Pandora Hearts RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Столица Лебле » Лесопарковая зона


Лесопарковая зона

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

О, явилась не запылилась >.>
Простите горе игроку, очень грузит повседневность.
Как следствие и пост никудышный, и я как мочало.

--->  откуда-то из города

Итого, что мы имеем? Уставшие ноги, урчащий живот и полное, колоссальное отсутствие привычного спокойствия, о чем могли свидетельствовать нервно сжатые пальцы и непряженно-сосредоточенное выражение лица.
Отца дома не оказалось. Странно. Обычно в это время он сидел в углу их скромной обители и работал над книгами. Книги лежали на столе. В мойке стояла грязная посуда, которую по доброте душевной Эск мыла за двоих. Кое-как заправлена койка. Все как обычно, но вот Клод куда-то запропастился. Но девушка была слишком встревожена утренним происшествием, чтобы позволить себе волноваться еще о чем-то. Пробыв в помещении не более получаса, она, чувствуя себя некомфортно в четырех стенах, силой заставила себя проглотить уже почерствевший кусок серого хлеба и, сбросив наконец влажные сапоги, стянула платье через голову. Как ни странно, но на грязно-коричневой одежде были даже слишком хорошо видны следы пыли, утренней грязи. Тощая обнаженная фигурка на какое-то мгновение задержалась в центре комнаты, а затем несколько неуверенно скрылась под кроватью, а когда выпрямилась обратно, в руках Луфар был сверток, представлявший собой небрежно свернутую грубую ткань.
«Другой чистой одежду все равно не найдется…»
Собравшись с духом, Эск развернула сверток и расправила в руках явно большеватое ей платье бутылочного цвета. Платье ее сестры. Пожалуй, самая дорогая вещь, которую можно было вообще найти в этом доме. Не столько в смысле дорогой памяти, сколько с финансовой стороны. Первоначально оно шилось одно на двоих. Клод считал, что и у его девочек должны быть красивые вещи и купил это чудо два года назад, незадолго до того, как старшая Луфар канула в ничто. Месяц без мяса, но все же у девочек было шикарное для их статуса хлопковое платье, с рукавами три четверти, на которых можно было заметить незамысловатую вышивку. Мерки снимались с Поль, на ней оно сидело как вылитое. Но Луфар ни разу его не надевала, повода не было. А теперь она мертва, если не находится в самом Аду. А там, наверное, платье вряд ли понадобится.
Долгое время Эск не решалась даже смотреть на него, слишком болезненно сжималось от тоски ее маленькое сердце. Но сегодня, когда утро принесло этакое дежавю ужаса двухлетней давности, стало даже немного все равно. Нет, она не передумала докапываться до истины, даже наоборот. Однако сегодняшний день показал, что ей смертельно необходимо стать сильнее. Почему бы не начать с простого, верно?
Оно было велико ей в груди и казалось неестественно длинным. Но для Эск, которой не часто приходилось надевать новые вещи, оно все равно было прекрасно. Она даже мысленно посетовала, что в их квартирке нет….как же его… зеркала! Большое бы, чтобы можно было увидеть себя во весь рост, с резной деревянной рамой. Вместо этого приходилось довольствоваться осколком, висящим над раковиной. Неловко пригладив волосы, Эскарина обула потертые серо-синие (совершенно не подходящие по цвету) туфли, отдаленно напоминающие мокасины, так сильно они износились. Но выбор был не велик, не идти ведь в сырых сапогах? Болеть не хотелось, к тому же, можно было запросто набить себе мозоль на пятке. 

А ноги порой могут занести тебя куда надо… А в прочем куда не надо доже частенько заносят. Уйдя в себя, Луфар и не заметила, как добралась до самой окраины города, ближе к лесопарковой зоне. Сколько она шла? Может пару часов, лишь сейчас она почувствовала ноющую боль от икр к коленям. От долгой ходьбы ножки девушки устали, и было бы очень кстати где-нибудь присесть.
Поблизости, естественно, ничего подходящего не было. Разве что чья-то карета стояла на съезде, но…
Стоп, стоп, стоп! Карета?
Внутренний бобр не заставил себя ждать и лихо дернул рычаг «любопытство». Пару раз моргнув, Эск неуверенно помялась на месте, не решаясь подойти взглянуть поближе. Излишнее желание сунуть свой нос во все щели никогда никого до добра не доводил, а Эскарине вовсе не импонировало найти себе еще больше неприятностей на тощий зад. Однако если уж она забралась так далеко, можно было разрешить себе маленькие вольности.
Поверхность была теплой, видно нагрелась на солнце. Эск прижалась к ней щекой и прикрыла глаза, упрямо игнорируя то, что прижалась наверняка к чему-то пыльному, и вообще со стороны это смотрится несколько странно. Благо, никого поблизости не было видно, и недо-курьер могла позволить себе пару минут отдыха. Ну, или Эск просто пользовалась возможностью прикоснуться к «прекрасному».
- Интересно, принадлежит ли транспорт красивой леди? Или быть может джентльмену? А может член кого-нибудь из герцогских домов выбрался на прогулку? – вполголоса рассуждала она сама с собой. – Что бы они подумали, увидев меня тут? Уморительная, глупая простолюдинка, а верно еще и слабоумная. Прижиматься лицом карете, э как удумала. Еще бы поцеловала ее, в самом деле! До чего же глупые жители трущоб…
Губы тронула усмешка. Зато, глупым людям доступны свои маленькие радости. Главное, чтобы дураки на вас не работали, остальное можно простить.

Отредактировано Esk Lyfar (2012-11-19 19:56:02)

+2

32

Дневник Бальтазара Магнуса Ундервуда. Запись №812
Все так же. Без изменений. Подопытный всем доволен. Я ограничил его рацион, но ему это оказалось не такой большой проблемой, как я ожидал. То ли я действительно ошибся, то ли это будет один из лучших моих экспериментов.

- Все мы в той или иной степени философы, - туманно ответил на эту фразу Бальтазар. Впрочем, любая фраза, начинающаяся с "все мы в той или иной степени", удивительно туманна, и потому крайне универсальна практически в любой ситуации. Другое дело, что эта фраза часто выдавала людей, которые не знают, о чем говорят, или же просто не знают, что бы еще умного сказать, чтобы не показаться исключительными глупцами. Правда к Магнусу это ни в коей мере не относилось, потому как он сказал это только для того, чтобы завершить данную часть разговора, которая на данный момент на его взгляд совершенно не имела никакого смысла.
- Я зову его так ласково, - улыбаясь все так же отметил Магнус в ответ на следующий вопрос девушки о собаке. О собаке разговаривать мужчине нравилось и самому, хоть он и не так часто это делал, как хотел. Правда, чуть чаще он всегда хотел говорить о дочери, но вот о ней он ни с кем, увы, поговорить не мог, - на самом деле, его зовут Буцефал. Это имя, конечно, ему идет гораздо больше не так ли? Такое же суровое и грозное, как и он сам. Но на самом деле, у него доброе и очень преданное сердце. Знаете, это особенность любой собаки, за исключением декоративной мелочи. Собака верна тому, кого любит. Верна до самой смерти.
Бусинка, конечно, не имел ничего реального против того, чтобы девушка шла под руку с его хозяином, потому что прекрасно знал, что в сердце Магнуса никто не сможет занять его место, если уж этого не смогла сделать Мелисса, то этого не сможет сделать никто.
Итак, Ундервуд и леди Рейнсворт шли спокойно уже по дорожке, что вела к карете. Не то, чтобы до нее было очень долго идти, и потому Магнус думал о том, что неплохо было бы поторопиться. Другое дело, в какую сторону торопиться и стоит ли овчинка выделки, ученый пока еще не знал, но подозревал, что стоит. И овчинка неплохая такая... породистая. И потому...
- Не входит в его обязанности? - переспросил Магнус удивленно, а потом качнул головой, - так, значит, вы здесь еще и без личного слуги? Ах, какая нерасторопность! Не ваша, разумеется. Я говорю о той леди, что должна присматривать за вами. Вам наверняка с ней скучно?
Он предположил это просто так. Чисто из собственных только что сделанных выводов. Ну а почему еще может девушка из родовитой семи разгуливать одна? Только если она периодически сбегает от слуги или гувернантки, потому что та старая чванливая и жутко неинтересная особа. Правда, все это лишь предположение...
- Вот я вам и предлагаю все-таки сменить слугу. Чтобы ваша новая слуга была под стать вашему характеру, - он улыбнулся легка, поглядев на девушку, - я вижу в вас дух авантюризма. И, поверьте, нисколько не считаю, что это плохо. Это наоборот скорее даже хорошо. И потому я хотел бы что-нибудь сделать для вас. И, возможно, чем-то помочь.
О, да. Он мог показаться почти добрым волшебником, который может сделать чудо из ничего. Впрочем, оно почти так и было. Ну... почти...
- И потому позвольте мне еще один совет, - продолжил Бальтазар, - возьмите в слуги кого-нибудь с улицы. Девочку-простолюдинку, которая не всегда может позволить себе даже буханку свежего хлеба. Возьмите ее к себе, оденьте, подучите немного, и у вас будет самая верная и преданная слуга. Слуга, о которой можно мечтать. И, главное, в таком человеке наверняка будет так же ярко гореть огонь авантюризма, как он горит в вашем сердце.
И даже для Магнуса было некоторым удивлением, что словно бы в подтверждение его словам, около кареты, куда он провожал Офелию, вертелась девочка из простолюдинов. Судя по платью, которое было ей явно великовато, она действительно крайне нечасто питается досыта и имеет возможность надеть что-нибудь новое. А то и хотя бы чистое.
- Вот, например, - Бальтазар легко указал в сторону кареты и девочки, что вертелась вокруг, - посмотрите. Любопытство этой девушки наверняка подчас не доводит ни до чего хорошего. И если ей внезапно улыбнется удача в вашем очаровательном лице, это будет ваш самый верный, самый преданный и самый идеальный слуга.

+2

33

Офелия безмолвно пожала плечами.
Да! И в самом деле, теперь она припомнила, что пса действительно звали Буцефал. Мистер Ундервуд ведь окликал его. Как-то совсем вылетело из головы.
- Так! Вы правы мистер Ундервуд. Буцефал - довольно необычное и красивое имя. Ему идет. - Юная леди не удержалась и мельком глянула на пса с улыбкой. Почему-то в данную минуту ее перестал страшить дикий гигант.
- Я как-то прочитала в одной книге, что собаки похожи на своих хозяев. А вы как считаете? - Офелия не совсем была уверена к чему клонит, мысль посетила ее неожиданно. Ей стало просто интересно. И она даже могла предположить, что не так уж далека от правды, подумав подобным образом. Но так ли это было?
Все-таки с ее стороны было неправильно поддерживать подобный разговор. Выходило, что чуть-чуть, но она умудрилась сказать что-то не то про других людей. Стало неловко и стыдно.
- Нет! Что вы! Агнесса очень замечательная и умудренная опытом женщина. Просто это . . . я слишком упряма и неусидчива. - Офелия старалась ни про кого ни говорить плохо, что впрочем иногда у нее могло и не выходить, но она искренне стремилась, чтобы слова и намерения у нее были чистыми и добрыми.
Наверно в словах мистера Ундервуда было заложено зерно разума, но так легко заменить Агнессу на кого-то другого Офелия не смогла бы. В каждом человеке есть свои достоинства и недостатки. И мирится с ворчанием и наставлениями Агнессы юная леди была готова. Другое дело, что помощь служанке всегда была бы не лишней.
- Услышала бы вас моя матушка . . . - В голосе прозвучали смешинки. Она представила, как красивое и утонченное лицо матери станет удивленным и недовольным. Как яростно сдвинутся ее брови и она будет негодовать, называя ее сурово по имени.
- Право родители мечтают, что это все возрастное. - Однако, юная Рейнсворт слишком отклонилась от темы.
Было как-то странно, что мистер Ундервуд только что ей встреченный уже свободно делится советами.
"Помочь?" Вопрос застыл. Она продолжила слушать еще один совет.
Возможно из него вышел бы не только хороший философ, психолог, но еще и замечательный писатель или поэт. Когда он так подробно начал описывать свое представление и видение слуги для нее Офелия признаться даже прониклась вдохновенной речью мужчины. Было бы очень заманчиво поступить, как он советовал.
- Что . . . простите? - Словно очнувшись от гипноза, Офелия проследила за направлением руки мужчины. Она так увлекалась рассказом, что ее воображение разыгралось не на шутку, а тут пришлось соображать наспех.
Как-то это было право волшебно . . . или просто удачное совпадение.
Взгляду предстала по всей видимости молодая девушка в скромном платье, которая прижималась к боку кареты так будто ей внезапно стало дурно и срочно требовалась опора.
Нильс мирно посапывал на своем месте, ничего не подозревающий о нечаянной гостье, если незнакомку можно было так назвать.
Офелия заволновалась так как девушка не двигалась.
- Мииисс . . . - Голос выдавал неподдельное волнение.
- Мисс! Вам плохо? - Ловко освободившись от поддержки Магнуса, юная Рейнсворт спешно приблизилась к незнакомке и осторожно положила руку той на плечо.
Нильс подпрыгнул от неожиданности и закашлялся после продолжительной дремы, глупо вылупившись на процессию, которая образовалась перед каретой.

+1

34

http://pandora.rolka.su/img/avatars/000b/3f/e0/236-1340862481.png

- Мисс! Вам плохо?
- Нет, мне очень хорошо... - отозвалась девушка скорее инстинктивно, не сразу поняв, что вопрошающий голос доносится откуда-то извне ее иллюзорного мирка. Тепло, исходящее от бока кареты пагубно влияло на уставшую от ходьбы Эск. Признаться, она пребывала практически в дреме, когда ее окликнули. Вот и вышел такой глупый ответ, из-за которого ее точно примут теперь за сумасшедшую. Едва Луфар осознала, что с ней говорят и повернулась на голос, она встретилась взглядом с леди. У бедных есть свои маленькие радости, которые недоступны богатым, и все же, стоя рядом с богатой леди, видимо, владелицей данной кареты, Эск ощущала себя странно... Наверное, так ощущает себя выкупавшийся в пыли воробей со взъерошенными крыльями в пятнышках грязи, волей судьбы попавший в общество прекрасного белого голубя. Платья Эск, казавшееся ей поначалу таким восхитительным, меркло и казалось чуть ли не рваниной на фоне одеяния белокурого ангела, что предстал перед ней. Луфар не приходилось видеть знатных господ со столь близкого расстояния, да и какое дело заставило бы девушку выйти на главные улицы столицы, где царствовали дорогие лавки искусных ремесленников, заведения высокой кухни, источавшие притягательные ароматы на пол квартала, и где неспешно вышагивали богато разряженные дамы и их не менее элегантные кавалеры?
То, что платье ее сестры настолько померкло на фоне леди обижало Эск. Она даже поймала себя на том, что немного злиться - на себя ли, за то, что допустила мысль о том, что это платье, столь огромными усилиями добытое отцом, хуже того великолепия струящейся ткани, что было надето на леди, на леди ли, за то, что та отвлекла ее от ее единения с прекрасной каретой и показала, что соприкосновение с прекрасным может статься делом довольно болезненным? Эск не знала.
За леди стоял джентльмен, и оба ждали от Эск внятного ответа. Наконец, отмерев, девушка неловко поклонилась.
- Прошу прощения. Я не знала, что это Ваша карета. Со мной все нормально, прошу Вас, не беспокойтесь обо мне, - поспешно оправдав свое поведение, девушка подобрала длинную юбку своего платья и отошла на пару шагов. Вот и нашла она себе приключения на пятую точку, что если эти двое аристократов воспримут то, что она трогала карету оскорблением? А то и попыткой воровства, пусть Эск внутрь и не лезла, но поди докажи теперь, что она не собиралась этого делать! Дело принимало очень нежелательный оборот и Луфар начала нервничать. Сначала отец пропал куда-то, теперь вот эта встреча с аристократами. День определенно складывался не в ее пользу. И что же ей остается? Побежать от этих двоих? Тогда они точно ее будут подозревать! Поэтому Эск выбрала нейтральный вариант - уйти, но без спешки, вежливо.
- Простите еще раз, что трогала Вашу карету, - обратилась она к леди, нервно теребя подол своего платья, - Мне пора, желаю Вам приятной прогулки.
Протараторив положенные извинения и прощания, девушка резко развернулась и быстрым шагом направилась туда, откуда пришла. Эта встреча так разволновала ее, что идти медленным шагом она просто не смогла бы. Оставалось надеяться, что за ней не будет погони. А уж по возвращению домой она займется поисками отца и, когда найдет его, обязательно поведает ему о странной встрече.

----> куда-то в город

0

35

Дневник Бальтазара Магнуса Ундервуда. Запись №813.
Он все еще доволен. То ли он слишком много уже успел пережить. То ли он слишком хороший актер. Я не могу поверить, что не способен разобраться в его настроениях. Нет. Это невозможно. Я не могу ошибаться.

- Я абсолютно с вами согласен. Если животное живет долго с одним человеком, оно становится похоже на него, - с улыбкой ответил Бальтазар на вопрос Офелии. Да, он легко соглашался с тем, что Буцефал похож на него. Бальтазар ведь был таким же верным и преданным, готовым порвать глотку за хозяина. Другое дело, что хозяев у него не было. А если и появлялись, то выбирал он их себе сам. И только сам. Впрочем, у него был его прекрасный друг, которого Магнус любил и уважал за устремления. Хотя бы просто за то, что он дал возможность доктору продолжать свою работу, ведь для Магнуса это было по-настоящему важно.  К тому же Алексис на удивление легко стал его другом. А такое удается далеко не каждому.
Правда, говорить сейчас о собаке было бы верхом неблагоразумия, потому как у него с леди Рейнсворт появилась гораздо более интересная тема для обсуждения. А как же! В интересах Ундервуда было войти в доверие юной леди, получить вхождение в дом Рейнсворт и... а там уже как пойдет. Через Рейнсвортов можно будет подобраться и к Пандоре, в которой наверняка есть еще что полезное. Впрочем, конечно, из Пандоры информацию может достать и Алексис при надобности, но... благосклонность одного из Великих Домов может сильно помочь, если на Бальтазара внезапно падут какие-либо подозрения.
- Родители? О, уверен, я бы смог легко убедить их в том, что вам просто необходима молодая служанка. И даже легко смог бы объяснить, почему ваш выбор пал именно на эту молодую леди, - почему-то в голове Магнуса уже легко выстроилась целая цепь следствий и событий, которые повлекут за собой мгновенные решения этой прекрасной белокурой леди, которой доктор дает сейчас дельные советы.
И как-то Бальтазар не заметил, что девушке около кареты нехорошо. Он воспринял ее поведение как восхищение каретой или еще чем, но... реакция Офелии дала ему повод задуматься, а заодно и попробовать повернуть это волнение леди в нужную сторону.
К тому же он и сам решил присмотреться в девушке, когда они подошли ближе и Офелия выскользнула из его руки. Буцефал приостановился и тихо глухо зарычал, прижимая уши к голове. Так обычно пес реагировал на чужих Цепей. Запах Цепей сильно отличается от запаха любого земного существа.
- Что? - одними губами прошептал Бальтазар, - контрактор? Нет... не может быть...
Он пригляделся в девушке внимательнее. Нет, не может быть такого, чтобы у этой девочки была Цепь. Девочка слишком проста, недостаточно напугана и явно не излучает той ауры, тех эмоций, какие обычно буквально прут от нелегалов, тем более столь молодых. Магнус слишком хорошо знал эти чувства и эмоции, но... реакция собаки, некоторая бледность девушки... и ее недостаточно быстрая реакция показала Бальтазару, что та пережила достаточно сильный стресс.
И когда девочка извинилась и собралась ретироваться, Магнус словно очнулся, качнул головой и обратился к Офелии, глядя исключительно на бедную незнакомку:
- Вы совершенно правы, леди Рейнсворт, - заметил он, легко коснувшись головы собаки и успокаивая ее, - юной мисс определенно пригодится ваша помощь...
В мгновение ока мужчина сделал пару шагов и, легко ухватив девочку за локоть, остановил ее.
- Погодите пугаться, - произнес доброжелательно Бальтазар, легко проведя большим пальцем по локтю девушки и почти мгновенно отпуская ее, чтобы не увеличивать испуг девочки. Наверняка она сильно испугалась, когда к ней обратились богатые на вид люди, - и погодите убегать. Мне кажется, совсем недавно вы пережили потрясение, от которого еще не оправились. Пожалуйста, позвольте нам помочь вам...
Магнус надеялся, что это обращение и попытка угадать, что произошло с девочкой, может хоть немного заинтересовать ее и даст повод зацепиться за его слова. Если не завязать беседу, то все может и оборваться, не начавшись. Мужчина улыбался легко и дружелюбно. И в этой его улыбке невозможно было угадать лживость.

+1

36

Офелия ничего не успела ответить на любезное предложение мистера Ундервуда уговорить ее родителей нанять для нее кого-то помоложе Агнессы. Она забеспокоилась, что той самой первой встреченной ими девушке, которую ей почему-то прочил Бальтазар в служанки, стало дурно. Со всей наивностью юная леди готова была уже везти девушку в больницу, но, к счастью, этого не требовалось.
Стоило только незнакомке их с мистером Ундервудом заметить, как она очень ловко отошла в сторону от кареты и уже согнулась в извинительном поклоне, извиняясь так, словно ее собрались обвинить в тяжком грехе. Офелии не понравилась такая реакция. Она не любила ставить людей в неловкое положение. И еще больше не любила, когда окружающие люди смотрели на нее лишь сквозь социальное положение, но этого момента увы было не избежать. 
- Мисс . . . - Неуверенно начала Офелия, но не была услышана. Из-за того, что она не сообразила, как лучше обратится к девушке и правильно выразить свои мысли, незнакомка уже успела пролепетать парочку фраз и начала от них с Бальтазаром поспешно удаляться.
Нильс, являясь молчаливым зрителем, покивал головой, одобряя решение девушки, которая не хотела связываться с хозяйкой кареты. И почти сразу слуга недовольно взглянул на спутника юной леди Рейнсворт, желая, чтобы та одумалась и наконец они могли в спокойствии и уединении продолжить путь. А когда мистер Ундервуд, неожиданно даже для старого Нильса, вдруг попытался остановить ту странную девчонку, у бедного слуги случился приступ негодующего кашля.
Офелия, так и не нашедшая, что сказать в подобной ситуации, просто стояла и наблюдала за Бальтазаром. Он ее удивил. И она абсолютно не понимала почему он так прицепился к этой девушке. Неужели действительно собирался устроить ее в служанки?
По сути, они были совсем незнакомы с мистером Ундервудом, чтобы он проявлял такое участие и заинтересованность в вопросах подобного плана, как выбор для нее личной компаньонки.
"Да и если хорошо подумать, он с самого начала вел себя странно." Если до этого Офелия не задумывалась особенно над мотивами мужчины, то сейчас насторожилась пуще прежнего.
- Мистер Ундервуд . . . По-моему, сейчас, именно, вы ее и напугаете, если будите так активно пытаться удержать. - Офелия сделала несколько шагов и встала рядом с мужчиной, внимательно на него посмотрев, словно первый раз изучая его со всей серьезностью и тщательностью.
- Пусть девушка уходит, если того желает. Невежливо навязывать свою помощь, если человек того не желает. - Взгляд голубых глаз переместился на незнакомку. Офелия улыбнулась девушке, как можно более доброжелательно.
- Милая, вы можете спокойно продолжать путь. Мы вас не задерживаем, и уж точно ни в чем не хотели упрекнуть. - На всякий случай, юная Рейнсворт хотела удостовериться, что у девушки не возникло ложных предубеждений насчет нее. Офелию немного смутило, как это милое создание чуть ли не убегало от кареты, как от бешеного огня, едва обозначив ее с Бальтазаром присутствии рядом.

0

37

Не куда-то в город<---

- И вовсе я не испугалась!
Это было не совсем в характере Эск, отвечать незнакомым господам столь грубо и резко. Порой удивительная способность вовремя прикусывать себе язык давала сбой, и девушка, словно превращаясь в клейкую ленту, моментально собирала все находящиеся поблизости проблемы. Так нет чтобы замолчать, Луфар еще раздраженно дернула локтем, стремясь освободиться. Уже было собралась бросить еще что-нибудь этакое, переполненное раздражением, но взгляд девушки напротив (глаза были ясно-голубые, как стеклышки в витраже) освежил не хуже стакана ледяной воды, заставил вспомнить, кто стоит перед Луфар. Лицо мгновенно сделалось почти что несчастным, плечи поникли, и вся фигурка Эск как-то опасливо съежилась, делая ее еще больше похожей на чрезвычайно тощего воробья.
О Господи! Ей улыбнулись! От этого стало еще более неловко, и бледные щеки Луфар чуть порозовели, а сама она, помявшись на месте, неловко пробубнила извинения.
- Мне кажется, совсем недавно вы пережили потрясение, от которого еще не оправились.
Психолог? Или у Эск такой взъерошенный вид, что всякому будет ясно – что-то тут не чисто. Девушка слегка нахмурила брови, сомневаясь, стоит ли что-либо вообще говорить, или будет благоразумнее побыстрее уйти. Но, раз уж ее задержали, было бы некультурно столь настойчиво пытаться сбежать.
- Прошу прощения за дерзость. Ничего особенного, сер. Очередной труп в трущобах, у нас это не редкость. Прошу прощения, мисс, - на случай всякий Луфар извиняюще поклонилась роскошно одетой леди, не всем приятно слушать подробности. Взгляд невольно замер на дорогой ткани. До чего же красивые вещи…
Можно было подумать, что сама девушка каждый день наблюдает чье-то распростертое в канаве тело. Их семья была бедна, но не настолько, чтобы жить рядом и брататься с грязными оборванцами, которые вместо домашних любимцев держат вшей, а одежда у них не стирана уже бог знает сколько времени. Все же, вглубь трущоб не стоило углубляться даже тем, кто, по сути то, является их уроженцем. Окраина и то, что дальше, - совершенно разные вещи.
Луфар опасливо покосилась на собаку и выдавила из себя вымученную улыбку. Она отдавала предпочтения кошкам или птицам, и, по правде говоря, внутренне содрогалась, представляя, как какая-нибудь большая собачище может вцепиться ей в шею, сломав как соломинку. Эск сглотнула, и скорее на автомате туманно добавила.
- Ничего особенного.

+1


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Столица Лебле » Лесопарковая зона


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC