Pandora Hearts RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Пандора » Парадный вход


Парадный вход

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Главноый вход в здание. Естественно охраняется и естественно очень хорошо.

0

2

-----> Начало игры.
День не задался с самого утра. Вопреки всем своим принципам и распорядкам, юная госпожа Рейнворт самым недостойным леди образом проспала. Кто виноват, что очередной томик Библии Романтики оказался настолько увлекательным?.. Шерон читала до тех пор, пока все буквы не слились в одну сплошную невнятную строку. Взглянув на часы, девушка ужаснулась и, уже тогда предчувствую будущую катастрофу, забылась совсем не романтичным сном.
А катастрофа случилась.
Катастрофа явилась в лице встревоженной служанки, нервно тормошащей сонную, упорно сопротивляющуюся госпожу. О чем она пыталась докричаться, Шерон тогда так и не поняла, однако спустя энное количество времени ее отрезвила одна-единственная мысль: собрание Герцогов. Сон как рукой сняло, и, браня себя за безответственность, Шерон встретила новое ясное утро в ненавистной для нее спешке.
В юной наследнице разом проснулись все тщательно спрятанные и маскируемые раздражимость и злость. Когда кучер гнал карету с непозволительно опасной скоростью, ей казалось, что кони еле плетутся. Нервно обмахиваясь веером, она с тоской размышляла о чашечке ароматнейшего чаю, вкус которого в спешке она так и не успела оценить. Все с тем же выражением досады на лице она вышла из кареты. Входить в зал было очень стыдно. Все уже собрались... Хороша же она будет! Пятно на репутации, неслыханный моветон... Шерон принялась с ускоренной быстротой обмахиваться веером, чтобы вновь вернуть покрасневшему лицу аристократическую бледность. Соберись, Шерон. Не усугубляй свое положение. Улыбнувшись в пустоту отработанной милейшей улыбкой, она решительно зашагала к входу в здание. Лучше и не думать, как рассердится бабушка...
Оказалось, что не одна она сегодня лишена пунктуальности. У дверей мялись миловидной наружности девушка, по виду служащая Пандоры, и белый лев, по всей видимости, цепь. Парочка выглядела изрядно запыхавшейся.
-Извините, но собрание уже началось? - поприветствовав девушку кивком головы, с улыбкой поинтересовалась Шерон. Вопрос был риторическим, но все же приемлемым для начала беседы.

0

3

Кажется, я ее испугала, - Шерон последний раз обмахнулась веером, а затем сложила его и сжала в ладони.
-Простите, я не хотела причинять вам беспокойство, - улыбнулась юная леди самой очаровательной своей улыбкой.
Рейнсворт понимала, почему так обескуражила девушку. Выглядела она, мягко говоря, странно: раскрасневшаяся, в глазах растерянность. Без Брейка. Не дай Боже, еще и прическа растрепалась...
-По пустоте в коридоре, оно началось уже давно и идет в самом разгаре…-вежливо ответила собеседница. Она тоже выглядела порядком обеспокоенной, чего нельзя было сказать по ее цепи.
–Вы тоже опоздали?-пара любопытных глаз внимательно осмотрела юную госпожу.
-Проспала. -Коротко ответила Шерон, не изменившись в лице. Вот так, Шерон. Скажи правду и устыдись своего поступка. Позорище...
-Кхм...Быть может, все-таки войдем внутрь? Лучше поздно, чем никогда, - Шерон ненавязчиво прервала праздную беседу и напомнила о волнующем вопросе. -Придется помешать остальным, однако нас вполне могли хватиться. Шерон вспомнила о бабушке и представила, как та, образно выражаясь, расстроилась. Надеюсь, по затылку веером не получу, все-таки подросла и уже леди, -мелькнула унизительная мысль.

0

4

-Только после вас,-с какой улыбкой это было произнесено!
Но юная Рейнсворт сейчас предпочла бы не видеть этой улыбки.
Шерон в отчаянии сжала веер, затем раскрыла его и снова закрыла, улыбнувшись немного не натурально. А милая леди, однако, тоже не хочет позориться... Что же... Полагаться не на кого. Юная леди слегка приподняла подол платья и, обойдя спутницу, приблизилась к двери. Первый и последний раз попадаю в такую ситуацию, - сейчас маленькая госпожа была сердита на себя как никогда раньше. Она решительно, но аккуратно толкнула массивные двери, и те беззвучно отворились. На ковровую дорожку в холле упали три тени.
Шерон слегка развернулась и улыбнулась девушке:
-Что же, милая леди, думаю, нам следует поторопиться.

0

5

Не то чтобы Гил не был расположен вести беседу в таком состоянии, но обратный путь до Пандоры они проделали в гробовом молчании. Причин на это было распрекрасное множество. Во-первых, говорить с пленницей ему было попросту не о чем. Господи, да и о чем разговаривать с приговоренной к смерти, тем более мучительной? Спрашивать последнее желание как-то не с руки. Да и не та организация, которая прислушается. Да, герцог свято блюдет заповеди. Ага, как же. Просто не было желания.
Во-вторых...во-вторых, Найтрей был порядком зол на шедшую рядом сотрудницу. Нет, конечно, при желании он мог бы и заставить злость исчезнуть, но вкупе с тем, что милая собачка этой особы прокусила ему руку...Нет, конечно, рефлексы человека медленнее, чем рефлексы животного, но...Молодой человек до последнего надеялся, что девушка каким-то чудом заставит свою Цепь приумерить пыл. Не рассчитал. Ах, какая досада. Бедный Гил - ещё пара шрамов будет и на руке. Лишь бы Оз не заметил. Чушь какая-то.
По приближении к главному входу обнаружилось ещё одно обстоятельство, от которого было с чего замолчать, если бы он вдруг заговорил. Шэрон. Интересно, почему она до сих пор не на обсуждении того, какой бантик идет Барме, а какой не идет? Ворон стиснул зубы, параллельно пытаясь придать лицу максимально беззаботное выражение. Аж скулы судорогой свело. Он поклонился, впрочем, не упуская из вида Вайлет:
- Добрый день. - он так же адресовал эти слова симпатичной незнакомке рядом с Шэрон.  "Черт, что за чушь?" Руку он предусмотрительно спрятал за спину, дабы никто не заметил окровавленный платок - слишком много вопросов это вызовет. А у Гила на данный момент было одно желание - сдать уже кому-нибудь рангом повыше девушке - нет, не Свен, молодой человек не доверял ей ни капли - а кому-то другому. И не Шэрон, разумеется, ибо не хотел подвергать девушку опасности.
Жизнь вообще занимательная штука. Гилберт как-то не учел то количество крови, которое требовалось для того, чтобы упасть в обморок. И поплатился за это обмороком (о,О). Естественно, при этом он вовсе не следил за тем, как и за что цепляются его руки в попытке удержать равновесие.
P.S. далее, милые дамы и господа, в отыгрыше давайте волю своей фантазии Х) Разнообразим унылый быт ролевой Х)

0

6

Весь путь до главного входа в здание Пандоры девушка прошла, молча задумавшись о чем-то очень важном для нее, но из раздумий ее вывел слегка хрипловатый, похожий на мурлыканье кошки голос Бьякко:
- Ну и что, ты уже сдалась? - Свернувшись мягким, приятным клубочком в сознании рыжеволосой девушки, с улыбкой спросил Бьякко, наблюдая за ходом событий.
- Пф... конечно же нет, просто я жду подходящего момента... – мысленно ответила девушка своей цепи осматривая все вокруг оценивающим взглядом держась чуть позади всей этой компании. «Хах, забавная ситуация все же» - подумала контактор, увидев, как тот парень с вороной грохнулся в обморок.
- чего ты ждешь сейчас самый подходящий момент для того чтобы бежать!
- Цыц, давай подождем пока все не отвлекутся на него...
- В любом случае в нашем случае без жертв не обойтись. Это жестокий закон жизни: «выживает сильнейший».
- Я знаю... - Джованни улыбнулась, посмотрев на четырех охранников, что стояли у главных ворот. Улыбка была… грустной. Не тот оскал или усмешка, которыми она обычно встречала врагов и приятелей. Легкий оттенок грусти и задумчивости. Длилось это проявление истинных чувств не долго. Вайлет вновь перехватила инициативу и контроль над собой у глупого сердца. «Не стоит сейчас забивать этим голову»...

0

7

19 июля, вторник, после полудня.
Ветрено, без осадков. Достаточно холодно для летнего месяца.

Блэкстоун. Комната Моргана ------>

     Подойдя к парадному входу, Морган увидел две маленькие группы людей. В одну входили две девушки, стоящие у открытых дверей. Одна из девушек держала, точнее, нервно сжимала в руках веер, а другая стояла на шаг позади неё, видимо, почтительно пропуская спутницу вперёд. Вторая группа выглядела гораздо более необычной, а потому заинтересовала Моргана больше. Молодой человек с сильно вьющимися тёмными волосами, одетый в чёрный плащ, приветственно кланялся девушкам у дверей, пряча одну руку за спину. Как заметил младший Блэкстоун, на то была причина: похоже, рука была в далеко не лучшем состоянии, поскольку её сильное кровотечение не смог скрыть кусок ткани, которым она была обмотана, да и сам этот «лоскуток» до того пропитался кровью, что трудно было понять, чем он был изначально. Узнать его не составило труда. Гилберт Найтрей, о котором так любят пошептаться… впрочем, о ком не любят? Морган знал историю с Вороном, но не собирался в ней копаться, относясь к Гилберту просто как к бывшему сокурснику и старому приятелю, что было взаимно. Встречаясь в коридорах, они обменивались кивками, и этим ограничивалось, поскольку слоняться без дела в этом здании не приходилось. Вторым членом группы была девушка с ярко-рыжими, даже красноватыми волосами, держащаяся рядом с брюнетом так напряжённо, будто её кто-то заставил его сопровождать, и она мечтает как можно скорее отсюда убраться. И довершало картину хрупкое белоголовое создание, которое могло быть как молодой женщиной, так и юношей, которого не так уж давно перестали называть мальчиком. За спиной у создания висела гитара, а рядом находился крупный пёс, впрочем, пёс лишь с первого взгляда. Все пятеро, несомненно, были контракторами. Цепь рыжеволосой особы, не желающей здесь находиться, была неактивна до странности, будто заморожена. Похоже, заблокирована. Да и даже не будь этого, она отличалась бы от других.
     «Незаконный контракт,- не слишком уверенно «поставил диагноз» Морган. Изначально Цербер позволял ему видеть только наличие или отсутствие Цепей, и только пятилетние исследования этих существ научили его отличать активных от неактивных, паразитирующих на своих контракторах от в какой-то степени подчинённых их воле, другими словами, различать законные и незаконные контракты.- Вероятно, в схватке с ней этот молодой человек и получил свою рану. Её оставили в живых… Хотят освободить от контракта?»- Морган, хотя и размышлял об этом, по привычке оценивая ситуацию, понимал, что это не его ума дело, хотя это и дело Пандоры. Возможно, потом от него и потребуется какая-то помощь, но пока, на этом этапе, незачем вмешиваться, тем более не понимая до конца, что происходит. Но тут Моргану невольно пришлось в каком-то смысле присоединиться ко второй группе, поскольку Гилберт, с которым он как раз поравнялся, вдруг опасно побледнел и начал заваливаться назад, пытаясь нащупать руками какую-нибудь опору. Младший Блэкстоун, резко изменив маршрут, быстро сделал несколько шагов вбок, моментально сообразив, что рыжая особа вполне может не проявить никакой заботы о потерявшем сознание спутнике, а существо с собакой, если проявит, при своей миниатюрности, да ещё с гитарой за спиной, вряд ли удержит его, по крайней мере, в одиночку. Морган оказался рядом как раз вовремя, чтобы подхватить падающего брюнета под мышки. Привычно встряхнув головой, отбрасывая с глаз чёлку, он поднял глаза на спутника раненого, который с большей вероятностью мог заинтересоваться, что за «бродяга» вдруг возник рядом. Впрочем, на бродягу Морган был похож не больше, чем сам раненый. Теперь, когда представилась возможность рассмотреть вблизи белоголовое создание, он в очередной раз поразился «фокусам» судьбы. Девушка-зима, которую он дорисовал сегодня, и это создание могли бы быть если не двойняшками, то близкими родственниками. Одинаковые тонкие черты лица, будто выточенные изо льда лица, холодный взгляд, бледная, почти призрачная кожа… Но были, разумеется, и отличия. Существо с гитарой было одето совсем иначе, имело особенно яркие на фоне бледного лица алые глаза, а главное, было реально. Морган не подозревал, что такие существуют. Конечно, он знал об альбиносах, но таких необычных альбиносов ему ещё не приходилось видеть даже на иллюстрациях к книгам. Но, несмотря на это, его взгляд в сторону белоголового создания был коротким, хотя и внимательным, поскольку младший Блэкстоун уже через секунду мысленно одёрнул себя: «Нечего рассматривать людей, будто животных в цирке!».
     - Извините,- обратился он к существу с гитарой,- я подумал, что вам, то есть вашему спутнику, возможно, понадобится помощь,- что-то ему подсказывало, что фраза вроде «наверное, вы бы не справились» здесь неуместна. Да и не любил он такие фразы. Внешность обманчива. Откуда он может знать, на что способны его случайные знакомые, если можно их так назвать? И не узнает ли он о способностях этого белоголового создания благодаря тому, что его голова станет завтраком для пса, похоже, и бывшего Цепью альбиноса, вернее, одной из её форм.

+1

8

Юная госпожа уже собралась с духом, чтобы переступить порог злосчастного здания, как сзади послышались тяжелые шаги. Шерон в недоумении обернулась...
-Добрый день, - на дорожке высился не кто иной, как... Господин Гилберт? -ужаснулась Шерон. И было отчего... На лице парня застыла странная гримаса, судя по всему, тщательно скрываемое раздражение. Одна рука была заложена за спину, из-за чего Шерон насторожилась. ...Подобное положение рук было свойственно скорей чудаковатому господину Озу. Значит, что-то не так...
Чуть в стороне от наследника Найтреев, словно стараясь придать своему облику независимости и невозмутимости, стояла незнакомая девушка в необычном наряде, под оценивающим и цепким взором которой Шерон стало как-то нее по себе. Она поняла,что надо выдавить приветствие.
-Доброе утро,господин Гилберт и юная госпожа, - светловолосая, улыбнувшись, сделала реверанс. -А мы с...-она выразительно посмотрела на спутницу, молча спрашивая ее имени, -...юной леди опоздали на заседание. Какая досада, - Шерон выдержала паузу, затем продолжила, -Позвольте поинтересоваться, господин Гилбер... Рейнсворт не успела закончить фразу. Юный Найтрей закачался, обмяк и начал падать. Тут, появившись словно из ниоткуда (Шерон даже вздрогнула - как она раньше не  смогла заметить этого светловолосого человека!) незнакомец подхватил его под мышки.
-Господин Гилберт! - Рейнсворт не смогла сдержать вскрик. Она поспешным шагом приблизилась к молодым людям. Судя по всему, Гилберт был в обмороке: обычно бледное лицо его побелело еще больше, глаза были закрыты. Шерон попыталась пару раз обмахнуть его веером, но ее тщетные попытки не возымели действия. Тут она заметила, что его рука, которую он старательно прятал за спину от любопытных глаз, обмотана окровавленной тряпкой, которую и тканью назвать можно было с трудом. Шерон медленно поднесла руку ко рту, пытаясь сдержать рвущийся наружу крик, но совладала с собой и быстро скосила глаза на спутницу Гилберта, напряженную рыжеволосую леди. Произошла стычка с незаконным контрактором?..Следовало бы быть осторожнее. Однако сомневаюсь, что эта милая леди попытается предпринять что-нибудь здесь, почти в самой Пандоре. На всякий случай Шерон решила не спускать с незнакомки глаз. Она вежливо обратилась к незнакомому блондину, поддерживающему Гилберта.
-Простите...Не стоит ли занести его в здание? Там ему окажут помощь.

0

9

«Похоже, они все вообще забыли о моем существовании... Хах, Удача меня точно любит!» «Замечу, это уже попахивает нетрадиционной ориентацией. Ведь мы с тобой всегда величаем ее как Госпожа Удача» «Это называется благосклонностью богов, Бьякко» «Язычница! Еретичка! На костер неверную!» «Чу! Боюсь, боюсь, боюсь… Хах, ну ладно, хватит дурачиться... пора действовать...»
Красные глаза потемнели, не смотря на то, что вокруг было достаточно света – это значило, что она либо злится, либо настроена крайне серьёзно. Выхватив меч из ножен рыжая понеслась в сторону главных ворот резиденции. Охранники не ожидавшие каких-то активных действий со стороны Вайлет не успели ничего сделать. Девушка отточенным и молниеносным движением перерезала одному из них сонную артерию. На дне темно-красных глаз сверкало почти безумие. Она уже не могла остановиться... Еще один удар - такой же тонкий, но глубоко-смертельный порез симметрично предыдущему и мужчина упал мертвым на землю...
Таким же образом покончив с остальными охранниками девушка старатанула с территории Пандоры с такой скоростью что любой профессиональный спринтер позавидовал бы ей...
«Какие же вы все глупцы. Меня раздражает ваша самооценка...»

--------» Куда глаза глядят...

0

10

Рыночная Площадь ------->>
19 Июля, Вторник. После полудня.
Ветрено, без осадков. Достаточно холодно для летнего месяца.

Оказавшись в резиденции, Свен продолжала сохранять гробовое молчание и хмуриться. Ее действительно раздражало все. Все что произошло за это прекрасное утро! Гилберт вел себя точно законченный кретин, зачем-то уцепившись за жизнь закоренелого убийцы и отчаянно пытался его спасти. «Он хотел освободить эту дрянь от контракта? Ха, как же… она заключит новый. И жертвы продолжатся. Ведь она не исполнила своего желания».
Народу у Пандоры собралось не мало. Улыбчивая девушка, что беседовала с женщиной, кажется была наследницей Рейсвортов. Свен поприветствовала дам, кивнув. Она заметила не себе взгляды… будучи существом не очень социальным, пусть и являлась артистом, Свен не любила повышенное внимание.
Последующие действия на сцене и вовсе походили на глупую дешевую комедию. Найтрей упал в обморок… Это было настолько неуместно, вздорно, нелепо и катастрофично, что Свен впервые забыла о Вайлет… И о том насколько опрометчиво так о ней забывать. Но сейчас мысли Миелы были направлены в сторону бессознательного Гилберта. Вдруг что-то кольнуло в сердце и ухнуло вниз, на уровень живота, страхом растекаясь там. Пусть Гилберт и был ранен по собственной глупости, но ранен он был из-за нее… Значило ли это, что у бесчувственной хладнокровной Свен все-таки были какие-то чувства, которые жизнь еще не ампутировала? Возможно… Девушка, скорее инерционно чем понимая что делает, поспешила подхватить Гилберта, но тут же ее тонкие пальцы соприкоснулись с чьими-то другими. Глаза Миелы удивленно хлопнули… и только потом она едва скривилась терпя боль в плече от резкого движения. Свен скрипнула зубами. Тот, с кем она соприкоснулась пальцами, был мужчиной. Приятным на вскидку. Ее заворожили его глаза, так похожие на глаза ее матери из воспоминаний. Но взгляд она долго не задерживала. Тут же весьма кстати пришелся вопрос от госпожи Рейнсворт.
- Д-да… - Она вернулась в реальность, обращаясь к Шерон. – Нужно. Он ранен и видимо серьезно.
«Миела, - вдруг услышала она в голове знакомый голос Фенрира, - оглянись, тебе это не понравится».
Свен оглянулась. И ей действительно не понравилось. У ворот лежали трупы.
«Проследи за ней, но не нападай. И… возвращайся когда узнаешь где ее логово». - Ответила она Цепи.
Внезапно все сочувствие к Гилберту отошло на второй план. Оно уступило место гневу и ноткам ненависти. Они упустили эту рыжую шельму! Да что там упустили… Она убила людей… прямо у них под носом. Злость, ненависть, негодование… все это сплеталось в ее душе, постепенно превращаясь в бушующее цунами.
- Гилберт… - Прошипела она тихо, догадываясь что все равно нужные уши ее не услышат. – У них были семьи, Гилберт. Эти смерти и несчастье только на твоей совести.
Свен сплюнула на землю, доставая сигарету. Машинально она хотела занять чем-то руки… чтобы не дать волю эмоциям. Лучшим выходом была сигарета. Несколько секунд чтобы ее подпалить… затянуться… попытаться расслабиться. Мрачнее грозовой тучи, менестрель пошла внутрь резиденции, рассекая поток вываливающихся к воротам людей. Всем было интересно что произошло. Одной Свен было грустно… несколько бессмысленных смертей во благо жизни какого-то урода из общества, уже несколько лет убивающего людей.
Свен ненавидела иллегальных контракторов.
Теперь еще больше.

------->> Коридоры

0

11

     - Простите...Не стоит ли занести его в здание? Там ему окажут помощь,- это произнесла девушка с веером. Судя по выражению лица, эта юная леди очень переживала за «господина Гилберта», как она его назвала.
     - Д-да… Нужно. Он ранен и видимо серьезно,- на то, что белоголовое создание с гитарой тоже обеспокоено, указывали не только эти слова, обращённые к девушке с веером и звучащие как мысли вслух, но и то, что несколько секунд она тоже поддерживала потерявшего сознание брюнета. В этот короткий промежуток времени она и младший Блэкстоун смотрели друг другу в глаза, недоумевающе моргая, а затем оба отвели взгляд.
     Морган не стал строить догадки, почему они волнуются. Во-первых, причин могло быть множество, от человеческого сочувствия до «связей больше дружбы», во-вторых, его это не интересовало. Кроме того, возникла довольно крупная проблема, на которую пришлось переключить внимание. Рыжеволосая девушка, до того спокойно стоящая в стороне, вдруг резко сорвалась с места. «Вот чёрт…- чувствуя тяжесть «господина Гилберта» на руках, который лишал его возможности её задержать, Морган наблюдал за убегающей рыжеволосой девушкой с окровавленным мечом в руках, с помощью которого она расчистила себе дорогу.- Точно незаконный контрактор»,- растерянно подумал он. Необходимости зарисовывать её в блокнот не было, да и руки были заняты. А будь они свободны, незнакомке, скорее всего, пришлось бы остановиться. Или бежать с пулей в ноге, что, вероятно, отразилось бы на скорости бега.
     - Гилберт…
     Хотя Морган, несомненно, был вовсе не Гилбертом, он скосил глаза в сторону белоголового существа, услышав этот зловещий шёпот, больше похожий на змеиное шипение, а на голос, который он услышал до того, не похожий вовсе.
     - У них были семьи, Гилберт. Эти смерти и несчастье только на твоей совести.
     Почему Гилберта считают виноватым в смерти охранников, хотя убила их сбежавшая рыжеволосая особа, Морган тоже не стал задумываться, только мимоходом отметив: «Наверное, это он был за то, чтобы оставить её в живых и привести сюда. Вот и её благодарность». Но эта догадка могла быть и неверной. В этой ситуации появлялось всё больше непонятного. Впрочем, острой необходимости разбираться во всём здесь и сейчас не было. Да и белоголовое создание, которое, пожалуй, единственное могло в этом помочь, сердито закурив, направилось ко входу в здание. Вздохнув, младший Блэкстоун сделал самое разумное и полезное, что он мог сделать в этой ситуации, а именно молча поднял Гилберта и понёс его следом. Ему, если клыки укусившего его зверя не были смертельно ядовиты, ещё вполне можно помочь, в отличие от охранников, лежащих на земле в лужах собственной крови.
     «Нередко взгляд притягивает не только приятное, но и далеко не такое,- растерянно подумал Морган, быстро, но осторожно пробираясь сквозь небольшую толпу людей, высыпавших наружу сквозь открытые двери. К счастью, они расступались, хотя и с нескрываемым любопытством и беспокойством рассматривали потерявшего сознание брюнета.- Похоже, он и здесь довольно известная личность… Или временно стал таким из-за своей раны».

------> Пандора. Гостевые комнаты

0

12

- Д-да…Нужно. Он ранен и видимо серьезно.-неожиданно для Шерон прозвучал ответ. Девушка удивленно повернулась и увидела незнакомую девушку. Шерон моргнула и прищурилась, несколько пораженная: девушка выделялась среди остальных собравшихся словно белая ворона. К слову, белой она и была: ее белоснежные волосы и светлая кожа наводили мысли о Брейке-альбиносе. Девушку смело можно было назвать красивой, красивой не той красотой столичных кокеток-дворянок, чьего взгляда достаточно, чтобы отправить в Ад несчастного мужчину. Нет, в ней было что-то... Тут юная госпожа прервала поток мыслей, осознала свою ошибку и отвела взгляд в сторону, ибо так бесстыдно рассматривать незнакомого человека - хуже, чем просто моветон.
И тут произошла страшная вещь. Рыжая девица, сопровождаемая Гилбертом, за которой Шерон хотела присмотреть, но, потом, отвлекшись на незнакомку, совершенно выпустила из виду, сорвалась с места, обнажила клинок и, в считанные секунды расправившись с охраной на входе, скрылась в неизвестном направлении. Сердце девушки оборвалось, рот приоткрылся, глаза раскрылись широко-широко; она медленно выдохнула, пытаясь унять бешеный ритм пульса. Я не сумела даже вызвать Эквейса. Я...бесполезна. На ее глазах, ее, полноценного контрактора, почти в самом центре Пандоры, произошла резня, и она снова осталась в стороне. Толку-то от моего контракта...
- Гилберт… - Раздалось злое шипение. – У них были семьи, Гилберт. Эти смерти и несчастье только на твоей совести. Обвинителем оказалась та самая белоголовая девушка. Шерон даже не подозревала, что это прекрасное лицо может так кривиться от ярости.
Не на его, - хотелось вскрикнуть Шерон. Но она лишь в который раз нервно сжала веер, молча проклиная свою слабость.
Тем временем светловолосый незнакомец, который поддерживал бессознательного Гилберта, двинулся в здание Пандоры. Наследница Рейнсвортов в полном молчании последовала за ним.
--->Гостевые комнаты

0

13

Начало игры
21 Июля
День, 12:00 - 16:00
Погода: Тепло и солнечно

Вайолет,тихонько напевая себе под нос знакомый мотивчик, направлялась к парадному входу в Пандору. Было довольно тепло, потому девушка оставила свою накидку у себя в комнате, радуясь солнышку. В руках будущая сотрудница Пандоры несла несколько листков, которые в недалеком будущем должны были гордо именоваться документами. И что, спрашивается, я здесь делаю? - щурясь, думала Кроуфорд. - Хотя, сегодня тихо, тепло, и никто из нашей группы не додумается сюда идти... Если присмотреться, то местечко очень уютное. Убедив себя в том, что ни сад, ни тренировочный зал не смогут в этот день обеспечить ей покой больше, чем парадный вход, девушка прислонилась к почти холодной стене и стала рассматривать листочки. Их было немного, штук пятнадцать-двадцать, но вскоре Вайолет предстояло исписать мелким почерком их все, потому она никак не могла взять себя в руки и начать заполнять хотя бы один лист. Помотав головой, девушка упрямо уставилась на небо, будто надеялась, что оно заберет все бумажки, а вернет их, сделав за нее всю работу. Нет, так нельзя. - уговаривала себя Вайолет. - Какой позор! Мне же не тряпку в руки дали, в самом деле! Надо прекратить это лодырничество, а не то можно сразу паковать вещички.
Кроуфорд с самого утра никак не могла заставить себя заполнить несчастные листы. Она с кровати-то еле встала, что уж говорить о работе! Девушка честно пыталась выполнить задание, но ей везде что-то не нравилось: в комнате было слишком жарко, в столовой - слишком людно, в саду орудовали насекомые, в тренировочном зале даже присесть было некуда - везде прыгали мужчины с саблями и мечами... Успокаивало то, что дело не было безотлагательным и могло подождать денек-другой. Вайолет со вздохом опустила руку с будущими документами. Постою здесь немного, быть может немного остыну... День вроде бы прекрасный, ужасного ничего не произошло, все совсем как обычно... 
Кроуфорд решила еще немного постоять, размышляя о предстоящем деле, будто ожидая чуда, которое смогло бы отвлечь ее от злополучных пятнадцати страниц.

0

14

Dennyel Berst

Лебле, улицы города -------------->

21 Июля
День, 12:00 - 16:00. Тепло и солнечно.

Путешествие до штаба «Пандоры» прошло в тишине. Графиня Берст была целиком в своих мыслях, обдумывала произошедшее на улице средь бела дня и от напряжения даже покусывала губы – расследования и допросы были не в ее компетенции. Однако ей выпало сопровождать свидетеля в штаб – оставалось надеяться, что не придется проводить сам допрос.
Экипаж остановился у  парадного входа в главное здание – как Денниэль и просила. Она торопливо выбралась наружу, дождалась, пока за ней проследует девушка и кивнула ей – мол, следуйте за мной.
Однако не успели они дойти до дверей, как им навстречу вылетел взлохмаченный молодой человек в форме «Пандоры». Он в одно мгновение подскочил к леди Берст, что она отшатнулась от неожиданности, и протянул ей записку.
«Графиня Берст, вы срочно нужны в лаборатории. Дело чрезвычайной важности, имеет прямое отношение к утреннему инциденту», - прочитала Денниэль и поспешно скомкала записку. Утренний инцидент – это, должно быть, подтвердившиеся слухи о необычной ночной активности Бездны. Чрезвычайно важно.
Чувствуя, как от волнения щеки заливает румянец, Денни сжала губы и лихорадочно огляделась – срочно, очень срочно надо было бежать в лабораторию, но бросить девушку, у которой надо было взять показания, нельзя было. Юноша, который принес ей записку, уже исчез, двор пустовал – должно быть, все сотрудники в деле из этого «инцидента», если не считать…
- Ммм… Леди…  - Денни отчаянно пыталась припомнить имя молоденькой барышни, так удачно оказавшейся рядом. Сжимает какие-то листочки и явно слишком молода для полноценного сотрудника «Пандоры» - ученица, должно быть, но с к учебному отделу Денни не имела никакого отношения.
«Как досадно», - только и успела подумать она, прежде чем сбивчиво продолжить:
- Простите, что отвлекаю, но для вас есть задание. Эта мисс… - Денниэль обернулась к Эск и вдруг осознала, что так и не спросила ее имени, - …мисс? Простите мне мою неловкость…
Графиня повела плечами, понимая, что теряет время, и досадливо махнула рукой.
- Неприятный инцидент. Сегодня утром на улицах Лебле, - отбросив все сомнения, продолжила она, стараясь не употреблять любопытных для не входящей в «Пандору» девушки слов, - есть убитые и раненые. Ваша задача – допросить эту мисс.
Озвучив необычное для ученицы задание, Денни не стала больше тратить времени и поспешно скрылась в дверях, торопясь в свою лабораторию.

--------------> Пандора, лаборатория

Внешний вид, состояние, инвентарь

▪ Внешний вид: Волосы распущенные. Легкое розовое платье с руковами, перетянутое бардовым корсетом, чуть выше колен и черные сапоги на небольшом каблучке.
▪ Состояние: волнение
▪ Инвентарь: небольшая доза противоядия (спрятано в груди под корсетом), серебряные часы контракта (висят на шее), фамильное кольцо на среднем пальце левой руки, небольшая черная сумка с медецинскими препаратами, бинтами и т.д.

0

15

21 июля 1830 года,
День, 12:00 - 16:00
Тепло и солнечно.

Лебле, Улицы Города-------->

Где-то глубоко внутри себя, но Эск все же позволила себе представлять «Пандору» тайным обществом, чья база находится где-нибудь под землей, а вся столица внизу изрыта ходами, словно огромный муравейник. В фантазиях девушки были изменчивые тени и отсветы свечей, плотно подогнанные друг к другу камни, легкая запыленность и, возможно, множество дверей из добротного материала, все как одна похожие на другую. Что было за каждой из них – думать страшно. Разыгравшееся не на шутку воображение, может быть как последствие недавно пережитого шока, вырисовывало крупными мазками четкие контуры дубовых столов, многочисленных ящиков и… чудовища, томящиеся где-то внизу.
Все-таки, наверное, Луфар сморило на этой жаре. Платье прилипло к спине и… ощущение было не из приятных. Плюс ко всему она оставила дома свою старую грязно-синюю выцветшую ленту, которой можно был худо-бедно подвязать волосы. Девушка ощущала себя разбитой, кубиками, что расшалившееся дети вывалили из коробки на засаленный пол и разбросали по углам. Всю дорогу она и мисс Берст провели в молчании, последняя явно не была настроена на разговор. Эскарина бы тоже не тужила, если бы не дикое желание трещать без умолку, хотя бы чтобы как-то заполнить образовавшуюся внутри пустоту. С опозданием до нее дошел тот факт, что они убили его. Того мужчину, что сотрудничал с чудовищем. Как бы там ни было, хотя «Пандора» и успела прийти на помощь, помогли они не всем. Луфар особо остро осознала, что ее спасли от смерти те же убийцы, правда они носят другие имена. Кому-то приходится убивать, чтобы другие жили спокойно, верно? Если так, то у Эск был веский повод сомневаться, с теми ли людьми она соглашается иметь дело.
Говорят, если хочешь что-то прятать – прячь на самом видном месте. Все, то успела нарисовать себе юная разносчица, дало трещину и рассыпалось остывшим пеплом. Пандора вовсе не была и в десятую часть такой таинственной, какой должна была быть организация в любых хороших книгах. Однако, не лишенная некой помпезности, она потрясала воображение Луфар, которой чаще приходилось видеть однообразные покосившиеся очертания домиков бедного района, и заставляла несчастную часто моргать и сжимать бледными пальчиками ткань латной-перелатаной юбки.
На выходе из экипажа Эск благополучно навернулась и упала бы, если бы графиня любезно не поймала ее за шкирку. Наверное, она все-таки не была такой плохой, какой хотела видеть ее курьер. Или же во всем искала выгоду и творила добро во имя собственного кошелька и прочего.

Бедняге Луфар казалось, что в этот день все происходило ну уж слишком быстро. Вот она только-только входит через массивные в здание, а вот уже графиня Берст куда-то улетела на крыльях неотложных дел и оставила ее наедине с, как Эск показалось, не менее озадаченной юной девушкой -может быть новой сотрудницы.
Должно быть, когда входишь в здание «Пандоры», на человека должен накатывать благоговейный трепет, легкое возбуждение, как после дури, и, вероятно, толика страха. Эскарина же чувствовала усталость. Она наваливалась на нее со стен, как волны, что идут по луже, когда кинешь в нее камешек. Усталость, страх и постоянное напряжение. Девушка готова была поклясться, что ее нос уловил еле заметный металлический запах крови, что тянул от каждого, кто тут находится. И, буквально физически ощущая, что и сама погружается в этот липкий шлейф, Луфар хотела поскорее убраться отсюда. Отдергивала она себя лишь мыслью, что ей это все просто кажется, перенервничала и все такое… Но, так и не могла сдержать нервное передергивание лопатками и ползущие вниз уголки тонких губ.
И все же, надо было показать себя с хорошей стороны: готова к сотрудничеству и вполне адекватна. В целом, Эск сама не была уверена в этих двух пунктах. Поэтому, оставалось лишь нервно улыбаться и протягивать потную ладошку для рукопожатия, чтобы хоть за кого-нибудь зацепиться.
- Эск Луфар, мисс. Пожалуйста, скажите, что от меня требуется?

Отредактировано Esk Lyfar (2012-07-24 11:05:12)

+1

16

Вайолет так и стояла бы на месте, пытаясь заставить себя выполнить свое задание, но ей, можно сказать, повезло: от мыслей и стенаний, наполненных вздохами и нежеланием работать, девушку отвлекло появление двух человек совсем неподалеку. Пока одна из прибывших преодолевала небольшое расстояние между ними и, похоже, собиралась что-то попросить, Кроуфорд торопливо "отклеилась" от стенки и поправила подол платья, несколько помятый сзади. К тому времени, как девушка услышала первые слова, произнесенные будто бы отчего-то знакомой мисс - явно полноценной сотрудницей, иначе она и внешности не запомнила бы, -  Вайолет уже стояла, распрямив спину и озадаченно смотря на незнакомку. К несчастью, она с трудом запоминала детали, касающиеся других людей ввиду практически полного к ним равнодушия, потому предпочла молчать, видя, что и у прибывшей та же проблема с именем, да и не только с ее. Выслушав сбивчивые слова незнакомки, Вайолет чуть не выронила листы из рук, но сдержалась, крепко сжав губы и посмотрев на вторую девушку, которая выглядела не просто помято, но и как-то устало или даже немного потрясенно. Как раз так и смотрелись обычно те немногие свидетели происшествий, в которых фигурировали Цепи, но эта мисс держалась увереннее, чем остальные, как казалось Вайолет. « Так, надо успокоиться... Давай, глупая я, вдох-выдох... Зато бумажки можно отложить до завтра. » Неожиданное поручение, которым ее "наградили", было для девушки и радостью, и бременем - она ведь, хоть и хотела избавить себя от своих чистых листочков, вообще мало представляла, как допрашивать свидетелей. Хотя определенная выгода, которая выражалась в том, что она узнает еще один случай с участием Цепей, была. В итоге, после минуты размышлений Кроуфорд кивнула и произнесла вслед торопливо уходящей в сторону дверей мисс:
- Да, конечно.
Оставшись наедине со свидетельницей происшествия, Вайолет мельком осмотрела ее и еще раз убедилась, что та нервничает после пережитого.Но все же ей нужно было сделать свое дело, потому девушка, некрепко пожав протянутую ей бледную руку , представилась, хоть и знала, что это только простое приветствие и вряд ли ее имя вообще понадобится. Будь ее желание главным и важным, она вообще предпочла бы сейчас и не тратить драгоценное время на знакомства, но обойтись без этого было нельзя. Хотя Вайолет радовало то, что допрашивать придется не нежную и крикливую дамочку, повернутую на деньгах, а простую девушку, с которой можно и опустить некоторые мелкие детали и красивый говор предложениями, одно из которых могло быть записано на листе длиной в метр.
- Вайолет, Вайолет Кроуфорд. - мягко улыбнувшись, произнесла она. - Признаться честно, я сама еще ни разу не допрашивала никого в своей жизни, потому думаю не страшно будет, если мы устроимся в гостевых комнатах, и там Вы расскажете мне о происшествии настолько подробно, насколько возможно, а я займусь тем, что запишу все это. Если у меня будут какие-то вопросы, то я задам их, вот и все. Как Вы на это смотрите?
Несмотря на внешнее спокойствие и доброжелательность, а также полное безразличие к происшествию, которые Кроуфорд старательно напускала на себя сейчас, ее собственные чувства были немного другими, пусть она и не выдавала этого. Девушка уже предвкушала тот момент, когда она перенесет рассказ из документа в свою тетрадь-дневник, потому была заметна некоторая отстраненность, изредка видимая в ее глазах. Поудобнее перехватив листы обеими руками, Вайолет покрепче сжала их и стала ждать ответа свидетельницы инцидента.
Прошу простить за низкое качество и т.д., и т.п. Обещаю исправиться, честно.

0

17

Чудесно…. Просто великолепно!
Эск нервно облизала пересохшие губы, не замечая того, что вцепилась в руку несчастной сотрудницы, словно хотела сломать ей запястье. Луфар понравилось ее имя. Вайолет Кроуфорд… Круглое, словно стеклянный шарик с цветастыми пузырьками внутри, его было приятно проговаривать про себя. Все такое перекатывающееся, оно позволяло отвлечься хоть на минуту. Часто ли вам приходится держать на кончике языка столь сферообразное имя? Хотя, образы чудовищ пульсируют на границе сознания тоже не каждый день. Наверное, девушке стало бы легче, если бы она высказала кому-то все накипевшее за сегодняшнее утро (в разумных пределах конечно). А после, можно было бы продолжить держать под языком это замечательное имя. Было бы здорово еще выпить чего-нибудь горячего. Отец часто заваривал дома какой-то порошок… из имбирного корня(?). Хотя, Эскарине и не было холодно, по спине ползли предательские мурашки, а кончики пальцев дрожали так, как если бы курьер была уже дамой в возрасте. У всех старушек дрожали руки. Интересно, от того ли это, что они повидали столь много ужасного за свою долгую жизнь? У престарелых герцогинь трясутся руки?
Силой заставив мысли не улетать в другую сторону подобно расписанному яркими красками воздушному змею, Эск поспешно отпустила руку Вайолет и, кашлянув, постаралась не тараторить и удерживать себя от перепадов интонаций в голосе, порой доходящих вплоть до звенящих высоких нот второй октавы.
-Да-да, конечно, как скажите мисс…
И все таки, ее мнением интересовались. Это льстило.
Но, было несколько неразумно доверять опрос свидетеля тому, кто никогда этим не занимался. А Луфар очень не хотелось пересказывать потом снова и снова, пока в горле не пересохнет. К тому же, во время многочисленных повторений на историю налипнут различные придуманные подробности, ненужные приукрашивания. А сказки хороши, лишь в том случае, если имеешь дело с детьми. Да и те в наше время слишком рано взрослеют, чтобы любить истории про фей и красные башмачки.
Поэтому, легче всего было соглашаться с нехитрым предложением Кроуфорд, позволить увести себя к диванчикам, наверняка обитым какой-то дорогой, еще не ведомой Эск, тканью с строчками золотых ниток. А даже если их не будет – все равно, уж больно хочется присесть.
- Думаю, так было бы удобнее всего. Ведите, мисс Кроуфорд.
И все же, хорошее у нее было имя. Оно могло бы принадлежать какой-нибудь девушке из хорошей истории, а в кармане бы у нее лежала волшебная палочка, слегка сдвинутая на тыквах. Жаль, что события происходят не на страницах затертой книги в мастерской отца.
В душу закралось смутное беспокойство за родителя. Ох, если бы он сейчас был рядом! Эскарине было бы в разы легче, если рядом были бы уставшие серые глаза Клода. Однако об этом не могло быть и речи! Нельзя его втягивать, нет нет!
Поскорее бы все это закончилось… Хочу домой.
Но, вряд ли заварушка была таковой, если бы закончилась быстро. Поборов желание вцепиться пальцами в рукав Вайолет, чтобы не потеряться и ощутить некое подобие защищенности, Луфар позволила себя увести.
И пусть спрашивают о чем хотят. Все расскажет.

---->  Пандора. Гостевые комнаты.

0

18

Когда чужая ладонь сжала ее руку с такой силой, будто хотела сломать кость, Вайолет прикусила губу. Видимо, от волнения после произошедшего мисс Луфар немного... растерялась. Или нет, не то слово... У Кроуфорд не было в словарном запасе нужного, или же она его не помнила. Довольно сложно было думать об этом, когда все мысли девушки занимали документы, сказки и дела в Пандоре. Через пару минут Вайолет просто отмела в сторону все неудачные попытки, решив забить на такое глупое занятие. « Все-таки не мое это дело - слова подыскивать... » - оправдывала она себя, прекрасно помня о том, что поиском нужных выражений во время допроса ей придется заняться не раз и не два. Все же хорошую формулировку вопроса составить порой сложно.
Наконец, руку отпустили. Вздохнув и незаметно посмотрев на запястье, Кроуфорд заметила, что наверняка останется синяк, хотя вряд ли очень большой и заметный. Сама она не смогла бы оставить кому-то такой, даже если бы постаралась. Впрочем, если бы очень-очень-очень постаралась, то наверняка получилось бы, но пробовать как-то не хотелось, да и подходящего “подопытного кролика” на горизонте видно не было.
Снова сжав руками листочки, которым такие крепкие объятья наверняка уже надоели, Вайолет взволнованно поглядела на Эск, а затем отвела глаза в сторону. Не говорить же, что она вполне может что-нибудь напутать или не так сделать. Уж очень не терпелось приступить к допросу, а подобное признание может немного подпортить и так поверхностное и вряд ли правильное мнение мисс Луфар о ней и ее способностях. Кроуфорд, конечно, не стала бы никогда профессионалом в расспросах людей, но глупой она себя не считала, это уж точно. Ну, это еще как посмотреть, правда...
Когда Эск согласилась дать показания в гостевых комнатах, Вайолет кивнула с улыбкой и повернулась, ища взглядом нужный путь. По коридорам здания Пандоры она ходила не много, но вполне успела сориентироваться, пока бегала от своей комнаты до сада, зала, где проходили занятия, и прочих мест, куда посылали обычно учеников. Быстрым шагом девушка направилась к комнатам, сопровождая мисс Луфар и стараясь не слишком уходить вперед, так как ей не хотелось, чтобы уставшей свидетельнице происшествия пришлось ее догонять. Кроуфорд уже почти не могла сдерживать свое любопытство, так что чуть не начала задавать вопросы прямо по дороге до места. Во всяком случае, даже если девушка и открывала пару раз рот, собираясь заговорить, но нужных слов для начала разговора как-то на ум не приходило, и приходилось закатывать губу и довольствоваться обдумыванием допроса. « Грустновато как-то... Нужно будет все же попробовать с кем-нибудь подружиться, если не сейчас, так потом. Времени предостаточно, когда-нибудь да успеется. » - со вздохом решила Кроуфорд, переступая порог...

---->  Пандора. Гостевые комнаты.

0

19

----------> Парадный вход

Обычно Найтрей любил те моменты, когда не нужно было спешить - чаще всего это время наступало ночью или же тогда, когда нужно было сидеть и ждать. Тогда появлялось время подумать или вовсе позволить своим мыслям побродить где-то далеко, что в последние годы было для него совсем уж непозволительной роскошью. И за этот день такая ситуация наступает для него уже во второй раз - и, по иронии судьбы, именно тогда, когда Гилберт, пожалуй, с удвоенным энтузиазм взялся бы за любую работу с головой, чтобы заполнить эти "провалы" бездействия хоть чем-то, чтобы просто не позволять коварным мыслям вновь и вновь закрадываться в голову. Но какое занятие можно было найти себе в карете? Ничем, хоть убейся - или в окно смотри на однотонные пейзажи, накатывающие тоску... В задумчивости Гил прислонился к дверце и посмотрел вперед, насколько позволял нынешний ракурс. На мгновение появилась безумная мысль занять место кучера и вести карету самому - но, усмехаясь самому себе, он сразу откинул эту глупую идею. Да, можно было легко отвлечься от зловредных мыслей - работа эта требовала повышенного внимания и максимальной сосредоточенности, но... а кучера куда, сюда, на его место? А если с Крольчихой опять что-то случится? Нет уж, как бы ни была эта мысль заманчива - надо признать, что она никуда не годится. Даже там не сбежишь от ставших уж слишком навязчивыми эмоций.
Но, тем не менее, это не мешало сидеть ему с каменным выражением лица. Гилберт не мог посмотреть на себя со стороны, но он знал, что на его лице - ни одной дрогнувшей черточки, ни ранее, ни теперь; сказались годы тренировок, и это выражение Гил благополучно зафиксировал. Тогда - чтобы показать, что ему не больно, когда он получал очередное ранение на тренировках, теперь... и теперь так же. С одной лишь разницей, что боль, которую он сейчас ощущает, отнюдь не физическая. Что, безусловно, было отвратительнейшим моментом - физические раны можно исцелить, про них можно забыть, в конце концов, а что делать с этими угнетающими чувствами? В конце концов, обычно, когда люди испытывают сильные эмоции, они выражают это жестами, взглядом, словами, действиями... а он не мог сделать даже этого. Хотя, признаться, безумно хотелось хотя бы просто сжимать пальцы до неприятного хруста, окидывать беглым взглядом карету снова и снова, постоянно вертеть головой будто в поисках чего-то и тарабанить пальцами по дверце. Прищурить глаза, устало прикрыть их, вздохнуть, сжать руки в кулаки... Но, черт подери, не позволяло воспитание и примитивные правила этикета. И просто знание того, что он не должен показывать своих эмоций.
Хотя безумно хотелось. Время от времени ему приходилось одергивать себя, когда рука привычным жестом тянулась к карману плаща, где хранилась очередная пачка сигарет. Он пытался забыть о них - но не мог и этого, и даже этот казалось бы мелочный момент его ужасно нервировал. Со злостью Найтрей одернул край плаща, сдержав секундный порыв достать пачку и выкинуть ее к чертям за окно. Ох, поистине странные вещи творит с ним страх.
Кажется, ему всё же удалось отвлечься - оставшееся время он сидел неподвижно, надвинув шляпу на лицо и устремив взгляд куда-то в пол - и очнулся только тогда, когда карета, дрогнув, остановилась, а голос кучера возвестил о прибытии. Издав что-то вроде тихого вздоха облегчения, Гилберт поднялся, самостоятельно открывая дверцу и выбираясь наружу. Поколебавшись, он обернулся и подал руку девушке, стараясь не смотреть ей в глаза - сейчас, когда злость и гнев медленно улеглись, он ощущал что-то вроде чувства вины... и перед кем? Но если уж искать виноватого, то иных вариантов не существует - он сам виноват. Он и только он. Не смог уберечь господина, хотя клялся в этом самому себе. И сейчас... черт, сколько раз за эти несколько часов он говорил себе прекращать думать об этом?

+1

20

------> Парадный вход

Ощутить всю важность Гилберта Найтрея.
Судя по всему, именно таким был девиз сегодняшнего дня. Она начала подмечать сущие пустяки: он подал ей руку, выходя из экипажа, такая мелочь, но все же. Не будь здесь сейчас Гилберта, ей бы самой пришлось выпрыгивать вон! А это было не так-то просто: тяжесть в мышцах ощущалась после долгих бесполезных рывков туда-сюда, из поместья в поместье; Алисе бы не помешал отдых, им обоим бы не мешало взять небольшой тайм-аут, чтобы восстановить силы и хоть немножечко успокоиться.
Непривычным было общаться с ним вот так - без слов, без ругани. Она просто вложила ладонь в чужую, не переговариваясь с ним, даже не раздражаясь.
"Что это с вами двумя?" - наверняка, именно такой была бы фраза, прозвучавшая из уст Безариуса, увидел бы он их двоих в таком положении.
Но никто не спросил, в чем дело, не улыбнулся, даже не смеялся. Гилберт молчал. Молчал все те несколько шагов, что потребовались им для того, чтобы преодолеть расстояние от парадных ворот до входа в "Пандору". Молчала и Алиса, а что ей было говорить?
Стоит ли вдаваться в подробности? В чем именно заключалась важность этого Водоросля-на-ножках, так это в уважении. Безграничное уважение, которое безошибочно читалось в глазах, словах, даже в жестах тех людей, что встретили их. Честь, статус и слава - девочке вспомнилось, что кто-то очень близкий однажды сказал ей, будто бы это три составляющие успешного и уважаемого человека.
Успешный и уважаемый глупый слуга.
Девочка коротко усмехнулась. Не самый подходящий момент для подобных шуточек. Ведь именно благодаря Ворону их не вытурили отсюда как заезжих глупых туристов-зевак, сразу же восприняв всерьез.
Ну ещё бы... Он же местный.
Как и этот чертов Пьеро.

На этом моменте девочка выразительно фыркнула.
Пока они толпились у входа, чуткие кроличьи инстинкты Алисы заставили её встрепенуться и замереть, словно перед прыжком. Она слышала слишком знакомые голоса, доносящиеся из ближайших коридоров.
Как же их...
Ловко выскользнув у Найтрея под рукой, Алиса засеменила прямиком навстречу знакомым юношеским голосам.
Один буйный...
Шажки её становились все размашистее и размашистее.
Другой лохматый...
Ей показалось, или же её и впрямь кто-то позвал, не особо вежливым образом, к слову сказать.
- Точно! Вспомнила! Элиот и Лео!
Торжественно помирившись с памятью, вечно её подводящей, Алиса вырулила из-за угла, чуть не влетев с дури в высокий цветок, торчащий из горшка, явно служащий как украшение в этом скучном коридоре.
- И кто только это понаставил?!

----------> Пандора. Коридоры

+1

21

Тишина, как уяснил Найтрей за годы своей недолгой жизни, бывает разной. Бывает неловкой, когда не знаешь, чем заполнить возникшую паузу в диалоге - вроде бы уже всё сказано, и приличествует продолжить разговор, а поговорить-то и не о чем. Подобное Гилберт не любил еще в самом детстве, когда и подавно не обладал никакими коммуникативными навыками и возникавшие между ним и собеседником неровности он даже не знал, как исправить, и постоянно терялся, в то время как теперь на подобную тишину ему было, мягко говоря, наплевать. Бывает нагнетающей - когда, напротив, можно произнести много слов, но мешает осознание того, что это будет лишним, пустым. В такие моменты некоторые люди понимают, что лучше промолчать. В таких ситуациях молодой человек, чего уж таить, справлялся лучше всего - молчать он умел. Однако вместе с тем такую тишину он не любил, пожалуй, больше всего - забавный парадокс. О тишине, на самом деле, можно размышлять долго... И во всех подобных раздумьях она непременно ассоциировалась у него с чем-то казусно-неловким. Но за все годы жизни Гилберту еще ни разу не приходилось сталкиваться с подобным. С тишиной, которая... связывала?
Весь путь до парадного входа Найтрей боролся с мыслью, что надо что-то сказать. Просто ради приличия, чтобы разрушить, наконец, эту чертову тишину. Однако чем больше он позволял себе теряться в собственных мыслях... тем больше понимал, что сейчас это им не нужно. Хотя бы потому, что сейчас то было одним из тех немногих, но странных моментов, когда со стороны можно было представить, будто "между этими двумя" царит... понимание?
Чьи-то, кажется, смутно знакомые фигуры, жесты; приветственные кивки делались на автомате. В мыслях Найтрей по-прежнему пребывал где-то далеко, и, наверное, в первый раз не одернул себя за это сразу. Глупо, но подобные размышления хоть как-то отвлекали от действительности. От того времени, что дано их, чтобы просто ждать. Ожидание... как же оно ненавистно.
Остановившись у входа, Гилберт замер, задумавшись, куда лучше им сначала пойти. Однако он не успел сделать ни шагу - краем глаза Найтрей заметил, как Алиса, встрепенувшись, целенаправленно засеменила куда-то.
- Эй! - как и ожидалось - ни капли внимания на его оклик. Ну, правда, на что он надеялся? - Чертов Кролик, - процедив ругательство сквозь зубы, Гилберт поспешил за ней, стремясь догнать и остановить. Первое удалось не сразу, но, когда он уже хотел одернуть её и отругать - отрицательные эмоции копились, требуя выхода - она произнесла два знакомых имени, заставивших его удивленно замереть. Алиса снова сорвалась с места - и Найтрей, чертыхнувшись, последовал за ней, на ходу невольно поправив любимую шляпу.

-------------->  Пандора. Коридоры

0


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Пандора » Парадный вход


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC