Pandora Hearts RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Баскервилли » Комната Шарлотты


Комната Шарлотты

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

В отличие от большинства помещений поместья, эта комната сохранила хоть какие-то крупицы былой красоты. Темно-красные шторы, вечно задернуты и лишь  случайный луч может проникнуть в это сумрачное царство.  Впрочем, грязно розовый оттенок стен,  хоть как-то оживляет комнату в котором, как и во всем доме,  время давно замерло. В центре комнаты - кровать, застланная алым покрывалом, напротив - кресло обитое бархатом. Сбоку примостился шкаф, в котором лишь пара тройка нарядом - непостижимость для леди. Туалетный столик замер у стены, и рядом с ним - пара тумбочек.

0

2

--------------------->Баскервилли. Левое крыло поместья
На несмазанных петлях скрипнула дверь, неохотно открываясь, впуская в комнату хозяйку. Шарлотта осмотрелась, всего несколько часов назад, она ушла отсюда.  А сколько всего произошло. Она скользила взглядом по комнате: разобранная кровать,  разбросанные по столику расчески и флакончики.  Чертыхнувшись,  Баскервилль подошла, поправляя одеяло, заправила кровать. И несколько раз провела руками по покрывалу, разглаживая складки.  Не хватало еще из-за утренних происшествий оставлять бардак в своей комнате. Оставшись довольной ровной поверхностью кровати, девушка потянулась, спуская с плеч плащ, и зевнула.
Спать хотелось ужасно,  сказывалась прошлая усталость. . Накладываясь на ранний и неожиданный подъем и нервное состояние. Состояние предвкушения.  Сильные эмоции, чувства. Сегодняшний день рождал  и слишком много мыслей, которые роились в голове, раз, за разом возвращая девушку к событиям столетней давности.
Вытащив из плаща свиток, Лотти посмотрела на него, чуть сжимая в хрупкой руке. Как хотелось открыть, прочесть. Узнать, что же, тот мужчина написал здесь.  Но, нельзя. Рано. Со вздохом, она отложила свиток на столик.  Кристиан – глава дома, пусть он и разбирается с этим.   Девушка прошлась по комнате, взяв одну из книг с  пожелтевшими страницами. Если верить обложке – это был роман, некогда любимое чтиво Баскервилль, которое всегда помогало ей отвлечься от тяжелых мыслей. Поможет ли сейчас? Стоит проверить.  Прижав к груди книгу, она вернулась к креслу, села в него, подминая под себя ноги, и раскрыла книгу.   Вереница черных букв, должна была раскрыть пред ней историю, некой девушки, влюбленной в какого-то графа. Но, они не желали, так и оставаясь лишь буквами.  И все что оставалось Баскервилль – листать  страницы,  пытаясь, хоть немного сосредоточится на тексте.

0

3

Каждый раз, входя в комнату какой-нибудь из сестёр, Кристиан не мог побороть в себе некоторый трепет, оставшийся ещё со времён мирной жизни в Сабрие. Входить в святая святых незамужней девушки… в этом было нечто запретное, но сёстры, кажется, не обращали на это внимания и не дичились.
Кристиану трудно было изображать хорошего брата – по совести говоря, он ни к кому не питал действительно братской любви, даже к давно почившим кровным родственникам. «Брат» и «сестра» были для него обозначением принадлежности к кругу Баскервиллей, каждый раз, произнося эти слова, он будто бы заручался поддержкой всего рода. Они обладали сакральным смыслом, ведь Баскервилли были такими одинокими в своих прежних жизнях, такими чужими всем, что тёплое, интимное семейное обращение задевало в их сердцах больше струн, чем они сами ведали.
Поэтому, Кристиан особенно любил слово «сестра» и не сомневался в его силе.
Более того, это слово идеально подходило для флирта.
Он церемонно постучал в дверь, и, не дожидаясь ответа, вошёл в комнату. Его приятно удивило, что Шарлотта отнюдь не растеряла в Бездне способность поддерживать уют – по сравнению с другими, её покои выглядели прелестно.
- Прошу меня простить, сестра. – Кристиан чуть поклонился. – Я освободился, как только смог. Признаться, рассказ Лестера меня захватил… но роль Шехерезады больше подходит женщине. Так расскажи мне, что тебя беспокоит?
Он огладил кончиками пальцев тугой, гладкий бок яблока, будто раздумывая, стоит ли отдавать угощение Шарлотте. Алая кожура, белая мякоть – ей это подошло бы.
Кристиан представил, как острые зубки сестры впиваются в податливую, истекающую соком мякоть. Как в человеческую плоть. Смогла бы Лотти в бою, в припадке безумия, вырвать зубами кусок из тела врага?
Он перекинул яблоко из руки в руку.
Не важно, смогла бы или нет – посмотреть на попытку в любом случае было бы занятно.

+1

4

Дробный стук в дверь, окончательно поставил крест на ее попытках убить время за чтением. Впрочем, особого расстройства она не ощутила. Ведь, ей так и  не удалось сосредоточиться на тексте.  Она захлопнула ставшую бесполезной книгу, отложила ее в сторону и только после этого перевела взгляд на открывшуюся дверь, в которую уже входил брат.
Ей не нужно было его приглашать внутрь или подниматься из мягкого, пусть, и несколько продавленного кресла. Эти мелочи остались далеко позади.
«Один плюс в этом времени – все стало гораздо проще..»  –  девушка легко усмехнулась. Вспоминая те постулаты, нормы приличия и этикет, который необходимо было безукоризненно выполнять, чтобы не опозорить честь семьи.
-Что же увлекательного поведал тебе Лестер? - она взмахом руки предложила Кристиану сесть в кресло, что стояло напротив.  Рядом со столиком, на котором покоился, ожидая своего часа, свиток.
-Впрочем, расскажешь чуть позже.   - Лотти улыбнулась, за время, что она провела в одиночестве, в своей комнате, ее настроение несколько улучшилось и раздражение пошло на спад. Но, ожидание, мучившее все это время, лишь возрастало. Ведь осталось совсем недолго, так мало времени, перед тем как она узнает, правду ли ей сказал тот мужчина? Действительно ли информация в свитке столь ценна. Однако, ее переживания,  оставались глубоко внутри, снаружи девушка казалась спокойной. Может быть чуть уставшей не более.
-Сейчас, я хочу, что бы ты прочел свиток.  - Наклонившись вперед, она пододвинула свиток в его сторону. Хоть в этом и не было необходимости. Ошибиться было не возможно, по крайней мере, потому, что других свитком здесь не было.
-Как сказала светлая «птичка», что принесла его нам.. - она на мгновение замолчала, припоминая давешний разговор со странным молодым человеком и, вновь, облокачиваясь о спинку кресла. -Здесь информация о том, как вернуть Глена. Именно это беспокоит меня. Если захочешь, потом, после чтения, я расскажу тебе обстоятельства встречи с «птичкой». Но, позже. - голос  Лотти оставался спокойным, хоть душа и металась в нетерпении, глупой надежде, что в свитке действительно окажется важная информация, информация, которая позволит им вернуть к жизни главу Дома Баскервиллей.
-Хотя, я не удивлюсь, если это был неудачный розыгрыш - она легко фыркнула, показывая, свое нейтральное отношение, может, даже пренебрежение  к этому вопросу, она сложила руки на своих коленях, продолжая снизу вверх смотреть на брата.
«Но, если это окажется лишь розыгрышем..этому молодому человеку не поздоровиться. Кем бы он ни был..я лично перережу ему горло..»

0

5

Положение, в которое попало семейство, нравилось Кристиану всё меньше. На его вкус, вокруг стало роиться слишком много тёмных, непонятных личностей, пытавшихся извлечь из Баскервиллей какую-то свою, такую же малопонятную выгоду.
Всё это осложнялось тем, что выгода была разная, но облегчалось тем, что количество мутных личностей уже уменьшилось на одну девчонку.
Кристиан сел в кресло, расправил свиток и погрузился в изучение, подбрасывая на ладони яблоко.
Его взгляд выловил из текста отдельные ключевые слова, но вместе они складывались в нечто странное.
Кристиан чувствовал, что, принимая послание на веру, он ступает на тонкий, опасно хрустящий под ногой лёд. Хуже всего – ступив туда сам он утягивает за собой и всю остальную семью.
- Я готов слушать, дорогая моя. – Он заметил, что, в минуту нервного напряжения, начинает называть братьев и сестёр «дорогими», будто стараясь лаской выкупить их доверие и поддержку в сложной ситуации. – Но я не думаю что тут подходит слово «розыгрыш». Мы ведём войну, а на войне невинных розыгрышей не бывает. Бывает… дезинформация. За которую положено казнить.
Слово «дезинформация» он подслушал когда-то, кажется, у Грея. Дамы его круга млели от жёстких военных терминов, поэтому Кристиан взял парочку на заметку.
Его интересовало многое. Жива ли «птичка»? И если жива, что она попросила в обмен на сокровенный свиток?
Ему хотелось, чтобы Шарлотта, блестя глазами, как кошка, с удовольствием рассказала, как придушила глупого почтового голубка. Баскервиллям не нужен был союзник, который владеет такими знаниями и может позволить себе оставаться в тени, скрывая свою личность, готовя пути отхода.
«Возможно, это просто посланец Бармы. Но стала бы Шарлотта уделять этому такое внимание, в таком случае?»
Он с неудовольствием посмотрел на яблоко, будто оно было виновато в том, как осложнилось сравнительно простое существование Баскервиллей.
Кристиан был не из тех людей, которых раззадоривали трудности.

0

6

- Какие садистские методы, братец. – Слегка наклонив голову на бок, Шарлотта усмехнулась. 
- Мы всегда на войне, так или иначе..но, это не значит, что нужно убивать любых гонцов, ведь некоторые из них могут принести и благую весть. - улыбка девушки стала чуть шире, впрочем, лишь на мгновение, вскоре она исчезла с ее лица, а девушка, вновь, стала серьезной. 
«Этот блондин был слишком умный, что бы, шутить такие шутки. Да и стоило ли, ему искать нас для того, что бы разыграть? Странно это. Хотя, если это ловушка.. но риск…он мог послать своего странного мальчика, но никак не рисковать сам..хм..»
-Как я сказала раньше, я не отвергаю версии, что это - она указала взглядом на развернутый свиток, лишь ...ммм...дезинформация,  - нарочно медленно, словно, пробуя слово на вкус, произнесла девушка.
- Но, ведь, есть шанс, что это правда и тогда.. мы получили бесценный подарок. Благодаря которому можем, наконец, перестать биться об  стену.  Это ускорит возвращения Господина . Мне кажется, стоит попробовать, Кристиан. - взгляд скользнул по лицу мужчины, плавно, перемещаясь на алое яблоко, которое он все еще подкидывал в руке. Было что-то нервное, неуверенное в этой действе и безумно раздражающее.
- Впрочем, решать тебе. - несколько секунд молчание и она подводит черту, под своими размышлениями, сваливая весь груз ответственности на нынешнего главу дома.  Считая,  что сказала все, а захочет он или нет развивать этот разговор дальше - его право.
-Что тебе рассказать? Наш, дом сегодня наводнили гости, и та брюнетка, возмущающаяся, что  нас так много на нее одну - была лишь первой. Кстати, она сказала, что-нибудь важное? - не торопясь переходить к сути, спросила девушка.
-Или хотя бы ..интересное?  -она  подалась чуть вперед, осторожно, взяв свиток на уголок и потянула  желтоватую бумагу к себе.

0

7

Кристиан рассмеялся. Смех этот был несколько легкомысленным, и не отражал настоящих чувств – Кристиану было совсем не весело.
Скорее, он был взволнован. И заинтересован.
- Э, нет. – Он погрозил сестре пальцем. -  Я первый тебя спросил. Что за человек передал тебе послание? Знакомы ли мы с ним? Чьим именем он назвался? Проследила ли ты за ним? Это куда важнее той бедной мёртвой девочки, которая пыталась набиться нам в друзья.
Слова Шарлотты заставили его призадуматься.
«Мы получили бесценный подарок», - сказала она, и в самом выборе слов чувствовалась усталость, поднимающееся из глубины души недоверие к делу Баскервиллей.
«Мы сможем перестать биться о стену».
Она была права – этот свиток нужен был семье, но Кристиан не верил в безвозмездные подарки. Ему всё больше казалось,  что таинственный «даритель» хочет сделать их всех своими должниками, сыграть на усталости от поисков, сыграть на отчаянии, возможно.
Ему не нравились эти игры. Ему хватало Безариуса, Бармы и Найтрея, которые занимали – он не мог этого не признать, - более высокое положение и обладали большей свободой действий, чем он сам. Он был зависим от них, семья была зависима от них, но Безариус и Найтрей были частью рода, а ещё один Барма был ему совершенно не нужен.
Ещё больше его беспокоила Шарлотта, жёсткая и самостоятельная Лотти, готовая, вдруг, принимать подарки от первого встречного. Готовая верить первому встречному.
«Скорее всего, это просто минутная слабость», - попытался успокоить себя Кристиан. – «Она всего лишь женщина, женщинам свойственно её проявлять».
Всего лишь минутой раньше она улыбалась, говоря о его садистских методах, и только это немного утешало его.
Он готов был поклясться, что разговоры о крови, насилии и безумии её возбуждают, и чувствовал, что, говоря об этом, завоёвывает её внимание и интерес.
У каждой женщины есть свои маленькие слабости и любимые предметы для бесед.
Кристиан встал, и, церемонно опустившись на одно колено, вложил в изящную руку Шарлотты яблоко, кроваво-красное, будто ещё больше налившееся соком от прикосновения тонких девичьих пальцев.
- Маленький подкуп, - шутливо сказал он, накрывая руку сестры своей, будто хотел убедиться, что она не выпустит угощение. – Как говорят в авантюрных романах…? «Надеюсь, это развяжет тебе язык», кажется?
Он убрал руку, но не стал возвращаться на место, а просто придвинул к креслу обитую атласом скамеечку для ног, и устроился на ней, опершись о подлокотник и глядя на Шарлотту снизу вверх.

0

8

- Мертвой девочки..? -  глаза Шарлотты блеснули  в тусклом отблеске камина.
-  Хм.. Хоть от тела избавились? А то, нам еще вони от трупов не хватало в доме.-как она  и думала, та, милая брюнетка перебудившая весь дом, оказалась  не слишком умна. Полезла в змеиную нору, не думая о том, что змеи могут  укусить. Наивная. Теперь, Лотти стало еще интереснее, с какой целью она явилась и чего добивалась. Но, Кристиан отчетливо дал понять - сначала говорит она. А уж потом..
Вопросы сыпались как из рога изобилия, его интересовало все, любые мелочи, детали. И скорее всего он останется разочарованным - ведь ответов на многие вопросы, она не знала. Оплошность? Может быть. Но, ее всегда можно исправить, приставив тонкое острие кинжала к чьей-то шее. Слегка нажать, почувствовать, как под рукой нервно бьется кровь в артерии, как жертва судорожно сглатывает и страх, такой сладкий, манящий запах страха. Позже. Это будет позже. Лишь одна из возможных веток развития этой истории.
Шарлотта молчала, не спеша говорить. Встреча была неожиданной, резкой, более того, шла непредсказуемо и самое  смешное - "гость" ни капли не боялся ее. Леди в красном Плаще Баскервиллей – не внушала должного трепета. Это несколько задело. За последние годы, она уже привыкла видеть страх в глазах окружающих.
Скрип кресла,  тень, нависшая над ней, и что-то теплое ложится в ее руку и бархатистый голос Кристиана. Лотти опустила взгляд,  красное яблоко, то, самое, которое мужчина не знал, куда пристроить все это время. Баскервилль слегка улыбнулась, сверху вниз, смотря на него.
- Как не стыдно, пользоваться слабостями девушки - чуть наклонив голову на бок, она раз, другой подкидывает яблоко в руках, рассматривая фрукт.  Румяно - красное, словно,  недавно сорванное с  дерева. 
Надо же, только сейчас  смотря на плод, она вспомнила о  Лестере. Ведь он купил яблоки, совсем недавно, несколько часов назад,  а, кажется, что это было давным-давно. Потянувшись, она взяла со стола один из длинных кинжалов -  ее вечных спутников на протяжении многих лет. Оружие было прекрасным, легким, удивительно острым и опасным, особенно если оно было в умелых руках девушки.
Уверенным движением, лезвие впивается в алый бок яблока, с легким сопротивлением, скрипом, разрезает его на две ровные половины. 
По комнате поплыл одуряющий яблочный дух. Положив кинжал на свои колени, теперь уже она, вложила в руки Кристиана половинку яблока. Не собираясь объяснять причины своей чрезмерной доброты. Опять взяла  кинжал, разрезая свою половинку еще на две части. И тут же впиваясь  зубами  в сочащуюся соком четвертинку.
- Ммм...- прожевав, девушка начала говорить.
- Я разочарую тебя сразу, всех ответов, ты не получишь. Господин гость, захотел остаться..хм.. Инкогнито, - еще один укус и несколько секунд молчания, пережевывание сочного плода.  - Он не принадлежит к Герцогским домам. Но, определенно является дворянином. Он пришел со своим юным телохранителем, казалось, совершенно не  опасаясь за свою жизнь. Контрактор. Скорее всего легальный. - еще тогда Шарлотту удивило, почему, мужчина не прятал свою цепь, вольно расположив ее на своем плече.
-Странный тип. Хочет, что бы, мы возродили Господина Глена. Впрочем, меня удивляет даже то, что он знает о нашей..мм..проблеме. И все что он потребовал взамен - мое имя. - Легкое пожатие плеч. - Сам представляться отказался.  Впрочем, ничего удивительного.  Наглый, уверенный в своей правоте и ..правдивости своих заметок.  –она кинула взгляд на свиток лежащий перед ней. – так что, охота будет увлекательной.

0

9

Одного в жизни любят
И только к нему,
А после с ним вместе
Попадают в рай.©

<------- Баскервилли » Гостиная
Мир изменялся с каждой секундой, с каждой минутой, но это было обычно почти неуловимо. Теперь же в роли, облаченной в спокойствие, все стало  слишком очевидно. Каждый шаг семейства Баскервиллей был невыносимо глуп. Мальчишка – зачем им был нужен он? Что бы вытащить, кого-то там, связаться с кем-то? Логичнее было бы выведать у организации Пандора необходимую, жизненно необходимую информацию – а получалось так, что все стояло на месте.
Теперь поднимаясь в комнату сестрицы, где должны были находиться они с братом, Лестер был на удивление ровен, на удивление спокоен. Даже сам для себя. Все произошедшее за этот день казалось сказкой, чужой и ненастоящей. Словно это не его сердце билось от волнения и страха, когда молодой человек видел несчастного Кролика, белого ненастоящего, провонявшего Бездной. Будто не он искал, с чем же прийти домой, бродя по рынку столицы, не замечая взглядов людей. Впрочем, этих взглядов могло бы и не быть, если бы Эррона так не шатало и он бы не сбил пару людей.
- Не понимаю, как вы не почувствовали его силы,- стучась в дверь,- надеюсь вы там одеты и спуститесь со мною в гостиную,- наконец прекращая сбивать костяшки на руках. Да, только в этом проявилось волнение - в страдание двери, в собственных рук страдании. Лестеру было противно думать, чем могли быть заняты эти двое, что не заметили,- Лиззи мертва,- спокойно, и осознавая, что это равновесие не наигранно. Как бы не было противно - но ему вдруг стало безразлично, что потери были такими очевидными и что Богиня более не будет смеяться. Наверное, все было вполне логично, ведь Эррон не особо связывал себя со своими родственниками, просто потому что всегда был сам по себе. Мать научила тому - так же как ненавидеть окружение. И эта ненависть не распространялась, только на родственников, все же они не были так уж плохи, даже наоборот, были такими же покинутыми жизнью. Да, они жили смертью и кровью, может поэтому Лестера теперь, спустя несколько минут не так трогала потеря семейства. Оправдания: он просто был жесток.

0

10

Сказанное Шарлоттой не утешало – скорее, добавляло ещё больше вопросов.
Главный из них был: «Зачем?»
Некий аристократ со слугой появляется, глупо бравирует своей силой, показывая, что он контрактор, отдаёт свиток… Кому может быть настолько необходимо воскрешение Глена, кроме семьи? Или, дело не в воскрешении, а в том, где именно придётся искать то, что для этого потребуется? Возможно ли, что анонимный контрактор хочет контролировать их или заманить в ловушку?
Это были серьёзные вопросы, и ни один возможный ответ Кристиана не радовал. Он не верил в безвозмездность чужих семье людей. Особенно – легальных контракторов.
«Почему Шарлотта так убеждена, что контракт легален? Это значило бы, что наш «друг» непременно связан с Пандорой. Если это так, то агенты к нам, без сомнения, зачастили. Неужели пора сниматься с места? Как неприятно, я уже успел привыкнуть к этому дому!»
Он немного рассеянно взглянул на яблоко, начавшее слегка коричневеть по краям, терять свою красоту. Мыслей и вопросов было слишком много, они метались, не желая становиться в стройную логическую цепочку и образовывать план. Кристиан никогда не считал себя лидером и великим стратегом – что греха таить, он был не так уж умён, однако, светские круги Сабрие, по сути, хоть и не снаружи, больше похожие на дикие джунгли, сделали его хитрым, расчетливым, и умеющим сразу определять, откуда и куда дует ветер перемен.
Теперь, почти с самого начала их с Шарлоттой разговора, он чувствовал, что все эти навыки отказывают ему, словно разум, занятый чем-то другим, не мог полностью сосредоточиться.
Что-то мешало. Будто он забыл о чём-то или о ком-то, будто что-то произошло, но он не помнил, не знал...
- О девочке не беспокойся. Она больше не помешает нам ни живая, ни мёртвая. Но этот контрактор… Сомневаюсь, что он проник в Сабрие совершенно незаметно. Такой самоуверенный человек вряд ли станет как следует скрываться, а значит, мы сможем узнать о нём больше. – Кристиан так и не тронул яблоко, будто потеряв к нему интерес. – Если он не назначал тебе больше никаких встреч, я попрошу Винсента и Эхо найти его. Думаю, это будет не так уж сложно. Что касается свитка…
Он не успел договорить. Лестер прервал его, и картина мира, столь знакомая Кристиану, рухнула.
«Лиззи мертва».
Половинка яблока с глухим стуком упала на пол.
Лиззи мертва. Кому-то или, скорее, чему-то, удалось убить Баскервилля.
Страх, тупой и животный, охватил его. Даже если горечь от утраты пусть и не родной, но сестры, могла когда-нибудь поселиться в его сердце, то сейчас ей не было там места.
«Нужно бежать», - два слова бились, как птицы в клетке. – «Бежать. Эти игры с Пандорой, с оживлением Глена, зашли слишком далеко. Я не подписывался на это. Нет, нет и нет. Я сбегу и скроюсь, сменю имя… Что будет делать семья? Не всё ли равно! Слава рода Баскервиллей давно позади! Я остаюсь с этими неудачниками только из глупой гордости и сентиментальности. О, нет-нет-нет. Меня обманули! Глен обманул меня! Мне обещали бессмертие, полное бессмертие! Неуязвимость! Раз меня обманули, я не должен им ничего!»
Он больно впился зубами изнутри в мягкую, уязвимую нижнюю губу, и боль немного его отрезвила.
«Если я сейчас не встану и не открою дверь, то поступлю малодушно. Шарлотту охватят подозрения. Лестера тоже. Да, даже этот бедный идиот поймёт, что я ни на что не годен. И что дальше? Они перестанут меня слушаться, бросят меня, а это значит, что с убийцей придётся встретиться один на один. Нельзя сбегать сейчас. Потом… потом… позже… может быть, сбегать даже не придётся, если всех их убьют…»
Охваченный ужасом, Кристиан не подумал о том, что убийца давно мог скрыться, или о том, что его целью не являются абсолютно все Баскервилли.
Он решительно встал и распахнул дверь.
- Кто это сделал? Как это произошло?
Собственный голос он слышал будто со стороны. Правильный голос. Достаточно твёрдый, достаточно скорбный. Никакого страха.

+3

11

Доев свою часть яблока, девушка достала из кармана белый  платок, пахнущий только что срезанными розами. Ах, как она любила эти цветы, их яркие насыщенные тона, их запах. Нежность и хрупкость бутонов, мягкие лепестки и острые шипы на длинных стеблях. Любовь к этим цветам, она пронесла через сто лет вынужденного  пребывания в Бездне. Маленькую привычку, держать на туалетном столике флакончик с розовым маслом, а на столе в вазе -срезанные свежие цветы. Она считала, что  мелочи делают  жизнь такой, какая она есть и эти мелочи – маленькое напоминание о прошлой жизни. О, той давней Лотти.
- Вот как..- задумчиво  протянула девушка,  убирая кинжал на место, она смяла мягкую ткань и провела ею по своим ладоням, вытирая  сладкий яблочный сок.
- Это хорошая новость, Кристиан. Но, мне не нравится, что в наш дом так легко попасть. - она кинула скомканный платок на столик.
- Совсем утратили страх. Не пора ли, напомнить, что с наши шутки плохи? - девушка легко улыбнулась. Каждое их появление в Лебле – представление.  Стоит им попасться на глаза Пандоре или кому-то из герцогских домов, да, даже просто дворянину, знающему о «Красных плащах». Как каждый раз начиналось одно  и то же. Сотрудники Пандоры, начинали бегать, суетиться, собирать своих бестолковых служащих, которые тряслись от страха, пред « Посланниками бездны» упрямо  натравливали на них Цепи.  Иногда это было забавно, легко уворачиваться от  атак «героев», смеяться им в лицо и наслаждаться их страхом.  Подпитывать их, не ослабевающую веру, в то, что Баскервиллей невозможно убить.  Но, чаще, все это утомляло. Юнцы кидающиеся в бой, а после сломанными игрушками валялись на ступенях распространяя запах крови и тлена.  Их боевые кличи, обвинения в сторону   «Монстров в Красных плащах».  Героические похороны, и все усиливающаяся ненависть. Сладкая ненависть, когда миловидные лица искажаются и боевые кличи и проклятья так и сыпется с губ.
-Попроси. Я хотела бы поучаствовать в этом, но, это слишком опрометчиво. – она потянулась, выгибаясь в спине и, вновь, складывая руки на коленях.
– Поэтому, подожду, пока Винсент найдет и устрою не официальный визит. – девушка улыбнулась. Разговор с Кристианом выходил легким, ненавязчивым и ее даже удивляло, что мужчина не высказал ни малейшего раздражения или недовольства из-за того, что Лотти ничего не знала. Глен бы обязательно сказал, в своей излюбленной манере, но сказал бы..
Шарлотта вздохнула,  ожидая продолжения речи брата, как тревожный стук в дверь прервал их разговор. Стук был требовательный, яростный, словно, кому-то не терпелось попасть  внутрь, и хоть дверь была не заперта, этот кто-то не спешил войти внутрь. Через пару минут такого стука, Шарлотта уже была готова сама открыть дверь и высказать все, что думает, о родственнике, который сотрясал дверь своими кулаками.  Но, не успела. слова Лестера, приглушенно звучащие из-за двери в миг лишили ее слов и мыслей. Ударом молнии  поразили ее.
- Что? – тихо шепнула девушка, кинув быстрый взгляд на Кристиана. Надеясь, что сказанное ей послышалось, что дверь так причудливо изменила слова брата или о Боги все это было слуховой галлюцинацией из-за бессонных ночей. Но, по лицу брата сразу было понятно – она не ослышалась.  Лестер сказал то, что она услышала.
«Кто мог убить? Кому это надо? Никто не мог проникнуть, иначе бы, сейчас Лестер не расхаживал по дому так спокойно»
Кровь гулко отдавала в голове, мысли беспорядочно блуждали в голове, ни складываясь, ни во что конкретное. Сколько это длилось? Секунду? Или пару минут? Неизвестно, но, когда оцепенение спало, Кристиан уже стоял у распахнутой двери и задавал вопросы, что вертелись на языке Лотти. И в  тот момент, когда они были высказаны, девушка поняла -они бесполезны. Это еще сильнее подстегнуло раздражение, которое в мгновение ока пришло на смену оцепенению. Она поднялась из кресла, быстрым шагом пересекая комнату.
- Кристиан, какая сейчас разница, как это произошло! Идем. – не дожидаясь реакции мужчины, она проскользнула между ним и дверным косяком и быстрым шагом, двинулась за Лестором.  В душе у нее еще жила надежда, что все окажется не правдой, что Лиззи еще можно спасти.  Но,  в тоже время, она прекрасно понимала, всю наивность, нелогичность этой надежды, но отказаться от нее не могла,  до той поры, пока не увидит Элизабет.

0

12

Лети, я песню допою.

Ситуация оказалась через чур спокойно-наигранной, что Лестеру стало как-то не по себе. Наверное поэтому, парень применил прием другого братца и похлопал успокаивающе Криса по плечу. Хотя, видимо тому не требовалась помощь. Хлоднокровное спокойствие "главы" семейства настараживало и не вызывало доверия. Ведь недавече как пару часов назад, тот был Так обеспокоен состояние Лестера и вроде как пытался успокоить. Эррон убедился, что все игра...все их семейство прогнило на корню и держится только за счет непонятного, иногда неадекватного желания вернуть Глена. Мол при нем то так все хорошо было! Но ведь и тогда, все было не ладно...
- Кто... хороший вопрос,- Лестер развернулся на пятках и отправился к гостиной, начиная рассказ,- потому что не почувствовать этого могли только идиоты или те кто был через чур занят собою,- братец с сестрой умные, догадаются сами, что иначе как за "придурков" Эррон их сейчас не держал. Но и как можно было иначе, если им с Фангом стало не то чтоб не по себе, по моему в дрожь даже бросило, такое жуткое ощущение было только в Бездне. Впрочем, Лестеру стоило отвечать только за себя, поэтому дальнейшие рассуждения свелись просто к перечислению фактов,- в гостиной, тот мальчик убил Лиззи, у него была коса именно ей...,- Лестер поморщился, стараясь полагаться на здравый рассудок и это вышло,- тот мальчик, что она охраняла. Я не знаю, как он смог вытащить из себя силу Цепи или связаться со своей Цепью...,- хотелось продолжить на тему: так долго живу, а за сегодня столько всего связанного с Бездной увидел, чего не знаю... Но Лестер не стал этого делать, а лишь ускорился, завидя лестницу.
- Лотти ты права, разницы нет никакой, потому что ее больше нет. А ей ведь идет алое,- поморщившись, вспоминая то, что увидел сначала, то что повергло в шок и панику. Действительно, тогда Лестер не мог поверить, что Богиня мертва, хотя прекрасно это чувствовал, о том твердила и Цепь. Да, сейчас маленькая Лесма была не в себе. Видимо и она прознала о такой "недолговечности" Баскервиллей, что теперь переживала за свою судьбу.

--------------> Баскервилли » Гостиная

Отредактировано Lester Aaron Baskerville (2012-11-08 16:01:39)

0

13

- Нужно его убить, - вдруг сказал Кристиан, спокойно, будто предлагал спуститься и выпить чаю. – Он слишком опасен, чтобы мы могли и дальше раздумывать, понадобится он нам или нет.
«Он бесполезен, потому что в нём нет Джека», - хотел он добавить, но не стал.
Джек… когда-то он смог убить Освальда. По крайней мере, так говорили.
Единственный, кто может убить Баскервилля.
Кристиан никогда в это не верил. Он не знал, почему умер Освальд, что за сила разорвала его на части, но никогда не связывал его смерть с Джеком.
О, нет. Никогда.
Он просто не искал логического объяснения и не хотел знать правды. Кому это нужно теперь, когда всё свершилось? А его, Кристиана, правда в том, что Оз Безариус опасен и заслуживает немедленной смерти.
Усилием воли, Кристиан заставил себя подумать об Элизабет. О том, как она лежит там, внизу, в луже собственной крови. Возможно, разрубленная пополам – он лишь смутно представлял, какие раны может нанести коса, - возможно, без головы. А Оз… если он ещё не поднялся сюда, значит, скорее всего, сражается с кем-то. С Фангом, возможно.
Он окинул взглядом лица Лестера и Шарлотты. Странно, но от этого страх немного отступил.
«Лиззи, милая моя крошка», - подумал Кристиан, в более привычной для себя манере. – «Боюсь, что мёртвая ты мне будешь полезнее, чем живая».
Положа руку на сердце, он всегда чувствовал, что верности Глену не совсем достаточно, чтобы Баскервилли чувствовали настоящую потребность сражаться или выполнять его, Кристиана, приказы. Серые будни затянули их, а Глен… ну что ж, он ведь неизбежно возвращается, когда-нибудь они его найдут.
И  вот, Лиззи, милая Лиззи, проводившая с ними каждый день, погибла от руки Безариуса, грешника и почти агента Пандоры.
Скорбь по ней вполне могла стать той самой движущей силой – нужно было только правильно её использовать.
- Кроме того… - начал Кристиан, сдержанно, будто запирая в себе рвущиеся наружу чувства. – Я никому не позволю убить мою сестру безнаказанно. И не убеждайте меня в обратном, прошу вас. Лучше помогите.
Он чуть ускорил шаги, обгоняя их.
Больше всего ему хотелось, чтобы брат с сестрой приняли его идею, потому что вставать лицом к лицу с чудовищем, убившим Баскервилля, было слишком страшно.
«Если он нападёт на меня, я сбегу», - решил Кристиан, и твёрдое решение принесло ему спокойствие. – «Хронос, в конце концов, сможет прикрыть мой отход. А дальше… что ж, мир велик».

----------------------------------------> Гостиная

Отредактировано Christian Baskerville (2012-11-10 21:35:40)

0

14

Шарлотта фыркнула. Сколько слов, сколько идей и мыслей о том, что случится дальше, когда они войдут в гостиную, увидят распростертое тело сестры, скорее всего прикрытое тем самым алым плащом, что недавно она носила.
Увидят убийцу, мальчика  в котором живет герой Сабрийской трагедии - Джек Безариус. И если у членов семье до сих пор возникали  в этом сомнения, то Шарлотта, Фанг и те, Баскервилли, что "играли" с пареньком в академии Латвидж знали наверняка. Тогда, герой явил себя вместе с темной тенью громадного кролика с косой. Но, дальше угроз дело не пошло, а сейчас...что должно было случится,  что бы, сила цепи была обрушена на Лиззи.
Девушка шла молча, не ввязываясь в отрывочные разговоры родственников, лишь слушая их и недовольно морщась.
Первая волна шока от смерти сестры отступила, уступая месту расчету  и тяжелым мыслям. Она замедлила шаг, чуть отставая ото всех. Ей резко пришло в голову - торопится, нет смысла, все уже случилось. И теперь  пять минут не имеют ни малейшего значения. Хоть это и было сложно признать, хоть и хотелось верить, что Элизабет жива, но...
Услышав свое  имя, она подняла взгляд на Лестера.
Алое? В их семье всем шло алое, этот цвет безудержно преследовал их до самой смерти. Но, девушка и теперь промолчала. Брат все равно бы не сможет услышать, что она скажет. Он был поглощён трагедией, кажется, даже сильнее, чем все остальные, впрочем, может лишь кажется.  Она сейчас ни в чем не была уверенна до конца, даже правдивость слов Кристиана, его мотивы, начинали казаться неестественными.
Впрочем, братец всегда был странным. Да и переубеждать его в гордых начинаниях, похоже, никто не спешил.
«Скорее всего Оз сам не помнит, что произошло. Трагично.» - ледяное спокойствие захватило душу Баскервилль, она, словно, смотрела  на все со стороны, не являясь участницей событий, что  с огромной скоростью  развивались в этом доме. Доме, что уже давно не видел столько страстей и событий.
«И почему мы действительно не почувствовали..даже не услышали того, что происходило под нами. Какая-то ерунда»
-Вначале разберемся с ..Лиззи, а потом убивай кого хочешь. - холодно произнесла девушка, подходя к гостиной.  Не меньше других, ей хотелось почувствовать теплую кровь Оза на своих руках, увидеть его тело, из которого медленно уходит жизнь, но  она понимала, что гостиная – не место для разборок.

--------------------------------> Гостиная

0


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Баскервилли » Комната Шарлотты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC