Тома и остановила та странная парочка. Мужчина со спутанными волосами, в неряшливой одежде моряка, да мальчишка примерно его возраста. Уж как они узнали, что том возьмется за работенку - оставалось для него загадкой. Тому было откровенно лень тащиться за пределы Лебле, но золотой, который сунули ему в руку решил все проблемы. За такие деньги Томас бы и королю весть понес!
Брендер, надо сказать, всегда себя позиционировал, как человека серьезного и ответственного, и все же соблазн бросить клочок бумаги, что ему вручили и присвоить деньги был невыносим. Мальчишка-то и вовсе представился Озом Безариусом, тем самым, что десять лет назад умер! Да Брендера обсмеют, заикнись он, что весточка от умершего герцога! Но ему посулили доплату при сдаче письма, поэтому жадность в купе с моральными принципами перевесили лень и смущение.
И вот теперь Томас стоял перед компанией и с интересом наблюдал, как какая-то длинноволосая леди душит какого-то светловолосого мальчика. Наблюдал и прикидывал - вмешаться или дать ей додушить свою жертву и спросить, где здесь найти Гилберта Найтрея. Рассматривая честную компанию, собравшуюся здесь, Томас присматривался к каждому и вспоминал, как этот Гилберт должен выглядеть.
Черные волосы, дурацкая шляпа... дурацкая шляпа!
Вообще-то Том не ожидал, что найдет получателя так быстро, едва продравшись через охрану "Пандоры", но шляпа на мужчине и вправду была странная. В общем, вне всяких сомнений, это был он.
Откашлявшись, Брендер официальным тоном объявил:
- Письмо Гилберту Найтрею, от Оза Безариуса, получите-с, господин хороший!
Обойдя драчунов, Томас протянул мужчине клочок смятый клочок бумаги на вытянутой руке.


Когда голос какого-то мальчишки, оказавшегося рядом, произнес имя Оза, Алиса замерла, все еще не выпуская Элиота из стальной хватки, но и не обращая на него ровным счетом никакого внимания. Стоило мальчишке показать какую-то бумажку и объявить, что это письмо от Оза, как девочка бросила свою "жертву" и подлетела к Гилберту.
- Что там, Водорослеголовый? Читай скорее! - Алиса первая выхватила письмо из рук мальчишки и пробежалась глазами по скудным строчкам:

Дорогой Гил,

Я смог сбежать от Баскервиллей.

Сейчас я в безопасности в Лебле, я вернусь сам, как только смогу.

Оз.

Сунув клочок Гилберту в руку, девочка прищурилась и обратила свое внимание на того, кто принес письмо.
- Это не мог написать Оз! - зашипела девочка, медленно надвигаясь на попятившегося курьера, видимо, осознавшего, что его ждет такая же незавидная участь, как и Элиота. - Что значит "вернусь сам"?!

0

7

/Начало игры/

Если бы мрачный Найтрей был натурой творческой, если бы перед ним поставили задачу изобразить наглядно каждый новый укор, вылетавший изо рта младшего брата, это были бы отнюдь не разноцветные бабочки с острыми и резными крылышками. Это были натуральные копья, из древности, с грубо стесанными камнями-наконечниками. Стоит отдать ему должное – бросались они слабо и невпопад, поэтому до странности тихие упреки в его, гилбертовской, никчемности, можно было пережить относительно легко. Ворон не ожидал от Элиота ничего. Ни обычных криков, ни того, что он устало выплевывал сейчас. Не осталось сил и желания удивляться такой реакции, заботливо интересоваться самочувствие родственника, отвечать на реплики. Гил своевременно впал в состояние полусна и уже покорно принимал образы тех людей, что подкидывала им дорога, не задавал лишних вопросов и вообще не собирался больше ни перед кем оправдываться. Только жалобно втягивал голову в плечи и кивал с непостоянной частотой, не особо вслушиваясь в потоки речи, чтобы ненароком не унесло течением. В конце концов, он без напоминаний знал или догадывался, что все вокруг о нем думают.
«Как так получилось? Это уже не важно, нужно взять себя в руки и делать хоть что-нибудь…как-нибудь… почему я все еще здесь, а не занимаюсь поисками?..»
Устав лицезреть собственную тень под ногами, брюнет поднял глаза и хмуро оглядел Элиота. Тот выглядел неважно. В другой ситуации кто-нибудь непременно заметит вслух, что это у них семейное. Но Гилберт промолчал. Более того, он уже приготовился развернуться и продолжить путь. Обойдясь малой кровью в неожиданной стычке, напрашиваться на раздачу тумаков он не собирался. Зато Алиса всегда думала в противоположном напряжении. И хоть ее крики немного взбодрили, не столько смыслом, сколько подачей и интонациями, Ворон вознегодовал.
«Пусть идет! Зачем ты его остановила? Как будто эти твои истерики чем-то нам помогут!»
Набрав в легкие воздуха, чтобы громко ее отчитать, он раздраженно дернул рукой. Схватить девчонку за шкирку и утащить за собой. Плевать на то, что ее глупый и неуправляемый гнев перекинется на него. Он не стеклянный, раньше переживал и теперь стерпит. А Оз, быть может, и правда уже никого не ждет…
«Стоп. Сам-то соображаешь, что думаешь, или окончательно мозги растерял?»
Это были настолько дурные мысли, что он сам не верил в них ни на йоту. Не верил и не хотел. Голос постороннего заставил парня подскочить на месте – так, что шляпа едва не слетела с головы, пришлось ее придержать. На лице отразились все возможные эмоции сразу. Вот оно! Оз жив и может слать письма! Оз что-то ему написал! Оживившись, Найтрей потянулся за письмом и благодарно кивнул курьеру, но за это мгновение бумажонка успела перекочевать в руки несносной Цепи. Тому, что чужие письма читать общепринято невежливо, ее не учили. Ее вообще ничему не учили, что стало совершенно неважно, когда его поглотили несколько коротких строчек, нацарапанных знакомым почерком.
Сказать, что от содержимого письма он растерялся, – ничего не сказать. Смог? Сам? Сможет? Что за бред! Он не может быть в безопасности, хотя бы потому, что находится без должного присмотра, не в том месте и в самое неподходящее время! Почему нет ни одной координаты? Хаотично прикидывая, где и с кем господин может сейчас находиться, по какой причине он скрывает место пребывания, Ворон еще раз пробежался глазами по отдельным словам. Лебле! В густонаселенном городе будет непросто найти одного конкретного человека, который, к тому же, находится в таинственной «безопасности», но Гилберт был готов перевернуть и перерыть все и вся, каждый загаженный закоулок разжиревшего улья. Проснувшаяся решимость заставила его выпрямиться и, наконец, почувствовать под ногами твердую поверхность, а не болото.
– Это значит, что мы идем его искать, бестолочь! – рявкнул он, сминая письмо и пряча его за пазуху, бесцеремонно хватая девчонку и курьера за запястья, спешно направляясь на выход и оставляя Элиота и Лео за спиной. Брату он как-нибудь потом все объяснит. Или тот самостоятельно до всего дойдет. Нужно раздобыть лошадей, желательно – с крыльями, как в сказках, и как можно быстрее. Найтрей был уверен, что времени на раздумья больше нет, спешил и торопился. Пока минуты будет поедать жадная дорога, он подумает, как найти иголку в стоге сена… Подосланный человек очень поможет, указав точку, с которой они начнут.

<-------------- Лебле. Новая часть города.

+1

8

Решив, что невоспитанной и буйной девчонке он вправит мозги потом, и старательно делая вид, что старший брат больше не существует в его вселенной, Элиот завернул за угол. Сейчас перед ним стояла непростая задача: донести себя до экипажа, вытерпеть путешествие домой и отделаться от чрезмерной заботы сестры, которая наверняка уже поджидает их у порога. Ничто вокруг не желало способствовать его стремлениям: ни гиперактивные девочки, ни глупые братья, ни запутанные коридоры.
«Только Лео», - мысленно признал Элиот, вспомнив про свой драгоценный меч, который слуга так и не вернул. Это вряд ли можно было назвать упрямством, а вот заботой и вниманием – запросто.
Они молчаливо шагали вперед, ориентируясь исключительно по найтреевской памяти. Шаги гулко раздавались по пустынным коридорам этой части огромного штаба, создавая хотя какое-то звуковое сопровождение вместо, казалось бы, уместного разговора. Один раз даже пришлось остановиться – два совершенно одинаковых ответвления основного коридора кого угодно ввели бы в замешательство, но в этот раз, приучившись избавлять господина от тяжелых умственных усилий, выбор сделал Лео, и скоро они вышли на свежий воздух.
- Как думаешь, они найдут его? – вечерний воздух после коридоров «Пандоры» действовал бодряще; уточнять, кто и кого должен найти не имело смысла.
Сделав глубокий вдох и постояв еще пару мгновений, Элиот направился к оставленному ими экипажу. Довольно ловко при своей ране и общей усталости забравшись внутрь,  Найтрей устроился на сиденье, слева, по привычке. Проследив, как за ним внутрь пробрался слуга, юноша устроился поудобнее, готовясь к сравнительно долгому путешествию домой.
- Хватит важных дел на сегодня, - хмуро сообщил слуге Элиот, как будто в Лебле за очками и в «Пандору» за Озом их потащил именно Лео и сейчас именно ему пора успокоиться. – Как бы нам не попасться на глаза Ванессе?
Элиот был рад услышать хоть какие-то варианты, хотя, конечно, любой житель поместья понимал, что не попасться на глаза единственной дочери герцогов Найтрей почти невозможно, если ты в чем-то провинился и, тем более, если ты еще и ее родственник. Любимый младший брат, к примеру.
Кучер подхлестнул лошадей, получив указание не подъезжать к парадному входу. Экипаж тронулся, оставляя штаб «Пандоры» позади, но не оставляя вместе с ним целый ворох не самых приятных впечатлений.

---------> куда-то в поместье

+1

9

С каждым мгновением, проходящим в этом коридоре, Лео все больше и больше чувствовал себя развалиной. Конечно, он не мог поспорить с тем, что Элиоту сейчас в разы хуже, но все равно был на грани того, чтобы разныться и потребовать немедленно отправляться домой.
"Все может подождать".
К Гилберту подбежал неизвестный, оказавшийся курьером. Лео заметил это уголком глаза и порадовался тому, что Элиот либо не придал происшествию значения, либо вовсе не заметил.
Теперь, когда они опять были наедине, прибавилась проблема слежки за состоянием господина, но это даже не казалось таким напряжным, каким было тогда, когда они только направлялись сюда.
- Найдут, - коротко и раздраженно отозвался Лео.
За Безариуса было страшно, особенно теперь, когда ситуация приняла настолько серьезный оборот, что переживать начал даже Элиот. Лео не мог с ним не согласиться, но вся эта возня... злила. Его не покидало ощущение, что того и гляди все узнают, что с младшим из Найтреев что-то не то,ч то в этом виноват его странный слуга, и тогда...
Спохватившись, Лео улыбнулся и перехватил меч другой рукой.
- "Пандора" не зря считает элитной организаций. Не знаю уж, чем они тут занимаются, но я в них верю. Да и Гилберт на многое пойдет ради Оза. Все будет хорошо.
Лео чувствовал себя эгоистом, потому что все время с пропажи Безариуса не мог думать ни о чем, кроме своей проблемы. Он даже не мог понять, дурно ему от плохого физического состояния или от отравляющих мыслей и трусости.
Они вышли на улицу. Лео, внимательно следивший за Элиотом, повторил глубокий вдох и даже зажмурился. Он открыл Найтрею дверь, осудил про себя его медлительность, и забрался в экипаж сам, заняв место напротив Элиота.
- Пройдем через кухню? - улыбнулся Лео. Кажется, что бы ни происходило в мире, а Элиот все равно считал свою сестру самой страшной из бед.
Как только они тронулись, Лео положил меч на сидение рядом с собой, съехал на сидении, поборов желание вообще лечь, скрестил на груди руки и нахохлился.
- Не буди, пока не приедем, - он даже не пытался добавить в свою фразу просительных интонаций.
Через пару минут Лео почувствовал, что засыпает.

>>> Поместье Найтреев

0

10

Эпизод завершен.

0


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Личные отыгрыши » [1830|21 июля] Случайная встреча


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC