Pandora Hearts RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Личные отыгрыши » [1830|25 июля] Спасибо тебе


[1830|25 июля] Спасибо тебе

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Действующие лица: Linda Riversong, John Simon Sid
Временный промежуток: 25 июля 1830 года. Около десяти часов вечера.
Место действия: Таверна "Дохлая лошадь"
Описание ситуации: Линда, осознавая все то, что готов для нее сделать Джон, решает поблагодарить его за все заранее.

0

2

Внешний вид: Голубое ситцевое платье с глубоким декольте, кружевными рукавами в три четверти, шнуровкой на спине и глубокими складками на подоле. Волосы собраны в неаккуратный пучок на затылке, напоминающий скорее петлю, отдельные короткие пряди лежат на плечах и касаются щек. На ногах - коричневые кожаные туфли на невысоком каблуке. На лице аккуратный, почти незаметный макияж.

Прошло полнедели с того момента, как Джон поселился по соседству. Линда старалась встретиться с ним каждое утро, всегда приветливо и вежливо улыбалась, а вечерами считала своим долгом пожелать ему спокойной ночи. Днем они сталкивались редко - у каждого были свои дела и обязанности, личные, касающиеся союзника только вскользь. Из-за этого Линда не чувствовала себя покинутой и страдающей, она прекрасна понимала, что если бы Джона было гораздо больше в ее жизни, мир стал бы, пожалуй, невыносим.
Самое поразительное, что этот человек был в ее мыслях.
Линда, сталкиваясь с ним, каждый раз думала, что все не может быть так хорошо, как оно есть, Джон того и гляди потребует плату. При каждой встрече она готовилась сделать все, что угодно, наедине с собой, она верила, что способно на все, что от нее потребуется, но Сид ничего не просил, и это было странно.
Нет, это было мучительно - для Линды такое положение вещей было невыносимо, как и тот факт, что эти полнедели она думала о Джоне, если не была занята мыслями о мести и светскими ленивыми заботами.
И этим утром Линда до конца решила для себя, что дальше так продолжаться не может. Она надела одно из своих самых лучших, но самых простых платье, около получаса делала небрежную прическу и небрежный же макияж, после даже около часа побродила по улице, чтобы все ее приготовления не казались откровенными приготовлениями.
К комнате Джона она подошла чуть-чуть после того, как на город опустилась темнота. Линда не была уверена, что Сид уже вернулся, а спрашивать у хозяина таверны было неловко - все и без того косо поглядывали на их парочку, припоминая, как они несколько дней назад долго сидели за столом, а потом Джон неожиданно снял комнату и остался в ней жить.
Впрочем, каких только слухов не было о Линде.
Она постучала, мучительно прислушиваясь и боясь, что никаких звуков в комнате не будет, и успокоилась только тогда, когда услышала оклик Джона, приглашающий войти. Линда тут же скользнула за дверь, мягко закрывая ее и прислоняясь к ней спиной.
- Привет. Как день прошел? - в этой дежурной фразе был искренний и настоящий интерес.
Линда обежала взглядом комнату, пытаясь понять, не отвлекает ли она Джона от каких-то важных дел и не стоит ли зайти в другой раз или хотя бы чуть позже.

+1

3

▪ Внешний вид: плотные темные брюки на ремне, белая рубаха, ботинки на толстой подошве.

Прикрыв глаза, Сид сидел на постели — одном из немногих предметов мебели, которые заполняли скромную, но чистую комнатушку, — и ждал. За несколько дней успела сложиться некая традиция, к которой он успел привыкнуть и потому, даже после длительной прогулки по городу, не испытывал потребности тут же провалиться в сон.
Решение поселиться в той же таверне, что и Линда, пришло естественно. Сид не собирался навязывать женщине своё общество, но не видел смысла искать какое-либо другое место. В тот момент, когда они вернулись с пустыря, мужчина даже не думал, насколько уместным или неуместным могло показаться его поведение для хозяев таверны и смущало ли его присутствие саму Линду. Джону нужен был ночлег, одна из комнат оказалась свободной и он решил поселиться в ней. Только и всего.
Тот факт, что ему нравилось ощущение близости к человеку со схожей судьбой, оказался скорее случайность, хотя и очень приятной. Встречать Линду каждый день, обмениваться с ней мыслями, делиться информацией — было удивительно приятно. Джон никогда не отличался разговорчивостью, но находил удовольствие в том, чтобы слушать приятный тембр её голоса. Даже когда они говорили о вещах поистине ужасных, Линда не теряла ни привлекательности, ни женственности. В этом было её очарование.
Что-то в чертах её лица было горестное и Джон, всегда относящийся к женщинам с неким трепетом, чувствовал в себе желание стереть этот отпечаток несчастья. Думая о том, что может как-то поспособствовать её судьбе, он не чувствовал ни бессмысленности своего существования, ни тоску от отсутствия результатов собственных усилий.
Он был очарован Линдой. Схожесть судеб сближала, даря иллюзию неких отношений. Не романтических и даже не дружеский, но товарищеских и от этого ещё более сильных. Линда вдохновляла его. Только от того, что она была где-то рядом, Джон находил в себе небывалое терпение, злость, сжигающая его изнутри с того момента, как он узнал о смерти Эми, отпустила, он чувствовал небывалую трезвость ума и уверенность в собственных силах.
Как ни парадоксально это звучало, Джон был почти счастлив: у него была цель, место, в которое он мог вернуться, и человек, который его ждал. Всего этого он был лишен какое-то время, потому сейчас наслаждался ощущением неправильной гармонии собственной жизни. Даже холод, до этого пробирающий его до костей, будто бы перестал быть таким невыносимым. И за всё это он мог благодарить Линду.
Конечно, Джон не говорил о своих чувствах. Они для него были естественными и не нуждались в какой-то словесной форме. О волнениях Линды Джон не догадывался и никогда не задумывался над тем, чтобы попросить или взять что-то кроме того, что у него уже было. 
Заходи, — окликнул он женщину, услышав знакомый стук. Ожидая её, он приоткрыл окно, позволяя выветриться сигаретному дыму. В этом не было острой потребности — Линда никогда не жаловалась, — и всё же ему не хотелось доставлять ей лишние неудобства. Свои вещи Джон заблаговременно убрал в небольшой шкаф, освобождая единственное кресло. Лишь на прикроватной тумбочке сиротливо лежал прикрытый портсигар — за время ожидания Джон несколько раз тянулся к сигаретам и каждый раз отказывался от них. Иначе бы в проветривании не было бы никакого смысла.
Не хорошо, — со спокойной улыбкой ответил Джон. — Но и не плохо. Герцог Найтрей очень занятой и влиятельный человек, потому навязаться к нему на встречу нелегко. Если знать наверняка, что он едет в карете и по какому маршруту, можно выловить его по дороге, но попытка сделать это вслепую, возможно, не приведёт к нужному результату, — Джон бы сделал именно так, если бы был один. В конце концов, он был убеждён в виновности герцога. Одна его смерть помогла бы осуществить месть, но нисколько бы не поспособствовала спасению. — Ты не знаешь кого-нибудь, кому известно его расписание? — спросил он, впервые за вечер поднимая на женщину взгляд.
Ты красива, Линда, — сказал Джон. Именно так. «Ты сегодня особенно красива» или «ты красива в этом платье» не отражали всей правды. В его глазах Линда была красива так, что не нуждалась в льстивых комплиментах. Ей можно было говорить только правду, и сегодня ему захотелось сказать о том, что она красива. — Как твой день?

+1

4

Линда чувствовала дым сигарет, сколько бы Джон не выветривал - конечно, менее сильно, чем если бы он не открывал окно. За то короткое время, которое Сид провел в таверне, мебель успела впитать запах сигарет, а иногда его было слышно даже из коридора.
Джон тоже пах дымом.
Линда села на кресло, хотя, наверное, не отказалась бы сидеть на кровати. Она прекрасно понимала особенности условий жизни в подобных местах, да и в любом другом случае не протестовала бы, вздумай кто-то еще принять ее, сидя на кровати.
Джон не смотрел на Линду, а она, в свою очередь, смотрела на него, отмечая незначительные мелкие черты: легкую щетину, которую ему наверняка не хватало времени сбрить, похудевшие щеки. Кажется, Сид стал почти все свои свободные часы проводить на улице, гоняясь за своими идеями и, попутно, за людьми, с помощью которых можно было осуществить планы. Линда, хоть и сама не жила мирно и прилично, считала, что все же может похвастаться большим спокойствием будней, но, наверное, если бы Джон ходил на приемы, он уставал бы еще сильнее, в отличие от привычной Риверсонг.
- Хм, дай-ка подумать... - Линда немного нахмурилась. - Это сложно. По-моему, Найтрей никуда далеко от поместья не отходит, а балы не посещает. Очень странный человек. Но я постараюсь что-нибудь разузнать завтра на приеме.
Линда отвлеклась на то, чтобы вспомнить, кто может помочь Джону, и только его комплимент заставил ее вспомнить об изначальной цели сегодняшнего визита.
Риверсонг тепло улыбнулась, напряженный лоб тут же разгладился. Джон наконец-то смотрел на нее, и этот зрительный контакт нельзя был терять.
Линда повела плечом:
- Сегодня наконец-то выдался день без забот и приемов, я только сходила за фруктами. Надеюсь, ты не откажешься от пары яблок и апельсинов, - она сдержалась от того, чтобы положить ладонь на щеку Джона - вместо этого просто наклонилась вперед. - Мне кажется, тебе нужно больше есть, ведь ты очень много времени проводишь на ногах. Хочешь, я принесу что-нибудь прямо сейчас?
На самом деле, невзирая на возможные отказы, Линда брала всю еду на двоих, решив для себя, что имеет право проявлять заботу по отношению к Джону. Она знала, что он сможет себя прокормить, если захочет, но все равно не могла избавиться от нужды вмешаться в его жизнь.

+1

5

Внимательно выслушав Линду, Джон нахмурился, не умея и не желая скрывать свою досаду. Он ни на одну секунду не сомневался в Линде. Наверняка, если бы у неё была какая-то информация о герцоге, она бы сказала раньше, но Джон чувствовал потребность в том, чтобы говорить об этом, будто бы слова могли хоть сколько-либо снять напряжение.
«Завтра… — уговаривал он себя. — Возможно, завтра я что-нибудь узнаю».
Хорошо, — кивнул Джон, постаравшись улыбнуться. Он не хотел печалить её больше, чем это уже сделала жизнь. Несмотря на то, что чувство безвыходности ситуации раздражало, вины Линды в этом не было. Он обещал ей помочь, но с каждым днём всё больше сталкивался со своей бесполезностью. В знакомом ему мире Джон обязательно мог бы что-нибудь сделать, но в мире высшего общества он ничего не смыслил и никак не мог в него попасть.
Время пока есть, — скорее самому себе, чем Линде, сказал Джон. Стрелка его печати сдвинулась на два деления за короткий промежуток времени, но пока Локи бездействовал, она стояла на месте. Нельзя было сказать, что подобный простой полностью его устраивал, но, по крайней мере, ему не грозила бессмысленная смерть, и в этом можно было найти некоторое утешение.
Я не голоден, — уже с настоящей улыбкой мотнул головой Джон. За время их знакомства, он понял, насколько по-разному они относятся к трагедиям и как по-разному её переживают. Более того, в который раз Джон убедился в том, что женщины во многом сильнее мужчин. Там, где у него наступал упадок сил, у Линды хватало энергии на то, чтобы помогать другим. О том, что в этой помощи она находит силы и утешение, Сид даже не думал. Он не хотел становиться обузой.
Лучше просто побудь со мной немного, — попросил Джон, в неосмысленном жесте поймав одну из свободных рыжих прядей, словно бы заранее препятствуя возможному бегству. Он не отказывался от еды, но чувство голода и его утоление было всего лишь механикой. Никакого удовлетворения Джон не чувствовал нм от плохой, ни от хорошей пищи, поэтому не желал тратить на неё времени больше, чем это действительно необходимо. — Расскажи мне о завтра.

+1

6

Линда рассеянно улыбнулась. Время было именно что пока. Никто из них не знал точно, в какую ситуацию они попадут завтра, никто не мог точно сказать, когда стрелка на печати пройдет полный круг. Если Линда жила более-менее мирно, боялась выйти из дома только из-за того, что к ней мог пристать очередной мужлан, то Джона с его выходами и постоянным околачиванием возле дома Найтреев мог ожидать арест.
Но Линда не спорила, ведь она понимала, что Джон знает, как лучше поступить, чтобы не попасть в переделку.
Вот только в сытость Сида она совершенно не верила.
Линда с укоризной склонила голову к плечу, прищурилась и собралась было встать и уйти за едой, когда Джон поймал ее за прядь волос. Поразительно, пока Риверсонг сидела здесь, она почти успела позабыть о своей изначальной главной цели сегодняшнего вечера, сконцентрировалась на том, что мужчину надо накормить, но никак не завлечь - а он, кажется, завлекся сам.
- Хорошо, - согласилась Линда, улыбнувшись совсем как девчонка, и села на кровать рядом с Джоном. Его жест был игрив, и Риверсонг решила тоже сделать небольшой шаг вперед, ведь, в конце концов, нужно было дойти до цели.
Ей очень, очень хотелось показать Джону, что она может не только беседовать и готовить еду, что она привлекательна как женщина, и, о господи, пусть он уже примет ее благодарность!
Но Линда, что бы она там себе не думала, выглядела спокойно и умиротворенно. Она сложила руки на коленях и посмотрела перед собой, разглядывая скудную мебель и стену напротив.
- Завтра мы с тобой снова займемся тем, чем и всегда, - начала Риверсонг. - Мы проснемся рано утром, ты - для того, чтобы пораньше отправиться к поместью Найтреев и ничего не пропустить, я - чтобы успеть собраться к обеду у мистера Ф. И мы сможем продвинуть на шаг или, может, даже на два в своих поисках, а потом, вечером, как и сейчас, я приду к тебе в комнату, мы будем сидеть и разговаривать.
Линда бросила искоса взгляд на Джона, улыбнулась и пихнула его в плечо своим плечом.
- Завтра, Джон, будет совершенно новый день, вот и все.

+1

7

Линда выдернула его из состояния угрюмой ярости, в котором он мог погибнуть, так и не доведя дело до конца. Именно с её помощью его план мести оформился во что-то, имеющее шанс реализации. Он начал искать средства, которые действительно могли бы ему помочь достичь желаемого. Но самое страшное: он стал жить. Его дни превращались в обыденность даже, несмотря на то, что наполняли их довольно необычные изначально действия. У него образовывалось своего рода расписание, и вечером всегда ждала приятная компания. Джон боялся поймать себя на мысли: «Хорошо бы всегда было так». Боялся, что ему захочется жить, и в тоже время не мог отказаться от её общества.
Может быть, — Джон слабо улыбнулся и кивнул, не желая спорить. Он не стал говорить, что безрезультатность его ежедневных попыток угнетает его ничуть не меньше, чем сам факт трагедии, которая привела к искажению всей жизни. Джона не злило то, что он топчется на месте. Он опасался, что вскоре подобное положение дел начнет его полностью устраивать, что он привыкнет и перестанет искать мести, что гораздо больше ему понравится перспектива проводить каждый следующий вечер с Линдой.
Девушка, словно услышав его мысли, легонько пихнула его в плечо своим округлым плечиком. Джон хмыкнул, и его улыбка разрослась до, пусть немного грустной, но настоящей, искренней, затронувшей не только губы, но и глаза. Мужчина отвернулся к окну, пряча её, скорее из-за смущения от собственных мыслей, чем из-за прикосновения, от которого по телу прошлась приятное тепло.
Он вообще чувствовал себя довольно легко и уверенно в обществе Линды. В принципе, женщины не смущали его, он не боялся их и не начинал вести себя при них как-то особенно по-глупому, как поступали некоторые его товарищи: не заикался, не выпендривался, не нахваливал себя и не делал грубые комплименты. Но даже на пике своей преступной карьеры, Джон не искал женского общества, хотя и не старался избегать его. Ему не хотелось испортить жизнь какой-нибудь девушке, и он не мог себе позволить обзаводиться своей собственной семьёй в то время, когда нужно было кормить и воспитывать собственных младших братьев и сестёр.
Поэтому возможности сблизиться с кем-то настолько, чтобы чувствовать себя уверенно, у него не было. Он не умел ухаживать за женщинами, делать комплименты, не знал, какие из его действий могут показаться неправильными и даже оскорбительными. Впрочем, он никогда особо об этом и не задумывался, полагая, что женщина, если её что-то не устраивает, всегда может об этом сообщить. По крайней мере, его мать и сестры никогда не смущались высказывать ему свои недовольства.
Правда, я спрашивал немного о другом, — несколько лукаво сообщил Джон. Улыбка, несмотря на все усилия, не желала сползать с его лица. Как человек простой, не озабоченный какими-то пространственными думами и предпочитающий слову действие, Джон расспрашивал Линду о подробностях завтрашнего дня, она же ответила слишком неконкретно и по-философски, чтобы удовлетворить его любопытство. Хотя, учитывая, что Джон бы не смог полностью вникнуть в тонкости очередного бала или званого вечера, и спрашивал лишь для того, чтобы послушать её голос, разница была невелика.

Отредактировано John Simon Sid (2013-06-21 09:33:49)

0


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Личные отыгрыши » [1830|25 июля] Спасибо тебе


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC