Pandora Hearts RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Личные отыгрыши » [1830|15 июня] Городские легенды vs Секретная информация


[1830|15 июня] Городские легенды vs Секретная информация

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Действующие лица: Georgiana Denvers, Rufus Barma
Временный промежуток: 15 июня 1830г., ночь.
Описание ситуации: Городские легенды – это просто байки, выдумки горожан, не имеющие под собой никакого основания. И они, конечно же, не имеют никакого отношения к реальности и к секретной информации Пандоры.
В ночь с 14 на 15 июня в городском порту Лебле происходит жестокое, массовое убийство. В доках, принадлежащих компании «Либерти», обнаруживают лужи крови и фрагменты тел. В кровавой мешанине даже невозможно установить личности убитых, тем временем, как без вести пропадает десяток служащих дока, которые  могли стать жертвами бесчеловечного злодея.
Конечно же, никто ничего не видел, но характер убийства таков, что невозможно представить, чтобы это мог совершить человек. В столице ходят слухи об ужасном, невиданном звере, появляющемся из тьмы и поедающем людей, но «чудовище из бездны» - это просто байка, городская легенда.
Так что же произошло на самом деле?

0

2

Сладкий сон нарушил стук в дверь. Было уже за полночь, когда Джорджиана торопливо поднялась с постели и, накинув халат, поспешила открыть. Стучавший мог ненароком перебудить весь дом.
На пороге оказалась юная ассистентка, встревоженная и взлохмаченная. Судя по ее виду, она не далее, как десять минут назад покинула постель, а теперь уже стояла у комнаты госпожи, сообщая, что из доков пришли люди и принесли плохие вести.
Менее, чем через четверть часа миссис Дэнверс уже одетая и умытая спустилась вниз, чтобы выслушать докеров, а еще через четверть часа карета с гербом семьи Дэнверс въехала на территорию городского порта.
- Ты уверен, что никто ничего не видел? - опираясь затянутой в шелковую перчатку ручкой на услужливо подставленный локоть сильно пахнущего рыбой и сивухой докера, Джорджиана вышла из кареты навстречу собравшимся морякам.
Они стояли плотной группой и держали в руках факелы. Несмотря на то, что их было не меньше десятка, в лицах их читался страх, и это тревожило.
- Это самый дальний док, госпожа, - отозвался подставивший локоть докер. - Они починяли судно. Ихний бригадир пил неделю, вот и запоздали, а теперь торопились.  Хотели завтра кончить, как вы и распоряжались. Иные ж в доках ночью не работают.
Джорджиана ехала вместе с ним в карете. Двое других теснились на запятках. И за весь путь от галереи до порта, докеру так и не удалось толково объяснить, что именно произошло. В его рассказе фигурировали мрачные тени и мифический зверь, порождение ночи, но относительно обстоятельств гибели людей ничего конкретного и более реального. Джорджиана в сказки не верила, но вид моряков начинал ее пугать.
- Пойдемте, осмотрим, - негромко скомандовала она собравшимся, и процессия двинулась вперед, сохраняя молчание и затравленно озираясь по сторонам.
Эта летняя ночь была теплой, но даже под дорожным плащом Джорджиану пробирала мелкая дрожь. Луна почти полностью скрывалась за тучами, а от света факелов вокруг мелькали пугающие тени. Только на полпути миссис Дэнверс обратила внимание, что почти все докеры вооружены. Большая часть несла ружья, остальные прихватили с собой больше рыболовные крючья на шестах, какими обычно цепляют сети, чтобы вытащить их из воды.
Еще не успела Джорджиана войти в дальний док, как почувствовала металлический запах крови, а когда завернула за угол, едва не вскрикнула и в первую секунду сделала шаг назад. Сердце застучало с бешеной скоростью, а к горлу подступала тошнота, грозя избавить Джорджиану от ужина на глазах у всех.
- Святые небеса, - прошептала она и торопливо вытащила из кармана платок, чтобы зажать им нос. Все остальные хранили молчание, но и они были бледны.
Док был хорошо освещен и тем ужаснее была представшая взгляду картина. Джорджиана даже представить себе не могла такого количества крови. Здесь практически не было трупов - лишь только истерзанные фрагменты тел: то оторванная рука со скрюченными пальцами, то кусок склизкой плоти с бурой жиже, то кровавый комок со слипшимися клочком волос.
- О, боже, - тихо, сквозь платок, произнесла Джорджиана.
Сейчас решительно невозможно было думать ни о чем, кроме того, что в бригаде докеров было больше десятка человек и все эти кровавые ошметки - скорее всего и есть эти люди. Те люди, которые еще сегодня утром весело гудели в таверне, целовали своих жен, обнимали детей, а теперь были мертвы. Ее люди.

0

3

Руфус Барма шел по следу нелегального контрактора, уже успевшего натворить немало дел в столице. Герцогу не были известны ни имя, ни внешность этого человека, ни способности цепи, с которой был заключен договор, но это не имело значения, ибо все это станет известно со временем, а сейчас главное - не упустить след.
Этой ночью контрактор вновь дал о себе знать - на этот раз гораздо заметнее, чем когда-либо до этого. Из доков поступило сообщение о массовой резне, жертвой которой стала группа докеров, работавших в ночную смену. У Бармы были осведомители в каждой мало-мальски важной организации, в каждом слое общества, в каждом районе города... Поэтому именно он был одним из первых людей, узнавших о происшествии. Возможно, любой другой на его месте засомневался бы, тот ли это человек, который ему нужен, но только не Руфус; у него был своеобразная интуиция умудренного в своем деле эксперта, и он нутром чуял, что вновь напал на след, который, казалось, уже почти потерял. Теперь он был еще на шаг ближе к поимке неуловимого контрактора, а потому, ничтоже сумняшеся, накинул свой плащ - на этот раз черный, чтобы не вызывать лишнего удивления у кого бы то ни было, - и направился прямиком в порт в легком четырехколесном экипаже.
Герцог Барма провел весь вечер в поиске хоть какой-нибудь зацепки относительно объекта своих поисков, но все безрезультатно, за исключением того, что ему и так было известно. Он не сомкнул глаз вплоть до момента, когда слуга принес ему зашифрованную особым образом записку от осведомителя в порту, который и сообщил о массовом убийстве. Теперь же ему, очевидно, предстояла бессонная ночь, но это занимало мужчину меньше всего: он привык к такому образу жизни и нуждался во сне гораздо меньше, чем большинство обычных людей. По дороге в доки он успел полностью просмотреть и досконально запомнить содержание папки с надписью "Джорджиана Дэнверс". Это имя принадлежало весьма богатой и влиятельной женщине, временно исполнявшей обязанности главы торгово-промышленной компании "Либерти", но по тем или иным причинам до сих пор не представлявшей - как это ни странно - никакого интереса для Руфуса. Док, в котором были найдены останки рабочих, принадлежал именно "Либерти", а значит, и самой миссис Дэнверс. "Она наверняка уже в курсе произошедшего, - подумал герцог, взглянув из окошка экипажа на пустынные, зачастую погруженные во мрак, улицы, - и потому сейчас должна либо уже быть на месте, либо спешить туда в карете. Но она несомненно появится на месте раньше меня..."
Барма не ошибся в своих выводах и, предъявив пропуск "Пандоры", а затем оставив экипаж неподалеку от кареты самой Джорджианы, узнал от подоспевшего к нему докера, что владелица компании уже ушла осматривать место происшествия. На вопрос подозрительного рабочего, что ему нужно, герцог ответил следующее:
- Я представляю одну влиятельную организацию, название которой сейчас вам знать необязательно. Просто отведите меня к своей госпоже - уверен, она с радостью примет меня.
Он лгал - Джорджиана Дэнверс совсем необязательно будет рада видеть его, скорее, даже наоборот. Но это абсолютно не заботило Барму, ведь, прежде всего, нужно было увидеть место происшествия; личности убитых его мало интересовали. Но что же могло сподвигнуть такого человека, как герцог, заинтересоваться каким-то кровожадным убийцей, устроившим резню в доках? О, у него были свои причины, потому что этот нелегальный контрактор посмел бросить ему вызов, вмешавшись в его интриги самым серьезным образом... Но у Руфуса еще будет время поразмыслить над тем, какой непоправимый ущерб причинил этот загадочный незнакомец его планам.
Итак, ведомый дурно пахнущим и постоянно отхаркивающимся докером, герцог Барма прошел в дальнюю часть порта. Так же, как и миссис Дэнверс, он завернул за угол и так же, как она несколько минут назад, увидел даже не останки, а ошметки рабочих компании "Либерти" и поражающую своими размерами лужу крови. Но, в отличие от впечатлительной женщины, он не отшатнулся, не зажал нос, чтобы не чувствовать этого ужасного запаха, а лишь приподнял брови в знак удивления. "Да уж, не ожидал я такого... Его кровожадность превосходит всякие ожидания... Что же это за цепь такая, способная сотворить такое? И что должно было двигать ими обоими, чтобы забраться в эту глушь посреди ночи ради всего этого?.."
Тут Руфус Барма заметил изящную, выразительную молодую женщину с русыми волосами, одетую на удивление скромно - по крайней мере, для жены одного из богатейших купцов в стране. В свете газовых фонарей он хорошо разглядел ее бледное, ошеломленное лицо, прижатый ко рту платок и неестественно-неподвижную позу. Прежде, чем докер успел раскрыть рот, чтобы доложить о его прибытии, герцог взял инициативу в свои руки и произнес:
- Выражаю свое почтение, миледи. Я представляю организацию, о которой вы, возможно, слышали, - "Пандора". - Он не сомневался, что Джорджиана Дэнверс слышала об этой организации, но на первых порах всегда разумно делать вид, что знаешь меньше, чем в действительности. - Мы получили сообщение о массовом убийстве на территории, принадлежащей вашей компании, и мне было поручено провести расследование. Думаю, вы уже поняли, что это... не совсем обычное преступление. Мы занимаемся именно такими делами, как это.
И снова он лгал. Барма был здесь не по долгу службы в "Пандоре" и даже не как один из Великих герцогов. Никто из здесь присутствующих и не подозревал, какое высокое положение он занимает в обществе, и именно поэтому он мог действовать свободно, не прибегая к помощи Додо для создания иллюзии. Более того, деятельность "Пандоры" он тоже исказил до предела, но и это было не важно. Пока что.
Руфус Барма выжидающе взглянул на Джорджиану Дэнверс.

+1

4

“За что? Они же никому не причиняли вреда”, - вертелась в голове мысль, пока Джорджиана пыталась справиться с накатившей на нее дурнотой.
Душной летней ночью кровавый смрад быстро разносился по окрестностям и даже рыбный запах, извечно царивший в порту, не мог перебить его здесь, в злосчастном доке. Скоро сюда сбегутся собаки-падальщики. Джорджиана не могла позволить, чтобы останки ее людей глодали уличные псы, но требовались силы, чтобы собраться, все обдумать и дать соответствующие распоряжения.
Она отвернулась, чтобы не смотреть на кровавую картину, и слышала, как позади нее, моряки обмениваются тихими шепотками, комментируя жуткое зрелище.
- Человек такое не мог бы сделать. Верно тебе говорю, - зашептал один из моряков в тот, момент, когда миссис Дэнверс отняла платок от лица и с трудом выпрямилась.
Ее взгляду предстали два человека. Один из них был докером, о чем говорил весь его внешний вид и в особенности потрепанная легкая фуфайка. Второй мужчина к числу докеров не принадлежал. Он был не стар, статен и опрятно одет. В нем можно было угадать зажиточного горожанина или даже аристократа, но его внешность ее людям не понравилась. Несмотря на присутствовавшего рядом с незнакомцем докера, моряки изготовились и подняли ружья. Джорджиане пришлось сделать жест рукой, останавливая их, чтобы кто-нибудь ненароком не выстрелил и не продырявил этого господина. Смертей на сегодня и без того довольно.
Дула ружей нехотя опустились, и мужчина заговорил, опережая своего растерявшегося провожатого.
“Пандора. Иначе и быть не могло. Но как быстро они обо всем узнали, - Джорджиана внимательно слушала мужчину. - В таком случае, он дворянин. И речь тоже выдает его. Но все же, этого мало”.
- Приветствую, - коротко ответила она и кивнула, более не перебивая и с вниманием слушая речь до конца.
“Он появился здесь слишком быстро”.
Ярко-рыжие волосы незнакомца в свете фонарей казались бурыми, как спекающаяся кровь, которой был заляпан весь док и пришвартованное в нем судно. Это казалось зловещим предзнаменованием - кровавое место и “кровавые” волосы. Миссис Дэнверс тщетно пыталась натянуть на лицо улыбку. Сегодня самообладание изменяло ей.
- Я рада, что органы охраны порядка реагируют так быстро, - голос Джорджианы звучал уверенно, но слегка приглушенно, как будто у нее першило в горле и это мешало ей четко высказать давно обдуманную мысль. - Не сочтите за оскорбление, но я хотела бы, чтобы Вы назвали свое имя, должность и документами подтвердили свою принадлежность к Пандоре, - строго и безапелляционно.
Мужчина мог быть кем угодно. Он был в штатском, но даже форма не могла бы гарантировать, что он служащий Пандоры, а не тот самый убийца, что уже наведывался в дальний док компании "Либерти".

+1

5

"Она мне не доверяет, - уверенно решил Руфус Барма. - Тем лучше для меня." Он взглянул на все еще пребывавшую в шоке Джорджиану Дэнверс, а затем перевел взгляд на ее подчиненных, вульгарных и безмозглых на вид моряков, которые стояли позади своей госпожи и неодобрительно изучали длинные рыжие волосы и аристократический внешний вид герцога. Он даже слегка поморщился, но сделал это с таким видом, будто причиной стало кровавое месиво, а не широкие недоверчивые физиономии докеров. "Не будь здесь ее, они бы наверняка выстрелили," - пронеслась в голове неприятная мысль, но Руфус мгновенно отодвинул ее на задний план, переключив внимание на интересовавшую его женщину.
Миссис Дэнверс все так же стояла, не в силах поверить в то, что произошло с ее людьми, как сделала бы и любая другая женщина на ее месте. Голос, однако, не изменил ей и, когда она заговорила, звучал увереннее, чем можно было бы ожидать в подобной ситуации. Молодая женщина сразу же перешла к делу и потребовала предъявить документы, показав свою деловую хватку, чего и ожидал Барма. "Она умеет себя подать и осознает свое высокое положение в обществе, оттого и стала такой требовательной, но не настолько, чтобы это выходило за рамки приличия," - заключил проницательный мужчина и уверенным шагом направился по направлению к владелице компании "Либерти".
- Меня зовут Фараус Брум, - громко произнес герцог. На самом деле это была анаграмма, составленная из его настоящего имени, которую он использовал в тех редких случаях, подобно этому, когда нельзя избежать анонимности и приходится называть свое "имя". - Я работаю предварительным инспектором в "Пандоре" и, как правило, первым из своих коллег оказываюсь на месте происшествия и знакомлюсь с обстоятельствами дела. - Очередная ложь; свою должность герцог Барма выдумал на ходу с присущей ему находчивостью, хотя то, что он всегда был на два шага впереди других, соответствовало истине.
Проходя место, находившееся на одинаковом удалении от двух газовых фонарей, отчего было не так хорошо освещено, как все окружающее пространство, Руфус запустил руку в широкую полу своего плаща, слегка лишь прикоснувшись рукой к металлическому вееру, а затем извлек оттуда удостоверение в кожаной обложке, на котором было написано его имя - Фараус Брум, - должность - предварительный инспектор - и дата рождения - 1 апреля 1793 года. Здесь же находился и оттиск с каллиграфически написанным словом "Пандора". Несмотря на свой возраст, герцог любил пошутить, а потому снабдил свою иллюзию, созданную благодаря силе Додо, едва различимым намеком на его истинную личность: первое апреля действительно являлось днем его рождения, а, согласно удостоверению, ему было 37 лет - возраст, в котором он заключил контракт со своей цепью, и ровно на 30 лет меньше его настоящего. "Но ей ни за что не догадаться, иначе она была бы гением мирового масштаба".
Приблизившись, Барма почтительно показал фальшивый документ Джорджиане, учтиво поклонился, словно говоря: "Вот видите, я честный человек", и произнес:
- Полагаю, теперь вы мне верите, миссис Дэнверс? Не угодно ли вам будет переговорить со мной в более... подходящем месте? - Последнее относилось не столько к кровавой луже, сколько к грубым лицам моряков, все еще стоявших в неприятной близости.

+2

6

Имя мужчины Джорджиане ни о чем не говорило, хотя внешность его как будто всплывала в памяти. Если он служащий Пандоры и аристократ, не удивительно. Они могли встречаться или мельком виделись на каком-нибудь приеме, но Джорджиана его лучше запомнила, если бы они вели какие-нибудь дела.
“Фараус Брум. Похоже, он иностранец. В Пандоре-то?” - заключила миссис Дэнверс и шагнула навстречу мужчине, чтобы проверить его документы.
С удостоверением все было в полном порядке. Джорджиана чуть склонилась, рассматривая протянутую ей корочку, но этого было достаточно чтобы не притрагиваясь к ней прочесть все, что ее интересовало. Имя на удостоверении значилось названное, должность словам мужчины соответствовала, а знаки отличия Пандоры были такими, какими им и полагалось быть. Мистер Фараус Брум действительно служащий Пандоры, либо же он гениальный мошенник.
- Благодарю. С документами все в порядке, - одарив мужчину скупой улыбкой, произнесла Джорджиана. Сказано это было вслух специально для моряков, большая часть которых читать не умела, хотя многие щурили глаза, вытягивали шеи, стараясь заглянуть в документы Фарауса.
Личность мужчины была установлена, ее личность была ему известна, поэтому можно было преступить к обсуждению той проблемы, которая посреди ночи подняла на ноги всех собравшихся здесь людей.
- А Вы не хотите сперва осмотреть место преступления? Я прикажу здесь ничего не трогать, но к утру картина все равно может существенно измениться. И мне хотелось бы как можно быстрее привести док в порядок. Трупы не добавляют блеска торговой репутации, - Джорджиана значительно понизила голос и приблизилась настолько, насколько позволяли приличия. Шепчущимся за спиной морякам не обо всем стоит знать.
Дурнота, владевшая женщиной, как будто отступила; кровавый туман, застилавший глаза, рассеялся, и вновь вернулась способности строить четкие планы, учитывая интересы личного дела. Следствие, безусловно, заботило Джорджиану, но и то, как происшествие отразиться на компании, тоже было существенным. Безупречная репутация никогда не берется из воздуха.
- Наша компания готова оказать Пандоре любое содействие, чтобы ускорить расследование. Прошу Вас, не стесняйтесь, мы предоставим Вам все необходимое. Ведь поимка убийцы и в наших интересах. Но мне хотелось бы избежать огласки. Или, по крайней мере, представить толпе свою версию случившегося, а не то, что о нас скажут конкуренты, - мягко и учтиво.

0

7

Недостаток сна и перенапряжение начинали давать о себе знать. Руфус был на редкость измотан за последние сутки, поэтому сейчас, стоя перед этой недоверчивой женщиной, которая мельком заглянула в его документы, он хотел поскорее покончить с этим делом и вернуться домой, чтобы поспать хотя бы несколько часов. Барма не думал, что его состояние так сильно ухудшится за те полчаса, что прошли с момента выезда из особняка. Возможно, из-за этого он и допустил досадный промах, предложив миссис Дэнверс поговорить о случившемся прежде, чем он успел осмотреть место преступления - ведь, будь он рядовым сотрудником Пандоры, занимающимся расследованием деятельности нелегальных котракторов, начать следовало именно с детального изучения останков. Но герцогу все было ясно с первой минуты, как он сюда вошел, и потому он не видел смысла тратить свое драгоценное время на осмотр кровавого месива, особенно учитывая то, что вряд ли убийца оставил какие-то следы.
- Дело в том, что я занимаюсь лишь предварительным расследованием, - мягко начал Руфус, взглянув прямо в глаза Джорджиане, которая, удостоверившись в его принадлежности к Пандоре, смогла, наконец, довериться незнакомому человеку. Глаза ее выражали решимость и непреклонность - именно те качества, которые требовались для успешного ведения бизнеса. - Мне поручено не заниматься сбором улик и их анализом, а лишь задокументировать то, что произошло, а также всех причастных к этому лиц. Здесь на лицо массовое убийство с особой жестокостью. - Герцог Барма бросил многозначительный взгляд на то, что осталось от жертв нелегального контрактора и его - или ее - цепи. - Но я могу заверить вас, что будет сохранена строжайшая конфиденциальность. Не в наших правилах разглашать материалы дела, поэтому, если вы не допустите утечки информации со своей стороны, Пандора гарантирует неразглашение...
Мужчина, убрав свое удостоверение обратно, жестом пригласил Джорджиану Дэнверс покинуть это место.
- В ближайшее время сюда прибудут другие сотрудники нашей организации - они-то и займутся сбором улик. Но пока что я предлагаю вам не подпускать сюда никого, доверив наблюдение проверенному человеку. А пока что я хотел бы расспросить вас о случаях, которым вы, возможно, не придавали значения, но которые могут быть истоками того, что случилось с вашими служащими.

0

8

Не было причин не верить этому мужчине. Джорджиана не была знакома с методами работы Пандоры, но объяснение Брума сочла логичными. Если эффективнее, чтобы место преступления обследовала группа криминалистов, то так тому и быть.
“Меня смущает только его взгляд, - шестое чувство - женская интуиция, - улавливало в этом какой-то подвох. - Это не взгляд подчиненного. Он смотрит слишком прямо и властно, как руководитель, занимающий высокий пост. Рядовой инспектор, привыкший часто склонять голову перед начальством, не смотрел бы мне в глаза так прямо. Если бы он имел высокое социальное положение, я бы хоть раз слышала о его семье. Так откуда в его взгляде столько власти?”
Как бы то ни было, эти сомнения не имели большого значения для достижения поставленной перед Джордианой цели. Она не была любопытна, чтобы стремиться узнать какие же тайны скрывает этот мужчина, а его причастности к Пандоре было достаточно чтобы оказать доверие в расследовании этого кровавого дела.
- Одну минутку, - ответила миссис Дэнверс на приглашающий жест Фарауса, - я только сделаю несколько распоряжений.

Это заняло больше времени, чем она рассчитывала. Гордон Питс - тот самый докер, который поднял тревогу и привез хозяйку в порт, - начал артачиться и настаивал на том, что этому прощелыге нельзя верить, а тем более прогуливаться с ним без охраны, и миссис Дэнверс пришлось проявить властную твердость, чтобы Гордон наконец смирился с решением хозяйки. Остальные поворчали, но вынуждены были отступить так же, как и их предводитель. В тусклом свете фонарей фигуры докеров приобретали угрожающие очертания. Они казались разбойниками, и в каждом из них можно было заподозрить убийцу, но это были ее люди, и Джорджиана тревожилась о них, и сожалела о тех, которые теперь лежали в доке кусками мяса.

Отдав необходимые распоряжения, она поравнялась с пандоровцем, выражая готовность следовать за ним. Вновь накатила легкая дурнота. Джорджиана была уверена, что эта ночь ей будет часто сниться.
- Здесь очень тяжело дышать, - запах крови не был чем-то настолько сильным, чтобы поспорить с, допустим, рыбной вонью, но его металлические нотки заставляли морщить нос и опасаться очередного приступа. - Прощу прощения.
Извинившись за свой нездоровый вид, миссис Дэнверс вернулась к тому, на чем они с Фараусом Брумом остановились.
- Я распорядилась опечатать док и пускать только людей из Пандоры, когда они прибудут для осмотра. Мой человек подготовит список бригады, которая работала этой ночью, а так же список членов команды корабля, все передвижения судна за последние полгода. Если понадобится, могу предоставить и информацию по грузам. Я больше считаю, что это злодеяние направлено против компании “Либерти”, чем против капитана и его матросов, но, возможно, Вам эта информация пригодится. На рассвете мои люди осмотрят ближайшие окрестности и поспрашивают людей - вдруг кому-то удалось спастись и спрятаться или же был случайный свидетель. Сейчас же заниматься этим слишком опасно. Я не могу рисковать своими людьми. Но если у Вас есть какие-то вопросы, я отвечу.

+1

9

Во взгляде раскосых глаза Бармы на мгновение вспыхнули и сразу же погасли металлические искорки - давали знать о себе его корни, простиравшиеся далеко на восток, в Брахму. Очевидно, эта женщина была умнее, чем хотела казаться, и она никогда не пренебрегала интуицией, как склонны делать многие другие люди, считающие себя образованными и просвещенными. Сам герцог тоже иногда полагался лишь на шестое чувство, и оно не раз спасало его, позволяя мыслить нестандартно и более широко. Вот и сейчас он нутром чуял, что убийца не преследовал цель оборвать жизнь конкретного матроса, но это предоставляло варианты. Он - или она - либо решил таким образом отомстить компании "Либерти" в целом, либо устроил резню в порыве ярости и потери контроля, что было свойственно для большинства нелегальных контракторов.
Сам же Джорджиана Дэнверс склонялась именно к версии мстительного убийцы, чьи жизненные обстоятельства вынудили дать знать о себе именно таким. Несмотря на свою хрупкую фигуру и мягкость черт лица, женщина взяла ситуацию в свои руки, заставив подчиниться этих грубых и неотесанных матросов - очевидно, ей было не привыкать, и она не гнушалась вступать в контакт с этими варварами, каковыми их считал утонченный Руфус. Он едва уловимым жестом руки предложил миссис Дэнверс пройти обратно, ко входу в доки, хотя эта "прогулка" представляла определенную опасность, в особенности это касалось молодой женщины, которая, разумеется, не могла доверять незнакомому человеку, представившемуся как Фараус Брум. Но сейчас это не очень-то занимало мысли герцога. Его больше заинтриговали слова, оброненные Джорджианой то ли случайно, то ли намеренно. "Это злодеяние направлено больше против компании “Либерти”, чем против капитана и его матросов," - сказала она, поравнявшись с собеседником. Что дало ей повод утверждать это? - колебался герцог Барма. - Если у нее нет врагов, то вряд ли такой женщине придет в голову, что кто-то может желать возмездия, причем выплеснет это в такой жуткой форме. Значит, у нее были и есть причины полагать, что некий человек испытывает к ее компании и, возможно, к ней самой чувство такой ненависти, которое и толкнуло его на массовое убийство. Это представляло особенный интерес, ведь могло вывести на след убийцы. Подобный вариант развития событий был более благоприятен, чем простая вспышка неконтролируемой ярости нелегального контрактора, и, в таком случае, следовало углубиться в истоки и предыдущего подобного случая. Тогда Руфус поступил опрометчиво и отмел возможность продуманного убийства, списав это на типичную резню, устроенную нелегальным контрактором, но теперь его взгляд на это дело изменился.
- Позвольте спросить, - мягко начал он, направляясь вон из дока, где суетились рабочие, - у вас есть враги? Или даже так: есть ли у вас основания полагать, что кто-то может желать краха вашей компании, подрыва репутации ее безупречности? Подумайте внимательно, прежде чем отвечать, ведь даже самая незначительная деталь может дать ключ к разгадке этого преступления.
Барма знал, что скоро сюда прибудут люди из Пандоры - им наверняка уже сообщили о случившемся, но безмозглые сотрудники, которым требуются недели, чтобы докопаться до истины, мало его беспокоили. Даже если они и столкнуться с ним, Руфус мог быть уверен в своей безопасности: все в Пандоре знали о любознательности камердинера Шерил Рейнсворт и почти все были осведомлены о приказе великой герцогини, запрещавшем вмешиваться в расследования, проводимые ее правой рукой. На самом деле это была лишь очередная маска, и герцог Барма намеренно попросил свою подругу об этой услуге, чтобы не привлекать внимание к личности сумасбродного старика, коим он был для большинства людей. Но то, что люди из Пандоры не будут стоять у него на пути - дело решенное. Теперь оставалось лишь проанализировать ответы Джорджианы, которая, вполне возможно, предоставит недостающую деталь в этой головоломке.

0

10

Как только они отошли от кровавого места, Джорджиане стало легче. В ее походке появилась уверенность, но после приступов дурноты, плечи слегка подрагивали, как будто женщине было прохладно этой летней ночью. Она поежилась и плотнее запахнула на груди плащ. Чтобы не отставать от Фарауса, она одной рукой придерживала полы платья, а когда пришлось спускаться по лестнице в две ступеньки, подхватила их обеими.
- Позвольте спросить...
Джорджиана мягко кивнула. Она не видела смысла утаивать от Брума то, что могло бы помочь следствию, но пока не имела ни малейшего представления, чем могла быть ему полезна. Ей самой случившееся казалось не только ужасным, но и странным. Совершенное убийство не укладывалось в повседневное понятие логики. Прагматичный ум отказывался верить в сказания о мистическом звере, приписывая все это к небылицам и городским легендам, порожденным страхами и необразованностью горожан. Но, к сожалению, и самой Джорджиане не хватало в этот раз знаний, чтобы даже предположить каким образом или каким оружием возможно превратить крепких, закаленных мужчин в фарш.
“Враги есть у всех, инспектор”, - губы тронула мягкая улыбка.
Они уже подошли к выходу с портовых территорий, но Джорджиана остановилась прежде, чем они достигли своих карет. Мимолетно коснувшись локтя мужчины, она дала понять, что стоит притормозить здесь, чтобы не выдавать предмет их разговора посторонним ушам - кучерам, восседавшим на козлах.
- Богатство наделяет человека властью, а у влиятельных людей всегда найдутся враги, - после непродолжительного молчания начала миссис Дэнверс. - Да и деньги не берутся из пустоты. Если у “Либерти” их стало больше, значит, у кого-то - меньше, и это уже повод недолюбливать меня и моего супруга, - в свете неярких газовых фонарей, ее лицо казалось печальным. Столько всего делалось, чтобы нести столичным жителям благо, но этого всегда будет недостаточно. - Конечно же, у нас есть враги в самых различных слоях общества, но никто и никогда явно не выступал против нас.
Скрипнула каретная рессора, и Джорджиана вздрогнула, покосившись в ту сторону, откуда доносился звук. Это напоминало что-то из прошлого. Что-то неприятное и тягостное.
- Хотя, - с сомнением продолжила Джорджиана, - есть один человек, который угрожал нам, но эти угрозы - пустые слова отчаявшегося человека.
В улыбке Джорджианы совсем не было веселья.
“Может Лукас Пакстер и способен на убийство, но не на такое спланированное и необычное. Человек не может нанести такие увечья. В монстров я тоже не верю, но если дрессировать и натравить на людей крупное животное, возможно. Пакстер же душевно болен. Он с трудом контролирует себя самого. У него не хватило бы сил и времени, чтобы подготовить животных к нападению. И он не плохой человек. Ему просто не повезло”.
- Мои слова могут направить Вас по ложному следу, инспектор.

+1

11

Очевидно, миссис Дэнверс не хотела, чтобы их разговор был подслушан кем бы то ни было, а потому вполне разумно остановилась поодаль от карет. Место, где они продолжили незаконченный диалог, было погружено в полумрак; на собеседников легла серая тень от газовых фонарей, и теперь черты лица женщины были еще более приглушены - Руфус не мог видеть их с той четкостью, с какой хотелось бы, но даже этого было достаточно для беседы, которая становилась все интереснее и интереснее, хотя, казалось бы, должна была прийти к логическому, вполне закономерному и даже ожидаемому финалу здесь, у самого выхода с портовых территорий. "А я еще боялся, что она не согласится идти со мной без сопровождения," - про себя усмехнулся Руфус, периодически поглядывая в решительные глаза Джорджианы. На какой-то миг ее лицо сделалось печальным и, освещенное неверным светом газовых фонарей, которого едва хватало, чтобы не сбиться с пути, приобрело какое-то загадочное, меланхоличное, но вместе с тем очень мягкое и доброе выражение лица. Впервые герцог Барма подумал о собеседнице как о женщине, а не безликом хранителе информации, каковыми были для него большинство людей.
То, что у компании "Либерти" и, как следствие, четы Дэнверс есть враги, едва ли стало сюрпризом для Руфуса, и он лишь приподнял бровь, слегка удивленный прямотой и откровенностью женщины. Он-то думал, что придется выуживать у нее эту фразу, придумывая различные способы, чтобы заставить ее признать очевидное, - но, как оказалось, герцог недооценил владелицу "Либерти", характер которой, судя по всему, лучше всего описывало именно это название ее компании. "С ее стороны было крайне разумно не отпираться или строить из себя невинную голубку, которая и не подозревает о жестком мире, полном врагов, что находится за пределами золотой клетки," - подумал Барма, машинально оглянувшись на скрип вместе с Джорджианой, - и ему показалось, что в ее глазах, до этого бывших образцом решительности, промелькнуло опасение или даже страх, словно подействовал какой-то животный инстинкт.
Но из-за слов, произнесенных сразу после этого, герцог напрочь забыл об этом выражении на лице миссис Дэнверс, полностью сосредоточившись на сказанной фразе. "Отчаявшегося человека?.. - мужчина даже растерялся в первое мгновение. - Типичное состояние для нелегального контрактора... Как следствие, он идет на сделку с Цепью... именно из-за этого чувства безысходности, отчаяния..." Но не мог ли он, Руфус Барма, преувеличивать слова, оброненные Джорджианой, лишь потому, что был готов ухватиться за любую нить, которая могла бы вывести его на свою цель? Возможно, она имела в виду совершенно другое. Но как бы то ни было, нужно было выяснить это прямо сейчас, но при этом не вызывая лишних поводов для опасения у этой доброй женщины.
- Поверьте, порой самая безумная версия оказывается единственно верной, - негромко сказал герцог. - Люди склонны недооценивать значение деталей в своей жизни, а ведь очень часто именно подобные мелочи способны дать ключ к разгадке тайны... Не зря ведь среди ваших врагов первым на ум вам пришел конкретный человек. Значит, на то есть причины. Мы в Пандоре прекрасно понимаем, что значит иметь недоброжелателей в обществе, но иногда отчаяние, да, именно отчаяние доводит этих людей до безумия, заставляя их совершать ужасные деяния... в том числе и убийства.
Конец своей реплики Барма сделал особенно эффектным, чтобы по первой реакции Джорджианы Дэнверс можно было догадаться, воспринимает ли она всерьез эту свою версию или нет.

0

12

От слов Фарауса Брума Джорджиана поежилась, как будто сквознячок пробрался под ее плащ, пощекотал локти и по спине поднялся вверх - до тонкой, точеной шеи. Она готова была рассказать инспектору эту печальную историю, но для нее самой почти полгода как минувшие события носили куда более глубинный смысл, чем возможно было понять едва знакомому с ней человеку.
- Это очень печальная история, инспектор, но я расскажу ее Вам, - плотнее завернувшись в свой плащ, Джордиана преступила к рассказу. - Близ главной торговой улицы Лебле когда-то располагалась полотняная лавка Лукаса Пакстера. Он был купцом среднего класса - не имел своих кораблей, но с завидным постоянством фрахтовал суда, ходившие в Брахму. При его лавке находилась швейная мастерская, а жена Пакстера была очень хорошей портнихой. В Брахму суда отплывали с платьями по столичной, антверленской моде, а возвращались с дорогими брахманскими тканями. Дела у Пакстеров шли хорошо, но шелк и парча из Брахмы - это очень ценный и пользующийся большой популярностью товар. Мой муж завел новые хорошие знакомства в Брахме и среди прочего товара мы тоже начали поставлять в столицу ткани. Дело Лукаса, прежде шедшее в гору, теперь пошло на спад. На своих кораблях мы вывозили тканей в десятки раз больше, чем мог позволить себе он, и начали быстро вытеснять его с рынка. Прошлой осенью Молчаливое море сильно штормило, а Пакстер фрахтовал суда только в столице. У него не было денег чтобы застраховать груз, и, по прихоти судьбы, на обратном пути оба нанятых им корабля утонули. Лукас продал лавку, и семья переехала в дешевый район Лебле. Его жена к тому времени была на сносях и почти не могла шить. Сам Лукас подался в разнорабочие. Вскоре миссис Пакстер заболела пневмонией, которую осложнила ее беременность. Она умерла так и не разродившись. После ее смерти Лукас совсем обезумел. Он несколько раз появлялся на пороге нашей компании, проклиная нас с мужем и обвиняя в случившемся с ним горе. Он не тот человек, каким был раньше. Он совершенно безумен, поэтому я не видела возможности ему помочь. Последние несколько месяцев, однако, он совсем притих. Я наводила справки о нем. Он живет в дешевом пансионе на окраине города, почти не выходит из своей комнаты. У меня дома сохранился точный адрес, - подытожив этим свой рассказ, миссис Дэнверс натужно улыбнулась. Хоть она и предложила сообщить адрес Пакстера, она сомневалась, что история действительно заинтересует инспектора. Но тем не менее.
На самом деле, местонахождение пансиона, где в отчаянии проводил свои дни бывший купец, было Джорджиане известно, и она могла бы немедля назвать адрес инспектору, но поостереглась этого. Она сомневалась, что история заинтересует его, но и обратную возможность отвергать не стала.
“Если он предложит мне проехать с ним для опознания Пакстера, будет лучше, если кто-то из домашних узнает куда мы отправились. Пандора не та организация, которой можно так просто довериться”.

0

13

В продолжение рассказа миссис Дэнверс заинтересованность Бармы только возрастало, и в какой-то момент он уверил себя в мысли, что все сходится как нельзя лучше. Ну конечно... - лихорадочно соображал он, глядя уже не на собеседницу, а сквозь нее. - Крах бизнеса, смерть жена с еще не родившимся ребенком, нищенское существование. Полнейшее отчаяние, граничащее с безумием... Чем не повод заключить контракт с Целью, которая обещает все изменить - вернуть его в счастливые времена, когда семейная жизнь представлялась идиллией, деньги от торговли текли рекой... Упоминание Брахмы - родины Руфуса - также сыграло свою роль, и он увидел в этом если не предзнаменование, то намек. Хотя в целом он не принадлежал к тому типу людей, которые начинают воображать невесть что по малейшему поводу, в этот раз герцог ослабил свою хватку и позволил решению самому приплыть к нему в руки, ухватившись за первый достаточно правдоподобный рассказ.
Но где-то в глубине души он понимал, что все может оказаться совсем иначе, что Лукас Пакстер - не тот человек, что ему нужен, и что он не имеет никакого отношения ни к этому, ни к предыдущим убийствам, и все это время мирно проводил в пансионе, пребывая в мире грез и мечтаний. Однако многодневные безрезультатные поиски, бессонная ночь и горечь от потери двух своих верных людей - имеено из-за этого Руфус был так заинтересован в поимке загадочного убийцы - наложились друг на друга, а общая душевная изможденность последних месяцев довершила дело, и вот уже в голове Бармы зародились безумные предположения и умозаключения. Все же стоит отметить, что даже такая, казалось бы, небывалая удача и весьма поспешные выводы, за которые в будущем он не раз себя корил, не заглушили природную осторожность мужчины, а потому он, прежде чем ответить, взвесил все "за" и "против", прекрасно осознавая, что повышенный интерес к этому делу может вызвать опасения со стороны Джорджианы.
- Ваш рассказ довольно необычен, миледи, - осторожно произнес герцог. - Хотя в наши дни мелкие семейные предприятия страдают от крупного бизнеса довольно часто, все же в данный случай особенно интересен из-за ряда других невзгод, свалившихся на мистера Пакстера после краха его дела. И хотя шанс, что это именно тот, кто нам нужен, сравнительно мал, не будет лишним проверить хотя бы эту версию, коль скоро детальный анализ останков еще не получен. Если вы не возражаете против столь позднего визита, то мы можем проехать в тот пансион, как только вы возьмете адрес у себя дома.

0

14

Шеннон, сидя в одном из кресел в кабинете госпожи Дэнверс, сосредоточенно читала книгу.
По крайней мере, на первый взгляд она казалась сосредоточенной, полностью погруженной в одну из многочисленных романтических историй, которые она так любила. Но в этот раз главный герой не был так прекрасен, мужественен, смел, как обычно, а его дама сердца отличалась поразительной наивностью, недалекостью ума и излишней разговорчивостью. К этим выводам девушка пришла буквально с первых строк – произведение не представляло особого интереса, но было единственной соломинкой, за которую Шеннон ухватилась в надежде не удариться в панику.
Ее не будили, потому что она только-только закончила с дневными отчетами и приготовилась ко сну. Измотанная за день, Шеннон позволила себе отнестись с долей скептицизма к ночному визиту работников дока. Поначалу она, кутаясь в накинутую на худые плечи шаль, не хотела впускать мужчин и уж тем более не собиралась будить хозяйку. Но мужчины оказались крайне настойчивы, все болтали о трагедии на пристани и перешептывались о страшном чудовище, поселившемся в городе. В конце концов сдавшись, девушка поднялась в комнаты своей госпожи, волнуясь скорее не из-за рассказа работников дока, а из-за того, что придется прервать сон миссис Дэнверс.
К ее удивлению, хозяйка отнеслась к истории максимально серьезно. Шеннон, стоя рядом с ней, пока она торопливо одевалась для поездки в доки, поделилась с хозяйкой своими сомнениями, но Джорджиана оставила их без внимания – только понимающе улыбнулась и удалилась в компании сомнительного вида мужчин. С той минуты Шеннон не находила себе места.
Она бесцельно ходила с этажа на этаж, пыталась пересчитать дневную прибыль по меньшей раз пять, бралась то за одну, то за другую новенькую книгу из библиотеки хозяйки. Она успела умыться, привести себя в порядок, если придется срочно ехать вслед за госпожой, и снова приготовиться ко сну – время было позднее. Шеннон даже пыталась спать, но волнение за миссис Дэнверс не давало сомкнуть глаз.
И сейчас, бездумно вчитываясь в строчки неудачного романа, она настороженно прислушивалась. В здании было тихо – неудивительно в такой поздний час. Но с улицы периодически раздавались какие-то шорохи: то припозднившийся джентльмен проходил по мостовой, громко стуча тростью, то вдалеке проезжал экипаж, стук колес которого был отлично слышен в ночи. И каждый раз Шеннон вскидывала голову, прислушиваясь еще усерднее, а иногда даже вскакивала и подлетала к окну, щурясь и пытаясь разглядеть через стекла очков, что же творится на улице. Раз за разом все было напрасно.
«Почему же так долго», - обеспокоенно думала она, нетерпеливо откладывая в сторону книгу. И как раз за окном послышался перестук копыт – Шеннон вскочила с кресла так же резво, как в первый раз. У поражающего своими размерами окна она в который раз за ночь попыталась разглядеть, чей экипаж подъезжает на этот раз, но свет в кабинете очень мешал. Шеннон тихонько вздохнула, зачем-то цепляясь тонкими пальцами за тяжелую портьеру. Экипаж приближался, и она очень надеялась, что это миссис Джорджиана наконец вернулась.

+1

15

Повествовать о несчастье Пакстера было неприятно, но Джорджиана и не думала выкидывать эту историю из головы. Если трупы в доке действительно дело рук обезумевшего купца, то она просто не имеет право малодушничать и жмуриться - к решению подобных вопросов нужно подходить с мужским хладнокровием, как это обычно делает ее супруг.
“Что бы ты сделал на моем месте, Уильям?”
Бросив взгляд через плечо мистера Фарауса, Джорджиана проследила за тонувшей в темноте дорожкой, что вела в сторону злосчастного дока, и в очередной раз поежилась. Ей было легче, если бы рука мужа легла на плечо, поглаживая и успокаивая, но он был сейчас слишком далеко. Ей придется справиться самой.
- Мой сон уже прервало трагическое известие и связанные с ним хлопоты, - начала миссис Дэнверс, когда инспектор предложил еще одну ночную прогулку, - так что я не буду против сопроводить Вас по нужному адресу, если это необходимо, - плавно кивнув головой, Джорджиана придержала подол платья и двинулась к карете, на ходу бросая Фараусу. - Поедемте в моем экипаже, а Ваш кучер последует за нами. Мне будет приятно, если Вы составите мне компанию в дороге, - одарив мужчину скупой улыбкой, Джорджиана перевела взгляд на кучера и подала ему знак рукой. Он тот час же встрепенулся и заворочался на козлах, готовясь выслушать приказ хозяйки и двинуться в путь.
По пустым ночным улицам,  не запруженным в этот темный час другими экипажами и снующими по делам горожанами, добираться то порта до галереи было скоро и не суетно. Инспектор, несмотря на его род деятельности и принадлежность к Пандоре, оказался хорошим собеседником. С ним было приятно вести неприятное дело, и так же легко давался простой необременительный разговор - о Пандоре, о торговле и о его необычном имени, несколько непривычном для здешних мест. Джорджиана, не хотевшая после увиденного в доке оставаться в одиночестве, была рада, что мистер Брум не отверг ее предложение, и когда они подъехали к малому входу в галерею, еще раз поблагодарила его за компанию.
- Надеюсь, я не утомила Вас разговорами, - мягко улыбнувшись, она подала Фараусу руку и вышла из экипажа.
Дверь им открыл заспанный дворецкий, дежуривший на посту в связи с отбытием госпожи из дома. Он встречал хозяйку с радостью, надеясь что оставшуюся ночь проведет постели, а не на стуле у двери, но вручая ему плащ, миссис Дэнверс сообщила о своей предстоящей поездке, и мечты дворецкого были порушены.
- Пройдемте в приемную. Она на втором этаже, - обратилась Джорджиана к инспектору и, вновь подобрав подол, начала подниматься по широкой лестнице. Она уступала парадной лестнице у центрального входа, но отсюда было проще добраться до кабинета, нежели бродя по пустующей в поздний час галерее торговой компании “Либерти”.
Весь дом уже спал и путь освещали редкие лампы-ночники, да дворецкий с подсвечником. Когда же хозяйка и ее гость поднялись в приемную, слуга поторопился хорошо осветить помещение, коль уж госпожа изволит принимать посетителя в такой час, а Джорджиана повернулась к двери, ведущей в кабинет.
- Шеннон, милая, ты все еще не спишь, - покачала она головой, когда навстречу ей и ее гостю выпорхнула встревоженная девушка.
“Бедная девочка”, - ожидавшая подобного от Шеннон, Джорджиана мысленно вдохнула и повернулась к Фараусу.
- Инспектор, позвольте представить Вам мою помощницу - Шеннон Кроули, - с уловимой гордостью представила подопечную Джорджиана, и с мягкой улыбкой на лице перевела на нее взгляд. - Шеннон, инспектор Фараус Брум из “Пандоры”. Он занимается предварительными расследованиями преступлений.

0


Вы здесь » Pandora Hearts RPG » Личные отыгрыши » [1830|15 июня] Городские легенды vs Секретная информация


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC